§2. Доказывание в судебном процессе

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 

 

 Знание материального права (в данном случае трудового) для судебного разрешения трудового спора само по себе еще ничего не решает, так как необходимо знать и в точности выполнять закон применения этого материального права в ходе гражданского судопроизводства, в том числе гражданские процессуальные нормы о доказательствах и доказывании. Важность познания последних трудно переоценить, так как незнание, непонимание или нарушение этих норм в ходе судебного разбирательства, в частности при рассмотрении индивидуальных трудовых споров, может свести на нет усилия всех участников правоотношений, т.е. практическую деятельность суда по установлению истины.

 

 Доказывания как разновидность судебного познания обстоятельств дела

 

 Осуществление правосудия состоит в применении судом закона к установленным в ходе судебного разбирательства фактическим обстоятельствам, однако эти обстоятельства необходимо осмыслить, понять и познать.

 Общеизвестно, что любая осознанная деятельность человека не ведется (не представляется) без познания, которое в тех или иных общественных отношениях, в каждой конкретной области имеет свои специфические черты.

 Явления, события, которые происходят в данный момент, в данное время или носят длящийся характер, можно в большинстве своем познать непосредственно, в зависимости от нашего волеизъявления и предметов познания. Так исследуются, например, физические, физиологические, химические процессы и определенные общественные явления, события или факты. В то же время есть целый ряд областей человеческой деятельности, где во многих случаях необходимо познать события, установить факты, которые имели место в прошлом. Именно с такими объектами имеют дело археология, история и др. Познание прошлых явлений - также одна из основных задач суда.

 Общепризнанны две формы судебного познания: непосредственное (эмпирическое) и опосредованное (доказывание).

 В гражданском судопроизводстве, в том числе при судебном рассмотрении индивидуальных трудовых споров, при первичном разбирательстве дела в суде первой инстанции, рассмотрении дела в кассационной инстанции и в порядке судебного надзора основные усилия суда направлены на исследование обстоятельств дела, оценку собранных доказательств.

 Познание непосредственно в ходе судебного заседания происходит через органы чувств, когда судьи слышат показания сторон и свидетелей, воспринимают их реакцию на происходящее в суде, исследуют представленные документы, осматривают вещественные доказательства и т.д.

 Достаточно убедительную оценку такой формы познания дают известные ученые-правоведы М.А. Викут и И.М. Зайцев, которые отмечают следующее: "Данная форма процессуально экономична - она быстротечна, не нуждается в особом правовом регламенте. Результаты такого познания весьма убедительны. Но возможности его ограничены в связи с тем, что абсолютное большинство фактов, имеющих значение для законного и обоснованного рассмотрения дела вне судебного заседания и задолго до него: судьи, естественно, не могут воспринимать непосредственно с помощью органов чувств (эмпирически), поэтому обязательна и другая форма познания - доказывание" *(230).

 Разумеется, в подавляющем большинстве случаев суду приходится познавать необходимые для него факты и явления действительности не прямо, а опосредованно, с помощью доказательств, поскольку все юридически значимые факты (например, отстранение от должности, перевод на другую работу, причинение вреда здоровью работника, незаконное увольнение, невыплата заработной платы и др.), с которыми нормы материального права связывают правовые последствия, возникают и существуют, как правило, до судебного разбирательства, поэтому суд не может получить знание о них непосредственно, не прибегая к доказательствам и доказыванию.

 Особенность судебного познания заключается в том, что оно осуществляется в целях правильного применения норм права при разрешении дела по существу. Судьи и лица, участвующие в деле, изучают только те факты, которые имеют юридическое и доказательственное значение.

 Рассмотрим пример из судебной практики.

 18 января 2003 г. Кузьминский районный суд г. Москвы, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Т.Л. к детской школе искусств (далее - ДШИ) N 9 им. Балакирева о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, установил следующее.

 Согласно приказу N 531 от 1 октября 1996 г., истица была принята на работу к ответчику на должность преподавателя по совместительству. Приказом N 170 от 18 августа 2003 г. истица была уволена с 18 августа 2003 г. на основании ст. 288 Трудового кодекса РФ в связи с приемом на должность, которую она занимала, сотрудника, для которого эта работа стала основной.

 Истица обратилась в суд с иском о восстановлении на работе на постоянной основе, так как фактически с октября 2002 г. работа у ответчика была для нее основной, поскольку с основного места работы она уволена по сокращению штатов с 16 сентября 2002 г. В этой связи она обращалась 28 февраля 2003 г. к директору ДШИ с заявлением о переводе ее на основную работу, но директор незаконно (по мнению истицы. - Авт.) предложила ей заключить срочный трудовой договор, что, как она считала, противоречит действующему трудовому законодательству. Кроме того, истица также просила взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что в результате незаконного увольнения ей причинены нравственные страдания. Истица утверждала, что она уволена в результате неприязненного к ней отношения со стороны директора школы, хотя является преподавателем с большим стажем, что не было учтено ответчиком.

 Представители ответчика иск не признали и пояснили, что истица никогда не принималась и не переводилась на постоянную работу. Ей предлагалось заключить срочный трудовой договор как по основному месту работы на основании ст. 59 ТК РФ как с пенсионером по возрасту, однако истица от данного предложения отказалась. В связи с приемом на постоянную педагогическую работу, выполняемую истицей-совместителем, другого работника, педагог Т.Л. была уволена по указанному выше основанию.

 Суд, выслушав стороны, огласив показания свидетелей, изучив материалы дела, выслушав заключение прокурора, полагавшего, что в иске следует отказать, пришел к выводу, что иск удовлетворению не подлежит.

 Суд констатировал, что, согласно ст. 288 ТК РФ, помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной.

 При этом лицо, заключившее трудовой договор о работе по совместительству, не вправе требовать от работодателя принять его на это же место (должность) как на основную работу.

 В судебном заседании было установлено, что истица была принята на работу ответчиком именно по совместительству и до дня увольнения выполняла работу именно по совместительству. Данное обстоятельство подтверждалось показаниями истицы, из которых усматривалось, что продолжительность ее рабочего времени не превышала 16 часов в неделю (ст. 284 ТК РФ).

 28 февраля 2003 г., как свидетельствовали материалы дела, истица обратилась к ответчику с заявлением о приеме ее на работу как на основную. Ответчик не возражал против такого приема на работу истицы, но по срочному трудовому договору в соответствии со ст. 59 ТК РФ, поскольку истица является пенсионером по возрасту.

 Однако истица не согласилась на заключение срочного трудового договора и соответствующее заявление в кадровую службу не передала. Тем самым она отказалась от заключения срочного трудового договора как по основному месту работы и продолжала работать по совместительству, так как продолжительность ее рабочего времени не увеличилась.

 Автоматически на постоянную работу у ответчика истица не могла быть переведена после увольнения с основного места работы. Для перевода истицы как на основную работу стороны должны были заключить новый трудовой договор, но он не заключался.

 18 августа 2003 г. ответчиком был заключен срочный трудовой договор с гражданкой А.А. как по основному месту работы на должность, которую занимала истица, в связи с этим последняя была уволена 18 августа 2003 г. по ст. 288 ТК РФ.

 Суд констатировал, что данное увольнение истицы соответствуют требованиям действующего трудового законодательства и является законным. Он также отметил, что доводы истицы и ее представителя о том, что в случае увольнения работника с основного места работы работа по совместительству становится для него основной, юридически не обоснованы.

 Опрошенные судом свидетели Д.Н., Л.Т., Р.М., Г.А., родители учеников, обучающихся в ДШИ, показали, что истица является очень хорошим опытным педагогом, знают об увольнении истицы и считают данное увольнение незаконным. Однако данные показания свидетелей, как отметил в своем решении суд, не могут служить доказательством незаконного увольнения истицы.

 Далее суд отметил, что доказательств, подтверждающих незаконность увольнения, истицей суду не представлено. Доводы истицы и ее представителя о том, что вновь принятый работник также принят не на основную работу, так как с ним заключен срочный трудовой договор, в связи с этим увольнение истицы по ст. 288 ТК РФ является незаконным, а также то, что в школе имеется много вакантных должностей, на которые и мог бы быть принят новый работник, суд оценил как юридически незначимые и не могущие быть учтенными судом, поскольку право на заключение трудового договора предоставлено работодателю. Суд не вправе вмешиваться в деятельность организации, предприятия, учреждения. Ответчик был вправе заключить срочный трудовой договор как по основной работе. При этом срок заключения трудового договора не означает, что для работника это - не основное место работы. Как было видно суду из копии трудового договора и тарификации, работа для вновь принятого работника на должность, ранее занимаемую истицей, является для него основным местом работы.

 Оценивая представленные суду доказательства, суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований истицы о восстановлении ее на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, поскольку увольнение, как констатировал суд, произведено в соответствии с нормами ТК РФ.

 Суд также не удовлетворил требования истицы о взыскании компенсации морального вреда, так как истицей не представлено доказательств того, что ей по вине ответчика причинены физические или нравственные страдания. Доводы истицы о том, что она уволена ответчиком вследствие неприязненного к ней отношения директора ДШИ, не нашли подтверждения в ходе судебного заседания. При этом суд учел, что после увольнения истицы из школы искусств им. Балакирева она не лишилась работы, поскольку с 1 октября 2002 г. продолжает работу также по совместительству в музыкальной школе N 78. Кроме того, суд учел, что истица в момент поступления на работу в музыкальную школу N 78 уже была уволена с основного места работы, поэтому имела возможность поступить в эту школу как на основное место работы.

 Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд решил: В иске Т.Л. к ДШИ N 9 им. Балакирева о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

 Суд указал, что решение может быть обжаловано в Мосгорсуд в течение 10 дней с подачей кассационной жалобы через районный суд.

 Таким образом, суд, исследуя все обстоятельства дела (доказательства), осуществлял доказывание - судебное познание указанных обстоятельств рассматриваемого им конкретного трудового спора между работником и работодателем.

 Познание четко и детально регламентировано гражданским процессуальным правом. Познавательной деятельностью в той или иной степени занято большинство участников гражданского судопроизводства, однако лишь результаты познания суда имеют определяющее значение при принятии судом правового акта при осуществлении правосудия.

 Судебное доказывание - это регламентированная гражданским процессуальным правом деятельность суда при осуществлении гражданского судопроизводства, а также лиц, участвующих в деле, и иных субъектов по изучению фактических обстоятельств. Она осуществляется с помощью доказательств для законного и обоснованного разрешения дела *(231)

 Судебное доказывание является важнейшей составной частью судебной деятельности, позволяющей суду осуществить применение права к достоверно установленным фактическим обстоятельствам. Иными словами, прежде чем совершить акт применения права, нужно знать, что выявленные в суде обстоятельства полностью соответствуют действительности. Скажем, выяснилось, что работнику действительно не выплатили заработную плату в полном объеме.

 Использование в судебном процессе доказательств представляет собой сложное переплетение явлений чисто логического и гражданско-процессуального характера. Всякое доказывание представляет собой мыслительную, умственную деятельность, и судебное доказывание не является здесь исключением. Вместе с тем доказывание в суде, разумеется, не только опирается на законы логики, но и регулируется, как известно и уже отмечалось, процессуальными нормами, подробно регламентирующими доказательственную деятельность.

 Логические процессы не очерчены нормами действующего права, однако в судебном доказывании значительную роль играют правила формальной логики. Иными словами, само доказывание и его результаты должны быть логически правильными. В ином случае это приводит к ошибочности акта правосудия. А если выводы суда в решении не будут соответствовать действительным обстоятельствам дела, то такое решение подлежит отмене.

 

 Обязанность доказывания и его стадии

 

 В гражданском процессе, в том числе по рассмотрению индивидуальных трудовых споров, как правило, участвуют две стороны с противоположными интересами, каждая из которых имеет право на получение законного и обоснованного решения. Стороны по принципу состязательности и сообразно своим интересам представляют суду соответствующие доказательства. В том случае, если представленных заинтересованными лицами доказательств недостаточно и они затрудняются их представить, суд оказывает содействие в собирании доказательств по ходатайству заинтересованного лица. Например, для взыскания с работодателя определенных сумм за вынужденный прогул необходимо правильно исчислить среднемесячную заработную плату работника в соответствии со ст. 139 Трудового кодекса РФ. Работодатель же не выдает работнику документ, свидетельствующий о его среднем заработке. В этом случае работник по своему ходатайству прибегает к помощи суда.

 Однако главное состоит в другом, а именно в том, что ст. 56 ГПК РФ установила обязанность доказывания. Она гласит:

 1) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом;

 2) суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне подлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, если стороны даже на какие-либо из них не ссылались.

 В теории и на практике издревле возникал вопрос о том, кто должен доказывать, потому что в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ закреплено общее правило разграничения обязанностей по доказыванию. Кстати, как правильно отмечают специалисты, это общее правило было закреплено еще в римском праве и определялось формулой: "Доказывает тот, кто утверждает". Впрочем, утверждения могут быть и не доказательственными. Вполне допустимо предположить, что истец утверждает, что не прогуливал на работе, а просто прекратил работу в силу ст. 142 ТК РФ: в связи с невыплатой свыше 15 дней заработной платы. Ответчик утверждает, что работник в этом случае совершил прогул, так как отсутствовал не только на своем рабочем месте, но и в организации.

 Казалось бы, каждый утверждает, следовательно, и доказывает. Однако эту коллизию разрешил Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17 марта 2004 г. N 2, в п. 57 которого констатировано, что при разрешении споров, связанных с несвоевременной выплатой заработной платы, судам следует иметь в виду, что в силу ст. 142 ТК РФ работник имеет право на приостановку работы (за исключением случаев, перечисленных в ч. 2 ст. 142 ТК РФ) при условии, что задержка выплаты заработной платы составила более 15 дней и работник в письменной форме известил работодателя о приостановлении работы. При этом необходимо учитывать, что исходя из названной нормы приостановление работы допускается не только в случае, когда задержка выплаты заработной платы на срок более 15 дней произошла по вине работодателя, но и при отсутствии таковой.

 Статья 142 ТК РФ не обязывает работника, приостановившего работу, присутствовать на своем рабочем месте в течение периода, на который им приостановлена работа.

 В период приостановления работы работник имеет право отсутствовать на рабочем месте.

 Работник, отсутствовавший в свое рабочее время на рабочем месте в период приостановления работы, обязан выйти на работу не позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от работодателя о готовности произвести выплату задержанной заработной платы в день выхода работника на работу.

 Все дело в том, что обязанность доказывания, установленная в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, в данном случае сформулирована применительно к состязательному производству. При этом существенно заметить, что правовая обязанность в праве является мерой должного поведения, влекущей за собой санкцию при нарушений такой обязанности. Что же касается гражданского процессуального права, то здесь отсутствует институт санкций, обеспечивающий выполнение сторонами и другими заинтересованными лицами обязанности по доказыванию. По нашему мнению, это не способствует эффективности рассмотрения гражданских дел, в том числе вытекающих из трудовых споров.

 Разумеется, немаловажным движущим стимулом, понуждающим стороны к активной процессуальной деятельности по доказыванию, является интерес в получении положительного решения суда, т.е. благоприятные правовые последствия для той или иной стороны.

 Интересное толкование дает профессор М.К. Треушников словам в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ: "...если иное предусмотрено федеральным законом". Эти слова, разъясняет ученый, "означают возможность применения частных правил, содержащихся в нормах как процессуального, так и материального права. Чаще всего в нормы материального права включаются доказательственные презумпции, которые в отступление от общего правила возлагают обязанность доказывания факта или его опровержения не на ту сторону, которая его утверждает, а на противоположную. В нормах материального гражданского права наиболее распределены две доказательственные презумпции: 1) презумпция вины причинителя вреда; 2) презумпция вины лица, не исполнившего обязательства или исполнившего его ненадлежащим образом *(232).

 В частности, в нормах трудового права также имеются презумпции, изменяющие общее правило доказывания *(233). Так, в соответствии со ст. 244 ТК РФ между работником и работодателем может быть заключен письменный договор о полной материальной ответственности. 3 февраля 2003 г. Министерство юстиции РФ зарегистрировало постановление Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85 "Об утверждении Перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключить письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности".

 Заметим при этом, что в случае причинения работником ущерба работодателю на работнике лежит обязанность доказывания отсутствия вины в причинении ущерба и причинной связи между действиями работника и наступившим ущербом, а также созданием работодателем ненадлежащих условий для хранения вверенных работнику материальных ценностей *(234)

 Юристы-теоретики справедливо подчеркивают, что судебное доказывание, в том числе по трудовым спорам, как познавательный процесс состоит из ряда стадий *(235):

 а) обнаружение (выявление) и истребование доказательств. Первостепенными способами выявления доказательств являются: ознакомление суда (судьи) с исковым заявлением, жалобой, заявлением, сообщениями прессы; документами, приложенными к исковому заявлению (например, копиями приказов о приеме на работу и увольнении, выпиской из трудовой книги, расчетными листками и др.); беседа с истцом, а в необходимых случаях с ответчиком и третьими лицами; обращение к правовым нормам, регулирующим спорные трудовые отношения; ознакомление с руководящими разъяснениями Пленумов Верховного Суда РФ и обзорами судебной практики по определенной категории дел и др.

 В статье 57 ГПК РФ закреплена основополагающая функция по представлению доказательств за лицами, участвующими в деле. Прежде всего, разумеется, она касается сторон, а также других заинтересованных лиц и является своеобразной гарантией принципа состязательности при судебном разбирательстве трудового спора.

 При необходимости истребования первичных или дополнительных доказательств (например, акта о несчастном случае на производстве), которые для сторон и других лиц затруднительно получить, согласно указанной статье ГПК РФ суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

 При этом в силу ч. 2 ст. 57 ГПК РФ в ходатайстве об истребовании доказательств должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством. В таком случае суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает его непосредственно. Могут истребоваться письменные, вещественные доказательства и др.;

 б) процессуальное закрепление доказательств. Оно представляет собой способ закрепления юридических и доказательственных фактов. Как правило, их процессуальная фиксация осуществляется в протоколе судебного заседания, который имеет важное доказательственное значение. Согласно ч. 1 ст. 71 ГПК РФ, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний относятся к письменным доказательствам. Любая информация приобретает качество судебного доказательства только при условии отражения ее в судебном протоколе. На этот счет в ст. 228 ГПК РФ четко указано: в ходе каждого судебного заседания первой инстанции, а также при совершении вне судебного заседания каждого отдельного процессуального действия составляется протокол.

 А в статье 229 ГПК РФ лишний раз подтверждается важнейший способ процессуального закрепления доказательств. В этой статье наряду с прочим говорится, что в протоколе судебного заседания указываются:

 заявления, ходатайства и объяснения лиц, участвующих в деле, их представителей;

 показания свидетелей, разъяснения экспертами своих заключений, консультации и пояснения специалистов;

 сведения об оглашении письменных доказательств, данные осмотра вещественных доказательств, прослушивания аудиозаписей, просмотра видеозаписей;

 содержание заключений прокурора (скажем, о законности и незаконности увольнения работника);

 содержание судебных прений и др.

 Отсутствие в деле протокола судебного заседания влечет за собой безусловную отмену судебного решения (ст. 364 ГПК РФ);

 в) исследование доказательств. Предполагается их всестороннее изучение, сопоставление друг с другом, анализ по существу судом, сторонами и другими участвующими в деле лицами, их представителями с целью выяснения относимости *(236), допустимости *(237) достоверности и достаточности *(238).

 Речь идет о том, что исследование - это определение достоверности каждого отдельного доказательства и всей их совокупности.

 Доказательства исследуются различными способами, в том числе посредством объяснений лиц, участвующих в деле, допросов свидетелей, изучения письменных доказательств с точки зрения их содержания и формы, осмотра вещественных доказательств и т.д.

 Например, при разрешении трудовых споров о материальной ответственности сторон трудового договора, определяя направления исследования доказательств, суд, прежде всего, должен исходить из того обстоятельства, что в соответствии со ст. 232 ТК РФ сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, должна возместить этот ущерб в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами. Однако при этом должны быть соблюдены условия наступления материальной ответственности, определенные ст. 233 ТК РФ, которая гласит: "...материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действия или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора должна доказать размер причиненного ей ущерба".

 Из смысла данной статьи вытекает ряд важных юридически значимых обстоятельств, требующих исследования доказательств об ущербе у той или иной стороны, о противоправном поведении, вине причинителя ущерба, причинной связи между противоправным и виновным поведением причинителя ущерба и ущербом, возникшим у другой стороны трудового договора.

 В любом судебном разбирательстве, в том числе при рассмотрении и разрешении трудовых споров, существенно установить, имеет ли данное доказательство значение для дела, т.е. выяснить относимость доказательства. Например, какое имеет значение для дела о возмещении ущерба работодателю работником, что последний причинил ущерб и другим работникам, а также третьим лицам?! Разумеется, никакого отношения к исследованию такой факт, как доказательство, значения не имеет.

 Выяснение относимости доказательств, т.е. их исследование, дает возможность избежать загромождения дела и судебного процесса не имеющими отношения к судебному разбирательству доказательствами и обеспечить эффективное завершение судебного процесса.

 Определить допустимость доказательства - значит выяснить, получено ли оно с помощью предусмотренных законом средств, хотя ст. 60 ГПК РФ раскрывает это понятие весьма ограниченно. Тем не менее очевидно, что без доказательства, предписанного законом, обойтись нельзя, его невозможно заменить другим, но для подтверждения юридического факта или его опровержения при исследовании доказательств можно использовать дополнительно и другие доказательства.

 При исследовании доказательств встает вопрос об их достоверности, т.е. о соответствии их действительности. "Для этого очень важно при исследовании каждого доказательства, - отмечал профессор Ю.К. Осипов, - изучить свойства источника, из которого оно получено, обстановку, в которой протекало его формирование, обстоятельства, которые могли повлиять на его достоверность и полноту" *(239).

 Достаточность доказательств или их совокупности свидетельствует о том, что они позволяют сделать достоверный вывод о существовании факта, в подтверждение которого они собраны;

 г) оценка доказательств. Это важнейший заключительный этап доказывания. Как мы уже отмечали, доказательства исследуются и, следовательно, оцениваются при судебном разбирательстве всеми участниками гражданского процесса на всем его протяжении, в том числе судом на каждом этапе исследования. Вместе с тем решающее значение имеет оценка доказательств судом после их исследования.

 Оценке доказательств посвящена специальная ст. 67 ГПК РФ, которая содержит, в частности, следующие исключительно важные законоположения:

 во-первых, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств;

 во-вторых, никакие любые доказательства не имеют для суда заранее установленной юридической силы;

 в-третьих, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности;

 в-четвертых, результат оценки доказательств суд должен отразить в своем мотивированном решении;

 в-пятых, при оценке документов и иных письменных доказательств, исходящих от тех или иных органов, суд обязан убедиться в их подлинности и достоверности;

 в-шестых, при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет их достоверность;

 в-седьмых, суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства без оригинала документа.

 Не требует каких-либо особых подтверждений то обстоятельство, что правильная оценка судом доказательства имеет решающее значение для вынесения обоснованного судебного решения.

 Под оценкой доказательств понимается протекающий на основе логических законов мыслительный процесс суда, направленный на определение их относимости, допустимости, достоверности, достаточности, взаимной связи и достижения на этой основе верных выводов. Это положение взято законодателями из монографической литературы и внесено в ч. 3 ст. 67 ГПК РФ, ч. 2 ст. 71 АПК РФ и ч. 1 ст. 88 УПК РФ в качестве правовой нормы *(240).

 

 Предмет и средства доказывания

 

 Любая разумная деятельность человека преследует определенную цель, т.е. она на что-то направлена. И вот это "что-то" является предметом его деятельности, в результате чего человек надеется получить определенный результат (положительный или отрицательный). Иными словами, предмет - это то, на что направлена деятельность человека. Право, как известно, регулирует общественные отношения по какому-либо поводу, в какой-либо сфере. В частности, трудовое право регулирует общественные отношения в сфере труда. Предмет трудового права отвечает на вопрос, что эта отрасль регулирует, какие виды общественных отношений по труду, точнее, в каких видах общественных отношений по труду поведение людей регулируется трудовым законодательством. Предметом трудового права являются трудовые отношения в общественной организации труда и иные непосредственно связанные с ними отношения. Следовательно, наличие или отсутствие таковых отношений при необходимости требует доказывания. Как раз предметом доказывания и будут эти трудовые отношения в случае возникновения трудового спора.

 Не является исключением и судебное доказывание, в том числе предмета доказывания по каждому конкретному гражданскому делу, включая индивидуальный трудовой спор между работником и работодателем.

 Обратимся к судебной практике.

 Котласский городской суд Архангельской области, рассмотрев на открытом судебном заседании в г. Котласе дело по иску Х.Э. к Отделению по городу Котласу и Котласскому районному Управлению Федерального казначейства по Архангельской области об изменении формулировки причины и даты увольнения, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, незаконно удержанной заработной платы и возмещение морального вреда, установил:

 Приказом N 125 л/с от 7 декабря 2005 г. по Отделению по г. Котласу и Котласскому Управлению Федерального казначейства по Архангельской области (далее - ОФК) Х.Э., главный специалист информационных технологий, уволен 7 декабря 2005 г. в связи с прекращением служебного контракта по п. 14 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ в связи с нарушением запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных п. 8 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ.

 Х.Э. обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула и возмещении морального вреда, причиненного ему незаконным увольнением, и взыскании незаконно удержанных сумм.

 В судебном заседании истец Х.Э. изменил исковые требования и просил изменить формулировку причины и даты увольнения, взыскав заработную плату за дни вынужденного прогула на день вынесения решения, компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб., незаконно удержанную сумму 8288,30 руб. Истец и его представитель, адвокат Р.Е., мотивируют свои доводы тем, что служебная проверка проводилась с нарушением установленного порядка, дисциплинарное взыскание в виде увольнения не может быть применено, так как ст. 57 Федерального закона N 79-ФЗ предусматривает увольнение по основаниям, предусмотренным ст. 37 названного Закона. Данное взыскание является несоразмерным наступившим последствиям, хотя факт нарушения истец не оспаривает. Незаконным увольнением ему причинен моральный вред, он вынужден был обращаться в больницу в связи со стрессовой ситуацией. Считает незаконным удержание с него 8147 руб., так как ущерб составил 128,70 руб., связанный с распечаткой 2574 страниц, так как он использовал свою бумагу.

 Представитель ответчика руководитель ОФК С.Н. и представители по доверенности Л.А., З.Д., А.Н. с иском не согласны, мотивируя возражения тем, что Х.Э. уволен в связи с прекращением контракта по общим основаниям, а не по инициативе работодателя как применение дисциплинарного взыскания. Нарушение запретов подтверждено материалами служебной проверки. Истец на протяжении длительного времени занимался распечаткой текстов в личных целях, т.е. использовал средства материально-технического и иного обеспечения, чем причинил ущерб ОФК. Первоначальный расчет ущерба составил 8147 руб., что не превышает среднего заработка истца. Данная сумма была удержана с истца, по уточненным данным, ущерб составил 31 795,50 руб.

 Выслушав мнение сторон, их представителей, показания свидетелей, изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора, суд считает необходимым исковые требования удовлетворить частично по следующим основаниям.

 Согласно ст. 77 Трудового кодекса РФ, трудовой договор может быть прекращен по другим основаниям, предусмотренным этим Кодексом и иными федеральными законами.

 В судебном заседании установлено, что Х.Э., главный специалист информационных технологий ОФК, являлся государственным гражданским служащим и в своей деятельности руководствовался Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

 В соответствии с п. 14 ч. 1 ст. 33 указанного Закона общим основанием прекращения служебного контракта, освобождения от занимаемой должности и увольнения с гражданской службы являются нарушение запретов, связанных с гражданской службой, предусмотренных ст. 17 настоящего Федерального закона.

 В силу п. 8 ч. 1 ст. 17 Закона N 79-ФЗ в связи с прохождением гражданской службы гражданскому служащему запрещается использовать в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средства материально-технического и иного обеспечения, другое государственное имущество, а также передавать их другим лицам.

 Согласно заключению служебной проверки от 30 ноября 2005 г. установлены многочисленные факты нарушения главным специалистом по информационным технологиям Х.Э. должностной инструкции, инструкции администратора ЛВС, должностного регламента, Правил внутреннего трудового распорядка Отделения.

 Нарушение запретов, выразившееся в использовании средств материально-технического и иного обеспечения, подтвердили в судебном заседании свидетели А.Н., заместитель руководителя Отделения Ш.Л., начальник отдела федеральных платежей ОФК П.Н., начальник учетной отчетности ОФК М.С., ведущий специалист по обеспечению безопасности Отделения, объяснительная Х.Э. и не оспаривается истцом. Кроме того, данное нарушение подтверждается материалами служебной проверки, отказным материалом.

 Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 23 марта 2006 г. следует, что Х.Э., используя ресурсы ОФК, в период с 2004 г. по октябрь 2005 г. распечатывал при помощи оргтехники ОФК отчетную документацию для индивидуального предпринимателя Е.Н., фактов использования Х.Э. информации, относящейся к служебной тайне, не выявлено.

 Из материалов дела следует, что Х.Э. работал в ОФК с 9 августа 1999 г. в государственной должности специалиста 1 категории федеральной государственной службы, а с 1 января 2000 г. назначен на государственную должность главного специалиста федеральной государственной службы; 4 августа 2005 г. с Х.Э. заключен служебный контракт, п. 6 которого обязывает гражданского служащего соблюдать ограничения, не нарушать запреты, установленные Федеральным законом; с должностным регламентом главного специалиста по информационным технологиям Х.Э. ознакомлен 10 октября 2005 г.; истец также ознакомлен с Инструкцией администратора локальной вычислительной сети Отделения, Должностной инструкцией главного специалиста информационных технологий (материалы служебной проверки).

 При таких обстоятельствах суд считает установленным и доказанным нарушение запретов со стороны истца, выразившееся в неоднократном использовании ресурсов Отделения при копировании и распечатке на принтере ОФК 2547 страниц текста, не связанных со служебной деятельностью в период 2004-2005 гг., что противоречит Федеральному закону "О государственной гражданской службе Российской Федерации", Служебному контракту Х.Э., заключенному с работодателем, Правилам внутреннего трудового распорядка, Должностной инструкции главного специалиста по информационным технологиям, Инструкции администратора ЛВС, Должностному регламенту.

 Доводы истца о незаконности увольнения ничем не подтверждены и опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств. Работодателем представлены доказательства, подтверждающие законность и обоснованность увольнения истца, соблюдение процедуры увольнения.

 При таких обстоятельствах суд считает законным и обоснованным приказ работодателя об увольнении истца по указанным основаниям.

 Ссылки истца и его представителя на ст. 57 Закона N 79-ФЗ, на несоразмерность дисциплинарного взыскания ввиду отсутствия негативных последствий для Отделения являются несостоятельными, так как в данном случае имело место не увольнение по инициативе работодателя как мера дисциплинарного взыскания, а прекращение служебного контракта по общим основаниям (ст. 33 Закона N 79-ФЗ). Вопрос о соразмерности может рассматриваться при наложении дисциплинарного взыскания, которое в данном случае не применялось.

 Доводы истца о незаконности и некомпетентности состава комиссии при проведении служебной проверки опровергаются представленными ответчиком доказательствами. Проверка проводилась на основании приказа руководителя ОФК от 20 ноября 2005 г. с учетом выявленных фактов (материалы служебной проверки).

 Учитывая, что основания для изменения формулировки причины и даты увольнения отсутствуют, подлежат отклонению требования о взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула и возмещении морального вреда в соответствии со ст. 394 ТК РФ.

 Что касается требований о взыскании незаконно удержанной суммы, суд считает их обоснованными и подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

 Согласно ст. 238 ТК РФ, работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя.

 В силу ст. 246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

 Ответчик не представил доказательств, опровергающих доводы истца об использовании своей бумаги, а не бумаги Отделения, неисполнения своих должностных обязанностей при распечатке текстов в личных целях. Суд не может согласиться с расчетом ответчика, так как в представленный расчет входит не только реальный ущерб, но и неполученный доход (упущенная выгода), что противоречит требованиям ст. 238 ТК РФ.

 Таким образом, суд считает с достоверностью установленным размер причиненного ответчику действиями истца реального ущерба в сумме 205,92 руб. Исходя из удержанной с истца суммы 8417 руб. возврату подлежат 8211,08 руб. (8417 руб. минус 205,92 руб.). Оснований для взыскания большей суммы с истца при представленных доказательствах не имеется.

 Оценив представленные сторонами доказательства, суд считает необходимым отказать истцу в иске об изменении формулировки причины увольнения, взыскания заработной платы за дни вынужденного прогула, о возмещении морального вреда, удовлетворить требования о взыскании незаконно удержанной заработной платы в сумме 8211,08 руб.

 Судебные расходы подлежат взысканию с ответчика на основании ст. 103 ГПК РФ пропорционально удовлетворенной части иска.

 На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд решил: в удовлетворении иска Х.Э. к Отделению по г. Котласу и Котласскому району Управления Федерального казначейства по Архангельской области об изменении формулировки, причины и даты увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда отказать.

 Взыскать с Отделения по г. Котласу и Котласскому району Управления Федерального казначейства по Архангельской области в пользу Х.Э. 8211 руб. 08 коп. и госпошлину в доход федерального бюджета в сумме 328 руб. 44 коп.

 Решение может быть обжаловано в Архангельском областном суде в течение десяти дней со дня изготовления мотивированного решения.

 Таким образом, в указанном судебном решении практически исследованы все стадии судебного доказывания и в конечном счете определен предмет доказывания с помощью его исследованных средств.

 Разделяем вполне квалифицированное понятие отечественных ученых относительно понятия "предмет доказывания", которые считают, что предметом судебного доказывания можно считать совокупность обстоятельств, подлежащих установлению в определенном законом порядке для правильного (законного и обоснованного) разрешения гражданского дела *(241). В рассматриваемом контексте, видимо, следует говорить о разрешении индивидуального трудового спора.

 Скажем, суд, определяя предмет доказывания по конкретному трудовому спору, не связан полностью фактами, указанными или представленными в качестве доказательств сторонами. Разумеется, если истец или ответчик в обоснование своих требований или возражений ссылаются на обстоятельства, не имеющие юридического значения для рассмотрения данного конкретного дела, суд, конечно, не включает их в предмет доказывания по делу *(242).

 Предмет доказывания в ходе рассмотрения гражданского дела может менять свои параметры, т.е. изменяться и дополняться. Это находит объяснение в том, что одни юридические факты могут быть включены в предмет доказывания, другие, наоборот, могут быть исключены из него. Такое положение складывается, как правило, тогда, когда в ходе рассмотрения, в частности трудового спора, стороной изменяется основание иска.

 Для правильного определения фактов предмета доказывания при рассмотрении и разрешении в данном случае того или иного трудового спора определяющую роль играет норма (нормы) материального (трудового) права, подлежащая (подлежащие) применению по конкретному делу.

 Предмет доказывания в делах искового производства, как видится специалистам гражданского процесса, имеет два источника формирования базы доказывания: основание иска и возражение против него; гипотезу и диспозицию нормы материального права (в данном контексте трудового права) по конкретному индивидуальному трудовому спору. Конечно, основным критерием для точного вывода о предмете доказывания является основание иска.

 Значение предмета доказывания состоит в том, что он выполняет своеобразную направляющую функцию в судебном доказывании, придает целенаправленность познавательной деятельности суда, сторон рассматриваемого трудового спора и других лиц, участвующих в деле. Кроме того, он определяет объем и пределы судебного познания, а также служит критерием, как уже отмечалось, выявления относимости каждого из имеющихся в деле доказательств.

 Что касается средств доказывания, то они четко определены в абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ и мы о них уже упоминали. К ним относятся объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Правда, специалисты отмечают, что среди перечисленных в абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ доказательств (средств доказывания) не упоминаются консультации специалистов, объяснения законных представителей. Между тем практика свидетельствует о том, что суды в ряде случаев привлекают специалистов для дачи консультаций по вопросам, которые не требуют проведения экспертизы *(243).

 С помощью указанных выше средств доказывания суд получает доказательственную информацию.

 Специфика и юридически значимые особенности средств доказывания, используемых в гражданском процессе авторами, не рассматриваются, так как они обстоятельно, высококвалифицированно и подробно изложены авторами упомянутого Научно-практического комментария к Гражданскому процессуальному кодексу, вышедшему в свет в 2003 г. под редакцией известных и уважаемых цивилистов В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского и М.К. Треушникова. Поэтому по указанному вопросу отсылаем читателей к этому труду. Заметим только, что проблема допустимости доказательственного материала связана и предопределена средствами доказывания.

 Анализ судебной практики по рассмотрению исков о восстановлении на работе позволяет говорить о существенных сложностях при сборе и оценке доказательств, в частности, когда речь идет о спорах при восстановлении на работе, о признании необходимости предоставления незаконно уволенному работнику равноценной работы, а также при признании факта дискриминации в трудовых отношениях. Обращает на себя внимание и тот факт, что в связи с изменениями в трудовом законодательстве появилась новая категория трудовых споров - о принуждении к заключению трудового договора, однако суды под всякими предлогами стараются не принимать такие заявления *(244). В силу этих обстоятельствах и по другим причинам, в случае постановки вопроса истцом или ответчиком о пересмотре судебных постановлений в кассационной или надзорной инстанциях аргументы сторон трудового спора, касающиеся доказательств и доказывания, разумеется, имеют не менее важное значение, чем в суде первой инстанции при рассмотрении индивидуальных трудовых споров.