1.1. ОБЩИЕ ПОДХОДЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

До 1 февраля 2002 г., когда вступил в силу новый ТК РФ, существовала прямая коллизия между трудовым и гражданским законодательством по вопросу об источниках права, которыми регулируется статус единоличного исполнительного органа акционерного общества. Пунктом 3 ст. 69 Закона об АО предусмотрено, что "на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества... действие законодательства Российской Федерации о труде распространяется в части, не противоречащей положениям настоящего Федерального закона" <*>. Однако в КЗоТ РФ не было норм, которые исключали бы руководителей акционерных обществ из сферы действия трудового законодательства или хотя бы частично признавали приоритет Закона об АО над нормами КЗоТ РФ. Напротив, в ст. 4 КЗоТ РФ было четко указано, что источниками трудового законодательства являются лишь сам КЗоТ РФ и иные акты трудового законодательства, к числу которых никак нельзя отнести Закон об АО. Единственными специальными нормами КЗоТ РФ (не считая "экзотических" в силу неприменения их на практике статей 37 и 235.1), посвященными труду руководителей, были два пункта ст. 254 о дополнительных основаниях увольнения руководителей и их заместителей.

--------------------------------

<*> Отметим, что в Законе об ООО такой нормы нет. При внесении в 2001 г. изменений в Закон об АО эта норма п. 3 ст. 69 осталась нетронутой, хотя одним из концептуальных обоснований принятия Закона N 120-ФЗ была как раз унификация норм Закона об АО с нормами принятого позднее Закона об ООО.

С введением в действие ТК РФ эту концептуальную коллизию можно считать устраненной. В соответствии со ст. 5 ТК РФ источниками трудового законодательства является не только сам Кодекс, но и иные федеральные законы. Так что теперь специальные нормы Закона об АО в отношении руководителей организаций, по всей видимости, входят в корпус норм трудового законодательства.

Правда, та же ст. 5 ТК РФ содержит оговорку о том, что "нормы трудового права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать настоящему Кодексу" <*>. Как ее понимать: таким образом, эти нормы должны просто повторять, дублировать нормы ТК РФ? Очевидно, что такая интерпретация сделала бы существование этих норм бессмысленным: смысл принятия специальных норм как раз и состоит в их несовпадении с общими. Данную оговорку законодателя следует толковать как правило, согласно которому специальные нормы трудового законодательства, включенные в иные федеральные законы, нежели ТК РФ, должны соответствовать его основным принципам, закрепленным в ст. 2 - 4 ТК РФ. По нашему мнению, все специальные нормы об особенностях правового положения руководителей, содержащиеся в корпоративном законодательстве, соответствуют этим принципам. Ниже, в главе 5, мы еще раз вернемся к проблеме толкования ст. 5 ТК РФ.

--------------------------------

<*> Эта статья ТК РФ уже дала некоторым цивилистам повод утверждать, что поскольку п. 3 ст. 69 Закона об АО не совпадает с нормами ТК РФ, постольку отношения между единоличным исполнительным органом и АО должны регулироваться нормами гражданского, а не трудового законодательства. См.: Степанов П. Правовая квалификация отношений, возникающих между единоличным исполнительным органом и акционерным обществом // Хозяйство и право. 2002. N 12. С. 94. Полагаем такую точку зрения ошибочной и с точки зрения толкования ст. 5 ТК РФ, и с точки зрения квалификации отношений между руководителем АО и обществом.

Теперь следует обратиться к другим нормативным актам, которыми регулируется статус руководителей. Это прежде всего Указ Президента РФ от 10 июня 1994 г. N 1200 "О некоторых мерах по обеспечению государственного управления экономикой". В пункте 1 Указа N 1200 было записано: "Установить, что отношения Правительства Российской Федерации или уполномоченных им федеральных органов исполнительной власти с руководителями федеральных государственных предприятий регулируются на основании контрактов, заключаемых в соответствии с гражданским законодательством". Так как этот до сих пор формально не отмененный Указ был принят еще до введения в действие нового ГК РФ, установившего применяемые в настоящее время организационно-правовые формы юридических лиц, то можно предположить, что федеральным государственным предприятием в контексте данного Указа могло быть не только государственное унитарное предприятие, но и хозяйственное общество, акционером (участником) которого является федеральный орган исполнительной власти.

Однако ни в литературе, ни в судебной практике норма п. 1 Указа N 1200 о гражданско-правовом характере отношений между обществом и его руководителем не нашла закрепления и развития. Более того, теперь, после вступления в действие ТК РФ, эта норма Указа приведена в соответствие с Кодексом и больше не содержит ссылки на гражданское законодательство. В период же между вступлением в силу ТК РФ и внесением изменений в Указ N 1200, оформленных Указом Президента РФ от 5 октября 2002 г. N 1129, норма п. 1 Указа N 1200 не подлежала применению. Статьей 5 ТК РФ предусматривается, что указы Президента РФ могут относиться к источникам трудового законодательства, но при этом "не должны противоречить настоящему Кодексу и иным федеральным законам". Процитированный п. 1 Указа N 1200 с очевидностью противоречил ТК РФ - и общей норме, содержащейся в ст. 11, в соответствии с которой к трудовым отношениям, урегулированным гражданско-правовым договором, применяются положения трудового законодательства, и специальным правилам главы 43 ТК РФ, которыми регламентируется труд руководителей. Поэтому в силу ч. 1 ст. 423 ТК РФ п. 1 Указа N 1200 не подлежал применению начиная с 1 февраля 2002 г. Сразу после введения в действие ТК РФ отношения между государственным предприятием и его руководителем должны были подчиняться нормам трудового, а не гражданского законодательства, с учетом изъятий, установленных федеральными законами.

На основании изложенного следует прийти к выводу о том, что отношения между акционерным обществом и его руководителем подчинены нормам трудового законодательства, причем в состав этих норм теперь нужно включать не только нормы ТК РФ и других актов сугубо трудоправового характера, но и те положения Закона об АО, которые описывают специфику отношений между акционерными обществами и их руководителями. Данный подход должен удовлетворить как сторонников регулирования рассматриваемых отношений нормами трудового законодательства, так и тех специалистов, которые справедливо указывали на принципиальную непригодность общих защитных норм КЗоТ РФ для регулирования труда руководителей предприятий.

Тем не менее некоторые коллизии между Законами об АО и ООО, с одной стороны, и ТК РФ, с другой стороны, все-таки сохраняются. Более того, чтобы в полной мере воспользоваться новеллами ТК РФ, касающимися специфики статуса руководителей хозяйственного общества, юристам-практикам придется приложить немало усилий, в том числе по внесению изменений в учредительные документы обществ, принятию органами управления обществом решений, в которых ранее не было необходимости, заключению специальных договоров. Все эти проблемы будут подробно рассмотрены ниже.