3.2. НАЗНАЧЕНИЕ НА ДОЛЖНОСТЬ И СОВМЕСТИТЕЛЬСТВО

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

В соответствии с подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО "образование исполнительного органа общества" относится к компетенции общего собрания акционеров, если только уставом данного акционерного общества решение этого вопроса не передано в компетенцию совета директоров. Согласно п. 3 ст. 69 Закона об АО договор с членом коллегиального исполнительного органа подписывает от имени общества председатель совета директоров или иное лицо, уполномоченное советом директоров.

Приведенные формулировки представляются весьма неудачными, оставляющими простор для разных толкований. Основные споры разгораются в связи с разграничением компетенции между единоличным исполнительным органом и коллегиальным органом, что не входит в тематику данной работы, однако возникает немало вопросов и о том, как следует назначать на должность членов коллегиального исполнительного органа.

Вряд ли под словосочетанием "образование исполнительного органа общества" в Законе об АО подразумевается заключение или утверждение договора с членом коллегиального исполнительного органа самим органом, осуществляющим такое "образование", - тогда бы в Законе об АО так и было написано, что данный договор заключает или утверждает общее собрание (совет директоров). Однако п. 3 ст. 69 этого Закона подписание договора возлагается на другое лицо. Видимо, под словом "образование" законодатель имел в виду решение принципиального вопроса о том, создавать ли в акционерном обществе коллегиальный исполнительный орган, и если создавать, то каким должен быть его состав. Причем вопрос о составе коллегиального исполнительного органа, подпадающий под понятие "образование исполнительного органа", может, по всей видимости, решать общее собрание (совет директоров) как количественно, так и качественно.

Общее собрание (или, если это следует из устава общества, совет директоров) может решить, что коллегиальный исполнительный орган будет образован в составе, например, пяти членов, и определить должности этих членов (главный бухгалтер, директор по маркетингу и т.п. <*>). Если же оно ограничится лишь указанием на количественный состав коллегиального органа, то отбор его членов ляжет на плечи лица, подписывающего с каждым из них договор в соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об АО. Возможен, правда, и другой вариант: если это будет непосредственно предусмотрено уставом акционерного общества, решение об отборе членов коллегиального исполнительного органа может принять совет директоров общества.

--------------------------------

<*> Отметим, что мы не разделяем точку зрения, в соответствии с которой лицо, занимающее должность единоличного исполнительного органа, может не быть членом коллегиального исполнительного органа (см.: Красноперов А. Правление как исполнительный орган акционерного общества // Экономика и жизнь. Юрист. 2000. N 47). Слишком уж много полномочий, связанных с деятельностью коллегиального исполнительного органа, закрепляется за таким лицом ст. 70 Закона об АО, и было бы странно, если бы оно подписывало все решения коллегиального исполнительного органа, организовывало проведение его заседаний и реализацию принятых им решений и при этом не имело бы права голоса. Строго говоря, императивной нормы, согласно которой единоличный исполнительный орган является членом коллегиального органа, в Законе об АО нет, но попытка противопоставить полномочия данных органов, ограничить компетенцию первого из них контролем со стороны правления обречена на неудачу. Причина этого состоит не только в чрезвычайно широко сформулированной норме о полномочиях единоличного исполнительного органа, включенной в п. 2 ст. 69 Закона об АО, но и в фактической невозможности коллегиального исполнительного органа действовать вопреки мнению единоличного исполнительного органа. Несмотря на вероятную целесообразность ограничения власти единоличного исполнительного органа властью коллегиального органа в настоящее время Закон об АО такой возможности не предоставляет. Лишь в теории, оторванной от практики российского бизнеса, можно представить себе Генерального директора, который будет "своими руками" организовывать проведение заседаний оппозиционно настроенного правления и не воспользуется своими властными полномочиями, чтобы избавиться от не устраивающих его членов правления. Да и полезно ли внедрять систему "сдержек и противовесов" на уровне исполнительных органов общества? См. также предложения по ограничению властных полномочий единоличного исполнительного органа акционерного общества, изложенные в главе 1.

Следует также иметь в виду, что согласно п. 3 ст. 48 Закона об АО общему собранию акционеров запрещено принимать решения по вопросам, которые не входят в его компетенцию, установленную Законом об АО. Так что ни утвердить форму договора с членом коллегиального исполнительного органа, ни определить размер его вознаграждения общее собрание не вправе. Зато эти вопросы может разрешить совет директоров общества, если они отнесены уставом к его компетенции, причем это может быть сделано даже в том случае, если вопрос об "образовании" коллегиального исполнительного органа останется в компетенции общего собрания акционеров. Такой вариант представляется весьма целесообразным, поскольку позволит представителям акционеров, заседающим в совете директоров, убедиться в том, что подбор членов коллегиального исполнительного органа и договоры, заключенные с ними от лица общества, соответствуют интересам акционеров.

Повторим: вопрос о том, кого вводить в коллегиальный исполнительный орган, а кого нет, может и не возникнуть, если общее собрание акционеров (совет директоров) "образует" такой орган, указав, какие работники общества входят в него по должности. Но в этом случае возникнет другой вопрос: как будут соотноситься между собой должности члена коллегиального исполнительного органа и, например, директора по маркетингу? Занятие первой из них вытекает из назначения работника на вторую, но следует ли отсюда, что это одна и та же должность? Видимо, да, поскольку общее собрание (совет директоров), "образовывая" коллегиальный исполнительный орган, связало членство в нем с исполнением обязанностей по должности директора по маркетингу. В таком случае между обществом и членом правления должен быть подписан один договор, охватывающий, например, порядок исполнения обязанностей и директора по маркетингу, и члена правления, причем со стороны общества этот договор подписывается в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 69 Закона об АО. Если лицо, вошедшее в состав правления, раньше уже работало в данном обществе, при заключении нового договора следует указать, что старый трудовой договор утратил силу. Кроме того, в таком случае следует внести запись в трудовую книжку данного работника, указав, что он переведен на должность члена коллегиального исполнительного органа общества.

Следует обратить внимание на то, что договор в рассматриваемом варианте должен быть заключен на определенный срок, установленный уставом общества для полномочий коллегиального исполнительного органа общества. В соответствии со ст. 281 ТК РФ на особенности регулирования труда членов коллегиального исполнительного органа организации, заключивших трудовой договор, могут распространяться специфические нормы, предусмотренные главой 43 ТК РФ для руководителей организации. Как уже говорилось в главе 1, ст. 275 ТК РФ (включенной в главу 43 ТК РФ) предписывается заключать с руководителями организаций именно срочные трудовые договоры. Кроме того, ст. 281 ТК РФ "узаконены" специфические нормы, вводимые уставом общества для условий труда членов коллегиального исполнительного органа. То, что уставами акционерных обществ можно (и нужно) предусматривать образование коллегиального исполнительного органа только на определенный срок, с очевидностью вытекает из подп. 8 п. 1 ст. 48 Закона об АО, в котором говорится о возможности досрочного прекращения полномочий коллегиального органа.

Приведенные доводы, по нашему мнению, являются достаточным основанием для возможности ограничения срока действия договора, заключаемого между обществом и членом его коллегиального органа. Так как в Законе об АО упоминается о возможности досрочного прекращения полномочий коллегиального исполнительного органа, это положение Закона можно считать той самой нормой федерального закона о заключении срочного трудового договора, которая в форме абстрактной отсылки предусмотрена последним абзацем ст. 59 ТК РФ - так что никакой коллизии с трудовым законодательством после 1 февраля 2002 г. у Закона об АО по этому вопросу нет. Следует только отметить, что при продлении такого договора на новый срок его следует официально перезаключить, иначе срочный характер трудового договора будет утрачен (см. ст. 58 ТК РФ).

Теперь рассмотрим, как быть, если коллегиальный исполнительный орган был "образован" общим собранием (советом директоров) только в количественном составе. В этом случае совет директоров акционерного общества, если полномочия по отбору специалистов для включения в состав коллегиального органа прямо отнесены уставом общества к компетенции Совета, или - во всех остальных случаях - лицо, подписывающее на основании п. 3 ст. 69 Закона об АО договоры с членами коллегиального органа, может заключить такой договор с любым человеком, даже с тем, кто вообще не работает в данном акционерном обществе. Законом об АО не предписывается, что члены коллегиального исполнительного органа обязательно должны быть работниками общества или должны занимать в нем определенные должности. Конечно, не исключено, что общее собрание, принимая решение об "образовании" коллегиального исполнительного органа, укажет, что его члены должны быть работниками общества, но при этом не предпишет, какие должности они должны занимать, но автору пока не приходилось сталкиваться на практике с такими случаями.

Следовательно, если коллегиальный исполнительный орган "образован" так, что членство в нем не связано с занятием определенной должности в акционерном обществе, возможны два варианта:

1) работник, с которым председатель совета директоров или иное лицо, уполномоченное общим собранием или советом директоров, заключает договор об исполнении функций члена коллегиального исполнительного органа, уже работает в обществе, занимая еще какую-то иную должность, или вновь принимается на работу по этой должности, и соответствующий трудовой договор с ним, как и со всеми остальными работниками общества, заключает Генеральный директор общества или другое уполномоченное им лицо;

2) член коллегиального исполнительного органа не занимает в обществе никакой другой должности, и договор, заключенный им с председателем совета директоров в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 69 Закона об АО, остается единственным трудовым договором, заключенным им с обществом.

Сразу оговоримся, второй вариант представляет собой гипотетическую возможность, имеющую смысл только для очень больших акционерных обществ, где исполнение функций члена коллегиального исполнительного органа требует полной отдачи всех сил работника.

Вернемся к первому варианту, когда работник и общество заключают два разных договора. Какой договор должен заключаться раньше? Полагаем, что это все равно, важно только, чтобы работник не приступил к исполнению обязанностей по любой своей должности до подписания с ним соответствующего договора, ведь в таком случае работник может ссылаться на ст. 16, 61 и 67 ТК РФ (закрепляющие институт фактического допущения к работе) и в дальнейшем вообще отказываться от подписания трудового договора с обществом. Важно также, чтобы договор об исполнении функций члена коллегиального исполнительного органа был заключен на определенный срок, предусмотренный уставом общества для полномочий данного органа. Другой же договор, который в этом случае подписывает с работником Генеральный директор, должен быть бессрочным, если только в ст. 59 ТК РФ не найдутся какие-либо основания для ограничения срока его действия.

Как соотносятся между собой эти договоры, имеет ли смысл говорить здесь о совместительстве? Скажем прямо, старое советское законодательство о совместительстве <*>, которое было практически дословно воспроизведено в главе 44 ТК РФ без какого-либо переосмысления, малопригодно для ответа на поставленный вопрос. Согласно п. 1 Положения 1989 г., фактически дословно повторенному в ст. 282 ТК РФ, "совместительство есть выполнение работником ДРУГОЙ регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора В СВОБОДНОЕ ОТ ОСНОВНОЙ РАБОТЫ ВРЕМЯ" (выделено автором. - Б.К.). По нашему мнению, в рассматриваемом варианте отделить одну работу от другой не представляется возможным, так как невозможно представить себе ситуацию, при которой функции члена коллегиального исполнительного органа будут исполняться в свободное время, не занятое другой работой в этом обществе. Наоборот, они должны исполняться параллельно с исполнением обязанностей по другой должности, в этом весь смысл возложения двух трудовых функций на одно и то же лицо. Следует прийти к выводу, что работа члена коллегиального исполнительного органа не является совместительством <**>, что в данном случае между работником и обществом заключаются два обособленных трудовых договора, которыми предусматривается исполнение обязанностей по двум разным должностям.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Совета Министров СССР от 22 сентября 1988 г. N 1111 "О работе по совместительству" и Положение об условиях работы по совместительству, утвержденное Постановлением Госкомтруда СССР, Минюста СССР и Секретариата ВЦСПС от 9 марта 1989 г. N 81/604-К-3/6-84 (далее - Положение). Следует отметить, что это Положение с введением в действие ТК РФ формально не отменено и должно применяться постольку, поскольку оно не противоречит данному Кодексу.

<**> В равной степени этот вывод относится и к единоличному исполнительному органу хозяйственного общества, занимающему одновременно какую-либо должность в органах управления другого хозяйственного общества.

Если внимательно изучить главу 21 "Заработная плата" ТК РФ, то там можно найти норму, применение которой позволит "узаконить" одновременное исполнение работником обязанностей по двум разным должностям. Речь идет о ст. 151 ТК РФ (очень близкой по своему смыслу ст. 87 КЗоТ РФ), допускающей выполнение у одного работодателя одним работником наряду со своей основной работой еще и обязанностей по другой должности. В отличие от главы 44 ТК РФ и Положения, где говорится о совместительстве, когда выполнение "неосновной" работы осуществляется в свободное от основной работы время, в ст. 151 ТК РФ речь идет об одновременном выполнении обязанностей, предусмотренных разными должностями. Этот институт трудового законодательства называется "совмещение профессий (должностей)", его следует отличать от института совместительства, и он вполне подходит для оформления ситуации, когда коллегиальный исполнительный орган "образовывается" без привязки к должностям.

Справедливости ради следует отметить, что ст. 87 КЗоТ РФ (с которой практически дословно списана ст. 151 ТК РФ) принималась в другое время и по другому поводу: в ней речь идет не столько об узаконивании существования двух параллельных договоров, сколько о доплате за совмещение профессий, причем если раньше размер такой доплаты (равно как и сама возможность совмещения профессий в одной организации) жестко регламентировался, то сейчас администрация организации вправе самостоятельно определять как размер доплаты, так и целесообразность совмещения профессий, разумеется, по соглашению с работником. Но нет ничего страшного в том, что в новое время старая норма получает новое содержание. Стало быть, для того чтобы "вписаться" в рамки ТК РФ, необходимо лишь указать в трудовых договорах, заключаемых акционерным обществом с работником, что один из них является "основным" (раз уж этот термин употреблен в ст. 151 ТК РФ). По причинам, которые будут указаны ниже, есть смысл сделать основным не договор об исполнении обязанностей члена коллегиального исполнительного органа, а договор, заключаемый работником с Генеральным директором общества в обычном порядке без каких-либо ссылок на Закон об АО, и внести в трудовую книжку запись именно о таком "обычном" договоре.

Следует ли в этом случае вносить в трудовую книжку запись о договоре на исполнение функций члена коллегиального исполнительного органа? Согласно п. 2.13 Инструкции о порядке ведения трудовых книжек на предприятиях, в учреждениях и организациях, утвержденной Постановлением Госкомтруда СССР от 20 июня 1974 г. N 162, которой до сих пор регулируется этот вопрос, "отмечается в трудовой книжке и работа в составе специализированных или комплексных бригад с одновременным указанием совмещения нескольких профессий", а равно, по просьбе работника, и работа по совместительству. В статье 66 ТК РФ также говорится о том, что по желанию работника в трудовую книжку могут вноситься сведения о работе по совместительству. Но работа на должности члена коллегиального исполнительного органа общества не является ни работой в комплексной бригаде, ни работой по совместительству. Вывод - сведения о такой работе в трудовую книжку вноситься не должны, поскольку в данном документе должен отражаться, в соответствии с логикой ТК РФ (о чем речь пойдет ниже), только один трудовой договор между работником и его работодателем (за исключением случаев совместительства и работы в комплексных бригадах). Впрочем, этот вывод может претерпеть изменения, когда Правительство РФ в соответствии со ст. 66 ТК РФ урегулирует порядок ведения трудовых книжек собственным нормативным актом.

Теперь рассмотрим еще один вопрос, возникший в связи с нормой п. 3 ст. 69 Закона об АО: запрет на совмещение членом коллегиального исполнительного органа (или единоличным исполнительным органом) занимаемой им должности (должностей) с должностями в органах управления других организаций без согласия совета директоров общества. Здесь нам уже не удастся воспользоваться институтом совмещения профессий (должностей) по ст. 151 ТК РФ, так как речь идет о разных организациях. Кроме того, для ответа на поставленный вопрос неважно, как "образован" коллегиальный исполнительный орган - с указанием должностей его членов или просто в определенном количественном составе.

Следует констатировать, что в ТК РФ законодатель изменил подход к поставленному вопросу. До введения Кодекса в действие данная норма п. 3 ст. 69 Закона об АО формально противоречила п. 2 Положения, в соответствии с которым "для работы по совместительству согласия администрации... по основному месту работы не требуется". Но если посмотреть глубже, то никакого противоречия здесь не было. Мы уже убедились, что исполнение функций члена коллегиального исполнительного органа, возлагаемое на лицо, уже занимающее в данном обществе какую-либо должность, нельзя признать совмещаемой работой, хотя его и следует оформлять по правилам трудового, а не гражданского законодательства. Аналогичным образом и случай занятия должностей в органах управления разных обществ не подпадает под определение работы по совместительству, регулируемой Положением. Это просто другая работа, причем зачастую невозможно установить, какая из должностей (и в каком обществе) является "основной", равно как невозможно определить, где и когда заканчивается работа на одного работодателя и начинается работа на другого. Положение 1989 г., которым регламентируется работа по совместительству, просто не подходит для данной специфической ситуации.

Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит нормы, идентичной п. 2 Положения (об отсутствии необходимости в получении согласия администрации по основному месту работы для замещения какой-либо должности на условиях совместительства). Означает ли это, что теперь такое согласие необходимо? По нашему мнению, нет, ведь в ст. 282 ТК РФ записано, что "заключение трудовых договоров о работе по совместительству допускается с неограниченным числом работодателей, если иное не предусмотрено федеральным законом". То есть "просто так" потребовать от работника согласования с ней вопроса о работе по совместительству администрация не может - для этого необходимо наличие федерального закона, которым бы данное требование было узаконено. По всей видимости, по замыслу авторов ТК РФ именно таким федеральным законом является Закон об АО.

На первый взгляд, теперь коллизия между трудовым и гражданским правом по этому вопросу устранена, и ТК РФ содержит ссылку на Закон об АО. Но, к сожалению, это не так: как было показано, исполнение функций члена коллегиального исполнительного органа наряду с замещением в обществе другой должности не является совместительством, поскольку осуществляется не в свободное от основной работы время, а наряду с ней. По всей видимости (независимо от намерений авторов ТК РФ), получилось, что ст. 282 ТК РФ ссылается не на корпоративное законодательство, а на законодательство о государственной службе, ограничивающее право лиц, занимающих государственные должности, на выполнение другой платной работы.

В связи с изложенным следует сформулировать два вопроса:

1) законно ли одновременно работать в двух хозяйственных обществах;

2) вписывается ли требование Закона об АО о согласии совета директоров на замещение должности в органе управления другой организации в рамки трудового законодательства?

На самом деле идея одновременного замещения двух "полных" должностей в двух разных акционерных обществах вообще противоречит концепции ТК РФ (заимствованной из КЗоТ РФ), подразумевающей, что у каждого работника есть только одно "основное" рабочее место. Хотя эта концепция нигде в Кодексе прямо не сформулирована, из нее вытекают нормы многих его статей, а равно прочих актов трудового законодательства, включая и Положение. Кроме того, не понятно, как в случае исполнения работником функций, предусмотренных более чем одной "целой" штатной единицей, соблюсти норму ст. 91 ТК РФ о продолжительности рабочего времени, есть и другие "неудобные" вопросы - об отпуске, о командировках. Но, несмотря на все эти аргументы, по нашему мнению, заключение двух трудовых договоров с двумя (и более) акционерными обществами (или другими работодателями) возможно.

В отличие от гражданского трудовое законодательство не содержит механизма признания договора, противоречащего требованиям закона, ничтожным. В нем есть только ст. 9 ТК РФ (близкая по идеологии к ст. 5 КЗоТ РФ), согласно которой при оценке действительности условий трудовых договоров (sic - только условий, а не самих договоров!) нужно исходить из соображений о том, нарушаются ли данным нетипичным условием договора права работника по сравнению с трудовым законодательством. Механизма признания недействительным всего трудового договора в целом ТК РФ не предусмотрено, в нем нет аналога ст. 168 ГК РФ. Следовательно, нет риска признания "второго" договора недействительным.

Да и кто будет предъявлять иск об этом - ведь как работника, получающего двойную зарплату, так и акционеров, возлагающих на одного работника двойную ответственность, такое положение дел устраивает. Наконец, даже если кто-то (допустим, прокурор) и пожелает предъявить подобный иск, он все-таки столкнется с очевидной трудностью в обосновании иска, поскольку, повторим, прямого запрета на замещение двух "полных" должностей в двух разных организациях в ТК РФ нет, он лишь подразумевается. В конце концов, чтобы еще больше обезопасить акционерные общества и их руководителей от обвинения в нарушении ТК РФ, можно в каком-либо из договоров об исполнении обязанностей члена коллегиального исполнительного органа закрепить, что этот договор заключен на началах неполного рабочего времени. Тогда формальное нарушение ст. 91 ТК РФ будет устранено, и посторонним лицам, наблюдающим за исполнением трудового законодательства, придираться будет не к чему. Вывод: занятие одним работником двух должностей члена коллегиального исполнительного органа двух разных хозяйственных обществ возможно.

Ответ на данный вопрос не изменится, даже если предположить, что совмещение должностей в коллегиальных исполнительных органах двух хозяйственных обществ приведет к тому, что на самом деле работник займет не две, а три или четыре должности - ведь, как обсуждалось выше, зачастую включение в состав коллегиального исполнительного органа означает возложение на данного работника и других обязанностей. Вероятность формального нарушения ст. 91 ТК РФ в этом случае возрастает. Однако ограничение продолжительности рабочего времени установлено ТК РФ не в интересах абстрактного правопорядка, а в интересах работника. И если работник добровольно взваливает на себя такой груз, значит, его это устраивает. Более того, речь в данном случае идет о весьма узком слое управленцев, и вряд ли такая практика (уже сегодня сложившаяся во многих российских организациях) приведет к массовой безработице.

Теперь ответим на второй вопрос - о законности требования п. 3 ст. 69 Закона об АО о согласовании замещения должности в органе управления другой организации с советом директоров акционерного общества, с которым трудовые отношения данного работника были установлены ранее. До вступления в действие ТК РФ, которым Закон об АО был включен в перечень источников трудового законодательства (см. ст. 5 ТК РФ, о значении которой шла речь в главе 1), данная норма Закона об АО противоречила ст. 5 КЗоТ РФ. Как следствие, ни включение аналогичной нормы в договор между обществом и членом его коллегиального исполнительного органа, ни применение дисциплинарных взысканий за нарушение такого требования Закона об АО или аналогичного требования устава общества не могло быть признано законным.

После 1 февраля 2002 г. ситуация изменилась. Теперь требование п. 3 ст. 69 Закона об АО о согласовании замещения должности в органе управления другой организации с советом директоров акционерного общества тоже стало (в силу ссылки ст. 5 ТК РФ на иные федеральные законы, содержащие нормы трудового права) нормой трудового законодательства. В итоге это весьма полезное правило гражданского законодательства теперь инкорпорировано в ТК РФ. Данный вывод подкрепляется и нормой ст. 281 ТК РФ, которой также узаконены специальные нормы об условиях труда членов коллегиальных исполнительных органов организаций, содержащиеся в иных федеральных законах.

Более того, как и в случае с единоличным исполнительным органом общества (о чем речь шла в главе 1), ТК РФ было дополнено ограничение, установленное Законом об АО. Статьей 276 ТК РФ предусмотрено, что если (в силу ст. 281 ТК РФ) требования главы 43 ТК РФ распространяются и на членов коллегиального исполнительного органа организации, то занимать оплачиваемые должности (любые, а не только в органах управления, как того требует Закон об АО) в других организациях эти лица могут только с разрешения соответствующего органа организации, с которой они уже состоят в трудовых отношениях. Следует только отметить, что на единоличного исполнительного органа акционерного общества требования ст. 276 ТК РФ распространяются автоматически, а вот для распространения их на членов коллегиального исполнительного органа в силу ст. 281 ТК РФ придется внести дополнения в учредительные документы акционерного общества, так как федерального закона, предусматривающего ограничение, закрепленное ст. 276 ТК РФ, в отношении членов коллегиального исполнительного органа, пока не существует. Получается, что, для того чтобы воспользоваться нормой трудового законодательства (ст. 276 ТК РФ), акционерам придется вносить изменения в учредительные документы обществ, регулируемые корпоративным законодательством.

Впрочем, если это и не будет сделано, интересы акционеров все равно будут в достаточной мере защищены от злоупотреблений членов коллегиального исполнительного органа нормой п. 3 ст. 69 Закона об АО, которая и без ст. 276 ТК РФ поможет акционерам (через представляющих их членов совета директоров) узнать о том, где еще работают топ-менеджеры их общества. Кроме того, некоторые контрольные полномочия акционеров в отношении членов коллегиального исполнительного органа содержатся в п. 3.6 Постановления ФКЦБ России от 31 мая 2002 г. N 17/пс, о котором уже шла речь в главе 1.

В отличие от Закона об АО в Законе об ООО почти ничего не говорится о правовом статусе членов коллегиального органа общества с ограниченной ответственностью. В то же время полагаем, что высказанные соображения о двух способах формирования коллегиального исполнительного органа акционерного общества (с указанием должностей или просто в количественном составе) в целом применимы и к коллегиальному исполнительному органу общества с ограниченной ответственностью. Впрочем, следует признать, что Закон об ООО вообще исходит из того, что в большинстве обществ с ограниченной ответственностью коллегиальные исполнительные органы не создаются. Если же участники общества с ограниченной ответственностью все-таки захотят обзавестись таким органом, им потребуется специально закрепить в уставе, какие вопросы будут входить в его компетенцию (ст. 41 Закона об ООО). Кроме того, в уставе следует указать лицо, которое будет подписывать договоры с членами коллегиального исполнительного органа, ведь в отличие от Закона об АО в Законе об ООО этот вопрос не решен.

Есть и еще одна особенность: поскольку Закон об ООО не содержит ограничения на замещение членом коллегиального исполнительного органа должностей в органах управления других организаций, как это сделано в Законе об АО, участники общества с ограниченной ответственностью могут воспользоваться нормой ст. 276 ТК РФ, правда, для распространения ее действия на членов коллегиального исполнительного органа ООО придется внести соответствующее дополнение в его устав.