2.2. ОФОРМЛЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ АКЦИОНЕРНЫМ ОБЩЕСТВОМ И ЧЛЕНОМ ЕГО СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 

Допустим, что вопрос об избрании членов совета директоров уже решен. Как правило, заседание совета директоров в новом составе происходит сразу после общего собрания акционеров, на котором совет был сформирован, - это необходимо для избрания председателя совета директоров, без которого нормальная деятельность акционерного общества невозможна. На практике с членами совета директоров никакие договоры, оформляющие их отношения с обществом, не заключаются - ни до такого первого заседания, ни во время этого заседания, ни после него. Полагаем, что данная практика вполне оправданна.

В отличие от членов коллегиального исполнительного органа и лица, занимающего должность единоличного исполнительного органа акционерного общества, с которыми общество обязано заключать специальные договоры в соответствии с п. 3 ст. 69 Закона об АО (о чем речь идет в главах 1 и 3), в Законе ничего не сказано о необходимости письменного оформления отношений между акционерным обществом и членом его совета директоров. Попытаемся ответить на вопрос о правовой природе таких отношений.

Как уже было отмечено, полномочия совета директоров не должны подменять полномочия исполнительных органов общества, занимающихся руководством повседневной деятельностью общества. Соответственно несмотря на внушительный список вопросов, отнесенных ст. 65 Закона об АО к компетенции совета директоров (даже с учетом того, что уставом конкретного акционерного общества этот список может быть расширен), данному органу нет необходимости заседать чрезмерно часто. На практике совет директоров даже самых больших акционерных обществ собирается не чаще одного раза в месяц (если, конечно, не возникает каких-либо чрезвычайных обстоятельств), а в меньших организациях и того реже - иногда даже один раз в полгода. Кроме того, полномочия совета директоров сформулированы в Законе об АО как полномочия коллегиального органа, а не его членов (за исключением председателя совета директоров, обладающего персональной компетенцией), и, как следствие, полномочия каждого из его членов сводятся к изучению документов и голосованию во время заседаний. Даже если члену совета директоров поручается совершение некоторых действий от имени общества, как правило, такое лицо является одновременно и членом коллегиального исполнительного органа, а не просто членом совета директоров, и в любом случае подобные разовые поручения не являются основным полем его деятельности.

В итоге нужно констатировать, что исполнение функций члена совета директоров не требует ни особых затрат времени, ни чрезмерных усилий. Здесь не приходится говорить о подчинении внутреннему трудовому распорядку акционерного общества или об исполнении каких-либо указаний его должностных лиц, значит, нет оснований полагать, что между акционерным обществом и членом его совета директоров возникают трудовые отношения (подробнее о критериях отнесения отношений между акционерным обществом и физическим лицом к категории трудовых см. в главе 4).

Тогда, может быть, указанные отношения должны быть оформлены гражданско-правовым договором? В пользу такой точки зрения на первый взгляд, свидетельствует норма п. 2 ст. 64 Закона об АО, в соответствии с которой по решению общего собрания акционеров общества членам совета директоров могут выплачиваться "вознаграждение и (или) компенсироваться расходы, связанные с исполнением ими функций членов совета директоров". Сформулируем вопрос по-другому: а вправе ли акционерное общество выплачивать кому-либо вознаграждение без письменного договора?

Ответ на этот вопрос относится к сфере применения законодательства о бухгалтерском учете. С одной стороны, при наличии письменного договора проще отнести выплачиваемую компенсацию на себестоимость продукции. С другой стороны, и без письменного договора в обоснование таких затрат можно сослаться на соответствующее решение общего собрания акционеров и п. 2 ст. 64 Закона об АО. В принципе законодательство о бухгалтерском учете не запрещает юридическим лицам выплачивать гражданам вознаграждение без заключения письменного договора и даже вообще без заключения договора.

В то же время необходимо помнить, что согласно подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ сделки юридических лиц с физическими лицами обязательно должны заключаться в письменной форме. Следовательно, либо акционерное общество выплачивает члену совета директоров вознаграждение без заключения между ними какого-либо договора, просто в силу исполнения этим лицом обязанностей члена совета директоров, либо заключает письменный договор. В последнем случае такой договор будет носить не трудовой, а гражданско-правовой характер. Но нужен ли он? Ведь все полномочия (и связанные с ними обязанности) члена совета директоров и так записаны в Законе об АО - нет необходимости повторять их в договоре. Не нужно оформлять договором отношения между акционерным обществом и членом его совета директоров и для реализации положений ст. 71 Закона об АО об ответственности членов совета директоров. Полагаем, что если в договоре придется всего лишь воспроизводить соответствующие положения законодательства, то заключать такой договор просто нет смысла.

Возвращаясь к вопросу о том, должно ли выплачиваться членам совета директоров какое-либо вознаграждение, отметим, что п. 3.6 Постановления N 17/пс предусмотрен механизм контроля акционеров общества (на годовом собрании) за размером этого вознаграждения. Из сказанного следует сделать вывод, что возможность выплаты такого вознаграждения законодательством предусмотрена, и данная выплата не поставлена в какую-либо зависимость от наличия или отсутствия письменного договора между акционерным обществом и членом его совета директоров.