§5. Вопросы взаимной связи и разграничения отраслей, смежных с трудовым правом. Проблема субсидиарности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

В учебной и научной литературе по трудовому праву обычно исследуются те факторы, которые подчеркивают различие в правовом регулировании труда нормами смежных отраслей российского права. Остается как бы в тени, иногда даже замалчивается единство трудового права, например, с гражданским, не исследуется то общее, что свойственно трудовому праву и другим смежным отраслям, или не дается этому должной качественной оценки.

Как уже отмечалось ранее, в общественных отношениях, которые составляют предмет регулирования отдельных отраслей права, не существует тесной разграничительной линии, своеобразной разделительной черты. Более того, между ними наблюдается своего рода социальная диффузия, взаимное проникновение, тесное взаимодействие. Поэтому не случайно в одном и том же нормативно-правовом акте можно встретить статьи, содержащие нормы различных отраслей права. Законодатель всегда практичен, он не может не руководствоваться принципом экономии, рационального пользования продуктом своего труда, законодательного материала. В силу этого нормотворческий орган поступает вполне обоснованно, когда вместо изложения в новом нормативно-правовом акте уже известных, опубликованных им правил, только ссылается на источники, в которых они содержатся. И такого рода ссылки не должны восприниматься как способ определения принадлежности той или иной группы отношений к предмету правового регулирования определенной отрасли. В таких случаях имеет место субсидиарное (заимствованное) использование одной отраслью права норм другой отрасли, своего рода «правовая диффузия». Заимствованные нормы становятся элементом той отрасли права, которой они заимствованы для урегулирования нетипичных, более сложных по своей структуре для нее отношений (аграрно-трудовых, кооперативно-трудовых, административно-правовых и т.п.). С этой точки зрения трудно согласиться с отнесением к трудовому праву, например, норм, регулирующих труд государственных служащих (исполнительных, судебных, прокурорских, иных правоохранительных органов) или членов сельскохозяйственных кооперативов.

Использование норм трудового права административным, аграрным правом, правом социального обеспечения и др. вовсе не свидетельствует о расширении предмета трудового права, а тем более о своеобразным «изъятии» из указанных отраслей их субъектов - члена кооператива и государственного служащего и включение их в число субъектов трудового права. При использовании в трудовом праве норм гражданского права (дефиниция юридического лица; доверенность; нормы о возмещении вреда, причиненного работодателем жизни и здоровью работника и т.д.), гражданского процесса (порядок рассмотрения трудовых споров в суде), государственного права (конституционные трудовые права граждан, составляющие статус работника) также свидетельствует о субсидиарном применении в трудовом праве норм государственного, гражданского права, гражданского процесса и, наоборот, трудового права в административном, аграрном праве, праве социального обеспечения. Поэтому субсидиарность в трудовом праве носит как бы биполярный характер: с одной стороны оно заимствует необходимые ему нормы у других отраслей права, с другой стороны, передает свои нормы для использования в других отраслях.

Субсидиарное заимствование отраслью норм права смежных отраслей не разрушает единства предмета обогащенной таким образом отрасли права. Другими словами, субсидиарность не нарушает целостности предметов регулирования ни отрасли - донора, ни отрасли - реципиента (отрасли заимствующей нормы права). Это важно подчеркнуть, поскольку в противном случае можно придти к абсурдным выводам: 1) или о периодической «переработке» предмета правового регулирования отрасли - донора и отрасли - реципиента в зависимости от каждого случая субсидиарного применения норм права; 2) или о замене предмета регулирования отрасли права сферой ее действия, по крайней мере, к смешению этих понятий.

Трудовое право может применяться в субсидиарном порядке и применяется на практике в правовом регулировании труда субъектов смежных отраслей права. Это действительно расширяет сферу действия трудового права, сферу его применения, но не нарушает целостности смежной отрасли права. Например, труд членов сельскохозяйственных кооперативов остается предметом регулирования норм аграрного права. Применение для регулирования аграрно-трудовых отношений норм трудового права свидетельствует о расширении законодателем сферы действия трудового права по сравнению с предметом его регулирования, который остается прежним.

В этом отношении заслуживают внимания результаты исследования Л.А. Сыроватской правового положения члена кооператива, нанятого кооперативом для выполнения определенной работы в соответствии с п.1 ст.40 Закона РФ «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г.. «Член кооператива, - пишет Л.А. Сыроватская, - может быть исключен из кооператива, если он не выполняет обязанностей, предусмотренных уставом. Исключение требует и прекращения трудовых отношений, основания которых закреплены в трудовом законодательстве и которому неизвестен такой юридический факт, как исключение из кооператива. Продолжение же членских отношений невозможно, так как членство в кооперативе основано только на личном участии». Казалось бы «тупиковое» положение, по крайне мере трудно объяснимое с позиции разграничения трудового и аграрного права, вполне укладывается в проблему субсидиарного применения аграрным правом норм трудового. Именно поэтому нормы трудового права не работают в отрыве от аграрного и не могут работать во всех аналогичных случаях. Биполярная субсидиарность в трудовом праве представляет собой явление объективно неизбежное. Его понятие, роль, сферу действия необходимо закрепить законодательно, может быть в форме межотраслевой аналогии, как это предлагает В. Ершов. Конечно, субсидиарность не сводится к аналогии, поскольку законодатель в нормативно-правовом акте прямо разрешает субъектам использовать нормы права одной отрасли в другой. Так, в п.2 ст.40 упомянутого закона «О сельскохозяйственной кооперации» законодатель устанавливает норму, в соответствии с которой для регулирования трудовых отношений в кооперативе можно применять законодательство о труде Российской Федерации.

Трудовое право отпочковалось от гражданского права. На начальной стадии своего развития в тридцатых годах оно рассматривалось как составная часть гражданского права. Разграничение проводилось по особенностям предмета правового регулирования. Считалось, что предметом трудового права «является регулирование трудовых отношений». В силу этого при разграничении трудового и гражданского права вполне логично подчеркивать их единство. Безусловно, генезис этих отраслей права может быть основанием для их взаимодействия, субсидиарности, для выявления общности в обосновании системы предмета и метода правового регулирования, в трактовке общих правовых понятий. Сосредоточив внимание на разграничении этих отраслей права наука трудового права больше потеряла, чем приобрела, например, в преемственности подходов научного исследования, совершенствовании действующего законодательства. При исследовании общности трудового и гражданского права складывается впечатление, что представители науки трудового права как бы с порога отвергли достижения цивилистов в области договоров, сделок, сроков, ответственности и т.п. Демонстративно не замечалось, например, что обеим отраслям присущи такие черты предмета правового регулирования как договорный, возмездный характер общественных отношений, возникающих и протекающих в сфере труда, что они в известной мере смыкаются в объекте правового регулирования. Хотя именно здесь очевидны и различия этих отраслей.

Отношения, составляющие предмет гражданского права, обычно представляют собой процесс единоличного или, по крайне мере, самостоятельного труда, который организуется и выполняется трудящимся по собственному усмотрению, как правило, принимая на себя и риск случайной гибели или случайного повреждения принадлежащих ему орудий, предмета и результата труда. Другую сторону такого рода отношений по поводу труда интересует не сам процесс труда, а только его результаты. Такие отношения возникают при заключении договора подряда (гл.37 ГК РФ), договора поручения (гл.49 ГК РФ), действий в чужом интересе без поручения (гл.50 ГК РФ), договора комиссии (гл.51 ГК РФ), агентского договора (гл.52 ГК РФ) и в других случаях. Следовательно, разграничение трудового и гражданского права следует проводить, используя такие характеристики как предмет и метод.

Общественные отношения, составляющие предмет регулирования обеих отраслей права (трудового и гражданского) различаются по субъектному составу, по содержанию, основаниям возникновения и прекращения. Субъектами в трудовых отношениях выступает определенная пара: наемный работник и работодатель (хозяин, собственник средств производства, юридическое лицо, представители работодателя). Работник включается в штат, в списочный состав организации, становится членом определенного трудового коллектива. Обе стороны трудовых отношений работают, соблюдая правила (требования) внутреннего трудового распорядка организации. Их интересует в первую очередь организация, применение, использование рабочей силы, т.е. процесс приложения, как говорят экономисты, рабочей силы к средствам производства с целью получения заранее заданного собственником результата труда. Основанием возникновения трудового отношения является обычно трудовой договор. В действующем законодательстве предусмотрены и основания расторжения (прекращения) трудовых отношений.

В гражданском праве, наоборот, субъектом является лицо, труд которого носит, как правило, индивидуальный, а не коллективный, свободный, а не подчиненный характер. Он организационно в процессе труда не зависит от лица, заинтересованного в результатах работы. Возникают и прекращаются такие отношения, естественно, не по основаниям, предусмотренным в трудовом законодательстве.

Что же касается метода трудового права, то ему также присущ преимущественно договорной характер регулирования общественных отношений, но в трудовом праве он обогащается (дополняется) участием в этом процессе на локальном уровне трудового коллектива, его представителей в лице выборных (профсоюзных) органов как в нормотворческом, так и в правоприменительном процессах.

По этим же критериям можно провести разграничение трудового и административного права. Для административного права характерна своя пара субъектов: государственный служащий, государство в лице его определенных органов. Процесс труда этих субъектов организуется властными предписаниями вышестоящих органов. Предусматриваются и специальные основания (указ президента, постановление или распоряжение главы областной или краевой администрации, приказ генерального прокурора и т.д.) возникновения таких отношений как элементы сложного фактического (юридического) состава или их прекращения.

Для правового регулирования предмета административного права обычно используются общие нормы, опосредствующие отношения власти подчинения. В разработке и применении норм административного права не принимают участие трудовые коллективы, их представительные (профсоюзные) органы.

 Отношения власти и подчинения в трудовом и административном праве имеют разную правовую природу. Как правильно подчеркивает О.В. Смирнов, государственно-управленческая деятельность Российской Федерации, составляющая предмет административного права носит универсально-властный характер. Однако трудно согласиться с его конструкцией «сложных трудовых отношений» государственного служащего и их принадлежностью «предмету трудового права, а не административного». Его конструкция связи должностных лиц с работниками - государственными служащими, которая якобы «строится по линии организации и управления совместным трудом, в силу чего такие связи всегда выступают как внутриколлективные и носят характер производственного, а не административного управления», не выдерживает критики. В таком случае всю ветвь исполнительной власти необходимо представить в виде единого трудового коллектива, поскольку, как известно, Президент или правительство определяет трудовые обязанности отдельных государственных служащих и может в ряде случаев в любое время контролировать их исполнение.

В п.3 ст.3 Закона РФ «Об основах государственной службы Российской Федерации» устанавливается норма, в соответствии с которой на государственных служащих «распространяется действие законодательства Российской Федерации о труде с особенностями предусмотренными настоящим федеральным законом». Это типичное субсидиарное заимствование норм трудового права административным правом. Субсидиарность, в какой бы она форме не проявлялась, как уже отмечалось ранее, не отражается на единстве предмета как отрасли - донора, так и отрасли - реципиента. Речь в данном случае идет о расширении сферы действия, а не предмета регулирования трудового права.