§2. Понятие, структура статуса субъекта трудового права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Понятие статуса субъекта в науке трудового права конструируется в основном, исходя из соответствующих общетеоретических разработок. В теории права различают широкую и узкую трактовку этой юридической категории.

Примером наиболее широкого понятия правового статуса может служить определение, предложенное Н.И. Матузовым. Он включил в его содержание соответствующие правовые нормы, правосубъектность, общие для всех граждан субъективные права, свободы, обязанности, законные интересы, гражданство, юридическую ответственность, правовые принципы, правоотношения общего характера.

С.С. Алексеев, напротив, исходит из более узкой трактовки статуса субъекта. По его мнению правовой статус лица предполагает наличие у него правосубъектности и определенного круга основных прав, определяющих его правовое положение в обществе или в данной области общественной жизни.

Между этими крайними взглядами имеются и другие определения понятия и структуры статуса субъекта, когда к нему относят правосубъектность, основные права, свободы, обязанности лица, а также гарантии их реализации.

Р.П. Мананкова различает в структуре правового статуса только два элемента: правоспособность (абстрактная, равная для всех возможность быть носителем прав, свобод и обязанностей) и основные права, свободы и обязанности. Нормы права, правовые принципы, гарантии и ряд других категорий, на которые указывают сторонники широкого понимания статуса субъекта, несомненно, взаимосвязаны как между собой, так и с правовым статусом. Однако включение в структуру статуса “таких разнопорядковых явлений, как нормы права, правовые принципы, гарантии реализации прав, гражданство и другие заметных результатов не дает, каждая из этих категорий в статусе “не работает” именно как его элемент, по сравнению с обычной своей служебной функцией ничего не привносит. Сама же конструкция правового статуса выглядит как громоздкое, расплывчатое образование, роль которого трудно определить ”.

В.Н. Толкунова, К.Н. Гусов, О.В. Смирнов и другие авторы, анализируя правовой статус субъекта трудового права, приходят к выводу, что его содержание определяется:1) трудовой правосубъектностью, 2) основными правами и обязанностями, 3) юридическими гарантиями трудовых прав и обязанностей, 4) ответственностью за нарушение трудовых обязанностей.

А.С. Пашков отождествляет содержание правового статуса субъектов трудового права с правосубъектностью, которая, по его мнению, и “определяется закрепленными за ними законодательством правами и обязанностями; гарантиями этих прав и обязанностей, ответственностью за неисполнение возложенных на них обязанностей”.

Аналогичное понимание правового статуса субъекта трудового права было сформулировано Н.Г. Александровым еще в 1948 г., а затем Л.Я. Гинцбургом в 1975 г. Правда, Л.Я. Гинцбург исследовал статус гражданина при вступлении его в трудовые правоотношения. Л.Я. Гинцбург предложил различать два элемента правового статуса трудящегося: общая правоспособность или “правоспособность вообще”, отраслевая трудовая правоспособность. Позже он включил в состав правового статуса трудящегося три элемента: 1) общую правоспособность (правоспособность вообще), 2) право на труд и обязанность трудиться, 3) другие основные социально-экономические права и обязанности. “Анализ этих трех элементов, - по его мнению, - раскрывает содержание трудовой правоспособности по советскому праву”.

Л.А. Сыроватская в структуре правового статуса различает два элемента: трудовую правоспособность и основные права и обязанности. Она совершенно обоснованно замечает, что гарантии и ответственность – это самостоятельные правовые категории, которые обеспечивают реализацию не только основных прав и обязанностей, но и принципов и обычных норм, а соединение их в одну правовую категорию не лишает их “своей специфики”.

Следует согласиться с критикой Р.П. Мананковой и Л.А. Сыроватской широкого понимания правового статуса субъекта. Правовой статус субъекта – качественная юридическая характеристика субъекта трудового права,

 признанная государством. Такой подход ставит проблему практической значимости данной правовой категории, реализации правового статуса.

В тех же случаях, когда в науке трудового права с содержанием статуса субъекта связывают без всяких оговорок едва ли не большую часть трудового права: правосубъектность (правоспособность, дееспособность, деликтоспособность), основные трудовые права и обязанности, юридические гарантии и ответственность, то практически снимает вопрос о его реализации, защите средствами трудового права.

Если исходным положением в понимании статуса считать определенную качественную характеристику субъекта, то нельзя не замечать того обстоятельства, что такая характеристика зависит от дифференциации правового регулирования, от той сферы жизнедеятельности, в которой оказывается субъект. Поэтому как в общей теории права, так и в отраслевых науках подчеркивается, прежде всего, единство правового статуса для всех и в тоже время его дифференциация признается необходимой для любого серьезного исследования данной проблемы. Используя терминологию Л.Д. Воеводина, следует подчеркнуть, что правовой статус субъекта нельзя представлять “одноструктурным монолитом”. Он предложил различать правовое положение гражданина “с трех сторон: а) как труженика (в сфере социально-экономической и культурной жизни, б) как общественно-политического деятеля (в государственной и общественной жизни) и в) как личность (в индивидуальной жизни)”.

Рассматривая правовой статус, С.С. Алексеев подчеркивает, что он предопределяет не только правовое положение лица в обществе, но и “в данной области общественной жизни”. Таким образом, в общеправовом статусе целесообразно различать и специальный.

Юристы-трудовики в последнее время пишут о трудоправовом статусе, т.е. об отраслевой его форме. Действующее законодательство позволяет говорить об особенностях его проявления применительно к субъектам, занятым в тех или иных сферах труда, работа в которых опосредствуется целой системой правовых норм, даже отдельными специальными нормативными актами (правовое регулирование труда работников морского, воздушного, железнодорожного транспорта и т.п.) Во всех этих и аналогичных случаях мы используем одну и ту же терминологию, хотя и понимаем, что речь идет далеко не об однопорядковых правовых явлениях. Не обращая внимания на эти особенности проявления единого для всех статуса, мы в известной степени обедняем его.

Обстоятельное изучение на отраслевом уровне особенностей правового статуса требует введения новой терминологии, которая бы соответствовала понятию так называемого специального статуса. С этих позиций представляется обоснованным использование соответствующих наработок теоретиков и отраслевиков, предлагающих именовать специальный статус – модусом. В переводе с латинского языка “модус” - это мера, предел; способ, правило. В других трактовках - это и положение. Поэтому модус применительно к субъекту отрасли (работнику, специальной группе субъектов: шахтер, работник железнодорожного, водного, воздушного транспорта и др.) может означать известную меру (модификацию) конкретизации общего правового статуса с учетом данной категории субъектов.

К аналогичным выводам приходит и Р. П. Мананкова, пытаясь выйти на определение модуса несколько с иных позиций - через выявление социальной роли субъекта. В правовом статусе, по ее мнению, должна закрепляться “не просто специальная, а именно правовая роль личности (пенсионер, молодой специалист)”.

Работник - это собирательное понятие. Абстракция. Вообще “работник” не существует. Под работником обычно понимается человек, выполняющий для нанимателя (собственника) работу (или работы) по определенной профессии, специальности или должности. Поэтому на уровне индивидуального трудового правоотношения существуют такие субъекты как шахтер Иванов, слесарь Петров и т.д. и т.п. Трудовому праву известна не только субъектная дифференциация, но и строгая персонификация субъекта.

В юридической литературе предпринималось достаточно много попыток, в том числе и на монографическом уровне, исследовать особенности правового регулирования труда работников различных профессий как субъектов трудового права, но не было работ, в которых бы эти особенности рассматривались в аспекте статуса работника.

Необходимость теоретического исследования проблемы правового статуса субъекта трудового права обусловлена рядом и других причин. Так, в литературе по трудовому праву, как уже отмечалось ранее, к статусу субъекта относят все или почти все, что имеет отношение к характеристике правового положения работника. Более того, конструируется “общий трудоправовой статус”, как промежуточный между общим правовым статусом личности и специальным. Тем самым как бы презюмируется определенная ступенчатость, а не перманентное развитие (модификация) правового статуса личности.

Исследуя эту проблему, необходимо исходить из известных юридической науке аксиом. Правовой статус лица един для всех и каждого.

Это положение не оспаривается в теории права, считается общепризнанным. В силу этого говорить о какой-то ступенчатости в структуре статуса работника вряд ли обоснованно.

Правовой статус работника включает в себя все то, что характерно всем и каждому работающему в системе наемного, неединоличного, несамостоятельного труда - члену гражданского общества. При этом индивидуальная или групповая характеристика особенностей его как бы остается за скобками. В правовой статус работника не могут включаться все субъективные права и юридические обязанности, в частности на уровне правового отношения. С этой точки зрения целесообразно различать “правовое положение” и “правовое состояние” субъекта трудового права. Если первое характеризует правовой статус, то второе как бы одномоментную (временную) реализацию его на уровне трудового правоотношения, как совокупности правомочий и юридических обязанностей, принадлежащих в тот или иной момент определенному (персонифицированному) субъекту. Они характеризуются “текучестью”, изменяются во времени и пространстве.

Правовому же статусу работника присуще не только единство, но и относительно постоянный (неизменный) на определенный период развития государства круг основных прав и обязанностей, закрепленных в законе, а не просто в действующем законодательстве о труде. Закон, видимо, нельзя сводить только к конституционным законам. Но статутные (статусные) права, свободы, обязанности должны иметь законодательное в узком (тесном) смысле этого слова, закрепление.

Теория права признает возможность субъектной дифференциации (модификации) статуса. Но при этом подчеркивается одна, очень важная для понимания обсуждаемой проблемы, мысль. Индивидуальный, специальный и общий правовой статус соотносятся между собой как единичное (отдельное), особенное и общее. Тем самым подчеркивается единство и неделимость правового статуса лица.

С изложенных позиций конструкция трудоправового статуса, который включает общие, одинаковые для всех субъектов трудового права правомочия и обязанности представляется малоубедительной.

Такой конструкции не соответствует, и не будет соответствовать любая модель субъекта трудового права. Более того, в ней нет необходимости, поскольку нет надобности в создании, даже на уровне абстракции, понятия единого субъекта трудового права. Если же говорить о конкретизации на уровне трудового права общего правового статуса, то всякий раз мы практически будем иметь дело с каким-то лицом или группой лиц в аспекте субъектной дифференциации трудового права, модификации правового статуса на уровне модуса шахтера, учителя, женщины или несовершеннолетнего работника.

Исследователи статуса субъекта обычно латентно формулируют вопрос о практической значимости данной юридической категории. Он просматривается и в результатах исследований и в попытках перевода их в плоскость персонификации правового положения, правореализации, правоотношения.

В какой-то мере снимает этот вопрос предложение о выделении статического и динамического аспектов статуса, его модусов и их отграничение от правового состояния субъекта.

Правосубъектность, основные права и обязанности, нашедшие закрепление в законе, составляют статику статуса (модуса) субъекта.

Динамический аспект статуса (модуса) субъекта составляет его правовое сознание, правовая культура на соответствующем уровне (общественном, коллективном, индивидуальном).

Именно единство статического и динамического аспектов делает теоретическую конструкцию статуса (модуса) работающей. Такой подход предполагает не только наделение государством лица правосубъектностью, основными правами, свободами, обязанностями, но и значение, оценку, принятие субъектом на том или ином уровне указанных правовых установлений до перевода их в плоскость правореализации, правового отношения, которая характеризуется уже не единством и постоянством, а перманентно меняющимся объемом прав и обязанностей, их текучестью во времени и объеме. Совокупность правомочий и юридических обязанностей на тот или иной временной срез будет свидетельствовать о реализации конкретным субъектом своего статуса (модуса), о его правовом состоянии. Правовое положение характеризует субъекта в аспекте его статуса, а правовое состояние, как уже отмечалось ранее, - это качественная характеристика лица на уровне правового отношения, их совокупности; результат правореализации, объективации возможностей субъекта, определяемых его статусом (модусом).

Если трактовать статус субъекта как юридически закрепленное положение лица в гражданском обществе, то, очевидно, нуждается в уточнении и его место в структуре социального положения личности в этом обществе.

В гуманитарных науках социальный статус понимается как положение социальной группы или индивида в социальной системе, определяемое по ряду экономических, профессиональных, этических и др. специфических признаков для данной системы. Наряду с социальным статусом гуманитарии различают статус как правовую категорию. Под статусом обычно понимается “правовое положение (совокупность прав и обязанностей) гражданина или юридического лица”.

Используя единую систему социальных норм, видимо, целесообразно ставить вопрос о единой структуре социального статуса, включая в его состав статус как юридически закрепленное государством положение лица в гражданском обществе, моральный и корпоративный статус, т.е. выделять его составляющие в зависимости от той группы норм, которой определяется социальное положение лица в обществе.

Правовое исследование должно органично вписываться в систему гуманитарных разработок по данной проблеме. Их взаимосвязь и взаимообусловленность очевидны. В настоящее время трудно понять, почему юристы без должной мотивировки, с одной стороны, пренебрегают исследованием проблем социального статуса, а, с другой, почему-то “статус” – категорию сугубо юридическую – именуют “правовым статусом”. Для представителей иных гуманитарных наук понятие “правовой статус” представляется в известном смысле тавтологией, излишним уточнением, не вызываемым необходимостью.

Общий статус, его модификацию на уровне специального или индивидуального можно схематически изобразить в форме растущего дерева, где корни, ствол, ветви и листья составляют единое и неделимое целое, хотя все эти части его хорошо различимы и каждая из них выполняет свою роль. Можно рассмотреть, исследовать, использовать каждый отдельный листок или ветвь, но это вовсе не означает, что пользователь отрицает существование ствола или корней. Более того, рациональное пользование у разумного хозяина предполагает осознание им взаимосвязи целого и части и возможные последствия нарушения указанной взаимозависимости в рамках названного единства.