§ 1. Предмет, объект и виды судебно-психологической экспертизы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 

Дальнейшее развитие судебно-психологической экспертизы в значительной степени связано с необходимостью определения ее предмета, от чего зависит установление границ, необходимых экспертно-психологических познаний, а следовательно, и круга вопросов, входящих в компетенцию судебного эксперта. Для следственных органов и суда с определением предмета психологической экспертизы появляется возможность установить в каких случаях целесообразно ее назначение и какие вопросы могут быть поставлены эксперту.

Предмет психологической, как и любой другой судебной экспертизы, определяют установленные на основе специальных познаний эксперта фактические данные, имеющие значение для достижения объективной истины по делу. Поэтому для определения предмета психологической экспертизы необходимо прежде всего выяснить, какие обстоятельства, относящиеся к психике исследуемого лица, ею устанавливаются.

В настоящее время можно считать общепризнанным, что к предмету рассматриваемой экспертизы относится установление фактических данных о психических процессах и состояниях личности. Однако по вопросу о том, какие именно психические процессы и состояния относятся к предмету психологической экспертизы, в литературе высказываются различные мнения.

Так, И. Л. Петрухин считает, что предмет этой экспертизы должен ограничиваться вопросом об умственной отсталости несовершеннолетнего, не страдащщегс психическим заболеванием'. Л. И. Рогачевский полагает, что в него входит интеллектуальное развитие несовершеннолетнего, состояние физиологического аффект* и возможности испытуемого давать правильные показа1

12

 

ния, исходя из его индивидуальных психических свойств 2.

Ограничение предмета психологической экспертизы сферой умственной отсталости несовершеннолетнего неоправданно сужает ее возможности применительно к несовершеннолетним. Так, в следственной и судебной практике при допросе малолетних нередко возникает необходимость установить: а) мог ли ребенок, исходя из его возраста и индивидуальных особенностей, правильно воспринимать, запомнить и изложить факты, зафиксированные в протоколе допроса; б) могла ли Н. с учетом ее личности и состояния, отягощенного тем, что она была в этот вечер и день психически и физически запугана Т., прийти в такое психическое состояние, которое лишало ее возможности правильно оценивать сложившуюся ситуацию, понимать свои действия, их последствия и оказывать сопротивление; в) могла ли Н. понимать характер и значение совершаемых с нею действий и оказывать сопротивление.

В качестве примера можно привести заключение су-дебно-психологической экспертизы потерпевшей Н. по уголовному делу № 24318, возбужденному следователем Московского РОВД г. Горького по факту изнасилования малолетней. В процессе расследования были выявлены расхождения в показавиях потерпевшей и обвиняемого К. На основании этого возникла необходимость в проведении судебно-психологической экспертизы.

В ходе проведения экспертизы установлено, что Н., 1976 г. рождения росла и развивалась нормально, мало болела. С детства очень общительная, легко вступает в контакт даже с незнакомыми людьми. По мнению учительницы, Н. отличает от сверстниц непосредственность, несдержанность эмоциональных проявлений, возможность совершения поступков под влиянием первого порыва, без прогнозирования результатов, без ориентации на оценку этого результата другими людьми, без использования в дальнейшем этой оценки. Н. можно лег-<вд спровоцировать на любой поступок, даже плохой, сыграв на ее самолюбии. Многие поступки она совершает из любопытства, или из стремления выделиться, привлечь внимание. По мнению матери, Н. могла иметь представление о половых отношениях, но они у «ее не были четкими. Так, по материалам   дела она не знала

13

 

какую «щелку» искал К.-, что за белые выделения били из его полового члена. Требования К. были неожидан- ! ными и вызвали сопротивление  («плакала, сопротивля- j лась, просила отпустить»),    а когда он вынул нож и пригрозил   («голову отрежу..., убью...»), выполнила все его приказания  («сняла штаны, легла...»).

Анамнестические сведения, описание Н., действий К-в криминальной ситуации свидетельствует о том, что степень осведомленности об интимных отношениях была недостаточной (не знала строения половых органов, не знала, что такое менструация).                                           !

Осознание значения конкретной ситуации состоит в правильном  отражении внутреннего содержания, в по- • нимании планов и намерений людей, с которыми человек взаимодействует, в соотношении требований ситуации с і собственными планами и намерениями.    На основании; вышеописанной ситуации, личностных особенностей девочки и особенностей ее поведения можно констатировать то, что Н.   не соотносила    правильно    действия и цели К. (совершить с Н. половой акт), со своей оценкой сложившейся ситуации   (ей казалось, что К. ее может убить, так как он грозил ножом).

Неправильное понимание внутреннего смысла ситуации Н., а так же специфика жизненного опыта и неожи данность ситуации, породило то, что Половые действш К. были для нее не значимыми. Движущим мотивом сложившейся ситуации было желание    скорее уйти ор нее, любым способом. Показателем того, что Н.  не пол ностью  осознавала  значение совершаемых  с  нею  дей ствий, служит не только неправильное отражение внут реннего содержания ситуации, но и особенности эмоцио нального реагирования на нее (постситуационная реак ция). Н. выработала эмоциональные отношения и оцен; ку к половым действиям К., когда получила соответст; вующую информацию о половых отношениях и морально-этическую   оценку   этих     отношений     (наблюдения учительницы, поведение во время    экспериментального

исследования).

На основании неправильного понимания внутреннего смысла ситуации, специфического жизненного опыта постситуационной эмоциональной оценки криминаль ной ситуации можно констатировать непонимание Н характера и значения совершаемых с нею действий, j отсюда и невозможности оказания сопротивления.

14

 

Нельзя также согласиться с Л. И. Рогачевским, ограничивающим психические состояния, которые могут шиться предметом экспертизы только физиологическим іффектом.

Развитие прикладных отраслей психологии, в част-юсти инженерной, военной и медицинской, которые изу-іают особенности деятельности человека в экстремаль-1ых условиях, дает возможность объективно устанав-швать и такое психическое состояние, как стресс, а также воздействие его на психическую деятельность испы-іуемого в момент исследуемого события.

Так, например, на разрешение судебно-психологиче-ской экспертизы в отношении рядового в/ч 77950 Р. были поставлены следующие вопросы: а) не находился ли Р. в момент совершения инкриминируемых ему деяний (в момент выстрелов) в состоянии физиологического аффекта?; б) находился ли Р. в ином патологическом эмоциональном состоянии, способном влиять на сознание и деятельность?

Краткие обстоятельства дела. 24 мая 1986 года Р. и Ж- заступили во внутренний караул № 1 в/ч 77950. После 18 часов Ж- унижал Р., заставлял его наводить порядок в караульном помещении. В период с 18 до 22 часов несколько раз избил его за якобы плохое выполнение его требований. Ж. наносил Р. удары кулаками и ногами по различным участкам тела, в том числе и по голове, чем причинил ему легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.

Перед заступлением на пост, около 22 часов, во вре-л'я заряжения оружия, Ж- в угрожающей форме предупредил Р., что тот будет ночью работать и не будет спать. В начале первого часа 25 мая 1986 года во время смены с поста Р. испугался дальнейших унижений и избиений со стороны Ж. и решил лишить его жизни.

С этой целью Р. произвел два выстрела в Ж. из карабина СКС и причинил последнему сквозное огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, в связи с чем последний находился на излечении. Р. пояснил, что стрелял в Ж-, находясь в состоянии душевного волнения.

Р. за период службы зарекомендовал себя с положительной стороны, дисциплинарных взысканий не имеет. По характеру спокойный,  общительный,    исполштель-

15

 

ный, странностей психического характера в поведении не наблюдалось.

Диагностика физиологического аффекта по материалам дела является спорной. В литературных источниках отмечают, что аффект может возникнуть только тогда, когда ситуация насилия, оскорбления со стороны потерпевшего существовала реально, у Р. она существовала скорее в воображении. Аффективная вспышка по своим эмоциональным проявлениям должна протекать более ярко, чем это отмечено в материалах дела. Кроме того, состояние физиологического аффекта всегда заканчивается выраженным постаффективным состоянием с выраженным упадком физических сил. В данном случае Р. не испытывал физической слабости, разбитости, а, оказавшись в казарме в 5 часов утра, долго не мог уснуть.

Учитывая возникшие изменения в восприятии дейст вительности, изменения в структуре целенаправленной действия, выявленные в поведении элементы дизориен тировки, значительное ослабление уровня функциониро вания развитой у Р. системы психологической защиты эксперт определил стрессовое состояние, возникше ПОД'влиянием неоднократных избиений, оказывающе влияние на структуру сознания и деятельности, не до стигшее физиологического аффекта.

Едва ли необходимо назначать судебно-психологиче скую экспертизу на предмет диагностики таких состоя ний, как горе, разочарование и т. п., что рекомендую1 В. Т. Нор, М. В. Сотенский и М. В. Костицкий 3, та: как это «есложно определить, руководствуясь здравьп смыслом.

Некоторые авторы относят к предмету судебно-пси хологической экспертизы и установление возможности самооговора 4, с чем трудно согласиться. Во-первых, потому, что решение этого вопроса неизбежно связано с доказыванием наличия или отсутствия вины, то есті относится к исключительной компетенции следователе (суда). Во-вторых, не разработаны психологические методики решения подобных экспертных задач.

Представляется, что вообще установление факт; утаивания истины с помощью психологических, психо физиологических методик малоперспективно. Сразу ж< следует высказаться против возможности применение экспертами-психологами  для    этой    цели    полиграфо

16

 

(«детекторов лжи») — аппаратуры, регистрирующей психофизиологические изменения в организме человека, наступающие под влиянием эмоциональных переживаний. В советском уголовном процессе фиксируемые с помощью такой аппаратуры данные не имеют доказательственного значения и, следовательно, не могут быть положены в основу выводов эксперта-психолога.

Мы полагаем, что к предмету судебно-психологиче-ской экспертизы относится установление фактических данных не только о психических процессах и состояниях, но и о психических свойствах личности. Дело в том, что психику человека образуют не только психические процессы и состояния, но и психические свойства, в том числе особенности эмоционально-волевой и мотивацион-ной сфер, характерологические особенности, темперамент, способности, точная диагностика которых возможна только на основании применения специальных познаний из области психологии.

Например, в тех случаях, когда исследуются способности к той или иной деятельности (профессии), необходимость специальных познаний из области психологии на уровне эксперта вызывается не только трудностью определения индивидуально-психологических особенностей личности, но и тем, что необходимо еще применение дополнительных психологических критериев, в связи с тем, что «структура каждой конкретной способности личности к данной деятельности отличается значительной сложностью, включает в себя комплекс качеств, среди которых есть ведущие и вспомогательные, общие и специальные»5.

При рассмотрении вопроса о компетенции судебно-лсихологической экспертизы некоторые авторы считают, что не следует устанавливать конкретный перечень вопросов, которые правомочен решать эксперт-психолог, так «ак с развитием общей и судебной психологии число таких вопросов будет возрастать 6.

Однако полностью с этим согласиться нельзя. То об-тоятельство, что возможности, а следовательно, и пред-іет рассматриваемой экспертизы нельзя считать раз и іавсегда установленными, относится в равной степени ^о всем видам судебных экспертиз. Тем не менее это не )свобождает от необходимости определения предмета каждого из ее видов, исходя из современного состоя-шя лежащей в его основе науки, путем формулирова-

2  Зак   10732                                           17

 

ния примерного перечня вопросов, входящих в компетенцию эксперта.

Это тем более важно для психологической экспертизы, начинающей внедряться в следственную и судебную практику.

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что предмет судебно-психологической экспертизы включает в себя три гр) ппы обстоятельств

относящиеся к особенностям отдельных психических процессов, лежащих в основе познавательной деятельности  лиц, являющихся  объектами данной экспертизы;

относящиеся к психическим свойствам указанных лиц;

относящиеся к психическим состояниям, вызываемым экстремальными (необычными) условиями, при которых произошло исслед)емое событие, и их влияние на эмоциональную, интеллектуальную и волевую сферы психики.

В первую групп) входит установление способности свидетелей, потерпевших, обвиняемых (подсудимых) с учетом их умственного развития, возрастных и профессиональных особенностей, состояния органов чувств, особенностей восприятия и запоминания, правильно воспринимать те или иные обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Ко второй группе относится определение психических свойств указанных лиц (характерологические особенности, темперамент, особенности эмоционально-волевой и мотивационной сфер, способности)

К третьей гр>ппе относятся такие психофизиологические состояния, как физиологический аффект, стресс и их влияние на психическую деятельность личности.

Таким образом, предметом судебно-психологической экспертизы являются фактические данные о психических процессах, свойствах и состояниях свидетелей, потерпевших и обвиняемых (подсудимых), имеющие значение для выяснения объективной истины по делу, которые устанавливаются экспертом на основе специальных познаний в психологии.

С предметом судебно-психололической экспертизы связан и ее объект. Объектом указанного вида экспер-; тизы, то есть источником, из которого эксперт черпает сведения об устанавливаемых им фактах, является психика  исследуемого лица.  Именно    объект  судебно-

18

 

психологической экспертизы дает возможность отграни-чить ее от судебно-психиатрической, объектом которой является психика лиц, страдающих определенным психическим заболеванием.

Проведение такого разграничения особенно важно ввиду того, что в ряде случаев к компетенции судебно-психиатрической экспертизы относят решение вопросов, не связанных с болезненными проявлениями психики испытуемого. Так, И. А. Кудрявцев пишет' «... эта экспертиза располагает возможностью определять психическую норму, отличать ее неболезненные акцентированные варианты от патологических пограничных расстройств психики, оценивать, хотя и в ограниченных пределах, влияние па отражение и психическую регуляцию некоторых дополнительных неболезненных факторов: возрастного (детская психиатрия), ситуационного и др.»7.

В примерном перечне вопросов, разрешаемых судеб-ио-психиатрической экспертизой, значится вопрос о том, способен ли несовершеннолетний свидетель правильно воспринимать имеющие значение для следствия отдельные факты и явления 8. Между тем решение этого вопроса, если несовершеннолетний свидетель не страдает какими-либо психическими аномалиями, входит в компетенцию не психиатра, а психолога.

Смещение компетенции рассматриваемых видов экспертиз допускается и в судебной практике. Например, в определении Военной коллегии Верховного суда СССР по делу Е. и Д. отмечается, что эксперты-психиатры не решили вопросы, связанные с поведением Д. в момент его пребывания в состоянии физиологического аффекта. «Остается невыясненным,— указывается в определении,— как данное состояние повлияло на способность Д. правильно и своевременно реагировать на окружающее, а также принимать соответствующие обстановке меры. Необходимо было установить и время, в течение которого Д. находился в этом состоянии, поскольку само событие произошло в короткий срок»9. Выяснение же этих вопросов не является компетенцией экспертов-психиатров. Это могли сделать только эксперты-психологи.

В определении той же коллегии по другому делу без каких-либо критических замечаний приводится заключение   экспертов-психиатров   о   том,     что   потерпевшая

1*                                                    19

 

Лариса У. «склонности к фантазированию не обнаруживает, а ее психическое развитие соответствует ребенку 13—14 лет». И в данном случае эксперты-психиатры вышли за пределы своей компетенции и дали заключе-; ние по вопросам чисто психологического характера.

Четкое разграничение компетенции экспертов-психо-' логов и психиатров не проведено и в Постановлении! Пленума Верховного суда СССР от 21 марта 1968 г. «О судебной практике по делам несовершеннолетних». В этом постановлении указано, что вопрос о влиянии, умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимом го на степень и характер его ответственности должен решаться экспертами-специалистами в области детской и юношеской психологии или же он может быть поставлен на разрешение эксперта-психиатра.

Психиатр И. Случевский отмечал, что некоторые психологические вопросы очень близки к психопатоло-, гии и поэтому ставятся перед экспертами-психологами.' При этом одни из них считают, что разрешение таких вопросов выходит за пределы их компетенции, а другие! полагают,  что  они  компетентны  ответить  на  них10.     :

Интересные примеры мы находим в работе М. М. Ко-ченова (1971). Психиатрическая экспертиза была проведена, например, по делу П., обвиняемого в изнасиловании Нади Ш. 9 лет. Потерпевшая показала, что возраст нападавшего на нее такой же, как ее отца, в то время, как подозреваемому было только 19 лет. Следователь для проверки показаний назначил судебно-психш атрическую экспертизу и поставил перед экспертом во-j прос о том, способна ли потерпевшая правильно вос-і принимать возраст взрослых людей. Ввиду того, чт(] никаких сомнений в психической полноценности девочки не возникало, для выяснения поставленного вопроса следовало назначить судебно-психологическую экспертизу, поручив ее специалисту по детской психологии",

О смешении компетенции судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертиз свидетельствуеї также тот факт, что для установления того, как отраі зилось на несовершеннолетних их участие в религиозі ных обрядах, по уголовному делу об изуверской секте пятидесятников была проведена судебно-психиатриче-екая экспертиза. Между тем выяснение этого вопроса входит в компетенцию психологов, а не психиатров.

Таким   образом,   эксперт-психолог  исследует   психИ'

20

 

чсскую деятельность лиц, не страдающих, по мнению органа, назначившего экспертизу, психическим заболеванием. Судебно-психиатрическая экспертиза назначается, если, по мнению следователя (суда), возможность такого заболевания не исключается. Ее задачей является установление наличия или отсутствия заболевания и определение в положительном случае его влияния на способность испытуемого отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими или правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и іавать о них адекватные показания (при экспертизе свидетелей и потерпевших).

Отмечая, что объектом судебно-психологической экспертизы является психика испытуемого лица, следует иметь в виду, что психическая деятельность проявляется вовне различно. Поэтому, кроме непосредственного исследования испытуемого, эксперт использует и другие источники, в которых могли получить свое выражение особенности психики обследуемого — письменные доказательства (например, письма, дневники, записки, протоколы допроса), магнитофонные записи и другие материалы дела.

Виды судебно-психологической экспертизы и решаемые ею вопросы. В качестве одного из критериев классификации судебно-психологической экспертизы необходимо избрать процессуальное положение испытуемого лица и по этому признаку разделить на:

экспертизу свидетелей и потерпевших;

экспертизу подозреваемых и обвиняемых.

Такая классификация обусловливается разницей как в правовом положении испытуемых, так и в разрешаемых вопросах.

Исходя из характера фактических данных, которые являются целью ее назначения, рассматриваемую экспертизу можно разделить на'

экспертизу психических процессов и свойств испы-пемого;

экспертизу психических состояний испытуемого.

Каждый из этих видов в свою очередь подразделяется на несколько разновидностей.

Критерием разграничения экспертизы первого вида Целесообразно избрать личность испытуемого. По это-МУ признаку экспертиза делится на:

экспертизу несовершеннолетних лиц;

21

 

экспертизу лиц, страдающих сенсорными недостатками (глухих, немых, глухонемых, слепых, а также лиц с серьезными дефектами сл>ха, речи, зрения),

экспертизу совершеннолетних лиц с целью установления особенностей их восприятия, оценочных суждений, запоминания, воспроизведения запомненного, а также особенностей их психических свойств.

В основу классификации разновидностей экспертизы второго вида — психических  состояний — следует  положить характеристику устанавливаемого    состояния ис пытуемого

экспертиза, связанная с установлением физиологического аффекта,

экспертиза, связанная с состоянием стресса, вызванного экстремальными условиями, в которых происходило исследуемое событие, или конфликтной ситуацией, в которой находился в это время испыт\емый

Предложенная классификация судебно-психологиче-ской экспертизы, как и любая классификация12, носит* условный характер. Ее практическое значение заключается в том, что она позволяет систематизировать пере-і чень однотипных задач (вопросов), которые относятся компетенции рассматриваемой экспертизы

Остановимся на особенностях каждого из j казанных' видов и разновидностей психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних может быть назначена в целях проверки, мог ли малолетний свидетель или потерпевший правильно воспринимать имеющие значение для дела факты и явления, о которых он сообщает в своих показаниях. Этот вопрос возникает потому, что дети дошкольного и младшего школьного возраста обладают повышенной внушаемостью и склонностью к фантазированию. Поэтому для правильной оценки сообщаемых фактов в ряде случаев создается необходимость проверить уровень раз* вития малолетнего свидетеля или потерпевшего, состоя' ние его органов чувств, выявить особенности его восприятия и запоминания. В этих случаях на разрешений эксперта-психолога могут быть поставлены вопросы     >

мог ли свидетель (потерпевший), исходя из психоло| гии своего возраста, индивидуальных психических особенностей  и  интеллектуального    развития,    правильн воспринять факты, сообщенные им на допросе;

мог ли малолетний свидетель (потерпевший), исход

22

 

из психологии своего возраста, индивидуальных свойств его памяти, наблюдательности и внимания, запомнить и правильно передать обстоятельства, изложенные в протоколе допроса,

не являются ли показания малолетнею свидетеля (потерпевшего) о сообщенных фактах результатом его фантазии,

имеются ли > несовершеннолетнего признаки повышенной внушаемости

В практике встречаются случаи назначения с>дебно-психологической экспертизы потерпевшей по делам об изнасиловании Основанием для назначения экспертизы могут быть расхождения в показаниях потерпевшей и < бвиняемого, предположения о наличии > потерпевшей индивидуально психологических особенностей личности, препятствующих правильной оценке совершенных с нею действий, и др Для этого на разрешение эксперта мож но поставить следующие вопросы

имеется ли у потерпевшей не соответствующий воз-»аст\ интерес к сексуальным вопросам,

учитывая индивидуально-психологические особенности испытуемой и содержание исследуемой ситуации — могла ли она понимать характер и значение совершаемых с ней действий и оказывать сопротивление,

могла ли потерпевшая с учетом ее личности и состояния, отягощенного тем, что была психически и физически запугана обвиняемым, прийти в такое психиче ское состояние, которое лишало ее возможности правильно оценивать свои действия, их последствия и ока-іьівать сопротивление,

находилась ли потерпевшая    в момент    совершения преступления  в  состоянии    физиологического  аффекта, тресса, фрустрации, которое могло существенно повлиять на ее сознание и деятельность,

соответствует ли физическое развитие потерпевшей психологическому,

имеются ли у потерпевшей признаки \мственной отсталости (не связанные с душевным заболеванием) и в чем они выражаются

Кроме того, судебно психологическая экспертиза может быть проведена и в отношении несовершеннолетних обвиняемых Здесь основная задача эксперта пси-^отога состоит в исследовании способности отстающего в развитии психически  здорового подростка  полностью

23

 

сознавать значение своих действий и руководить ими !3. На разрешение эксперта ставятся следующие вопросы:

имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания в психическом развитии и, если имеются, в чем конкретно они выражаются;

учитывая уровень и особенности психического развития несовершеннолетнего, мог ли он правильно сознавать значение своих конкретных действий и их последствия;

имеются ли у несовершеннолетнего признаки умственной отсталости (не связанные с душевным заболеванием) и в чем они выражаются, какова степень и форма отсталости;

имеются  ли  у несовершеннолетнего  индивидуально-психологические   особенности,   которые    могли   способ ствовать совершению данного преступления;

учитывая особенности психического развития несовершеннолетнего, в какой мере он мог руководить своими действиями.

Судебно-психологическая экспертиза лиц, страдай* щих сенсорными недостатками и серьезными дефектам! речи. Необходимость этого вида психологической экс пертиэы связана с тем, что процессы восприятия, запо минавия и воспроизведения воспринятого у глухих, немых, глухонемых, слепых, а также лиц с серьезными дефектами речи имеют свои специфические особенно сти.

Так, в системе представлений о происходивших со бытиях у глухих, немых, глухонемых и тугоухих преоб ладают зрительные образы и впечатления, а у слепых или у лиц с резко пониженным зрением основой восприятия и словесно-логической памяти являются тактильные ощущения и слух.

Наличие указанных недостатков влечет за собой ря; особенностей психической деятельности таких лиц у оказывает воздействие на их познавательные способно сти. Поэтому психические особенности лиц, страдающие сенсорными недостатками, изучаются самостоятельны ми отраслями психологии—■ сур до- и тифлопсихологией Отсюда вытекает, что, когда обвиняемыми, свидетеля ми, потерпевшими по делу являются лица с такими не достатками, то, чтобы установить особенности их пси хических процессов, целесообразно назначение судебно психологической экспертизы с привлечением специали

24

 

стов данных отраслей психологии. Проведение такой экспертизы тем более необходимо, что при внутренней переработке увиденного или услышанного, лица с сенсорными недостатками пытаются восполнить явления, оставшиеся вне их мысленно-логического аппарата, и составить на этой основе представление о>б обстоятельствах, недоступных их непосредственному восприятию. При допросе они могут сообщить об обстоятельствах, которые они фактически не восприняли и не могли воспринять, но о которых у них сложилось определенное представление. Кроме того, боязнь, что в результате своих недостатков они будут не так поняты, равно как и чувство неполноценности, «сковывает» их мышление и притупляет память. В отношении глухонемых к этому присоединяется еще осложненность контакта с ними и необходимость прибегать к помощи лиц, понимающих их знаки и.

Возможность назначения судебно-психологической экспертизы лиц, страдающих сенсорными недостатками, вытекает и из смысла п. 3 ст. 79 УПК РСФСР и соответствующими статьями УПК других союзных республик, признающей обязательным проведение экспертизы іля определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникает сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. В подобных ситуациях на разрешение эксперта-психолога могут быть поставлены следующие вопросы:

может ли лицо при наличии у него конкретного сенсорного недостатка воспринимать определенные обстоятельства и правильно воспроизводить их в своих показаниях;                                                                             ^ ■ w^w:

мог ли данный свидетель (потерпевший), исходя из имеющегося у него дефекта слуха (речи, зрения), правильно воспринять и воспроизвести обстоятельства, изложенные в протоколе его допроса;

мог ли обвиняемый при наличии дефекта его слуха (речи, зрения) запомнить и правильно передать такие-то обстоятельства, о которых он сообщил на допросе;

как отражается недостаток слуха  (речи, зрения) липа на особенностях его восприятия, представления, па-1 мяти,  способности  воспроизведения  воспринятого.

Судебно-психологическая экспертиза совершеннолет-

'25

 

'лі:

них лиц для установления особенностей их психических процессов и свойств. Оценка доказательств, собранных по делу, неразрывно связана с их проверкой. Это полностью относится и к показаниям обвиняемого, свидетеля и потерпевшего. Их проверка является особенно необходимой также потому, что на формирование показаний лиц, дающих добросовестные показания, неизбежно оказывают влияние как объективные условия, в которых произошло событие, так и состояние органов чувств, а также индивидуальные условия восприятия, связанные со здоровьем, возрастом, а иногда и профессией допрашиваемого.

Как известно, процесс формирования свидетельских показаний проходит три основных этапа" восприятие (получение, накопление и обработка информации), запоминание (запечатление и сохранение этой информации), воспроизведение (передача сохраненной информации). Исходя из установленных общей психологией и ее отраслями закономерностей и учитывая индивидуальные особенности исследуемого лица, эксперт-психолог может дать научное обоснование об особенностях, протекания у него этих психических процессов и о том, мог ли он правильно воспринять, запомнить и воспроизвести обстоятельства, о которых дал  показания.

Таким образом, и в этих случаях задачей эксперта1 является установление особенностей психических процессов обвиняемого (свидетеля, потерпевшего), могущих оказать влияние на формирование его показаний.

Вопросы, на которые компетентна дать ответ в таких случаях судебно-психологическая экспертиза, можно условно подразделить на три группы, относящиеся кі особенностям восприятия, правильности образования оценочных суждений, запоминания и воспроизведения воспринятого.

При рассмотрении вопросов, относящихся к проверь ке особенностей восприятия, необходимо иметь в виду что восприятие отличается от ощущения тем, что в нем отдельные ощущения (зрительные, слуховые, тактильные и т. п.) выступают комплексно, как единое целое. Однако в ряде случаев при формировании показаний основная роль принадлежит одному из ощущений. Прї этом восприятие может вообще отсутствовать или бьіті искаженным, как, например, у потерпевших, потеряв» ших сознание в результате воздействия на них внешне

26

 

среды  (удара автомашиной, ножом или другим предметом, действия огнестрельного оружия и т   п.).

Судебному эксперт) в таких случаях может быть поставлен вопрос мог ли потерпевший в результате дорожно-транспортного происшествия, выстрела в него, \дара его ножом и т п. правильно воспринять факты об лом происшествии, сообщенные на допросе.

Хотя психологией установлены определенные пороги ощущений человеком внешних раздражителей (света, <в\'ка, движения и т. п), в ряде случаев эти пороги у отдельных лиц ниже или выше обычных. Последние чаще всего встречаются \ лиц, профессия которых выработала определенные навыки к восприятию данного ощущения.

Поэтому, если показания обвиняемого (свидетеля, потерпевшего) противоречат установленным психологией закономерностям обычного порога ощущений, эксперт — специалист по экспериментальной психологии — может дать научно обоснованный ответ на вопрос о том, мог ли испытуемый в данной обстановке, исходя из ин-швидуальных особенностей присущего ему порога ощущенией, воспринять определенный внешний раздражитель (свет, звук и т. п.).

Этот вопрос может быть детализирован, в частности, следующим образом

каково время адаптации определенного органа чувств к условиям, в которых произошло данное событие, необходимое испытуемому,

мог ли испытуемый в данных условиях, исходя из присущего ему цветоощущения, правильно воспринять цвет определенного предмета;

мог ли испытуемый в данных условиях, исходя из присущего ему порога звукоощущения, услышать опре (елейный звук (шум),

мог ли испытуемый, исходя из своих индивидуальных >еобенностей осязания, установить в данных условиях ■качественные особенности поверхности определенного предмета или его температуру;

мог ли испытуемый, исходя из индивидуальных особенностей его вкусовых ощущений, в данных условиях 'Щутить вкус определенного вещества.

Весьма важное значение имеет проверка правилыю-ти оценочных суждений испытуемого о воспринятых им федметах и явлениях. Дело в том, что сообщенные до-

27

 

прашиваемым лицом сведения об обстоятельствах представляют собой сохранившуюся в его памяти мысленную модель ранее воспринятого, а эта модель может быть как адекватной, так и неадекватной объективной дествительности. Это особенно относится к оценочным суждениям, связанным с восприятием пространства, времени, скорости движения, направления звука и т. п.

Современная экспериментальная психология обла дает возможностью выяснить объективные особенност: такого восприятия испытуемого и сравнить их с еп оценочными суждениями о данном явлении.

В частности, перед экспертом могут быть поставлены вопросы о том:

мог ли испытуемый, исходя из своих индивидуальных психических особенностей, правильно воспринят] предмет( явление), о котором он дает показания;

мог ли он, исходя из своих индивидуально-психи) ческих особенностей и данной обстановки, правиль» воспринять содержание и значение речи (слов, предл жений), о которых он дает показания.

Кроме того, в компетенцию эксперта-психолога дит решение вопросов об индивидуальных особенностя запоминания и воспроизведения воспринятого. К таки?) вопросам относится, например, установление того, како: вид памяти превалирует у испытуемого, и мог ли он учетом индивидуальных особенностей своей памяти з. помнить, сохранить и воспроизвести    определенные стоятельства и явления, о которых сообщил на допрос

мог ли испытуемый при  наличии    установленных него личностных особенностей,  психического состояни. процессов восприятия,  переработки,  сохранения инфо1 мации, уровня  развития  речи   (олигофрения  в  степей глубокой дебильности — см. акт амбулаторной судебіг психиатрической экспертизы)    правильно воспроизвес обстоятельства совершения им противоправных деян: (указываются какие именно)  в течение такого време и давать о них показания.

В качестве примера можно привести заключен! судебно-психологической экспертизы от 5 октяб 1989 г. по делу № 8655. Обстоятельства дела, относ: щиеся к предмету экспертизы, установленные следств: ем, следующие. На станции Тюмень-Северная Тюме; ского отделения Свердловской железной дороги в п[ риод с ноября 1988 г. по март 1989 г. были совершен!

28

 

кражи грузов из подвижного состава железнодорожного транспорта. В ходе расследования установлен гр-н Н., который при допросах показал, что в вышеуказанный период совместно с К. и С. неоднократно на станции Гюмень-Северная совершал кражи из вагонов.

Так, в ноябре 1988 г. с К. в составе поезда, следовавшего в направлении Тобольска в ночное время, путем срыва пломбы и закрутки, вскрыли дверь вагона и \ крали 4 коробки тушенки производства КНР, затем в этом же составе аналогичным путем вскрыли впереди-стоящий вагон и похитили 2 коробки такой же тушенки. Позднее, в феврале—марте 1989 г. в ночное время кражи совершал с С. В поездах, которые шли на север, вскрывали вагоны путем срыва пломб и закруток. Из вагонов похитили облицовочную плитку, уксусную кислоту, изоленту, хозяйственное мыло, крем для обуви, орехоколы-чесночницы, карнизы «Струна», телевизор и другие товары. Также со слов С. знает, что последний їй вагонов совершил кражи кофемолок, швейных и вязальных машин, стульев, говяжьей тушенки. Помогал С  приносить и продавать похищенное.

При расследовании было установленно, что Н. в детском возрасте перенес заболевание менингитом. Впоследствии находился на принудительном лечении в Ташкентской межреспубликанской и Лебедевской психиатрических больницах. В последнее время состоит на \ чете в Тюменском городском психоневрологическом диспансере, в связи с чем по делу была назначена и проведена амбулаторная судебно-поихиатрическая экспертиза, по заключению которой Н. обнаруживает признаки врожденного слабоумия — олигофрении в степени гл\ бокой дебильности. Данные изхменения в сфере психической деятельности лишают Н. возможности отдавать отчет своим действиям и руководить ими и его следует считать невменяемым.

По делу возникла необходимость    в проведении су-Дебно-психологической   экспертизы,   на   разрешение   которой был поставлен следующий вопрос:  может ли Н. при наличии установленных у него личностных особенностей,  психического  состояния,  процессов  восприятия, [переработки, сохранения информации, уровня развития |Речи(   олигофрения   в  степени    глубокой  дебильности) Правильно воспроизводить обстоятельства    совершения м противоправных деяний (краж из подвижного соста-

29

 

ва железнодорожного транспорта)  в течение с ноября 1988 г. по март 1989 г. и давать о них показания.

Эксперт-психолог в процессе исследования  Н. обнаружил недостаточный уровень развития  речи,  слабость в определении понятий, ограниченность общих знаний и представлений, недостаточную сформированность интеллектуальных навыков. Мышление конкретное со сниженной  способностью  к  абстрагированию,     обобщению.   В вопросах  практической  жизни    ориентирован    хорошо. При рассказе о себе, об отдельных эпизодах из жизни показал  хорошую  способность к  практическим  логическим  умозаключениям, что  также   подтверждается  результатами  субтеста Векслера «последовательные картинки». Воображение слабо развитое, склонности к фантазированию нет. Уровень памяти снижен, что является следствием   замедленности   ассоциативных   процессов  в мышлении   (по методике «пиктограмма»    воспроизведено  12 слов из  16, четыре слова вызвали    затруднения при поиске ассоциаций.  Воспроизведение    из долговременной памяти  осуществляется  преимущественно  с использованием  ситуативных   связей    (время,   место,  лю ди)   между предметами, воспоминания.    Воспоминали: отличаются   конкретностью,     практически     отсутствие] эмоциональной окрашенности, похожи на хронику собы тий. Полнее воспроизводятся факты, относящиеся к не посредственным поступкам самого Н., чем описания си туаций, в которых он был свидетелем. Речь, хотя и бед-пая, словарный запас в отношении практической жизни достаточно большой. Так,  при выполнении  заданий по тесту Векслера  часто возникали затруднения с подбо ром нужных слов, которые Н   «знает, но сейчас не мо жет   вспомнить».   Процесс   узнавания     сопровождается легким  эмоциональным  возбуждением.  Прошедшие  с( бытия, если они не несли в себе эмоциональную окра ку,  могут  забываться.  Наиболее    эффективен  проце узнавания  применительно    к  значимым    аффективнь следам в памяти, с чем бы они ни были связаны   (лю; поступки, отдельные предметы или вещи).

Учитывая установленные в процессе проведения с дебно-психологической экспертизы личностные особе ности, психическое состояние, особенности интеллект альной сферы Н., экспертизой установлено, что Н. м жет правильно воспроизводить обстоятельства сов« шенных им противоправных деяний   (краж из подви:

3Q

 

[ото состава железнодорожного транспорта в течение ноября 1988 г. — марта 1989 г.) и давать о них правильные показания.

В последние годы наблюдается увеличение числа іреступлений, совершаемых группами, эффективное расследование и предупреждение которых невозможно без социально-психологического анализа конкретных актов преступной деятельности, степени активности и организованности группы, роли и позиции членов груп-ты, системы взаимосвязи и взаимозависимости, социально-психологической характеристики личности членов руппы (потребности, мотивы, смысловые установки, жизненные цели, преступный опыт, самооценки и само-іоанание), процессов лидерства, групповых мнений и іастроений.

Судебно-психологическая экспертиза позволяет про-пвести вышеуказанный социально-психологический тализ. Эксперт-психолог может дать ответ на следую-цие вопросы

кто из обвиняемых имеет психологические особенно-с ти личности (какие), позволяющие ему занимать лиди-оующее положение в данной группе,

кто из обвиняемых имеет такие особенности личности, как повышенная внушаемость, робость, подчиняе-мость, слабые волевые качества,

у кого из обвиняемых уровень психического развития (в том числе интеллектуального, эмоционального, іоциального) значительно снижен по отношению к дру-іям;

мог ли обвиняемый Н. по своим психологическим собенностям повлиять на принятие решения М., с уче-ом его психологических особенностей, совершить пре-т\пление в сложившейся ситуации.

Так, например, по уголовному делу № 28831 следователем Горьковской областной прокуратуры была назначена судебно-психологическая экспертиза, на разрешение которой поставлен следующий вопрос могла ли обвиняемая Е. по своим психологическим особенностям повлиять на принятие решения М., с учетом его психологических особенностей, совершить убийство Е-на в сложившейся ситуации.

Краткие обстоятельства дела. М. в феврале 1982 г. имел интимную близость с Е., затем Е. отказалась от близости с М., но поддерживала дружеские отношения

31

 

и его влюбленность в нее. Свои отношения Е. с М. скрывала от мужа. Вечером 20 февраля 1982 г. у себя дома Е. в ссоре сказал, что она и ее подруги ведут распутный образ жизни, что он утром разберется со своей

женой и ее подругами.

Отношения между супругами были обострены до предела, боясь расправы со стороны мужа, Ё. около 24 часов позвонила М. и рассказала о ссоре с мужем и

пригласила М. к себе.

Взяв нож, М. приехал в квартиру Е-ных. М. прошел в ванную комнату, где находилась Е., которая рассказала о ссоре с мужем и стала подстрекать его к убийству, сказав ему: «Иди и убей Николая. Он спит в спальной комнате». Согласившись на .предложение Е.,: М. прошел в спальную комнату и там, а затем на кухне, с целью убийства с особой жестокостью нанес Е. 16 «о-жевых ранений. После ухода М. Е. с целью сокрытия следов убийства уничтожила на полу в спальной комнате, большой комнате, прихожей    и кухне все следь

ног.

Эксперт-психолог   провел   психологическое   изучение

в отдельности личности Е. и М. Так, были установлені

следующие  личностные    особенности    Е.  Эгоцентризм

проявляющийся в высокой самооценке,  оригинальности

суждений, породил такие качества,    как независимості

ревнивость,  стремление  самостоятельно  принимать   pd

шения.  Отсюда  же  следует    неуступчивость,    нетерпиі

мость и раздражительность, если не принимается ее точ

ка зрения «ли не выполняются ее требования. Раздражи,

тельность яосит агрессивный    характер с направлений

стью агрессии во внешнее окружение. То есть, в своих щ

удачах Е. чаще всего видит виновника во внешней ера

де — то ли так сложилась ситуация, то ли кто-то npej

намеренно пытался повредить ей.                                    і

Эмоциональная сфера характеризуется высокой эм

циональной чувствительностью, тревожностью. Подвю

ная, пластичная моторика, хорошая приспособляемое

к партнеру по общению (чувствует его состояние, отн

шение)  позволяют ей полностью овладевать вниманш

собеседника. Умеет добиваться от окружающих люд

сопереживания, такого же настроя чувств, как и у н(

В общении стремится к независимости, лидерству и і

пытывает удовлетворение, если процесс общения про

кает в соответствии с такой ее установкой.                і

32

 

В сочетании с перечисленными выше особенностями ее эмоциональной сферы, стремлением к активной деятельности, достаточно высоким интеллектуальным уровнем та-кая направленность позволяет Е. успешно влиять на поведение партнеров по общению.

Личностные особенности М. По данным эксперимен-хально-псхилогического исследования, отмечаются следующие черты характера: беззаботность, беспечность, откровенность, живость. Неопытен и неоперативен в по-знании мотивов поведения других. В слабой форме проявляются черты комплекса неполноценности.

В ситуации фрустрации отмечается явное преобладание защитных реакций с агрессией на внешнее окружение. При сильном воздействии на эмоциональную сферу интеллектуальный контроль снижается и поведение начинает определять непосредственно действующие стимулы.

Учитывая установленные следствием обстоятельства дела, сложившуюся ситуацию и индивидуально-психологические особенности М. и Е., можно выдвинуть предположение о характере их взаимоотношений в момент, предшествующий инкриминируемому им деянию.

В силу своих психологических особенностей Е. после ссоры с мужем должна была испытывать потребность в разрядке своего эмоционального напряжения. Характерным для процесса снятия эмоционального напряжения у Е. является повторное переживание ситуации конфликта, сопровождающееся бурными словесными оценками, экспрессивностью мимики, жестов, имеющих целью оправдать себя, путем перенесения или обоснования виновности другого лица или утверждение фатальности проис-' ходившего.

Последовал звонок Е. М. с целью использовать М. в качестве «громоотвода». Поскольку М. выступал в этом конфликте Е. с мужем как основной нарушитель нормальных взаимоотношений, личная встреча М. и Е. могла бы разрядить ситуацию.

Количество информации, обрушившейся «а М. в ограниченный период времени (множество действующих Л1Щ, объяснения их мотивов, эмоциональных состояний, возможных последствий для каждого участника), мо-*ет быть даже (несколько в утрированной форме (что Характерно для Е. в состоянии возбуждения), могло яРевысить привычные для него нормы. Осмыслить мно-

 ^к. 10732                                              33

 

жесгвенность позиций участников конфликта, оценить возможные последствия для М с учетом его индивидуально-психологических особенностей было затруднительно. Следствием этого могла быть перегрузка его интеллектуальной сферы, что привело к нарушению правильной ориентировки в сложившейся ситуации и оценке возможных ее последствий.

А при сниженном интеллектуальном контроле у него происходит прямой оценочный перенос эмоций другого человека на собственную шкалу эмоций без коррекции разных величин диапазонов оценки. Таким образом, величина повышенного эмоционального переживания сложившейся ситуации Е. могла быть воспринята М. как очень высокая.

Ситуация, возникшая непосредственно перед совершением убийства, в значительной степени обусловленная поведением Е , привела к возникновению у М. такого психического состояния, в котором у него реализовалась в действии эта установка, причем реализация и, соответственно, разрешение всех проблем, была осуществлена самым «простым» и быстрым (как это понимал в тот момент М ) путем — убийством Е на.

В практике расследования убийства встречаются случаи, когда следователь на первоначальном этапе не может точно сказать, имело ли место самоубийство, несчастный случай, доведение до самоубийства или убийство, инсценированное самоубийством. При производстве осмотра места происшествия и трупа следователь довольно часто обнаруживает предсмертные записки или письма потерпевшего. Так, изучением 2000 отказных материалов и прекращенных уголовных дел по Дальнему Востоку установлено, что в 19% случаев сле-| дователи, осматривая место происшествия и труп, нахс дили предсмертные записки. Из изученных материале видно, что в 15,3% случаев у погибших имелись забол^ вания, в 53,2% —погибших следовало бы считать пси хически здоровыми, в 31,5%—сведения, по которы^ можно было бы судить о психическом состоянии саме убийц, отсутствуют, в 30%—не усматриваются причв ны самоубийства. Посмертные же психиатрические эк! пертизы назначались только в 0,002% случаев и в 0,2' случаев истребовались справки и копии историй боле ни из психоневрологических диспансеров и больниц! Посмертная судебно-психологическая экспертиза не н|

34

 

^началась ни в одном случае. Эти данные свидетельствуют о больших неиспользованных возможностях по \становлению достоверных мотивов убийств.

Посмертная судебно-психологическая экспертиза по-чволяет установить психологические причины самоубийства. На разрешение эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:

было ли состояние потерпевшего предрасполагающим к самоубийству, учитывая его возрастные, индивидуально-психологические особенности и предшествующую ситуацию;

не находился ли потерпевший в состоянии аффекта, стресса, фрустрации или ином экстремальном психическом состоянии,

не является ли расследуемый случай самоубийства, ..удя по материалам дела, результатом состояния стрес-а погибшего;

какая  конфликтная  ситуация  этот стресс вызвала.

Разновидностью стрессового состояния является со-тояние фрустрации, которое Г. Селье называет как 'стресс рухнувшей надежды»16. Это состояние возника-т, когда физическое, социальное и даже воображаемое ірепятствие мешает или прерывает действие, направ-іенное на достижение цели, и может проявляться в ви-іе агрессивности,    бурных и неадекватных    реакций17.

Состояние стресса, фрустрации может быть вызвано, іапример, длительно продолжающейся неблагоприятной іужебной и личной ситуацией, которое в отдельных лучаях ведет к самоубийству. Поэтому при расследо-,акии дел, связанных с самоубийством, в частности при ре-'ііении вопроса, не имело ли в данном случае место доведе-іия до самоубийства лица, находившегося в материаль-гой или иной зависимости от виновного, путем жестокого обращения или систематического унижения личного достоинства потерпевшего (ст. 107 УК РСФСР), в ряде случаев может быть назначена посмертная судебно-психологическая экспертиза по материалам дела с целью установления состояния стресса, вызвавшего самоубийство.

Так, по делу о факте самоубийства 15-летнего мальчика возник вопрос о том, не явилось ли причиной этого самоубийства истязание его матерью. Назначенная по делу комплексная психолого-психиатрическая экспертиза дала  заключение,  что  потерпевший  был доведен

3*                                                         35

 

своей матерью «постепенно до состояния    угнетения, результате    которого он покончил    жизнь самоубийст вом».

Таким образом, хотя пи в постановлении о назначе иии экспертизы, ни в заключении экспертов термш «стресс» не применяется, фактически экспертизой этс состояние как причина расследуемого самоубийства бы ло установлено18.

Что же касается исследования психических свойсті совершеннолетних лиц, то с этой целью на разрешение эксперта-психолога могут быть поставлены, например, такие вопросы:

каковы    индивидуально-психологические и  психофизиологические особенности личности обследуемого;

с учетом указанных особенностей пригоден ли он к профессии водителя  (летчика, машиниста и т. п.).

Судебно-психологическая экспертиза по установлению психического состояния. Представляется, что в на стоящее время психологическая экспертиза, связанная ( установлением особого психического состояния, должш ограничиваться теми из них, закономерности возникно вения и протекания которых достаточно полно исследо ваны общей психологией и отдельными    ее отраслями

К   НИМ   ОТНОСЯТСЯ   фиЗИОЛОГИЧеСКИЙ   аффект  И   СТреСС,   КО'

торые существенно отличаются друг от друга.

Аффект возникает в результате воздействия внезап ных чрезмерной силы раздражителей (ситуаций) и про

ЯВЛЯеТСЯ   Либо   В   ПОЛНОЙ      ЗаТОрМОЖенНОСТИ,      ЛИбО  В   НЄ'

адекватной активности (двигательной или речевой). Это состояние в самом начале может быть подавлено волевым усилием. Наиболее часто аффективные состояния наблюдаются у лиц со слабой нервной системой. Например, водитель с такой нервной системой, находясь за рулем автомобиля, в критической дорожной обстановке может войти в состояние аффекта и тогда либо вообще прекратить действовать, либо выполнять бессмысленные движения 19.

В состоянии аффекта лицо в значительной степени утрачивает контроль над сабой и своими поступками. Его действия совершаются без учета сложившейся ситу-* ации  и   возможных общественно  опасных  последствий.!

Вместе с тем состояние физиологического аффекта не влечет за собой помрачения сознания и полной утраты возможности понимать значение своих действий или ру-

36

 

доводить ими, как это имеет место в случаях патологического аффекта, исключающего ответственность лица ввиду его невменяемости.

Физиологическая сторона аффекта заключается в сильном возбуждении подкорковой сферы мозга, которое по индукции вызывает торможение вторичных сигнальных связей, что ведет к ослаблению корковой регуляции.

Эксперт-психолог, исходя из возможностей современной психологии, в результате изучения материалов де-іа, относящихся к ситуации, в которой произошло исследуемое событие, и особенностей эмоционально-воле-;зой сферы испытуемого может дать ответ примерно на следующие вопросы, относящиеся к установлению состояния физиологического аффекта:

находился ли испытуемый в конкретной ситуации в состоянии физиологического аффекта;

если физиологический аффект имел место, то следствием каких обстоятельств, изложенных в постановленій о назначении экспертизы, он явился;

есть ли основания считать, что причиной возникпо-5СПИЯ физиологического аффекта были действия потерпевшего;

могло ли оказать состояние физиологического аф-ректа влияние на совершение испытуемым противоправных действий, указанных в постановлении о назначении экспертизы;

мог ли испытуемый в состоянии физиологического аффекта полностью руководить своими" действиями и іредвидеть их последствия.

В отличие от аффекта, носящего кратковременный характер, стресс — это длящееся, сложное психофизио-югическое состояние эмоционального характера, связанное с напряженностью переживаний, вызванных мыслительной и физической деятельностью.

Стрессовое состояние влечет за собой серьезное изменение восприятия объективного мира, которое может привести к совершению внешне не оправданных действий, а также к непроизвольному искажению объективной картины происшедшего на допросе.

В целях получения полной информации о стрессовой итуации и признаках состояния стресса необходимо читывать его разновидности. Принято различать физиологический и психологический виды стресса, которые

37

 

отличаются по особенностям воздействующего стимула, механизма возникновения и характеру ответной реакции.

Физиологический   стресс   вызывается   непосредственным действием на организм неблагоприятного стимула (физиологического   стрессора),   превышающего   адаптационные возможности индивида, и связан с характеристикой его организма. Такими    стрессорами    являются различные  изменения  среды  обитания     (микроклимат,, радиация, газовые и механические примеси и т. д.), ли-! шение сна,  фармакологические воздействия, шум, вибрация и т. д. Эти факторы приводят к нарушению равновесия внутренней среды организма.                                ;

Психологический стресс возникает в результате воздействия на личность факторов, затрагивающих психологическую  структуру,  в том  числе:

факторов новизны, необычности и внезапности, влияние которых определяется не силой, не величиной как в' случаях физиологических стрессоров, а отношением к; прошлому опыту субъекта;                                                 \

факторов,  обусловленных  характером  деятельности,, особенностями ее протекания, когда задачи предъявля-j ют повышенные требования к человеку: сложное задание, дефицит времени, ухудшение условий работы, введение   помех,   неопределенность    ситуации,   увеличение темпа действий, совмещение    двух    деятельностей  без снижения качества одного из них и т. п.

В отличие от физиологического стресса, при котором ответные реакции высоко стререотипны, при психологи ческом стрессе они индивидуальны    и не всегда могут быть  предсказаны.   Поэтому  при  анализе  психологиче ского стресса большое значение придается    таким мо ментам, как значимость ситуации для субъекта, интел лектуальные процессы, личностные особенности, от -ко торых зависит <и характер ответных реакций.

Для обозначения стрессового состояния, возникающего при управлении специальной техникой, когда воз действие стрессоров имеет интегральный, комбинирован ный характер, употребляется понятие «психическая на пряженность». Такое состояние может возникнуть, ког да психологические стрессоры воздействуют одновре менно с физиологическими. В состоянии напряженно сти преобладают стереотипные ответы и неадекватны* реакции,  страдают  сложные  формы  целенаправленно!

38

 

деятельности, ее планирование и оценка, понижается устойчивость психических процессов, что в условиях "аварийной ситуации может повлечь «блокаду» восприятия, мышления, памяти и практических действий, растерянность, утрату самообладания 20.

В тех случаях, когда исследуемое по делу событие произошло в экстремальных условиях, эксперт-психолог может установить, как эти условия отразились на психическом состоянии обследуемого лица, в частности на возможности правильного восприятия им определенных явлений, предметов или обстоятельств, имеющих значение для данного дела. Так, при рассмотрении дела по обвинению летчика И. по ч. 1 ст. 85 УК РСФСР суд правильно назначил судебно-психологичеокую экспертизу и привлек к участию в ней специалистов в области авиационной психологии. Перед экспертами были поставлены вопросы: о времени реакции, необходимом летчику на осознание возникшей опасности с учетом его тренировки, длительности полета и степени утомления, а также о том, мог ли обследуемый находиться в состоянии оцепенения и растерянности ввиду неожиданного возникновения препятствующих нормальному полету обстоятельств 2!.

Следует отметить, однако, что подобного рода психологические экспертизы назначаются пока очень редко. Между тем проведение таких экспертиз следовало бы признать желательным всегда, когда речь идет о расследовании происшествий, возникающих в экстремаль-пых условиях.

Перечень вопросов, которые могут быть поставлены эксперту-психологу при их назначении, примерно следующий:

были ли условия, в которых произошло расследуемое событие, экстремальными;

в чем заключается экстремальность этих условий для испытуемого;

как отразились данные условия на объеме внимания испытуемого;

как отразились эти условия па возможности и характере восприятия испытуемым обстоятельств, изложенных   в   постановлении   о   назначении   экспертизы;

как отразились эти условия на быстроте и точности реакции испытуемого;

39

 

мог ли испытуемый в данных условиях правильна воспринять определенные обстоятельства, о которых ojj дал показания.

В научной литературе высказано мнение включат^ в число стрессовых ситуаций, подлежащих экспертном^ исследованию, также «арест, следствие, суд, наказание тюрьму»22. Хотя подобного рода ситуации безусловна могут вызвать состояние стресса, оно не может быте предметом судебной экспертизы как одного из средств доказывания, поскольку указанные ситуации и вызван! ный ими стресс относятся к обстоятельствам, возникай ющим уже после совершения вменяемого в вину против воправного действия.