§ 82.  Продолжение. Троякий  горизонт переживания, и  одновременно он же в качестве горизонта рефлектируемого переживания

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 
170 171 172 

Но мы еще и большее познаем при этом. Любое „теперь" переживания, — будь то даже начальная фаза нового переживания, — необходимо обладают своим горизонтом того, что „до". Таковой же в принципе не может быть каким-либо пустым „до" — пустой формой без содержания, нонсенсом. То, что „до", необходимо имеет значение некоего прошедшего „теперь", каковое охватывает в этой форме некое прошедшее нечто, прошедшее переживание. Необходимо всякому заново начинающемуся переживанию предшествовали по времени переживания — прошлое переживания непрерывно заполнено, как континуум. Однако, любое „теперь" переживания обладает и своим необходимым горизонтом того, что „после", и таковой тоже никогда не бывает пуст; необходимо любое „теперь" переживания, будь то даже конечная фаза длительности переживания, каковое ныне прекращается, сдвигается в новое „теперь", и это последнее с необходимостью заполнено.

Можно также сказать по этому поводу: необходимо к сознанию того, что „теперь", примыкает сознание того, что — „вот только что прошло", каковое сознание само по себе в свою очередь есть некое „теперь". Ни одно переживание не может прекратиться помимо сознания прекращения и прекращенности, и таковое есть некое новое, заполненное „теперь". Поток переживания есть бесконечное единство, а форма потока — это форма, которая необходимо объемлет все переживания такого-то чистого Я, форма с многообразного рода системами форм.

Более конкретное развитие таких усмотрений, подтверждение их огромных метафизических последствий — все это мы приберегаем для объявленных уже будущих книг.

Только что обсуждавшаяся нами всеобщая своеобразная черта переживаний как возможных данностей рефлектирующего (имманентного) восприятия есть составная часть иного, куда более широкого своеобразия, выражающегося в сущностном законе: любое переживание не только, с точки зрения временной последовательности, пребывает в существенно замкнутой в себе взаимосвязи переживания, но также и с точки зрения одновременности. Это означает, что любое переживание теперь обладает горизонтом из переживаний, которые, как и оно, тоже обладают формой первозданности (из самого первоисточника) „теперь" и как таковые составляют единый первозданный горизонт для такого-то чистого Я, его совокупного первозданного (из самого первоисточника) сознания теперь.

Как единый, этот горизонт входит в модусы прошедшего. Любое „до", будучи модифицированным „теперь", ко всякому схваченному во взгляде переживанию, чье „до" оно есть, имплицирует бесконечный горизонт, — объемля все то, что принадлежит к тому же самому модифицированному „теперь", короче говоря, его горизонт „одновременно бывшего". Итак, те описания, какие мы давали прежде, необходимо дополнить новым измерением, и только когда мы так поступим, мы возьмем все феноменологическое временное поле чистого Я, поле, которое это Я может, исходя из любого „своего" переживания, вымерять по трем измерениям — тому, что „до", тому, что „после", тому, что „одновременно"; или же, говоря иначе, мы возьмем весь целый, единый по своей сущности и строго замкнутый в себе поток временных единств переживания.

Одно чистое Я — один поток переживания, заполненный по всем трем измерениям, сущностно взаимосвязный в такой заполненности, взыскующий себя в своей содержательной непрерывности, — таковы необходимые корреляты.