§ 21

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 

Но истина этой формальной всеобщности, которая для себя неопределенна и преднаходит свою определенность в этом материале, есть сама себя определяющая все­общность, воля, свобода. Имея всеобщность, саму себя как бесконечную форму своим содержанием, предметом и целью, она есть не только в себе, но и для себя свободная воля — истинная идея.

Примечание. Самосознание воли как вожделение, вле­чение чувственно и, подобно чувственному вообще, обозна­чает внешнее и тем самым вне-себя-бытие самосознания. Рефлектирующая воля содержит два элемента — упомяну­тый чувственный и мыслящую всеобщность; в себе и для себя сущая воля имеет своим предметом саму волю как таковую, следовательно, себя в своей чистой всеобщнос­ти — во всеобщности, состоящей в том, что непосредствен­ность природности и частность, которой природность обре­менена и которая создается рефлексией, в ней снимаются. Это снятие и возвышение во всеобщность есть то, что называется деятельностью мышления. Самосознание, очи­щающее и возвышающее свой предмет, содержание и цель до этой всеобщности, совершает это в качестве мышления, пролагающего себе путь в воле. Здесь мы достигли того пункта, где становится ясным, что воля есть истинная, свободная воля только как мыслящий интеллект. Раб не знает своей сущности, своей бесконечности, свободы, не знает себя как сущность; а то, что он не знает себя таковым, означает, что он не мыслит себя. Это самосознание, пости­гающее себя посредством мышления как сущность и тем самым освобождающееся от всего случайного и неистин­ного, составляет принцип права, моральности и всей нрав­ственности. Те, кто в философском понимании говорят о праве, моральности, нравственности и при этом хотят исключить мышление, отсылая к чувству, сердцу и душе, к вдохновению, выражают этим то достойное величайшего презрения состояние мысли и науки, когда даже сама нау­ка, погруженная в последнюю степень отчаяния и усталос­ти, утверждает в качестве своего принципа варварство и отсутствие мысли и в той мере, в какой это зависело бы от

[84]

дее, лишила бы человека всякой истины, ценности и до­стоинства.

Прибавление. Истиной в философии называется соот­ветствие понятия реальности. Тело, например, есть реаль­ность, душа — понятие; но душа и тело должны соответ­ствовать друг другу. Поэтому мертвый человек еще есть существование, но уже не истинное, а лишь лишенное понятия наличное бытие, поэтому мертвое, тело подверга­ется гниению. Так и воля истинна тогда, когда то, что она водит, ее содержание, тождественно с ней, когда, следо­вательно, свобода водит свободу.