Лекция 2.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Диодор Сицилийский о первых цивилизациях.

Мы только начинаем курс лекций по истории философии и космологии, поэтому нам трудно обосновать тезис, что появление первой цивилизации есть не иллюстрация второго закона диалектики /переход количества в качество/, а событие, аналогичное генетической мутации или чуду воскресения. Чтобы обосновать наш тезис, требуется прослушать весь курс. Поэтому я не настаиваю, чтобы читатели или слушатели без доказательства принимали этот тезис на веру. Пусть они снова вернутся к этому тезису, когда прочитают или прослушают заключительную, тридцатую лекцию. А пока ограничимся тем, что могли нам сообщить о происхождении первых цивилизаций беспристрастные историки. Почему, спросят нас, мы не обращаемся к данным археологии, к исследованиям, посвященным первобытным людям и т.п. Дело в том, что такой подход бесперспективен. Археологические раскопки или исследования наскальной живописи указывают нам либо на наличие письменности, т.е. цивилизации, либо на отсутствие таковой. Никаких промежуточных звеньев между наскальными рисунками первобытных людей и первыми памятниками шумерской или древнеегипетской письменности мы не имеем. С другой стороны, преимущества изучения этого вопроса на основании свидетельств древних историков очевидны. Во-первых, древний историк, при всей своей предполагаемой интеллектуальной ограниченности (впрочем, часто преувеличиваемой людьми XX века) находился по сравнению с нами в привилегированном положении, ибо он мог пользоваться источниками, которые до нас не дошли, а также общаться с живыми носителями ныне уже канувших в Лету традиций. Именно таким историком был Диодор Сицилийский, живший в 1 веке до н.э. Он был гражданином Римской империи, много путешествовал, был в Египте эпохи последних Птолемеев (о династии Птолемеев мы расскажем подробнее в свое время), мог пользоваться многочисленными папирусами знаменитой Александрийской библиотеки.

По-видимому, в распоряжении Диодора были такие ныне утерянные сочинения, как "История Египта" Манефона /111 в. до н.э./, а также другие письменные свидетельства египетских жрецов и вавилонских халдеев. Диодор Сицилийский написал объемистый труд под названием "Историческая библиотека"; если бы этот труд дошел до нас полностью, он насчитывал бы более десяти томов; но, к сожалению, сохранились лишь первые 15 книг "Исторической библиотеки" - из остальных, а всего их было 40, в нашем распоряжении лишь несколько разрозненных фрагментов. Однако, то, что для нас важнее всего, а именно первая и вторая книги, где Диодор рассказывает о происхождении первых цивилизаций, сохранилось полностью. Можно смело сказать, что "Историческая библиотека" - уникальный, хотя, к сожалению, мало известный широкой читающей публике источник. Диодор Сицилийский писал по-гречески, однако уже в ХVШ веке "Историческая библиотека" была переведена на русский язык трудами сотрудников Императорской Санкт-Петербургской Академии наук.

На сегодняшний день существуют две точки зрения относительно места зарождения первой цивилизации. Одни называют Междуречье /плодородную долину между Тигром и Евфратом на территории нынешнего Ирака/, другие - Египет. Как бы то ни было, можно считать достоверным, что эти цивилизации не появились независимо, но одна из них была как бы дочерней по отношению к другой. Диодор Сицилийский, следуя преданию египетских жрецов, утверждает, что первая цивилизация возникла в Египте; самое любопытное, что Диодор, в отличие от автора книги "Бытия", говорит не о сотворении человека, но именно о переходе от дикости к культуре, который совершился, как считали жрецы, благодаря вмешательству богов.

Что же касается происхождения жизни вообще и первых людей в частности, то Диодор, по-видимому, придерживается распространенной в его время среди греческих философов мнения, что жизнь самозародилась (цитаты из "Исторической библиотеки" мы даем без перевода на современный русский язык):

"В Фиваиде, в Египте, когда Нил разливается, от размякшей земли и от наступившего вдруг солнечного зноя, который делает, что поверхность оной во многих местах гнить начинает, бесчисленное множество мышей родится. И так, говорят, видеть можно, что из земли окрепшей, когда притом воздух прежнего своего порядка и умеренности иметь не будет, животные родятся. А из того заключить можно, что подобным образом и в первоначальном всех вещей происхождении различные роды животных из земли родились живые. Такого мнения о первоначальном происхождении всех вещей древние были. Между прочим, о первых людях объявляют, что они вели жизнь грубую и зверскую, которые, выходя на пажити, всяким вкуснейшим быпьем и самородными питалися плодами. Голосом же еще диким и ничего не значащим, помалу начав произносить слова порядочно, и каждую подлежащую вещь изображать знаками, сделали выговор всех вещей себе знаемый. Но как по всему свету люди таким образом собирались, то каждые случайно слова составляли, а потому и неодинаково все говорили. Отчего произошли различные виды и всякого рода языки. И от первых тех сборищ все народы начало свое возымели. Подлинно, что первые люди, как еще ничего потребного к содержанию человеческому изыскано не было, трудную жизнь препровождали; потому что не имели еще ни домов, ни одежды; не знали огня употребление, и порядочно жить не умели. Ибо как они пищи домой еще носить не знали, то плодами земными для содержания своего не запасались. А потому многие от чрезмерной стужи, а другие с голоду зимою помирали".

Такова картина первобытной дикости, которую рисует Диодор Сицилийский, и которая, в общем и целом, соответствует современным представлениям о первобытных людях. Далее Диодор высказывает как бы две различные гипотезы: одна из которых находится в русле т.н. материалистической традиции, другая же предполагает, что первая цивилизация возникла в результате вмешательства богов в жизнь людей.

Вот как подает Диодор материалистическую точку зрения: "Но напоследок искусством помалу научася в зимнее время уходить в пещеры, запасать впрок плоды, и познав свойство огня как и другие выгоды, начали находить многие художества и прочие полезности к жизни. Словом, употребление всему людей научило; которое человека как животное разумное, словесностию и остротою смысла ко всему способное, познанием всякой вещи охотно снабдило. Сего о первом происхождении людей и первоначальной жизни по расположению моему сказано довольно".

Другая точка зрения заимствована Диодором у египетских жрецов. Согласно этой точке зрения, появление первой цивилизации в Египте есть не результат постепенной эволюции от варварства к культуре и не следствие естественного отбора и борьбы за выживание, но богочеловеческий процесс, уникальный в своем роде, характеризующийся отдельными ключевыми событиями, связанными с вполне конкретными личностями:

"Однако есть некоторые из жрецов египетских, которые за первого царя почитают Ифестона, нашедшего огонь и получившего за то царство. Как дерево, на горе стоявшее, от молнии, а потом и лес, поблизости находившийся, загорелся, то пришед туда Ифестон (надобно думать, что тогда зима была) великое от жара получил удовольствие. А как огонь погасать стал, то он подложил некакой материи, и соблюд таким образом оный, призвал туда других людей, чтобы они происходящую от огня чувствовали пользу". Дальнейшие события, имеющие отношение к переходу от варварства к цивилизации, связаны, согласно рассказам египетских жрецов, с царем Осирисом:

"Осирис, взяв в жену себе Исиду и получив царство, изобрел полезного много для общей жизни. Ибо, во-первых, запретил он людям есть себя взаимно; а Исис нашла хлеб пшеничный и ячменный, который до того, растя по полям, как и прочие травы, без всякого присмотра, был неизвестен. Осирис же выдумал тщанием своим способ, как ходить за плодами от того самого произошла приятная перемена в пище; потому что и свойство вещей изобретенных собою удовольствие приносило, и полезно показалося от взаимного воздержаться убийства".

Еще целый ряд вещей, отличающих цивилизованное общество от первобытного, согласно преданию жрецов, изобрел Ермий или Гермес (он же Тот), позднее получивший наименование "Трижды величайший" или "Трисмегист": "Ермий [...] имел ум прозорливый и отменно к изобретению польз человеческой жизни способный. Потому что он первый многим вещам, названиям не имевшим, дал наименования, изобрел письмена и почитание богов, как и жертвоприношения уставил [...] Также делал наблюдения в рассуждении порядочного звезд разделения [...] Ермий был у Осириса писцом священным, которому сей все сообщал и особливо по его поступал совету".

Далее, согласно преданию жрецов, излагаемому Диодором Сицилийским, цивилизация, зародившаяся в Египте, стала распространяться по всему обитаемому миру. И здесь главную роль сыграла личная инициатива царя Осириса:

"Далее об Осирисе объявляют, что как он весьма к благотворению другим и славе был склонен, то, собрав великое войско, предпринял пройти весь свет, людьми обитаемый, и научить их разводить виноград и сеять ячмень и пшеницу. Ибо он думал, что ежели ему людей от дикой и зверской жизни привесть к порядочной (то, что мы называем "цивилизация" - И.Л.) удастся, то надеялся столь великими своими благодеяниями заслужить вечные почести: в чем и не обманулся".

После смерти Осириса и Исиды благодарные обитатели Египта объявили их богами и установили в их честь регулярные богослужения, которые совершали специально выделенные для этого люди - жрецы. О египетских жрецах Диодор сообщает, помимо прочего, следующие сведения:

"Жрецы два рода учения имеют. Один, именуемый от них священный, а другой общественный, в котором юношество наставляют. В геометрии и арифметике долго их держат [...] К сему и учение астрологии обращающимся в оном не мало приносит пользы: и египтяне [...] весьма тщательно порядок звезд и течение оных наблюдают. И описание каждого через невероятное количество лет сохраняют, особливо что от древнейших времен у них в сем учении один другого превзойти старался. Планет также движение, круг, места стояния и каждой силы в рассуждении рождения животных, что хорошего и что худого они причиняют, крайне тщательно примечали; и часто предсказуя имеющие последовать людям приключения в жизни не ошибались нимало [...] Предузнают также по наблюдениям отдаленнейших времен землетрясения, потопы, явления комет, и все то, что, как думают простые, человеческий смысл превосходит."

Самое интересное, а также имеющее непосредственное отношение к нашей следующей лекции, это сведения о паломничестве в Египет греческих ученых, которые Диодор Сицилийский почерпнул у египетских жрецов:

"Жрецы египетские из священных записок предлагают, что у них были: Ликург Спартанец, Солон Афинянин, Платон философ, Пифагор Самосец, Евдокс математик, Демокрит Авдерита и знаки всех оных, отчасти изображения, а отчасти наименования от мест и дел взятые, предъявляют. Притом из каждой науки делают выводы, которыми доказывают, что все то взято из Египта, чем они удивление себе у греков заслужили [...] Также и Пифагор [...] геометрические правила, науку исчисления и переселение душ во все животные взял у египтян. Демокрит жил у них пять лет и великое приобрел знание в астрологии. Евдокс также обучался астрологии и учинив многие полезные дела славным учинился".

Во второй книге "Исторической библиотеки", посвященной истории Вавилона, Диодор Сицилийский сообщает ряд любопытных сведений о халдеях:

"В сем месте не неприлично кажется вкратце объявить о халдеях [...] Халдеи такой же чин в обществе имеют, какой жрецы в Египте. Ибо они, посвятив себя богослужению, во все время жизни своей философствуют, и особливую астрологиею получают себе славу [...] У халдеев преданием рода сия философия преподается; и сын от отца научается оной, будучи между тем от всех прочих должностей народных свободен".

Важность досуга, являвшегося привилегией жрецов в Египте и халдеев в Вавилоне, для развития философии и науки подчеркивал Аристотель в "Метафизике". Как мы покажем в следующей лекции, египетская и вавилонская цивилизации сыграли важную роль в возникновении и развитии философии и науки в Древней Греции.