Лекция 9.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 

Критика аристотелевской космологии Иоанном Филопоном.

В основанной в 331 г. до н.э. Александром Македонским новой столице Египта, названной в честь основателя Александрией, были созданы все условия для плодотворного развития науки. Один из лучший военачальников Александра Македонского - Птолемей - после смерти Александра сделался царем Египта и основал новую династию (династию Птолемеев), правившую Египтом в течение трехсот лет (с 324 по 30 гг. до н.э.). Последним представителем этой династии была царица Клеопатра, правившая Египтом с 47 по 30 гг. до н.э. После смерти Клеопатры Египет сделался провинцией Римской империи. Уже в период правления Птолемея 1 в Александрии по завещанию Аристотеля была создана библиотека, впоследствии насчитывавшая до 700 000 свитков. При Птолемее 1 в Александрии преподавал знаменитый математик Евклид. При Птолемее 11, прозванном Филадельф (что в переводе с греческого означает "любящий братьев"), была переведена на греческий язык Библия. Птолемей 11 хорошо относился к евреям (если верить "Иудейским древностям" Иосифа Флавия); например, он выкупил за счет казны 120 000 евреев, находившихся в рабстве. За этот благородный поступок еврейские священники дважды в день приносили за него и его супругу Арсиною жертвы в Иерусалимском храме. С Александрией, как международным центром учености того времени, были связаны философ Стратон, последователь учения Аристотеля, астроном Аристарх Самосский, приближенно определивший размеры Солнца и Луны и создавший первую гелиоцентрическую систему мира, а также выдающийся математик и механик Архимед. Здесь работал и исполнял должность префекта Александрийской библиотеки географ Эратосфен (276-196), которому удалось с большой точностью измерить длину земного меридиана.

Однако в 47 г. до н.э. во время штурма Александрии войсками Юлия Цезаря большая часть рукописей Александрийской библиотеки сгорела. Уцелела лишь небольшая библиотека при святилище бога Сераписа, которая впоследствии также стала называться Александрийской библиотекой. Тертуллиан в "Апологетике" свидетельствует, что любой желающий мог в его дни (конец II - начало III вв. н.э.) прочесть Библию на греческом языке, переведенную с еврейского еще во времена Птолемея Филадельфа и хранившуюся в библиотеке при святилище Сераписа в Александрии. Во II в. н.э. в Александрии работал знаменитый географ и астроном Клавдий Птолемей (возможно, происходивший из царского рода Птолемеев). В своей работе "Великое построение", известной под своим арабским именем "Альмагест", Птолемей опирался на открытия своих предшественников, в частности Аристарха Самосского и Гиппарха. В IV - VI вв. н.э. наука в Александрии продолжала развиваться. Одной из лучших научных школ того времени была школа Аммония Гермия, среди учеников которого был и знаменитый Иоанн Филопон (490-575), принявший христианство уже в зрелом возрасте.

Иоанн Филопон написал много научных и философских трудов, среди которых особенно следует отметить сочинение "О вечности мира против Прокла", комментарии к "Физике" Аристотеля, а также книгу "Против Аристотеля", которая дошла до нас лишь в отдельных фрагментах. Остановимся подробнее на каждом из этих произведений. Начнем с книги "О вечности мира против Прокла". Прокл был философом-неоплатоником, считавшим, что мир существует вечно. В вопросе о вечности мира неоплатоники следовали учениям Аристотеля, а не Платона. Аристотель считал мир вечным, аргументируя это, главным образом, тем, что небо (надлунный мир) состоит из эфира - элемента, которому по природе присуще движение вокруг центра мира. Эфир, согласно Аристотелю, не может превращаться в другие элементы, следовательно, он не может ни возникать, ни уничтожаться и не содержит в себе ничего, находящегося в возможности. Поэтому небо не могло возникнуть, и следовательно, мир существует вечно.

Филопон придерживался другой точки зрения. Он считал мир невечным, сотворенным Богом. Но он при этом не ограничивался ссылками на авторитет Библии и Платона, но стремился с помощью логических аргументов показать неправоту Аристотеля и Прокла. Для этого ему нужно было прежде всего подвергнуть критике восходящее к Аристотелю учение о том, что небо состоит из эфира и таким образом кардинально отличается от т.н. подлунного мира, состоящего из четырех элементов: земли, воды, воздуха и огня. Вместо идеи Аристотеля о том, что небеса состоят из эфира, Филопон предлагает вернуться к идее Платона, что небесные тела состоят из огня. Огонь - это один из элементов подлунного мира, поэтому, согласно Филопону, получается, что небесные тела состоят из элемента подлунного мира и, следовательно, между надлунным и подлунным миром не оказывается непроходимой пропасти. На возражение Прокла, что огонь сжег бы подлунный мир, если бы небеса состояли из огня, Филопон отвечает следующим образом:

"Пламя не есть природный огонь, но избыток огня, как и снег есть избыток холода. Природный огонь, скорее, есть нечто животворящее, нежели сожигающее, т.е. огонь есть то, что мы называем внутренним теплом[...] Следовательно, и небесный огонь - животворящий, а не сожигающий, поэтому нет опасности, что он сожжет все, что находится внутри (т.е. подлунный мир - И.Л.)."

Утверждая, что небеса состоят из огня, Филопон возрождает не только точку зрения Платона, но и перекликается с воззрениями Гераклита, стоиков, а также первых христиан. Например, во 2 послании св. апостола Петра мы читаем: "Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: "Где обетования пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается таким же". Думающие так не знают, что вначале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою: потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою. А нынешние небеса и земля, содержимые тем же словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков" (2 Петр.3,3-7).

Следует иметь в виду, что Прокл и неоплатоники приводили разнообразные аргументы в пользу того, что небеса состоят из элемента, отличного от тех, из которых состоит подлунный мир. Например, они говорили, что небеса не могут состоять из огня, поскольку небесные тела движутся вокруг центра мира, а огонь движется вверх от центра мира к своей сфере прямолинейным движением. На этот аргумент Филопон отвечает следующим образом:

"Говорят, что не может быть, чтобы небо двигалось прямолинейно, как, согласно Платону, по большей части движется огонь. Но в действительности, не только не необходимо, но и не может быть, чтобы небо двигалось прямолинейно, даже если оно и имело бы природу четырех элементов. Ибо ни целый элемент, ни часть его, когда находятся в своем, определенном природой месте, не движутся прямолинейно. Прямолинейное движение бывает свойственно лишь телам, которые удалились от места, которое им определено природой, и возвращаются в него, будучи движимы вложенным в них внутренним порывом. Ибо все желает оставаться в месте, определенном ему природой, как бы желая в нем спастись, и требуется сила, чтобы удалить тело из того места, которое присуще ему от природы. Поэтому вода и земля, толкаемые с большой силой некоторыми механизмами, могут двигаться из мест, ниже расположенных, к местам, расположенным выше[...] Следовательно, если небо находится в своем природном месте и состоит из огня, как учит Платон[...] то не может быть, чтобы оно естественным порывом двигалось прямолинейно. Ибо оно не может двигаться вверх прямолинейным движением, т.к. вне неба ничего нет. Если же будет двигаться вниз, то обязательно должно будет покинуть место, которое ему определено природой". Аналогичные аргументы будет позднее приводить Коперник, а вслед за ним и Галилей, когда потребуется объяснить, почему Земля как целое может двигаться круговым движением и почему это совместимо с тем, что отдельные части земли, будучи отделены от целого, движутся прямолинейно.

Доказав, что небеса могут состоять из огня, Филопон делает вывод что небеса могут изменяться. Таким образом Филопон ответил на главный аргумент своих противников, утверждавших, что небо вечно в силу своей неизменности. Отразив аргументы своих противников, Филопон сам переходит в наступление и начинает выявлять противоречия в учении Аристотеля и Прокла о вечности мира:

"Не может быть, чтобы какое-нибудь число на единицу превосходило бесконечность, даже если сам считающий вечен. Ибо бесконечность пройти нельзя, иначе она не была бы бесконечностью[...] Но если мир не имеет начала, то число лет до эпохи Сократа станет уже бесконечным, а если к ним добавить те годы, что уже прошли от времен Сократ до наших дней, то получится невозможное, ибо не может нечто быть больше бесконечности[...] И людей, которые уже родились, будет бесконечное число[...]"

Филопон пишет далее, что если предположить, что мир существует вечно, то получится, что бесконечность можно пройти. "Следовательно - делает вывод Филопон, - мир не существует вечно, ибо актуально бесконечное не может существовать".

Обратимся теперь к комментариям Филопона к "Физике" Аристотеля. Аристотель считал, что пустота не может существовать, так как, поскольку скорость тела, падающего в какой-то среде, обратно пропорциональна плотности среды, скорость падения тел в пустоте должна быть бесконечно большой. Филопон, считавший, что пустота существует, должен был как-то ответить Аристотелю:

"Если камнем было бы то, что движется, и этот камень двигался бы в пустоте, проходя расстояние в 1 стадий, то, конечно, камень проделает этот путь за какое-то время, например, за 1 час. Если же мы представим себе это пространство в 1 стадий заполненным водой, ясно, что за 1 час уже не закончится движение, но потребуется добавочное время по причине препятствующего. Итак, для прохождения через воду потребуется дополнительно еще 1 час; поэтому то же самое тяжелое тело через пустоту будет двигаться 1 час, а через воду - 2 часа; если же воду сделаешь более разреженной и до того тонкой, что из нее получится воздух, и если воздух будет в два раза менее плотным, чем вода, то в такой же пропорции уменьшится и то дополнительное время, которое требовалось для прохождения через воду[...] Следовательно, движение через то же пространство, заполненное воздухом, завершится через полтора часа."

Таким образом, Филопон показывает, что для того, чтобы объяснить уменьшение скорости падения тел при возрастании плотности среды, в которой падение происходит, вовсе необязательно считать, что тела должны двигаться в пустоте с бесконечной скоростью. Этим главный аргумент Аристотеля против существования в природе пустоты оказывается опровергнутым. Теперь Филопон переходит в наступление и показывает, что если бы пустота не могла существовать, мы пришли бы к абсурдным выводам:

"Если мы представим себе, что под небом нет тел, т.е. земли, воды, воздуха и огня, то что останется в этой области, кроме пустого пространства, имеющего три измерения? Разве что кто-нибудь скажет, что невозможно это мое предположение[...] Но ради рассмотрения и исследования природы вещей часто предполагаем и невозможное[...] Поэтому не абсурдно будет использовать некоторые предположения (даже если они невозможны) для рассмотрения других предположений[...] Также и Платон, когда исследовал причину упорядоченности вселенной[...] спрашивал, какой была бы вселенная, если бы она была отделена от Бога".

Предлагает Иоанн Филопон и другой "мысленный эксперимент": "Предположим, что пространство между небом и землей является пустым. Итак, если со сферы неподвижных звезд будет брошен камень, то он мгновенно достигнет земли, но что может быть более нелепым, чем то, что камень будет двигаться в бесконечное число раз быстрее, чем сфера неподвижных звезд; и если брошенное тело мгновенно придет от низшего к высшему месту или от высшего к низшему[...] то тогда камень одновременно будет вверху и внизу, что с очевидностью невозможно".

Эти "мысленные эксперименты" не случайно встречаются именно у Филопона. Для Филопона вселенная была не божеством, как для неоплатоников, но обычным творением. Бог вполне мог создать вселенную иной. Что же касается пустоты, то она упоминается уже в первой главе книги Бытия: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною" (Быт. 1.2). Согласно книге Бытия, более правдоподобным выглядит мнение, что Бог творил вселенную из ничего, и пока Он не заполнил ее творениями, вселенная могла быть пустой, как пустым остается лист бумаги, пока писатель не приступит к своему делу.

Что касается книги Филопона "Против Аристотеля", то она сохранилась лишь в виде отдельных фрагментов, приводимых неоплатоником Симпликием (VI в. н.э.), а также некоторыми арабскими комментаторами. Часть аргументов из книги "Против Аристотеля" сделалась известной в Европе начиная с 70-ых годов XIII века, когда фламандский переводчик Вильем Мербеке перевел с греческого на латинский комментарии Симпликия к книге Аристотеля "О небе".

Критика аристотелевских идей о невозможности пустоты и о вечности мира Иоанном Филопоном не осталась без внимания со стороны последующих поколений натурфилософов и ученых. Так, Авиценна и другие арабские мыслители, доказывая сотворение мира Богом, использовали аргументы, приводимые Филопоном в книге "О вечности мира против Прокла". Что же касается проблемы пустоты и движения в пустоте, то идеи Филопона были подхвачены учеными ХVI века, в частности, молодым Галилеем, ссылавшимся на Филопона в своей ранней работе "О движении" (1595 г.).