ГЛАВА II. Проект гражданского уложент и наша формулировка будущего закона.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Наш русский проект гражданского уложения вполне воспринимает господствующее учение по вопросу о приобретении движимостей и дает добросовестным приобретателям право собственности, несмотря на отсутствие легитимации у традентов.

«Мотивы» объясняют это прежде всего общими соображениями: „Подобное отступление от строгой последовательности начал римского права объясняется значением, которое в наше время получила движимая собственность, и общим стремлением законодателеств к установлению надлежащей прочности добросовестных сделок и к обеспечению правильного оборота ценностей" 1).

По нашему мнению, этого было бы и достаточно для принятия в наш будущий кодекс нового способа приобретеюя.

Но составители Проекта сочли нужным обосновать свои предложения еще и действующим унас правом: они утверждают, что и 1 ч. Х т. Свода Законов защищает добросовестных приобретателей, так что Проект принимает уже дей-

 

1) Гражданское Уложвше. Книга третья. Вотчинное право. Том первый. Ст. 1—174 с объяснениями. СПБ., 1902, стр. 48.

 

- 536 -

ствующия правила лишь с небольшими изменениями" '). Это свое понимание действующего у нас права составители Проекта подкрепляют соответствующими кассационными решениями, в которых они видят „постоянную практику Сената по вопросу о виндикации движимых вещей 3).

Мы лично, как показано выше, толкуем постановления 1 ч. Х т. как раз в обратном смысле, но, конечно, допускаем возможность и иного их объяснения, если для этого будут представлены убедительные аргументы: статьи 1 ч. Х т. по нашему вопросу достаточно темны для того, чтобы не давать исследователю возможности совершенно освободиться от сомнений.

Но мы решительно восстаем против того одностороннего подбора сенатоких решений, который сделан в «Объяснениях» к Проекту. Как мы также уже видели, Сенат все время колебался в своих воззрениях на вопрос о виндикации движимостей и давал по этому вопросу диаметрально противоположныя решения 3), так что видеть у нао постоянную практику, направленную на защиту добросовестных приобретателей, конечно, нельзя: это фактически неверно.

Да и к чему закрывать глаза на спорность и неясность наших действующих законовъ? К чему натяжки и искажение фактов, чтобы доказать, что Проект почти во всем согласуется с дейсотвующим правом? Составители Проекта совсем не стоят в таком положении, в каком стоял в свое время, напр., Сперанский, которому было прямо предписано ничего нового не вводить, а лишь привести в ясность и систему наличные законоположения. Идея защиты добросовестного оборота, как и всякая другая правовая идея, должна сама говорить за себя: раз она целесообразна и желательна, то она

 

1) Гражданское 'Уложете. Книга пятая. Обязательства. Том первый. Ст. 1-276 с объяснениями. СПБ., 1899, стр. 498. См. и Вот-чинное право в выше указанном местз.

2) Вотчинное право, там же, стр. 49.

3) См. выше, стр. 416-419.

 

- 537 -

и должна быть введена в Проект, хотя бы действующее право и не знало ее. Это в особенности относится к такому законодательству, как 1 ч. Х т. нашего Свода Законов, которая создавалась в то время, когда, по условиям экономической и юридической жизни, внимание законодателя обращалось почти исключительно на недвижимости, а вещи движимые стояли совершенно на втором плане, как res viles. Следовательно, оправдания, к которыми прибегают составители Проекта, в данном случае совершенно излишни: и без них никто бы не сделал редакторам упрека в ненужном отступлении от действующих начал, в легкомысленной ломке старины или в чем-нибудь подобном.

Так стоит дело с обоснованием нового способа приобретения в Проекте.

Теперь посмотрим, в каком объеме и в каком виде этот новый способ принимается Проектом.

Прежде всего наш вопрос нашел свое решеше в проекте обязательственного права в 1899 г.

Здесь ст. 228 говорит:

От добросовестного покупщика проданные ему движимые вещи не могут быть отобраны, хотя бы продавец и не был их собственником.

Похищенные или потерянные вещи могут быть в течение трех лет отобраны от всякого третьего лица; но купивший такую вещь с публичного торга или от лица, производящего торговлю подобными вещами, обязан возвратить ее собственнику лишь по возмещении уплаченной за нее цены и произведенных на нее необходимых и полезных издержек.

Процентные и другие бумаги на предъявителя ни в каком случае не могут быть отобраны от добросовестного их покупщика.

 

 

- 538 -

С первого же взгляда не трудно заметить, что статья эта составлена под сильными влиянием Кодекса Наполеона, как на это и указывают „Объяснения" ').

При этом однако Проект произвел в своем образце некоторыя улучшения: во 1-х, в нем ясно выражено требование добросовестности; во-2-х, отброшена туманная фраза о приравнении владения титулу; в 3-х, — и это еще важнее, — видимо сделан необходимым Justus titulus, объективно-действительная сделка приобретения; это мы заключаем из того, что ст. 228 Проекта находится в главе о „продаже", а это и есть тот титул, о котором мы говорим.

Зато с другой стороны, мы во многих отношениях считаем разбираемую статью неудовлетворительной.

Прежде всего, Проектом принята уже устаревшая конструкция: он говорить не о приобретении права собственности, а об „отобрании" вещи от покупщика. Неудовлетворительность этой процессуальной конструкции, уже всеми осужденной, нами выяснена выше 2).

Затем мы находим неосновательным изъятие из-под действия ст. 228 вещей украденных, и утеряиных 3), а в связи с этим считаем ненужным и особое выделение приобретений от профессиональных торговцев и на публичных аукционах 4).

Далее не можем мы одобрить, и огульного освобождения бумаг на предъявителя от виндикации: блогодаря возможности целесообразной публикации, введение нового способа прибpетeния здесь не вызывается необходимостью 5).

Наконец, нельзя не заметить, что разбираемая статья за-

 

1) Обязательства, J, стр. 498.

2) См. выше, стр. 481 сл. Ср. однако Cosack'a Beitrage, XIII, S.

3) См. выше, в этой же части, гл. I, § 4.

4) Прежде дело стояло, конечно, иначе. — Huvelin, Essai histori-que, p. 457-462.

5) См. выше, в этой же части,. гл. I, § 4.

 

- 539 -

нимает не надлежащее место: она должна быть помещена в отделе вещного права, так как она имеет общее значение и относится ко всем сделкам приобретения, а не к одной только продаже.

Проф. Удинцев совершенно правильно объяснил это нарушение системы тем, что редакторы Проекта спешили ввести новое начало в наш будущий кодекс и потому воспользовались первым же (хотя и не удачным) случаем для этого 1).

И действительно, в 1902 г. появился проекта „Вотчинного права", и наш вопрос получил здтс вторичную формулировку.

Однако удовлетворительной систематизации мы и здесь не находим. Мы полагаем, что весь наш вопрос может и должен быть разрешен в одном месте, а именно - в отделе о приобретении права собственности. Между тем в Проекте он разорван на три части: решение вопроса по существу помещено в самом начале Проекта, среди общих положений о вотчинном npaвe (ст. 12, 13); затем в „общих положениях" о npaвe собственности речь идет об исключении для вещей похищенных и потерянных (ст. 36, 37), а также о деньгах, о бумагах на предъявителя и о вещах вообще заменимых (ст. 38); наконец, в наиболее подходящем для нашего вопроса месте, — в главе о приобретении права собственности на движимые вещи, — речь идет только о погашении вещных прав, принадлежащих третьим лицам, в случаях добросовестного приобретения вещи от несобственника (ст. 102); здесь же идет речь и об особых объекmaх: о мореходных и речных судах и вообще о вещах ,, приобретение коих обусловлено особыми, установленными законом, формами" (ст. 103).

Такая, черезполосность в одном и том же вопросе оправдана быть не может.

 

1) Удинцев, Киев. Унив. Изв., 1900, № 4, стр. 185 сл.

 

- 540 -

Теперь рассмотрим самые постановления вотчинного права.

Прежде всего отметим, что для приобретатей от лиц управомоченных Проект принимает систему traditio. А именно, ст. 98 говорит:

Право собственности на движимую вещь приобретается, на основании заключенного между собственником и приобретателем договора, со времени передачи вещи приобретателю.

Передача совершается посредством вручения вещи или предоставления ее иным путем во владение приобретателя.

Первая часть этой статьи была еще раньше воспроизведена в ст. 224 «Обязательства» 1), и 2-ая часть получает свое дальнейшее развитие в последующих статьях «Вотчинного права». Так, ст. 99 говорит о передаче посредством коносаментов, накладных и т.п. 2) Ст. 100 предусматривает тот случай, когда отчуждаемая вещь находится у третьего лица: тогда достаточно одного лишь извещения этого третьего лица о состоявшемся отчуждении 3). Наконец, ст. 101 допускает traditio brevi manu и constitutum possessorium 4).

 

1) Ст. 224: Право собственности на проданное имущество перехо-дить к покупщику.... при продажтэ движимого имущества со времени передачи.

2) Ст. 99: Передача товара может быть соверииена вручёшем приобретателю накладной, коносамента, складочного свидетельства или другого документа, дающого приобретателю возможность распорядить-ся товаром, причем, в случай надобности, отчуждателем должна» быть сделана на докуменгв передаточная надпись.

3) Ст. 100: Право собственности на вещь, находящуюся у треть-яго лица по закладу, найму, ссуд!., иоклаже или иному договору, счи-тается приобретснным, без передачи, со времени извещения сего ли-ца собственником о состоявшемся договор!) иб отчуждении.

4) Ст. 101: Право собственности на вещь считается приобр-втен-ным со времени состоявшогося договора об отчуждении, без пере-

 

- 541 -

Специально же к нашему вопросу здесь относится прежде всего ст. 12, которая говорит:

Движимая вещь признается собственностью того, кто ею владеет, пока не доказано противное.

Право собственности или иное вотчинное право на движимую вещь, приобретенное от владельца, остается в сид, хотя бы впоследствии по судебному решению было признано, что вещь эта владельцу не принадлежала.

Лицо, незаконно распорядившееся вещью, подлежит ответственности на основании статьи 9 ').

Затем ст. 13 постановляет:

Бесповоротность вотчинных прав на движимые вещи не наступает: 1) если право приобретено безвозмездно; 2) если приобретaтeль, во время приобретения права, действовал недобросовестно, зная, что вещь не принадлежит лицу, от которого право им приобретено, и 3) в отношении вещей похищенных ими потерянных.

Наконец, ст. 14 ко всему этому прибавляет:

Добросовестность приобретения вотчинных прав (ст. 8, 9 и 13) всегда предполагается,

 

 

дачи: 1) если вещь находится уже у приобретателя; 2) если вещь оста-вляется приобретателем у отчуждателя по закладу, найму, ссуде, по-клаже или иному договору.

1) Ст. 9 говорит: „Лицо, распорядившееся правом, которое не-правильно было за ним записано в вотчинной книгв, обязано потер-певшого от этого распоряжения в силу безповоротности прав (ст. 6 и 7) вознаградить в размере полученного обогащения или в разм-р-в всей суммы причиненных убытков, смотря по тому, действовало ди оно добросовестно или недобросовестно".  ".

 

- 542 -

и тот, кто ссылается аа недобросовестность, должен ее доказать.

Таким образом в общем и здесь те же самые идеи, которые несколькими годами раньше были выражены в ст. 228 „Обязательств".

В частности начало ст. 12, как видим, вполне воспроизводит статью 534 1 ч. Х т. Свода Законов. Однако здесь, в отличие от 1 ч. Х т., область, противного ограничивается весьма существенно и именно и пользу нового способа приобретения: здесь, по 2-ой части ст. 12, приобретение от несобственника, остается в силе, а потому и не входит в область „противного", тогда как по 1-ой части Х т. в этих случаях получается владение незаконное (ст. 420, 529 и 1384), всецело входящее в область противного и безусловно подлежащее виндикации (ст. 609). По Проекту в область „противного" входить только то, о чем говорят ст. 13 и 103.

Таким образом одна и та же формула, — начало ст. 12, —наполняется совершенно различным конкретным содержанием по Своду Законов и по Проекту, что, — как мы уже не раз упоминали, —является вполне естественным относительно общих и формальных положений.

Здесь мы еще раз убеждаемся в правильности данного нами выше толкования ст. 534 1 ч. Х т.: сама по себе она не может служить основанием для защиты добросовестных приобретателей; для этого нужно еще определенное и прямое, указание в законе на эту защиту; такое указание и есть в Проекте; с ним должна быть согласована и рассматриваемая формула: она является лишь итогом конкретных указаний закона, а потому ее роль служебная; в 1-ой же части Х т. не только нет подобных указаний (нужны указания общие, а исключительные случаи распространению не подле-жат), но даже наоборот: из ряда статей обнаруживается незаконность приобретений от несобственника, а потому эти

 

- 543 -

приобретения и представляют собою то «противное», которое может доказывать потерпевший собственник.

Такое же общее и формальное (конкретно вопроса не решающее) значение имеет и 1-ая часть ст. 35 „Вотчинного права".

Собственник вправе отыскивать свое имущество из чужого незаконного владения и требовать от ответчика вознаграждения за убытки.

Здесь, как и в ст. 609 1 ч, Х т., все зависит от того, что считать владением незаконным. По 1 ч. Х т. приобретатель от несобственника является владельцем незаконным, а потому он и подлежит виндикации. По Проекту же такие приобретения «остаются в силе», а потому виндикации и нет. Формула одна и та же, а решение конкретных случаев диаметрально противоположно.

Но идем дальше. Вторая часть ст. 12 делает громадный шаг вперед, по сравнению со ст. 228 «Обязательств» в деле конструкции: здесь речь уже идет совершенно правильно о приобретении права собственности и иных вотчинных прав.

К сожалению, в это же самое время Проект не дает прямого и определенного указания на необходимость объективно-действительного титула. В ст. 228 «Обязательств» наш вопрос поставлен был несколько лучше: там он нормировался казуистически в сделке продажи, а потому действительность этой сделки, — в виду полного отсутствия каких бы то ни было указаний на противное, — разумелась сама собою. Здесь же, — в «Вотчинном праве», — как мы уже отметили выше, статья наша помещена не в отдел о приобретении права собственности по договору, а среди общих положении обо всем вотчинном праве. Таким образом, место в системе не дает никаких указаний. Правда, самый текст ст. 12 и 13 ясно указывает на необходимость двусторонней сделки, и так как и здесь никаких особых изъятий не

 

- 544 -

сделано, то, очевидно, и сюда относятся общия правила о сделках. Таким, образом наиболее вероятно то предположение, что нужен объективно-действительный титул. Но с другой стороны, когда нет прямого указания, возможны сомнения. Так, когда в начале ст. 12 говорится, что владение признается собственностью, то можно подумать, что весь центр тяжести приобретения помещается в деятельности приобретателя в такой же чрезмерной дозе, как это мы уже видели в Кодексе Наполеона. А раз это так, то об этом можно только пожалеть.

Переходим к ст. 13.

Здес в числе условий защиты приобретателя поставлена прежде всего возмвздность приобретения 1). Это требование вполне разделяем и мы; следовательно, останавливаться на нем дольше нет основания.

Вторым условием является добросовестность. Определять, подобно Общегерман. Уложению, какая неосторожность делает приобретателя недобросовестным, составители Проекта не нашли нужным и признали более осторожным предоставить оценку добросовестности благоразумному усмотренио суда, который в каждом отдельном случае примет в соображение все обстоятельства, сопровождавшие приобретение чужой вещи 2).

По наниему мнению, это — чрезмерная осторожность: без свободы усмотрения суда, конечно, не обойтись, и стеснять его мелочными казуистическими предписаниями было бы нецелесообразно, но в то же время этому суду законодатель должен дать pyкoвoдящие указания, и уже в пределах этих указаний суд будет действовать свободно, и в общем создастся желательная практика. Мы, например, полагаем, что не только грубая, но и всякая небрежность должна приравниваться к недобросовестности; если это основатель-

1) Мотивировку см. в., Вотчинном прав", I, стр. 49 ел,

2)., Вотчинное право", I, стр. 49.

 

- 545 –

но, то и в законе должно быть сделано соответственное указание; это отнюдь не стеснит судью, а наоборот, облегчит его труд и нравственную ответственность и создаст однообразную практику.

Далее, по содержанию своему добросовестность, по Проекту, должна состоять в незнании, что данная вещь не принадлежит отчуждателю. Мы считаем это слишком узким: подобно Общегерманскому Торговому Уложению '), мы признали бы приобретателя добросовестным, когда он считает отчуждателя не только собствепником, но и вообще лицом, так или иначе уиравомоченным на отчуждение. Нам это кажется более последовательным: делать здесь различия и принимать узкое понимание bona fides нет никакого основания.

К вопросу о добросовестности относится и ст. 14, которая onus probandi совершенно правильно возлагает на истца-собственника.

Наконец, ст. 13 исключает применение ст. 12-ой, когда вещь оказывается похищенной или потерянной.

Сюда же относятся ст. 36 и 37.

Ст. 36: Собственник вправе отыскивать похищенную у него или потерянную вещь от всякого, даже добросовестного приобретателя, но от сего послтднего в течете трех лет со дня похищения или потери.

Ст. 37: Владелец похищенной или потерянной вещи, добросовестно приобретенной с публичного торга или от лица, производящего торговлю подобными вещами, обязан возвратить ее собственнику лишь по возмещении уплаченной за нее цены и произведенных на нее необходимых и полезных издержек.

1) См. выше, стр. 217, 3:18. Об Общегерман. Гражданском Уложении см. стр. 283 ел., 290 ел., т

 

- 546 -

Мы ко всему этому выделению украденных и потерянных вещей относимся совершенно отрицательно. Почему? Это указано выше.

Затем ст. 38 „Вотчинного права" отчасти повторяет, а отчасти дополняет 3-ю часть ст. 228 „Обязательств":

Деньги и вообще заменимыя вещи, а также бумаги на предъявителя не могут быть отыскиваемы от приобретшего оные добросовестно и возмездно, хотя бы были похищены или потеряны.

Это широкое устранение виндикации составители Проекта объясняют обычной здесь невозможностью доказать тождество разыскиваемых вещей. Дальше они продолжают: „Само собою разумеется, что во всех случаях, где эта неопределенность тождества вещей по особым обстоятельствам устраняется, когда, например, имущества, вообще заменимые, в данном случае отмечены особыми знаками, индивидуально их определяющими, или когда заменимые вещи находятся, как содержимое, в определенном предмете, например, деньги в бумажнике, рожь в мешке, снабженном особыми знаками собственника, и когда таким образом возможно определить, кому принадлежит, бумажник или мешок, то тогда речь идет уже не о заменимых вещах, а о вещи, точно определенной, к которой применяются общие правила проекта" 1).

Здесь приходится констатировать разногласие между предлагаемым законом и обьяснениями к нему. Закон огульно устраняет виндикацию денег и бумаг на предъявителя и только все прочие движимости делит на заменимые и незаменимые, устраняя виндикацию для первых «Объяснения» же относят различие заменимости и незаменимости ко

1) Вотчинное право, 1, стр. 138 сл.

 

- 547 -

всем предметам, упомянутым в разбираемой статье, т. е. и к деньгам, и к бумагами на предъявителя.

Имея в виду прежде всего текст закона, мы вполне принимаем его постановление относительно огульного устранения виндикации денег; относительно же бумага на предъявителя мы держимся противоположного мнения основания которого указаны выше. Что же касается, наконец, всех прочих движимостей, то ст. 38 здесь вводит так наз. естественное ограничение виндикации; но оно в специальной санкции закона не нуждается, так как само собою вытекает из самой сущности виндикационного иска. Поэтому здесь совершенно лишней является и заключительная оговорка ст. 38:  „хотя бы были похищены или потеряны", — виндикация здесь во всяком случае не осуществима.

Объяснения же к ст. 38, вопреки постановлений этой последней, допускают — в случаях похищения и потери и при индивидуальной различимости — виндикацию и денег, а бумаги на предъявителя оказываются подлежащими винди-кащи только в этих случаях. — Ни с тем, ни с дру-гим согласиться мы не можем.

Теперь нам остается рассмотрет ст. 102 и 103. Из них первая гласит:

При приобретении права собственности на вещь, переданную во владение приобретателя, согласно статьями 98, 99 и 101, погашаются принадлежащие третьим лицам вотчинные права на ту же вещь, если эти права не были известны приобретателю.

Здесь содержится вполне рациональное и оправдываемое логикой положение, по которому если допускается приобретение положительных прав, то должно быть допускаемо и освобождение от обременений.

Наконец, ст. 103 дает дополнительные указания относительно объектов приобретения:

 

- 548 -

Право собственности на мореходные и речные суда и прочие вещи, приобретение коих обусловлено особыми, установленными законом, формами, переходит к приобретателю лишь с соблюдением означенных форм.

С этим положением нельзя не согласиться. Как мы уже и выше говорили по вопросу о бумагах на предъявителя, новый способ приобретения уместен только там, где это вынуждается обстоятельствами. Во всех же случаях, когда так или иначе оказывается возможной безвредная для оборота защита уже существующей собственности, т. е. когда приобретатели могут легко и точно ориентироваться в вопросе о принадлежности данной вещи, — новому способу приобретения места нет.

Таковы постановления проекта по нашему вопросу. Теперь нам остается сделать собственное предложению. По нашему мнению, будущий закон должен бы гласить так:

Кто приобрел движимую телесную вещь, — не исключая и денег, даже бумажных, — посредством объективно-действительной возмездной сделки в собственность и получил ее в свое реальное владение, добросовестно и без всякой небрежности приняв отчуждателя за лицо, управомоченное на отчужденю данной вещи, тот нолучает на нее право собственности. Вследствие этого прежний собственник теряет свое право, но он может преследовать отчуждателя в уголовном порядке и требовать с него вознаграждения за убытки по общим правилам.

Аналогично приобретаются и другие вещные права на движимости, а также и уничтожаются вещные обременения, лежавшие на ве-

 

- 549 -

щи, о существовании которых приобретатель добросовестно не знал.

Из приведенных правил изъемлются бумаги на предъявителя и вообще все вещи, отчуждение и неправомерная утрата которых подлежит особо установленной регистрации или публикации. Изъемлются также и объективно — для каждого — незаменимые по своим качествам вещи: оригинальные произведения искусств, предметы редкости и т. п. Определение этой категории вещей в каждом отдельном случай предоставляется усмотрению судьи.

В заключение заметим, что все эти правила вполне мирно уживаются с „системой соглашения" '), которую мы рекомендуем для приобретений от лиц управомоченных на отчуждение. По этому последнему вопросу см. выше, стр. 170 сл.

 

 

1) Franken, Verhandl. des XV Deutschen Juristentages, I, S. 27, Anm. I, S. 50.