ГЛАВА XI. Русское право.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

Предыдущей главой мы закончили рассмотрение иностранных законодательств по нашему вопросу.

Все изложенное выше, кроме самостоятельного интереса, имеет для нас и другое зиачение: имея многочисленные образцы решения нанего вопроса, нам будет легче разбираться в более важной для нас области — в области права русского, которое отличается крайней бедностью постановлений по нашему вопросу.

Рассмотрение русского права мы также разделим на две части: историческую и догматическую. Первую мы начнем с договоров русских с греками Х в., а во второй, кроме нашего свода законов, рассмотрим еще и те законодательства, которые действуют у нас в отдельных частях Империи.

А. Часть историческая.

§ 1. Общие замечания.

В историческом изучении права, как и во всяком другом научном исследовании, чрезвычайно важную роль играет, — само собой разумеется, — правильность методологических приемов 1).

1) Самоквасов, Ист. рус. пр., т. I, вып. 1, стр. 161, 1&В, 174. 41

 

- 322 -

В последнее время исследователн истории права все чаще и чаще прибегают к сравнительно-истори-ческому методу 1), который имеет своей основой „единство психологических и физических законов природы человека" 2); благодаря этому единству, одни и те же отношения (у различных народов, но при одинаковых условиях жизни) регулируются одними и теми же нормами, так что является возможность, при обычной недостаточности источников истории права одного народа разъяснять историей права другого народа 3).

Из сказанного вытекает, что сравнительный метод может быть полезным для изучения русского права не только сравнительно с другими славянскими законодательствами 4), но также и — с правом всякого другого народа, а потому не только для нас, русских, может, быть полезно изучение истории, напр., германского права, по и наоборот, — для разъяснения спорных вопросов германского права можно бы найти много интересного материала и истории русского и других славянских закоподательств 5). Необходимо только надлежа-

1) Мацтьевскт, Чтвтя в И. 0. Ист. и Др., 1856, кн. 1, стр. 3. Морошкгт в OiniiT'li Исторнг Рейца, стр. 413 ел. Ji'recek, Das Recht in Bohmen, S. 40 f.. ileouwoQww, Пстория, стр. 50 ел. Эогоикит, Ме-тод и сродств<г сравнит, пзучетя, (; t[). 5 и ел. Самоквасов, там же, стр. 242 ол. ВладимустЦ-Дуданов, Сборн. госуд. знашй, IV, стр. 5, Филиппов, Сборник статей, посвящ. М. Ф. Владимирскому-Будано-ву, стр. 2 ел. Салейл, Журн. Мин. Юст., 1905, № 8, стр, 237 ел.

2) Владгшгрск е-Буданов, Обзор, стр. 2. Леонтович, там же, стр. 83 ел. ... — -

3) Зогоскин, назв. соч., стр. 11.

4) Напр., Ывстишев уже данию за. ме'гил, что „в Заковах дрёвних чехов Славянское Право сохранилось в большсм объем, нежели в Законах других Славянсеих народов". — Журн. Мин. Нар. Пр., ч. 80, 1841, стр. 99. Проф. Влпдилчрский-Будтюв указы-вает на „ближайшее и поразительное сходство" между законами Ве-принца и Русской Правдой. — Жури. Мин. Нар. Пр., ч. 214, 1881, стр.100,112..

в) Филгтпов, назв. Сборнпк, стр. 3. Л.. Веляев, Сборн. Правов-вдения, V, стр. 5, 10.

 

- 323 –

щее и правильное пользование этим методом. Проф. Свргеевич по этому поводу говорит: „Применение сравнительной методы преднолагает, что сравниваемые явления уже выяснены в своих признаках. Сравнение, следовательно, не есть способ обработки данного положительного права. Всякое положительное право может быть обрабатываемо только на основании его собственных источников. Чего не дают эти источники, то не может быть пополнено сравнением. Сравнительная метода не в силах прибавить к системе данного исторического права ни одного нового факта. Она может только пролить новый свет на существующее и навести на объяснение неясного, несовершенно досказанного в источниках свидетельства" 1).

Но вот здесь-то и обнаруживается вся наша неподготовленность к пользованию сравнительно—историческим методом. Проф. Загоскин говорит: сравнительно-исторический метод у нас пока — pium desiderium: пользоваться им еще нельзя, так как наши материалы пока ничтожны и не разработаны, а потому мы рисковали бы делать произвольные и неудачные сближения, сопоставления и гипотезы; пользоваться этим методом можно будет тогда, когда будут разработаны история славянского права, право скандинавское, византийское, монгольское, литовско-русское; теперь же все это остается еще почти вовсе не разработанными 2). То же самое констатирует и проф. Самоквасов 3). Даже о нашей русской истории не так еще давно Кавелин говорил: „Собственно ученое обрабатывание русской истории представляет самую жалкую картину" 4). Конечно, с тех пор многое изменилось,

1) Серггьевич, Левщи, 1883, стр. 22. Вообще о сравнительном метод — М. Ковалевенгй, Иеторико-сравнит. метод, lapauoecKw, Сравнительное правоведение, Иконников, Опыт рус. исторюграфии, т. I, кн. 1, стр. 169 ел.

д) Зогоскин, История права рус. народа, I, стр. 114 ел.

3) Самоквасов, Ист. рус. права, I, 1, стр. 272.

4) Кавелин, Собр. соч., I, стр. 9.

 

- 334 -

но, в виду краткости истекшего времени, еще многого остается и желать. Что касается далее литовско-русского права, то его еще только что начали изучать '). Вопрос о действии и значении у нас византийского или греко-римского права также еще вполне не исследован 2).

Таким образом пользование сравнительно-историческим методом возможно пока лишь в ограниченных размерах.

Посте этих предварительных замечаний мы приступаем к рассмотрению постановлений наших законодательных памятников и начнем это с договоров русских с греками.

§ 2. Договоры русских с греками.

\

Договоры русских с греками 3), это — древнейшие памятники в нашей истории права. Относящиеся к нашему вопросу статьи имеются в двух договорах: 911 г. и 945 г.

1) Ясгтский, Лекции, I, стр. 14. Зигоснин, Нет. права рус. на-рода, I, Стр. 112. Квачемкий, Ж. Гр. и Угол. пр., 1876., кн. 4, стр. 225. Демченко; Наказание по Лит. Статуту, стр. 5 и прим. 2. Чарнщ-•niu, Kiev. Унив. Изв., 1866, № 9, стр. 1, 4, 12. Дювернуа, Чтения, I, стр. 200.

2) См.,. напр., статью Флоргштаю в Сборник, посвящ. М. Ф. Владимирскому-Буданову, стр. 406, 410.

3) Текст этих договоров см. в Хриетонатш проф Влади-лирского-Вуданова, вып. 1; кром того, — Н. Jlrecek, Svod zakonuv slovanskych; параллельно и на польском языке--R 'ko'ii; iedl, Prawda Rnska, II. Вн-вшнюю историю договоров дают Владилпрснгй-Буда-нов, Обзор, стр. 90 ел., Серпьевгт, Литии,'1890, стр. 27 ел., Яс. ик-ский, Лекщи, I, стр. 38 ел., Лотимов, Мирныо договоры, стр. 48 ел. И. Впляев, Времонник-ь Общ. ист. и дрецп. росс., кн. 15, стр. 42 ел., 90 ел-Его же Лекщи, стр. 63 ел., Соколескт., Ииев. Унии. Изв., 1870, Л" 4, стр. 3 од., Забчьлгм, Иетория рус. жизни, t, стр. 126 ел., 157 ел., Ди-митргу, Визант. Временник, т. II, вып. 4, стр 531 ел., 539 сд., 545. Самоквасов, Варииав. Уннв. Известия, 1886, №б, стр. 17 ел. KpoM'S того, — Татищвв, Нстория, кн. 2, стр. 20 ел., 29 ел. Еарамзин, История, I, стр. 136 ел., 151 ел. Погодич, Др. рус. иетор{я, I, стр. 22 ел, 39 ел. Соловъев, Истории, кн. 1, стр. 119 ел., 124 ел. Крапая

 

- 325 -

Но здесь не так еще давно имело место новое затруднение, теперь уже, правда, устраненное. А именно, в конце XVIII в. немецкий ученый, Schlozer, посвятивший свои силы изучению истории русского права, решительно выступил с утверждением, что первоначальная русская история недостоверна., так как недостоверна летонись Нестора, а в том числе и тексты договоров русских с греками '). За Shlozer'oм, последовали и некоторые pyсскиe ученые 2). Но господствующее мнение всегда отвергало этот взгляд 3), и теперь уже никто не сомневается в подлинности как нашей летописи4), так и указанных договоров 5).

сведизния и указания дают Le Clerc, Histoire, I, p. Ill ss., 124 as., Вол-тин, Примеч. на ncTopilo Леклерка, I, стр. 69 ел., 448 ел. Его же Критич. при. меч. па I т. ист. кн. Щербатова, стр. 216 ел, 228 ел. Стуиттер, История, I, стр. 30 ел., 36 ел., Дьвов, Сын Отеч., 1814, Л' 33, стр. 6 ел., Ewers, Gescbichte, 1, И. 13 f.,'16 i. Василевв. Веетн. Европы, 1822, Л» 7, стр. 161 ел.,' Коровщкт., Сын Отеч., 1829, № 48, • стр. 90 ел., Еайданов, Начертание иетории, стр. 5, 7, Устря. юв, Рус. история, ч. 1, стр. 72, 75. Тобим, Жури. М. Н. Пр., 1845, ч. 48, стр. 72, Рождественскгй, Обозрение, стр. 35 ел.

1) Schlozer, Probe Russ. Аппаиев, S. 145, 203. Зат"Ьм его лее, Нестор, II, S. 297, IV, S. 47, V, S. 181 ff.

2) Строев, Труды и летописи Общ. ист. и древн., ч. IV, кн. 1, стр. 167 ел. Скромнеико, О недостоверности др. рус. истории, стр. 1-67. Ср. Морошкгта в Оныт истории Рейца, стр. 373 ел.

3), Krug, Krit. Vcrsnch, S. 108 ff. Его же Zur Mimzkunde, S. 126 f., 187. Эверс, Предварит. Крит. изслед., 11, стр. 240 ел., 249 ел., 256 ел., 266 ел, Рейц, Опыт истерт, стр. 18. Карамзине, Исе., I, прим. 308.. Погодин, Библиот. для чтения, VI, отд. Ill, стр. 77—104, Руссме Историч. Сборник, т. I, кн. 3, стр. 118 ел., кн. 4, стр. 98 ел., 102 сд., 107 ел., Его же Нестор, стр. 3 ел., 115 ел., 119 ел. Его же Изследов., замеч. и лекщи, 1, стр. 7 ел., 77 ел., 119 ел., 127 сд., 199, 235 ел. Срезневский, Извеспя Имп. Ак. Наук, I, стр. 309 ел, Каве-лии, Собр. соч., I, стр. 115 ел. Нвволгт, Поли. собр. соч., II, стр. 459.  •

1) Маркевич, О летописях, Т, стр. 28.

б) Дювернуа, Источники права, стр. 14. Сокольснии, KieB. Унив. Извесэтя, 1870,.№ 4, стр. 1. Хлчьбников, Общество и государство,

 

- 326 -

Принявши это последнее мнение как доказанное, мы должны далее остановиться на вопросе – какое  право, — русское или греческое, — выражено в этих договорах?

Проф. Загоскин видит в них впервые документированный „устав и закон русский" 1), а проф. Ссргеевич усматривает в них преимущественно следы греческого права: русское право допущено лишь настолько, — насколько это не противоречило желанию греков обуздать примитивные нравы руссов, приходивших в Грецию; нормы договоров даже и предназначались к действию в Греции, а не в России, но впрочем их влияние могло распространяться и на Россию 3). В общем такого же мнения держится и проф. Владилпрский-Буданов, но только, но его мнению, перевес оказывается на стороне русского права: „Право, выраженное в договорах, не есть ни право византийское, ни чисто русское' оно составлено искусственно договаривающимися сторонами для соглашения русского обычного права с столь отличным от него культурным византийским правом. Однако в договорах гораздо больше следов русского права, чем византийского, — не потому, что pyccкиe взяли перевес над греками, а потому, что культурному человеку легче приспособиться к младенче-

стр. 362 сл. (сводятся аргументы за и против). Ламбгш, Журн. Мин. Нар. Пр., ч. 1G8, 1873, стр. 12]. Забелии, Историярус. жизни, I, стр. 47.2 ел., 479, И, стр. 127, Г-Х) ел. Вллплв И., Ловщи, стр. 64. Самоквасоо, Варииав. Унив. Известия, 1886, Л» 6, стр..1 ел., 5 ел. Свргчьевич, Лекпш, 1890, стр. 29. М. Ясинский, Лекщи, стр.- 48. За-госкин, Ист. права рус. народа, 1, стр. 485. Лониинов, Мирные дого-воры, стр. 17. ВладилЛрскИс-Вуданов, Обзор, стр. 92.

1) SatocKUM, Hc'ropin права рус. народа, I, стр. 186, 486. Преж-де — И. Вч. шев, Лекщи, стр. 63 ел., Гож^ественский, Обозрите, стр. 36, Мацчъевцкш, Чтения в ибщистве no'ropin, IV58, кн. 1, стр. 19.

2) Сериъевгм, Журн. Мин. Пар. Пр., 1862, ч. 219, стр. У4 ел., 114; его же Декцш, 1890, стр. 55 ел. Так и проф. Лиериивневги, ч, Курс, I, 2, стр. 36U. Смешанный соитав содержания договоров от-мечен и CjJe^nvecKiiM. u, Пзв"Бстия Лкадс. мии 11аук, 111, IV54, стр. 5.0. Так же и С тесаное с кги, Журн. Мин. Нар. Пр., ч. 165, 1873, стр. 277.

 

- 327 –

скому состоянию, чем наоборот" 1). Этот последний взгляд разделяется и проф. Ясинским 2). Несколько раньше проФ. Сокольский разобрал содержание договоров по отдельным отраслям права особо и установил, между прочим, что норм гражданского права в договорах мало, да и те касаются главным образом порядка наследования; что же касается уголовно-правовых постановлений, то их главная основа — чисто русская 3). Для нас это важно потому, что к нашему вопросу относятся именно статьи уголовно-правового содержания, так как в каждом примитивном законодательстве право частное и право уголовное в значительной степени сливаются между собою 4).

Теперь обратимся к самому тексту соответствующих статей договоров.

Ст. 12 договора Олега 911 г. говорит:

О том аще украден будеть челядин Рускый, или вскочит, или понужи продан будет, и жаловати начнут Русь, да покажется таковое от челядина, да имуть и в Русь; но и гостье погубиша челядин, и жалують, да ищут, и обретаемое да имуть е, аще ли кто искушения сего не даст створити, местник да погубит правду свою 5).

 

1) Владилпрский-Буданов, Обзор, стр. 92.

2) Ясгтскгй, Лекщи, стр. 54 ел. Там же см. и о прежних взглядах на этот вопрос, стр. 58 ел. См. еще и мнение г. Лонггто-ва, Мирн. договоры, стр. 114.

3) Сокольский, KieB. Унив. Известия, 1870, Ле 4, стр. 17 ел., 19.

4) Рейц, Опыт, стр. 55. Эверс, Древн. рус. право, стр. 345, 350. Троцгта, Ист. суд. учреждешй, стр. 2, 28. Ствфановсмт, Журн. Мин. Нар. Пр., ч. 165, 1873, стр. 276, 284, 291 ел. Ср. Шериивневгт, Курс, I, 2, стр. 358.

5) Владимирск е-Буданов, Христомапя, I, стр. 7. По этому же изданию будем цитировать и остальныя статьи договоров с гре-рами.

 

- 328 -

Станиславский объясняет эту норму следующим образом: „Хозяин украденного, беглого или по принуждению проданного раба мог жаловаться (вероятно, местному начальству) и искать его, отыскав же взять обратно, в особенности ежели сам раб покажет, каким из означенных противозаконных способов он перешел во владение другого другого лица". Кроме того, Cmaниславский совершенно правильно замечает: „в этой статье говорится об одном только предмете собственности, именно о челядинах или невольниках, но правила, здесь постановленные, легко могли быть применяемы и к другим вещам" ').

Во всем этом главное и существенное для нас, — право собственника взять своего раба обратно, где бы он ни нашел его: ubi rem meam invenio, ibi vindico. Это право одинаково признается всеми толкователями приведенной статьи 2).

Теперь переходим к договору Игоря 945 г.; здесь ст. 3 говорит:

Ащо ускочит челядин от Руси, но не же иридут в страну царствия нашего, и от святого Мамы, аще будет, да поимут и аще ли не обрящется, да на роту идут наши хрестеяне Руси по вере их, а не хрестеяни по закону своему: ти тогда взимают от нас цену свою, якоже yстановлено есть преже, 2 наволоц за челядии 3).

1) Станиславский; Изсл+з; г. овашо, стр. 10.

2) SchloMr, Пестор, Ш, S. 329. Eirers, Oesdiiclite, I, S. 15. Эверсл, Дровн. рус. право, стр. 17.< Ич^тм. тп, Иотория, I, стр. 140. Рейи,, Опыт, стр. 66, иримеч. 'E. fimcK'nl, Ж, урн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 30.

3) См. и ст. 4 того же; i, urouop; i:.,.\nu;.111 к'го o'r'i) людии царства. наниего, ли отт» i'(; po, i, a нашого, или (п"ь nirbx'b город, ускочить че-лядин цашь к b; im'i», и иринсссть чти.; i. a псилтить и опять; и еже что нриносл будеть, псе u'li.'io, n; i, ii, iio:! i, Mfi'ii (гп, него; iii.'uiTi4iK; i дна". Проф. Владими'р (; кии-Г»уд'чиоц ronopiiTi,: „O'ro то; ко самое иоста-

 

- 329 -

Проф. Владимирский-Буданов переводит эту статью следующим образом: „Если челядин (русс) убежит из Руси и придеть в Греческое царство, или убежит от св. Мамы (из предместья Царяграда, где должны были жить приезжие руссы), то если найдут его, пусть возьмут. А если не найдут, то руссы (христиане по вере своей, а язычники по закону своему) должны присягнуть (в том, что челядин действительно убежал) и получают от греков цену раба — 2 наволоки за каждого, как установлено" 1).

Здесь та же самая основная идея, что и выше: ubi invenio, ibi vindico 2).

Наконец, ст. 6 того же договора Игоря гласит так:

Аще ли ключитеся украсти Русину от Грек что или Гречину от Руси, достойно есть да взворотить (е) не точые едино, но и цену его; аще украденное обрящеться продаемо, да вдасть и цену его сугубо, и т показнен будеть по закону Греческому, и по уставоу и по закону Русскому 3).

Существенное для нас в этой статье состоит в сле-

новление, что и в ст. 3-й, только определяющее обязанность рус-ских относительно греков".-Христомапя, I, стр. 14, прим. 17. ') Владгшьрский-Буданов, там же, стр. 14.

2) • Татгщвв, ИсториЯ, кн. 2, стр. 31 ел. Schlozer, Нестор, IV, S. 69. Эве-рс, Древн. рус. право, стр. 200 ел. Дарамзгт, История, I, стр. 153. Bakowiecki, Prawda Ruska, И, str. 13. Погодгт, Др. рус. история, I, стр. 40. Станиславский, назв. соч., стр. 17 ел. Соколь-скгй, Киев. Унив. Изв., 1870, № 4, стр. 24 ел. Соловьев, История, кн. 1, стр. 125. Серггьевгм, Журн. Мин. Нар. Проев., 1882, ч. 219, стр. 95. Его же Лекщи, 1890, стр 38.

3) См. и ст. 5 того же договора: „Аще ли кто покусится от Ру-си взяти что от людий царства наниего, иже то отворить, покажнен будеть вельми; аще ли взял будеть, да заплатить сугубо. И аще ство-рить (тоже) Грьчин Русину, да приметь ту же казнь, якоже прьял есть и он". См. об этой стать замечание проф. Владим.1рска, —го-Буданова, Христоматая, I, стр. 15, прим. 18 in fine.

 

- 330 -

дующем: „Вор должен возвратить не только самую украденную вещь, но еще столько же, сколько они стоит; если же вещь уже продана вором, то возвращается вдвойная ее стоимость" 1).

В этом последнем положении г. Елеонский склонен, - хотя и нерешительно, — видеть ограничение виндикации: от покупателя вещь как будто не отбиралась 2).

Однако трудно было бы настаивать на этом заключение как не настаивает на нем и сам г. Елеонский: в виду ст. 3 того же договора можно, кажется, с одинаковой достоверностью предположить, что здесь, — т. е. когда вещь уже продана вором, — имеется в виду тот случай, когда вещь не найдена 3); тогда естественно дело ограничивается возмещением ее цены; таким образом, думается нам, ст. 6 дает не новый принцип, а лишь казуистически-конкретный пример того, что в ст. 3-ей выражено в общей и широкой форме.

Кроме того, нельзя здесь видеть ограничение виндикации и потому, что в таком случае пришлось бы допустить его при условиях совершенно невероятных и, можно сказать,. невиданных, а именно, пришлось бы признать, что виндикация устранялась, во 1-х, независимо от того, как вещь вышла из рук собственника (во всех рассмотренных статьях имеется в виду недобровольная утрата имущества), во 2-х, независимо и от того, как вещь приобреталась третьим лицом: о его добросовестности или недобросовестности не говорится ничего. Не трудно заметить, что такое „ограничение" виндикации равносильно полному устранению права собственности, — результат недопустимый, но лишь потому, что он основан на недопустимом предположении. В самом деле, правосознание страны, которая вела уже иноземную торговлю, не могло ограничиваться примитивнейшей реакцией про-

1) Владимгрский-Вудинов, там же, та же стр. Кроме того, Тапмщее, там же, стр. 32. Каримлин, там же, стр. 153.

2) Елеоискт, Журн, гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 30.

3) Так это понимает Райц, Опыт, стр. 60.

 

- 331 -

тив преступлений при полном игнорировании, так сказать, мирных прав и обязанностей необходимых в общежитии. Наконец, подвергать свои имущества такому „режиму" не могли бы согласиться греки.

Итак, по всем этим основаниям и несмотря на всю бедность и отрывочность постановлений рассматриваемых договоров, мы склонны в конце концов видеть в них принцип абсолютной виндикации движимостей. Чей же это принцип: греческий или русский? При решении этого вопроса мы считаем нужным обратить внимание на следующее сопоставление. С одной стороны, более культурная участница договоров, Греция, жила правовыми идеями Юстиниана, который был, как мы знаем, на стороне абсолютной виндикации; правда, его преемники составляли новые сборники законов, при чем устаревшие нормы выбрасывались, а новые узаконялись; такова деятельность главным образом Василия Македонянина и Льва Философа в конце IX века 1); но и при этих реформах нормы Юстиниана о праве собственности стояли непоколебимо твердо; византийские законодатели смотрели на них, как на такие, которые разумеются сами собою, а потому только Базилики говорят о праве собственности довольно пространно, но там воспроизводятся соответствующее титулы из Corpus'a juris civilis; что же касается Эклоги, то она молчит по этому вопросу совершенно, а Прохирон и Эпаногоге дают лишь мимоходом мелкие указания 2). С другой же стороны, как увидим ниже, Русская Правда, — сборник уже несомненно русский, — так же точно проводила принцип абсолютной виндикации.

') Zachariu yon Lingenthal, Geschichte des griechiseh — гош. Rechts, S. 13—15. Об этих сборнивах см. еще MortreuH, Hiatoire, 1, р. 357 as., II, р. 22 ее., 39 ss., 46 ss., 62 ss., Ill, p. 499 ss. и Азаре-вич., Врем. Демид.'Лицея, 1876, стр. 28 ел.; 1877, стр. 11 ел., 24 ел., 41 ел., 84 ел.

2) Zacharia von Lingenthal, Geschicbte dea griecbisch-rom. Pri-vatrechte, 8. 192.

 

- 332 -

Таким образом мы видим, что оба эти законодательства, — греческое и русское, — в данном отношении и в данную эпоху (первоначальная Русская Правда воспроизводила обычные правовые воззрения Х-го века) совершенно совпадали между собою '). Эти сходные русские нормы могли образоваться и самостоятельно; но точно так же они могли возникнуть у нас и под влиянисм идей греческих. Об этих последних проф. Сергеевич делает такое общее замечание: „Влияние греческих правовых идей на наши обычные могло начаться еще до принятия христианства и до перенесения к нам духовенством греческих сборников права" 2). Во всяком же случае мы можем сказать, что абсолютность виндикации движимостей в древности была (возникшим так или иначе) принципом и русским, — по крайней мере, в той области, в которой действовала Русская Правда.

К рассмотрению Русской Правды мы теперь и переходим.

§ 3. Русская Правда.

Русская Правда является первым сборником древнейшего и теперь уже бесспорно русского права 3).

 

1) И. Ггп; ляйц, Вроненннк Общества истории, кн. 15, 1852, стр. 63 ел., 102.

2) Сергтъевпч, Лекцш, 1890, стр. 56.

3) Текст дают Владимирский — Вуданов, Христомаэтя, I, Еа-лачов, Изследования, liakowieckl, Prawda Kuska, ТоЫец, Die Prawda Russkaja, H. Jirecek, Syod, Дубенс. к и, Достопамятности, ч. 2, 1843. Новейшее издание сделано проф. Се. рпьеиичкм, Русская Правда, 1904. Вообще о Русской Правде — Le Clerc, Histoire, I, p. 357 ss. Львов, Сын Отеч., 1814, № 33, стр. 8 ел., 16 ел. liakowiecki, Prawda' Ruska, I, стр. 128 ел., 198 ел. Карамзгт, История, П, стр. 42 ел. Эверс, Др. рус. право, стр. 300 ел. Ewers, Geschichte, I, S. 47, 106 ff. Васильев, Вестн. Европы, 1822, № 7, стр. 164. Коровецкш, Сын Отеч., 1829, № 48, стр. 91 ел. Кайдпнов, Начертание истории, стр..23. Бутков, Сын Отеч., 1836, стр. 281 ел. Устрялов, Рус. история, I,

 

- 333 -

Правда, сомнения, которым подвергались договоры с греками, не прошли бесследно и для Русской Правды; так, напр., Каченовсий очень настойчиво доказывал, что Русскую Правду нельзя относить ко времени Ярослава Мудрого, — что она более позднего происхождения 1).

Но теперь в этом отношении уже твердо установлено, что Русская Правда составлялась постепенно, при чем та ее часть, которая теперь составляет первые 17 статей так наз. Академического списка, является самой древней и возникла действительно при Ярославе, т. е. в первой половине XI века; затем Русская Правда постепенно восполнялась при следующих князьях и окончательно сложилась только к началу или даже в самом начале XIII вика; таким образом эта пространная Русская Правда отмечает в ceбе более поздния формации права и составляет теперь между прочим так наз. список Карамзинский 2).

 

 

стр. 115, П, стр. 342. ТоЫеп, Die Prawda Russkaja. Тобин, Журн. Мин. Нар. Пр., 1845, ч. 48, стр. 73 ел. и 1847, ч. 54, стр. 172 ел. Калачов», Изслед. Дубенский, Чтения в общ. ист., №. 2, 1846, стр. 1 ел. Рождестве'нек{й, Обозрение, стр. 39 ел. Дате, Изследовашо, стр. 3 ел. Неволит., Полн. собр. соч., \\., стр. 459 ел. Соловьева, Ист., I, стр. 231 ел. Чарнец-кш, Kiea. Унив. Изв., 1866, № 9, стр. 33 ел. Пахман, О суд. доказательствах, стр. 6 ел. Ввс. тужев-Рюмии, Рус. история, I, стр. 217 ел. Хлчьбникоо, Общество и государство, стр. 293 ел., 331 ел. Зогоровскгй, Историч. очерк займа, стр. 14 ел. Пажман, Ист. водификащи, I, стр. 205 ел, Дювернуа, Источники пра-ва, стр. 44 ел. П. Бгъляев, Сборнэтс правоведения, V, стр. 1 ел. И. Блляев, Лекщи, стр. 219 ел. Мрочкк-Дроздовский, Изследова-ния, вып. 2. Сергкевгм, Лекцш, 1890, стр. 76 ел. Ячинакш, Лекщи, стр. Ill ел. 8огоскин, История права рус. народа, I, стр. 188 ел. Шерииеневич, Курс, I, 2, стр. 360 ел. Сергчьевич, Русская Правда. Владимгрскгй-Вуданов, Обзор, стр. 95 ел.

1) Еаченовскгй, Два рассуждения, стр. 101 ел., 105 ел., 125 ел. Об этой теории-Калачов, Изследования, стр. 10 ел. О сомн-вниях в подлинности Русской Правды см. Неволина, Полн. собр. соч., II, стр. 461.

2) ffcuncwiu, Левщи, стр. 124 ел. Влади1м. Ур (; кий-Буда'ков, 06-

 

- 334 -

Затем, кроме даты, и здесь так же, как и относительно договоров с греками, прежде возбуждал споры и сомнения вопрос о национальности права, выраженного в Русской Правде. Так, в виду сходства Русской Правды с древнейшими сборниками права германцев и скандинавов, некоторые ученые приписывали Русской Правде иноземное происхождение '). Однако господствующее мнение считало и теперь считает Русскую Правду источником самобытного русского права, хотя при этом не отрицается и некоторое влияние соседей, в том числе особенно - Византии 2). И конечно, „общее сходство права всех младенчествующих народов" правильней всего объясняется „общечеловеческой природой юридических. явлений" 1). Всем этим отнюдь не исключается, конечно, возможность влияния одного народа на другой, когда между ними завязываются более или менее оживленные сношения. Но только здесь необходимо иметь в виду что это влияние может выражаться не только в прямом и внешнем заимствовании чужих сборников права, но также и во внутреннем восприятии отдельных идей и поло-

зор, стр. 96 ел. Сг. рпьевич, Рус. Правда, Предисл., стр. XIII. Шер-шеневгм, Курс, I, 2, стр. 362 ел. Зигоскин, История права рус. на-рода, I, CTp.-1.88 ел. М])о'чек-Луояд<1вски-й, Изследования, II, Предисл.,

c'rp.'V ел.

1) Карпмлпи, История, II, ("гр. 53. Логодин, Изел-вдования, III, стр. 360, 416. Его же, Др. рус. историЯ, I, стр. 111. Вообще по это-му вопросу — Ясинсьчй, Лекщи, стр. 137 ел. Неволит, Полн. собр. соч. II, стр. 462 ел. Калпчов, Изследовайия, стр. 26 ел. "' ~.~~

"•) См. выше обище перечень литературы о Рус. Правде: Rako-iviecki, стр. 134. Коровецкш, 91. Пу/тков, 292. Уйтуялов, 116. Тобин, 173. Рождественски!, 41. Лпнге., 290 ел. Вестужев — Рю-мин, 220. Пахман, О суд. доназательствах, 27 ел., 33 ел. Его же История кодификащи, I, 210. Хлгьбничов, 333 ел., 357 ел. Зогоров-скгй, 14. И., Б'П)Ляев, 219 ел., 234. Дювернуа, &8. Сергтьевич, Лек-щи, 1890, стр. 80. Ясинскьй, 135 ел. Шврииеневич, 363. Владихтр-скгй-Буданое, 97 ел.

3) Влади1, мг'рск'ий-Пудпнов, Обзор, стр. 98. Ясинс. кгй, Лекщи, стр. 139.

 

- 335 –

жений, которыя затем находят ceбе отзвук в потребностях жизни принявшего их народа и делаются для него своими идеями, своими нормами. Отдельные народы почти никогда не живут совершенно изолированно, а потому взаимодействие идей и правовых норм происходит постоянно; но реценция в такой своей форме еще не устраняет понятия о самобытности права.

С этой точки зрения для нас теперь и интересно посмотреть, под влиянием и воздействием каких народов и культур стояла древняя Русь в эпоху созидания Русской Правды.

Здесь прежде всего обращает на себя внимание Византия, в которую наши предки еще до принятия христианства часто ходили то для военной добычи, то для торговли; греки также приходили в Русь, и здесь их влияние особенно усилилось со времени принятия христианства '). А именно, в первое время своего существования русская церковь являлась как бы одною из греческих митрополий и в управлении своем зависела от Греции; так, греческий патриарх сам поставлял митрополитов для Руси и при том почти исключительно из греков; низшее духовенство было также из треков и, вероятно, из болгар 2).

Это важно и интересно для нас в виду того, что греческое духовенство принесло с собою и свой греческий сборник права, так наз. Номоканон, получивший у нас название Кормчей книги. А сюда входило не только специальное каноническое право, но и светское: извлечения из Corpus'a ju-

1) Териовский, Kiea. Унив. Извес'пя, 1875, кн. 6, стр. 515 ел., кн. 7, стр. 545 ел. Швушениеич, Система торг. дъествий, стр. 154 ел. Голубовский, Ист. Смолен, земли, стр. 104. Аристов, Промышлен-ность др. Руси, стр. 183 ел. Албенский, О состояти Россш, стр. 28. Rakov; ieckl, Prawda Rnska, I, str. 146.

2) En. Manapiu, Ист. рус. церкви, I, Предисл., стр. Ill, стр. 28 ел. Икоингтов, Шев. З^нив. Изв., 1869, JM 2, стр. 1 ел., № 7, стр. 29-Тврновскгй, там ate, кн. 7, стр. 546, 549. '•

 

- 336 -

ris Civilis, Юстяшана, Эклога, Прохирон (или Закон Градкий) и греко-болгарский сборник, —Закон судный людем '). Духовенство обладало у нас обширными поместьями и в этих поместьях имело право даже светского суда; кроме того, каждый мог вместо светского суда обращаться в суд духовный; наконец, высшие духовные лица являлись у нас советниками князей и их выборных. Таким образом у нас было много различнейших путей, по которыми византийские идеи проникали и в русскую судебную практику, и в русские законодательные сферы, и вообще в русское правосознание 2).

В виду всего этого Розенкампф утверждал даже, что

 

1) Розвнкампф, Обозрите Кормчей, стр. 52. Еп. Макарт, там же, стр. 113 ол., 117, 1.42. 'Калачов, Арх. Калачова, кн. 1, 1850, стр. 28. Его же Изследования, стр. 140 ел. Его же О значении Кормчей, стр. 16 ел., 20, 28. Неволит, Полн. Ct)6p. соч., 'VI, стр. 402 ел., 414 ел. •. Дювернуа, Источники права, стр. 315 ел. Павлов, Первонач. славя-но-рус. Номоканон, стр. 1 ел., 54 ел., 61, 80 ел., 94 ел. Его же „Кни- • ги законныя", стр. 1 ел., 20. Иконников, Киев. Унив. Изв., 1869, № 7, стр. 34 ел. Аларевич, Вроменник Демидов. Лицея, кн. XII, 1876, стр. 62, 103 ел; кн. XIV, 1877, стр. 22 ел. И. Бпляев, Леквди, стр. 332 ел. Серггьевгт, Лекщи, 1890, стр. 83 ел. Владимирский-Будановг., Обзор, стр. 93 ел. Ясгтскгй, Лекщи, стр. 100 ел. Дювернуа, Чтения, I, Введете, стр. 193 ел.

2) Ро^викам. пф, Обозрите, стр. 108. Калачов, О значении Кормчей, стр. 1-7, 14 ел. Неволин, Полн. собр. соч., VI, стр. 260, 322, 334. Икончи. ков, там же, стр. 29 ел., 34, 36, 39. Дювернуа., Источн. права, стр. 138, 153, 318. И. Вллавв, Лекщи, стр. 89, 97 ел. Соловъев, История, I, стр. 231. 3aea6c'niu-KpamonoAbCKiu, Влияше византшской культуры на развит цивидизащи в Европ. — Киевск. Унив. Изв., 1866, Я» 9, стр. 21 ел., 24. Азаревгм, там же, Введете, стр. VII ел. Сергчьевич, там же, стр. 81 ел., 671 ел. Дювернуа, Чте-юя, 1, стр. 189 ел. В виду всего изложенного напрасно Сперанский отрицал влияние Византии на нание древнее право. — Русская Стари-на, 1876, март, стр. 595. — Ср. Суворов, К вопросу о зап. влгяши, стр. 199 ел., 203 ел., 218 ся.

 

- 337 -

истории канонического и гражданского права в первые века нашей истории не могут быть разделяемы ').

Но идем дальше. Древняя Русь уже на заре своей истории вела торговлю не только с югом, но и с севером: с варягами, с землями скандинавскими, при чем Русь выступала то самостоятельно, то в качестве посредницы между Скандинавией и Византией 2).

Наконец, хотя и несколько позже, древняя Русь, — главным образом, Новгород и Псков, — вступают в торговые сношения с немецкими странами и городами. Торговля эта имела место уже и в XI веке, но тогда она была еще слабо развита; в XII в. она оживляется, но значительного развития она достигает только в ХIII в.: тогда заключаются торговые договоры; тогда же возникает и Ганзейский союз 3).

Таковы те три стороны, откуда могло направляться воздействие на Русскую Правду. О сношениях с Востоком 4)

 

') Розенкампф, назв. соч., Предисл., стр. V.

2) Удинцев, Киев. Унив. Изв., 1900,.№ 1, стр. 2. Даниле. вич, Киев. Унив. Изв., 1896, Л; 11, стр.* 219 ел. Аепи; тов, Промышленность, стр; 198. Лостомпров, Севернорус. народоправства, II, стр. 179.

3) Удинщев, там же. Голубовскт, Ист. Смолен, земли, стр. 110. Краснопвров, Историч. Обозрите, VII, 1894, стр. 79-82, 88 ел., 96, Шерииен. евгт, Система торгов. дъествий, стр. 158 ел. Дпнилевгт. Kiea. Унив. Изв., 1896, Хг 11, стр. 221. Велтужвв-Рюмин, Рус. истоУ рия, I, стр. 349 ел. Ариитов, назв. соч., стр. 198 ол. Костомаров, там же, стр. 180 ел., —214. Каченовский, Два рассуждения, стр. 124. Андреевский, О договор Новгорода, стр. 1 — 4. Погодгт, Изследова-ния, Ш, стр. 268. Рейц, Опыт, стр. 49. Алблнский, О состояши Россш, стр. 28 ел. Rakoiciecki, Prawda Buska, I, str. 141, 144.-О влия-ши германсвих правовых идей см. Сперанскгй, Рус. Старина, 1876, март, стр. 595, Мацчьевокгй, История, I, стр. 25 ел., а в последнее время — проф. Суворов, К вопросу о западном влиянии, стр. 228, 237, 254.

4) Голубовскт, назв. соч., стр. 101. Красноперов, там же, стр. 70, 76. Дангшевич, там же, стр. 220. Еостомаров, там же, стр. 216 сл. 

 

- 338 -

мы не говорим, так как оттуда никакого особого влияния на наше право предполагать, кажется, нельзя ').

Теперь, в виду всего изложенного, если мы возьмем XI век, т.е. эпоху составления древнейшей Русской Правды, то получим следующие данные, которые могли оказывать свое влияние на нормировку в Русской Правде исследуемого нами вопроса. В самой Руси внутренний, торговый оборот тогда был еще мало развить 2); следовательно, здесь a priori скорее всего можно предположить признание и действие принципа абсолютной виндикации. Если же предположить, что соответствующие нормы Русской Правды образовывались под влиянием вешних идей, то и в таком случае получится тот же самый результат: византийское право стояло на точке зрения абсолютности виндикации 3); то же самое, насколько нам известно, надо сказать и о скандинавских законодательствах 4).

В XII в. картина несколько изменяется: византийское влияниее, правда, не прекратилось, но за то на севере, — в Новгороде и Пскове, — начинает устанавливаться влияние германских правовых идей, среди которых уже был известен принцин „Hand wahre Hand" 5). А потому, вообще говоря,

1) Коитомп]юв, там же, стр. 217. Соседство с татарами от-разилось у нас, напр., на систем» иаказании в Московском nopioA'b (Владимгрскт-Будинов, Обзор, стр. 369). Но это совсем другая область права, да и другая эпоха.

2) Удгмцев, Киев. Унив. Изв., 1900, № 1, стр. 5.

3) Это факт общеизвестный. Кром. того, у нас в Кормчей книг! имеется косвенное иризнашс принципа абсолютности виндика-щи; для приобретеюя движимостей (от пе-собственника) установлена давность, а именно, Закон Градсюй в грани 38, ст. 42, говорит:

„Движимая им-бния, за три лета безвозв-вщения держима госиодствуема суть". — Кормчая, Москва, 1816.

4) См, выше, стр.254 ел.: в скандинавских кодексах XVII и XVIIl вв. нет принципа Hand wahre Hand; можно думать, что там его не было и раньше.

в) Не будем упускать из виду, что обычаи волникиют иден-ствуют раньше, чем записываются.

 

- 339 –

нет ничего невозможного, что принцип этот проник и в Новгород; там он мог упасть на благоприятную для себя почву, — сравнительно развитой оборот, — а оттуда повлиять и на Русскую Правду в ее позднейшей редакции '). Нужно только иметь в виду при этом, что когда влияние германских идей на Новгород сделалось значительным (в ХIII в.), в то время создание Русской Правды было уже закончено, а потому на этой последней они могли отразиться, но так же точно могли и не отразиться, тем более, что это влияние было посредственным (через Новгород).

Мы сделали посильный очерк той обстановки, в которой возникла и развивалась Русская Правда. Теперь нам остается обратиться уже прямо к ее тексту, к рассмотрению тех статей ее, которые прямо относятся к нашему вопросу.

Прежде всего, обратимся к древнейшей части Русской Правды, т.е. к той, которая относится к первой половине XI века.

Здесь ст. 10 Академического списка говорит:

Аще ли челядин скроется, любо оу варяга, любо оу кольбяга, а его за три дни не выведоут, а познають и в третий день: то изымати емоу свои челядин, а три гривны за обидоу 2).

Перевод проф. Владимирского-Буданова: „Если варяг или колбяг укроют бежавшего раба и по прошествии трех дней (после объявления на торгу о побеге) не возвратят его

1) Л. Втълпев увазывает на рецепщю с севера, начавшуюся еще в XI в.: значительная часть норм наниего древняго права идет из Новгорода и Пскова; таковы нормы о свод, об исках о движи-мости и др.; тавим образом эти местныя нормы сдълались общерус-скими. — Журн. Ман. Юст., 1899, J\? 10, стр. 113 ел., 119, 121. Ср. и Максимейко, Сборник статей, посвящ. Владимирскому-Буданову, стр. 383.-Однако против этого проф. Шерииеневич, Курс, I, 2, стр. 362.

2) Владими'рс, кш-Буданов, Христомапя, I, стр. 27. Друпя из-даюя текста указаны выше. Следующия статьи Русской Правды бу-дем цитировать по этому же изданию проф. Владимгракого-Буданова.

 

- 340 -

хозяину, то, кроме возвращения раба, уплачивают три гривны (уголовного штрафа)" 1).

Затем ст. 12 того же списка постановляет):

Аще поиметь кто чюжь конь, любо ороужие, любо порт, а познаеть в своем мироу: то изяти омоу свое и 3 гривн за обидоу.

IIpoф Владимирский-Буданов, так переводит эту статью: „Если кто опознает свою взятую другим, вещь (коня, оружие или платье) в своем миру, то собственник берет свое назад и три гривны за обиду" 2).

Эта статья, равно как и предыдущая, дает одну и ту же основную мысль: ubi rem meam invenio, ibi vindico.

Далее статья 13 того же списка поясняет подробнее, каким именно способом собственнкк может получить свою вещь обратно:

Аще познаеть кто, не емлеть его, то не рци емоу: мое; не рци емоу тако: пойди на свод, где еси взял; или не поидет, то пороучника за 5 дни.

Перевод проФ. Владимирского-Буданова: „Хозяин, опознавший свою вещь, не должен брать ее, сказав: „это мое"; он должен сказать так: „иди на свод, где ты взял ее". Если же человек, у которого находится спорная вещь не пойдет на свод (тотчас же), то пусть представить поручителя в том, что явится на свод не дален 5 дней" 3).

Таким образом и здесь та же самая виндикация, но уже указывается и особая Форма для нея в вид „свода".

1) Владимирский-Буданов, там же, стр. 27, прим. 15.

2) Там же, стр. 28, прим. 17.. Таюе же переводы дают Эверс, Др. рус. право, стр. 325 ел., Погодгт, Др. рус. история, I, стр. 116.

3) Владимирский-Буданов, там же, прим. 18. Эверс-, назв. соч., стр. 327. Иогодии, там- же. Л. Влляев, Лекщи, стр. 233. (7таиг<с.<п ((с; ай, Изследова.1ПС, стр. 4(1 (;; i, J'l'niir.,. Оныт, стр 73. Дан-ге, Изсд^дование, стр. 236.

 

- 341 -

То же самое в своей сущности, и лишь с некоторым изменением в способе виндицирования рабов, повторяет и ст. 15 Академического списка:

Аще кто челядин пояти хощет, познав свои, то к ономоу вести, бу кого то боудет коупил, а той ся всдет ко дроугомоу, даище дойдет до третьего, то рци третьемоу: идаи ты мне свои челядин, а ты своего скота ищи при видоц ').

Итак, в XI в., как и следовало ожидать, мы видим полное признание права собственника взять свою вещь обратно, где бы он ее ни наниел.

Теперь переходим к Карамзинскому списку Русской Правды и посмотрим, как наш вопрос нормировался в ХII веке.

Здесь ст. 27 говорит так:

Оже челядин крыется, а закличют и с торгу, а за 3 дни не выведут его, а познают и в 3 день, то свои челядин пояти, а ономоу платити 3 гривны продажи.

Погодин так переводить эту статью: „Если рабь убежит, и о побеге его будет провозглашено на торгу, а тот, у кого он кроется, не выведет его через три дня после того, и наконец это обнаружится, то господину в сем случае взять своего раба, а с того, кто держал его, взыскать 3 гривны пени" 2).

То же самое, лишь по отношению к другим объектам, постановляет и ст. 29 того же списка:

1) Владимирский-Буданов, там же, стр. 29, прим. 20. И. б]ь-ляев, там же. Дубенокш, Чтения в обществ-в истории, Л'; 2, 1846, стр. 16 ел.

2) Лоии)гчиг., Др. рус. uc'ropui, 1Г, стр. 731. См. и т. I, стр. 116. Ср. Ланга, Изсл-вдивание, стр. 172.  "'

 

- 342 -

Аще кто конь погубит, или оружие, или портно, а заповедают на торгоу, а последи познает в своем граде; свое емоу лицем взяти, а за обиду емоу платити 3 гривны 1).

Проф. Дювернуа в этой последней статье видит ограничсние виндикaции, аналогичное тому, какое имело место в германских источниках права соответствующей эпохи. Он говорить: „чтобы иметь право виндикационным порядком отыскивать известного рода вещи и требовать их возврата от всякого, у кого они найдутся, по Русской Правде необходимо было очень важное ограничительное условие, именно заповедь на торгу. Заповедь эта состояла в том, что лицо, у которого пропала вещь, оповещало это на торгу, после такого оповещения едва ли возможно добросовестно приобрести чужую вещь в собственность. Если же заповеди на торгу не было сделано, то приобретение вещи, могло быть сделано добросовестно и со всеми благоприятными последствиями такого приобретения для приобретателя. Заповедь на торгу имела значение публикации для предупреждения приибретения „погибших" вещей от несобственника" 2).

Однако мы затрудняемся принять такое объяснение приведеиных статей. В самом деле, как эти две статьи, так и еще целый ряд других статей Русской Правды неизменно говорят о возвращении вещи ее собственнику, и весь вопрос касается лишь того, как это возвращение происходит. И вот, здесь прежде всего, конечно, необходимо разыскать пещь. Вполне естественным для этого шагом и является заклич на торгу о пропаже или о краже вещи 3). Таким об-

1) Лате, там же, стр. 175 ел.

2) Дювернуа, Посойе, часть особ., вып. 1, стр. 52.

3) Ланге относил закличь лишь к случаям потери (а не кра-жи) движимостей. — Изследование, стр.230. Но теперь это мнение от-вергается. -Рожкоц, Журн. Мин. Пар. Просвещ., 1897, Декабрь, стр. 307 ел. Владимгус-кий-Вуданов, Христоматия, I, стр. 45, прим. 37, стр. 46, прим. 41. Последшй автор „закличь" приравнивает к „жа-

 

- 343 -

разом закличь являлась не условием виндикации, а лишь под готовительным средством для нее. По этому поводу Ланге совершенно, как нам кажется, правильно говорит: „Объявление на торгу делалось собственно для того, чтобы нашедний вещь знал, кому она принадлежит, и при добросовестности мог бы возвратить ее по принадлежности" 1). Таким образом выходит, что добросовестность вела не к приобретению вещи в собственность, а к возвращетю ее прежнему хозяину 2).

Уже и этого, по видимому, вполне достаточно, чтобы вполне убедиться, что здесь закличи придается чрезмерное значение. Но проследим еще дальше соотношение между закличъю и добросовестностью приобретения чужих вещей третьими лицами.

Так, с одной стороны, было бы слишком большой, — и даже недопустимой, — натяжкой считать добросовестным всякое приобретение в тех случаях, когда не было закличи; указаний же на производство расследования вопроса о bona fides в каждом отедльном случае мы отнюдь не имеем; даже наоборот, по теории проф. Дювернуа, Русская Правда стоить здесь на почве презумпций. И с другой стороны, возьмем те случаи, когда закличь имела место. Здесь сам закон предполагает, что объявление на торгу может дойти до сведения всех сограждан лишь в трехдневный срок 3); конечно, того, кто приобретет вещь по истечении этого срока, можно с достаточной основательностью считать недобросовестным; но за то же и лица, приобретшие до истечения этого срока, должны были бы считаться добросо-

 

лобе» договора Игоря с греками. — Там же, стр. 14, прим. Ifi. Еще о закличи — Калачов, ИзследованиЯ, стр. 123.

1) Дате, назв. соч., стр. 242 ел.

2) По отношениюже к ивдобросовлстиьгм владельцам нужны были, конечно, более энергичная меры к розыску вещи: гонение сл-да (vestigii minatio) и т. п. См. Дате, Изсл-вдовате, стр 23G. Влади-мирс, кгй-Бг/данов'й, Обзор, стр. 640.

3) Владгшгрский-Вуданов, Христомаия, 1, стр. 46, прим. 40.,

 

- 344 -

вестными приобретателями; тем не менее мы видим, что закон позволяет собственнику, по истечении указанного срока, и в этих случаях взять свою вещь от всякого, у кого бы она ни находилась, Следовательно, на момент приобретения и на обстоятельства его сопровождавщие, не обращается никакого внимания; все дело в том, истекло ли три дня со времени закличи. Таким образом возможно субъективно и объективно добросовестное приобретение, и тем не менее виндикация будет иметь место; значит, важна добросовестность не столько приобретения, сколько владения, другими словами, приобретение, несмотря на всю свою добросовестность, защиты от виндикации собственника дать не может, так как здесь самим законом допускается мешающее этой защите правило: mala fides superveniens nocet. —  Припомним, что все законодательства, которыя дают защиту добросовестности приобретения, держатся диаметрально противоположного правила: mala fides superveniens non nocet '). Прав был поэтому Энгельман, когда он утверждал, что по Русской Правде добросовестность в данной категории случаев имела только то значение, что добросовестный нокуищик не подвергался никакому (особому) взысканию 2).

Таковы наши общие соображения по вопросу о добросовестности приобретения чужих вещей.Но мы имеем и положительное доказательство того, что собстпенник сохранял свою виндикацию независимо от того, как вещь приобреталась третьим лицом. Об этом говорит ст. 129 Карамзин-ского списка;

Оже кто коупить чюж холоп, а не ведая, то первому господиноу холоп пояти, а ономоу  коуны имати, рот ходивше, яко не ведая есмь купил; ведая ли боудеть купнл, то кун емоу лишеноу быти.

 

') См. выше, стр. 123, 183, 218. Журн. Мин. Пар. Пр., 1897, Декабрь, стр. 307.

2) Энгельман, Систематич. изложение, стр. 31. См. и Рожков., Мин. Нар. Пр. 1897. Декабрь, стр. 307.

 

- 345 -

Ланге так объясняет эту статью: „Тот, кто покупал от кого-либо холопа, зная, что он не принадлежал продавцу, лишался заплаченных за холопа кун, потому что господин отбирал своего челядина, а покупщику не давалось права взыскивать своих убытков с продавца. Но если покупщик не ведал, что ему продан чужой холоп, тогда, подтвердив свое незнание присягою, он мог требовать с продавца возврата денег, отданных ему за холопа" ').

Таким образом не только в виду общих соображений, но и на основании самого закона мы должны признать, что добросовестность прибретения от виндикации не спасала.

Наконец, проф. Дювернуа говорит, что „приобретение вещей краденых (было) поставлено в более трудные условия, особенно при неизвестности продавца, хотя бы сделка произошла (и) на торгу" 2). В самом деле, ст. 83 Карамзинского списка говорит:

Пакы ли что будеть татебное купил в торгу, или конь, или порт, или скотину, то введеть свободна мужа два или мытника; аже начнет не знати оу кого боудет коупил, то ити по нем водоком (видоком) на торгоу на роту, а исцоу свое лицем взяти, а что о ним погыбло, а того емоу желети, а иномоу желети своих кун, зане не знает его, оу кого будеть купил, а познает ли на долее оу кого то купил, свои емоу куны взяти, и семоу платити, что боудеть оу него погыбло, а князю продажоу.

Ланге так переводит эту статью: „Если кто покупал что-нибудь татебное в торгу, напр., коня, порт или скотину, то в том случае, когда он, по опознанию кем-нибудь этой покупки, говорил, что не знает, от кого приобрел краденый

 

1) Ланге, Исследование, стр. 185 сл. См. и Рожков, там же, стр. 295.  

2) Дювернуа, Пособие, часть особ., I, стр. 52 сл.

 

- 346 -

предмет, должен был, для подтверждения справедливости своих слов о покупке выставить двух свидетелей из свободного состояния или мытника; и если после того выставленные свидетели шли по нем, т. е. по  ответчике на роту, иначе подтверждали справедливость его показаний присягой, то истец брал себе только опознанную им украденную у него вещь, а что с нею еще чрез татьбу погибло, о том мог только сожалеть, потому что взыскивать остального было не с кого; покупщик же краденого также мог оставаться при одном сожалении о потере своих кун, потому что не знал, у кого купил опознанную у него вещь. Но если, хотя бы спустя долгое время, покупщик узнавал, кто ему продал татебное, то взыскивал с него свои куны, и кроме того, этот последний продавец обязывался заплатить обиженному воровством и за то, что у него еще было украдено совместно с полученною уже им вещью, а князю - продажу" ').

Итак, здесь опять та же виндикация: „исцоу свое лицем взяти".

Но только дело в том, что выражения статей 27 и 29 „крыется" и „погубить" достаточно широки, чтобы подразумевать под ними не одну только потерю, но также и кражу 2), а потому необходимо признать, что во всех этих статъях (27, 29, 33) имеется в виду одна и та же категория вещей; следовательно, и судьба их должна быть одинакова: во всех этих статъях — абсолютная виндикация.

Вообще здесь проф. Дювернуа видимо различает вещи ввереные и вещи краденные и, исходя из возможности виндицирования последних, считает допустимым ограничение виндикации; для первых 3), — прием толкования, который мы

 

1) Ланге, Исследование, стр. 231 сл См. еще — Погодин, Др. рус. история, Л1, стр. 733. Владимирский-Буданов, Хрестоматия, I, стр. 48, прим. 51. См. и примечания Дубенского, Рус. Достопамятности, II, стр. 72 сл.

2) Рожков, Журн. Мин. Нар. пр.) 1897, Декабрь, стр. 307.

3) Ср. Филиппова, Сборн. статей, посвящ. В.1адимиртому-Бу-данову, стр. 24.

 

 

- 347 -

Уже видели в применении к западно-европейским Leges Barbarorum.

Однако по поводу этого argumentiim a contrario проф. Васьковский, совершенно основательно говорит так: „Заключение от противного бывает логически правильным при двух условиях; 1) если известно, какому предмету противополагается предмет данного суждения, и 2) если известно, что это противопоставление произведено сознательно и умышленно, т. е. с целью отметить существующее различие между предметами" ').

Однако, если этот вид умозаключения оказывается неб езспорным в его применении к западно-европейским источникам 2), то применение его к Русской Правде в данном отношении оказывается уже прямо невозможным. В самом деле, в приведенных выше статьях нет ни единого намека на какое-либо противоположение вещей краденых и вещей вверенных; а если бы мы даже сами приняли это противопоставление, то уж во всяком случае мы решительно не могли бы утверждать, что в мысли законодателя были иные, противоположные нормы для вещей вверенных. А раз это так, то argum. a contrario здесь оказывается неуместным, и, значит, мы должны, теорио проф. Дювернуа отвергнуть.

Сообразно о этим мы должны далее принять то мнение г. Рожкова, по которому одно из непременных условий действительности договора купли-продажи состоит в том, что „продавец должен иметь законные права собственности на продаваемую вещь, а покупатель должен быть убежден, что эта вещь - законная собственность продавца" 3).

Все это вместе взятое заставляет нас признать более обоснованным господствующее мнение, по которому в цитированных статьях Русской Правды проводится принцип

 

1) Васьковский, Учение о толковании, стр. 237. 

2) См. выше, стр. 29, прим. I, стр. 32, прим. 3

3) Рожков, там же, стр. 287. Так и Калачов, Исследования, стр. 83, и Неволин, Поли. собр. соч., V, стр. 4l.

 

- 347 -

абсолютной виндикации 1). Эверс, выразил это особенно энергично: „Все законы относительно права собственности, говорит он, основывались на сем простом правиле: не смей брать ничего, принадлежащего другому" 2).

Таким образом мы здесь убеждаемся, что германские идеи в данном отношении не оказали никакого влияния на Русскую Правду: последняя держится принципа абсолютной виндикации, — принципа, созданного, может быть, и не без влияния со стороны греко-римского права, но во всяком случае — принципа, который уже сделался своим, собственным для южной Руси, в которой действовала Русская Правда.

Теперь нам остается перейти уже к сравнительно второстепенному для нас вопросу: к процессуальному вопросу о том, как совершалась виндикация.

Здесь прежде всего запрещается самоуправство '), как это мы видели и в древнейшей Русской Правде (ст. 13). Именно, ст. 30 Карамзинского списка говорит:

Оже кто познаеть своего, что будет погубил или оукрадено что оу него, или конь, или порт, или скотина, то не речи ему: се мое; но пойди на свод, где еси взял; сведоутся, кто боудет виноват, на того татьба снидеть; тогда он свое возметь, или что боудет погыбло с ним, той же емоу начнет платити.

В переводе Погодина это значит: „Ежели кто опознает у кого потерянную им или украденную у него вещь, например, одежду, лошадь или другую какую скотину, то не гово-

, ') Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 527. Сергеевич, Лекции, 1890, стр. 607. Елеомкт, ЗКурн. гр. и угол. права, 1893, кн. 1, стр. 31. Пажман, О суд. доказательствах^., стр. 39. Станислав-ами, Изследование, стр. 46, 49. Дате, Изсдедование, стр. 241. Кала-чов, Изследования, стр. 81,128. Рейц, Опыт, стр. 60 и 213, пр. 2. ') Эвеус, Др. рус. право, стр. 344.

s) Mopownu-н, Рассуждеюе о владении, стр. 83 ел. Неволим, Поли. собр. соч., IV, стр. 111. 

 

- 349 -

ри ему; „это вещь моя", но спроси его: у кого взял ее, и на кого покажет, с тем свести его; на ком воровство остановится, тот и должен быть признан виновными; тогда отыскавший берет свою собственность, и вместе получает вознаграждение за все то, что пропало с нею ').

Итак, в виде общего правила, самоуправный захват найденной вещи со стороны собственника воспрещался, надо было идти на свод. Но отсюда Калачов допускал довольно широкое исключение: он полагал, что свод сейчас же делался излишним, как только потерпевший собственник делал закличь на торгу 2). Проф. Владимирский-Буданов отводит более узкую сферу для применения самоуправства: без свода можно обойтись (да, и то лишь в своем граде) лишь тогда, когда после сделанной закличи уже прошло три дня 3). Такого же мнения и проФ. Леонтович, который следующим образом оправдывает это допущение самоуправства: „Институты старого времени нельзя объяснять с точки наших воззрений на право и жизнь... В наше время защищается факт владения, — без суда нельзя его нарушать. Не так было в старое время, как это ясно видно из выше приведенных постановлений об объявлении на торгу 4). Само по ceбе это соображение, пожалуй, и ценно, но лишь настолько, насколько в каждом данном кодексе оно не опровергается положительными нормами закона. Но вот здесь-то нам и кажется, что Русская Правда, даже и в случаях сделанной закличи, позводяет собственнику отобрать свою вещь от всякого лишь

1) Логодит, Др. рус. история, II, стр. 733. См. еще примеча-И1Я Дубенского, Рус. Достопамятности, II, стр. 70.

2) Калачов, Изследования, стр. 128 ел. Так и Я. Jlrecek, Das Reclit in Bohmen, I, S. 57.. Ср. еще и мн-вше. Рейца, Опыт,: стр. 72 ел. Против Калачова правильно Станиславс. кгй, Изследований, стр. 45 ел.

3) Владимгрскгй-Буданов, Христоматая, I,. стр. 46, прим. 40. Его асе Обзор, стр. 639.

*) Деоитовгт, Киев. Унив. Изв., 1865,.№ 4, стр. 20 и^рим. 5,

 

- 350 -

посредством свода 1): закличь свода не устраняла; она имела иное значение, на которое нами укааано выше. Чрезмерное значение придавал закличи проф. Дювернуа, когда он положения ст. 29-ой Карамзин. списка сопоставлял так: кто сделает закличь на торгу о краже или пропаже вещи, тот может виндицировать свою вещь; кто не сделал закличи, у того и виндикации нет; а между тем статью эту надо понимать следующим образом: у кого пропала или украдена вещь, тот может отобрать ее от ксякого, сделавши предварительно закличь на торгу. В самом деле, отобрать свою вещь от всякого владельца разрешалось не потому, что делалась закличь, а потому, что эта вещь была украдена или утеряна. Но и проф. Владимирский-Буданов также придает закличи больше значения, чем она имела. В самом деле, ст. 29 говорит: когда вещь украдена, и на торгу о том сделана закличь, то эту вещь можно отобрать от всякого; ст. 30 к этому прибавляет: но только не самоуправно, а посредотвом свода. Итак, одна статья говорит о праве на виндикацию, а другая о споcобе ее осуществления. При этом ни откуда не вытекает, что вторая статья рассчитана только на тот случай, когда упущена закличь. Даже наоборот, из сопоставления этих двух статей мы усматриваем, что ст. 30 служит дополнением к ст. 29 и потому она должна быть вставлена в последнюю. Именно, ст. 30, говоря главным образом о своде, начинает с момента опознания, своей вещи собственником и кончает моментом отобрания вещи. Оба эти момента имеются и в ст. 29: „а последи познает в своем граде"  „свое емоу лицем взяти". Между этими двумя положениями и надо вставить ст. 30-ю, говорящую о свод; тогда эта последняя поместится после предписания о закличи на торгу, и получится такая полная картина: пропадает у кого-либо вещь; потерпевший собственник делает закличь на торгу; (если никто не возвращает вещи, начинаются поиски); в случае находки и

1). Но см. ниже постановления Литовского Статута.

 

- 351 –

опознания украденной вещи производится свод, а в конце концов вещь возвращается собственнику.

В виду всего изложенного мы считаем более правильным мнение г. Рожкова, который говорит: „свода не бывало только тогда, когда пойманный с краденным или потерянным не ссылался ни на какое другое лицо, у которого он это купил, признавал себя первым незаконным владельцем спорной вещи" 1). К этому надо прибавить мнение Ланге: свода не могло быть и тогда, когда владелец вещи утверждал, что он нашел ее или купил у неизвестного ему человека, или что она ему подброшена" 2). Во всех этих случаях свод по самому существу своему был невозможен, а потому он и не применялся; за то во всех остальных случаях свод должен был иметь место, и это, между прочим, еще и потому, что он служил не только для удовлетворения потерпевшего собственника, но также и для открытия „действительного (конечного, чеклого) татя" 3).

Определивши область применения свода, мы уже подходим к вопросу, что же именно такое представлял собою этот самый „свод"?

Проф. Владимирский-Буданов говорит: „Свод-виндикация есть процесс по искам вещным" 1). По более кон-

') Рожков, Журн. Мин. Нар. Пр., 1897, Декабрь, стр. 307.

2), Ланге, Изследование, стр. 230.

3) Мрочвк-Дроздовский, Изследования, II, стр. 261.

*) Владимгрскт-Вудаио. в, Христоматая, I, стр. 28, примеч. 18. Вообще о своде — Rakowiec. ki, Prawda Kuska, II, str. 138. Ewers, Ge-schichte, I, S. 109.. Эверс, Др. рус. право, стр. 327 ел., 379 ел. Ка-рамзин, История, II, стр. 51 ел. 'Калачов, О Судебнике, стр. 124 ел. Его же Изсл*дования,'етр. 129. Дате, Изследование, стр. 230 ел. Со-ловьева, ИсториЯ, кн. I., стр. 235 ел. Н. Jirecek, Das Kecht in Bohmen,

I, У. 57. Станиславский, Изслтдование, стр. 47 ел. Стефановскгй, Жури. Мин. Нар. Пр., ч. 166, 1873 г., стр. 37 ел. Хллбигтов, Обще-ство и государство, стр. 312 ел. Мрочек-^роядовсте, Изследования,

II,'стр. 261 ел., Сергть ввич, Лекщи, 1890, стр. 680. Рожков, Журн. Мин. Нар. Пр., 1897, Декабрь, стр. 300, 307, 309 ел. Филеппое,

 

- 352 -

кретным определениям, свод есть ничто иное, как очная ставка 1), посредством которой поверялись ссылки одного лица на другое 2), когда владелец чужой вещи хотел отвести от себя подозрение в краже с поличным; здесь ополичненный указывал, от кого он приобрел спорную вещь, а это и приводило в конце концов к открытию действительного вора 3).

Таким образом в своде мы одновременно замечаем и виндикацию, и расследование преступления, — столь обычное во всех юных законодательствах смешение гражданского процесса с уголовным 4).

Ближайшим образом свод состоял в том, что владелец, у которого собственник находил свою вещь, начинал отводить от себя подозрение в краже тем, что ссылался на третье лицо, от которого он якобы совершенно законным способом приобрел данную вещь 5). Тогда истец сводил владельца и это третье лицо на очную ставку. Если

Сборн. статей, посвященный М. Ф. Владимирскому-Буданову, стр. 1 сл. Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 639 сл.

1) Ланге, назв. соч., стр. 233.. Серггьевич, там же, стр.680. Ho'cp.: Жоиотовмча, Kiea. Унив. Изв., 1865, Л" 4, стр. 22, прим. 3. '

2) Стефстовскгй, там асе, стр. 38.

3) Мрочвк — Дроядовский, Изследования, II, стр. 261. Куни, —ц гн, Историч. изобрадкение, стр. 98.

4) Владгимгеск'ий — Буданов, Обзор, стр.- 634. Фойницкт, Курс уголов. судопр., I, стр. 17, 35. Случевскгй, Учебнив, стр. 31. Ствфановскгй, Журн. Мин. Нар. Пр., ч. 165, 1878, стр. 254 ел., 272, —276 ел., 282, 291; ч. 166, стр. 17, 34; ч. 168, —стр. 202. Спасовгм, О теории судебно-угол. доказательств, стр. 17. Дмитр.иев, Истории судеб, инстанцш, тезис 19 и стр. 183, 360. Чоглоков, Об органах суд. власти, стр. 2. Лахман, О суд. доказатсльствах, стр. 5 ел. Ли-мовскгй, Опыт, стр. 7'ел. Ср. Рожков, Журн. Мин. Нар. Пр., 1897, Декабрь, стр. 329.

5) Проф. Филиппов обращает внимаме на сходство свода и intertiatio Рипуарской Правды. — Сборнив статей, посвящ. Влади-шрскому-Буданову, стр. 4 ел., 8. См. и Сврггьввич, Лекцш, 1890» стр. 681,....,'...,...,;.

 

- 353 -

третье лицо, в свою очередь, указывало на кого-нибудь, как на своего предшественника по владению вещью, то все заинтересованный лица отправлялись для очной ставки и к этому четвертому лицу и т. д. впредь до тех пор, когда последний, на кого была сделана ссылка (nomuatio auctoris), оказывался не в состоянии указать на кого-либо, как на своего предшественника. Если этот последний, на кого сделана ссылка, прямо сознается, — или будет уличен, — в краже, то собственник-истец получит обратно свою вещь, а также и вознаграждение за все то, что с ней пропало 1). Если же последний, на кого сделана ссылка (или же и первый, у кого найдена вещь) не может указать, у кого он купил вещь, но в то же время утверждает что он именно купил, а не украл эту вещь, то этот спорный вопрос о факте покупки решался присягой свидетелей: двух свободных мужей или одного мытника 2). Если при этом акт законного приобретения подтверждался, то собственник получал, конечно, и здесь свою вещь обратно, но при этом не с кого было требовать вознаграждения за то, что с ней погибло; терял свои деньги и неосмотрительный покупщик 3).

1) *. См. выше, ст. 3,0 Карамзинского списка/.»

2) Мытник — сборщик торговых ношлин. Владимгускгй-Вудапои, Христоматия, I, стр. 49, прим. 51. Меочг. к — Дроздовсте, Изследовашм, II, стр. 204.

•' 3) См. выше, ст. 33 Карамз. списка. Влид-иместе-Вуданов, Христоматая, 1, стр. 48, прим. 51. В виду этого указании на свид-вте-лей некоторые ученые полагают, что вообще но Русской Правде до-говоры только тогда имъли силу, когда заключались в присутствш двух свидетелей: Калачот, Изследования, стр. 83; Затроеский, Пет. очерк займа, стр. 16; Хлчьбтков, 06iitecrBO и государство, стр. 322; Рожкив, Журн. Мин. Пар. Пр., 18У7, Декабрь, стр. 287. Против этого нроф. Владимь-рииш — Вуданое, там же: п3^011 Речь идет только о купле-цродаж враденных вещей, иди таких, на которыя продавец не имъет права собственности. Договор разрушается по отсутствш этого необходимого условия, а не потому, что нарушена форма соверииения его. Если покупщику движимых вещой известно, что продавец имест право собственности на них, то договор без

 

- 354 -

По общему правилу истец-собственник должен был довести свод до конца, т. е. впредь до открытия настоящего вора, сколько бы ни пришлось сделать очных ставок. Но отсюда было два исключения.

Во 1-х, когда свод выходит, за пределы данного города и принадлежащей к нему земли, тогда собственнику делалось облегчение: он шел только до третьего свода, а затем третий ответчик должен был уплатить истцу стоимость его вещи, а сам с этой вещью, как с поличным, продолжал свод дальше и по окончании его вручал вещь собственнику, а сам получал от него обратно уплаченные деньги.

Об этом говорит ст. 32 Карамзинского списка:

А оже боудеть в одном граде, то ити исцу до конца того свода; боудеть ли свод по землям, то ити ему до трех сводов, а что будеть лице, то то ему третьему платити коунами за лице, а с лицом ити до конца своду, а исцу ждать прока; а где снидоть на конечного, то томоу все платити и продажи ').

Во 2-х, когда предметом виндикации был челядин, тогда собственник даже и в пределах своего города обязан был идти только до третьего свода, а затем он мог от третьего ответчика потребовать, чтобы тот дал ему пока своего раба, а сам с украденными рабом продолжал бы свод до конца; после этого происходил, уже окончательный обмен рабами: каждый получал своего.

Сюда относится ст. 34 Карамзинского списка:

всякого сомнения мог быть соверииаем без учасия свидетедой". Так и Станиславекш, Изследование, стр. 49. См. ниже постановле-ния Литовского Сеатута..

t) Логодин, Др. рус. история, 1Г, стр. 733. Калачои, Изсл-дования, стр. 129. Солон i, v, er., История, кн. 1, стр. 235. Стпчшславекш, Изследоваи1с, стр. 47 сл, стр. 639.

 

 - 355 -

Аще кто познает челядин свой оукраден, а поиметь и то ономоу вести по конам и до 3-го свода; пояти же челядин в челядина место, я оному дати лице, а той идет до конечного свода; а то есть не скот, не лзе рещи: не ведаю, оу кого есм коупил, но по языкоу ити до конца, а где боудет конечный тать, то опять воротити челядин, а свои поиметь и протор тому же платити ').

Наконец, последнее и общее ограничение: из своего города в чужую землю свода нет; свод останавливался на последнем владельце в границах своей земли; этот владлец, чтобы отклонить от себя подозрение в краже, также должен был представить свидетелей для удостоверения факта законного приобретения вещи; тогда собственник во всяком случае получал свою вещь, а в остальном одно из двух: если законность приобретения не доказывалась, то последний ответчик считался вором и должен был уплатить и за все то, чего не доставало у вещи, а его контрагент-покупщик мог требовать возврата покупной цены; если же законность приобретения доказывалась, то случившаяся убыль падала на счета собственника, а последнему ответчику оставалось только пожалеть о своих деньгах, опрометчиво уплаченных неизвестному контрагенту, и питать себя надеждой когда-нибудь встретить продавца в своей земле и тогда взыскать с него эту сумму,

Ст. 36 Карамзинского списка говорить об этом так:

1) Погодин, Др. рус. история, I, стр. 117, II, стр. 733. Калачов, там же. Соловъев, там же. Станичлввскгй, назв. СОЧ., стр. 50. Владилчрский-Буданов, там же. Лоте. отрицал это ограничсше свода при виндикации челядина. — Изследоваме, стр. 233 ел.-Но иро-тив него Владимгрский-Буданов, Христомапя, I, стр. 49, прим. 52, Рожков, Журн. Мин. Нар. Проев., 1897, Декабрь, стр. 309, Рейгуг., Опыть, стр. 66, 73.  n

 

- 356 -

А ног своего города в чюжо землю извода нет; но такожо вывести ему послухы любо мытники, пред кем же коупивше; то исцу ли ем взяти, а прока емоу желети, что с ним погыбло, а ономоу своих кон желети, дондеже налезет ').

На этом мы заканчиваем рассмотрение Русской Правды и переходим к изучению других источников, русского права.

Прежде говорили об органическом развитии русского права и рассматривали преемственно один источник после другого в хронологическом порядке, видя в каждом из них непосредственное последствие предыдущего и основание для последующего 2).

Теперь устанавливается иное отношение к источникам нашего древнего права: во всех них видят, правда, „местные вариации одного и того же, в корне своем тождественного, русского права" 3); но в то же время распределяют их по трем правовым системам: „I) право Северо-восточной России, выразившееся в московских Судебниках и в Уложении 1649 г.; 2) право Литовской Руси, лучшим воплощением которого является Литовский Статут, и 3) право Северо-западного края, кодифицированное в Судных грамотах Новгорода и Пскова" 4). При атом констатируется, что „Русская Правда, заключая в своей основе общерусские начала права,

1) Погодии, Др. рус. нот., IT, стр. 735. Солов гв, тлмт» ясо. Станиславский, назв. соч., стр. 48..1ан. г<;, ца. лв. соч., стр. 235 ел. Рожков, там ЖО, стр. 310. B. in. i'iuM'i. pc. ifiu — 1]ц<)аиов, Обзор, стр. 639 ел.

2) Напр., Калпчов, Юридическ.:!; iimcku, изд. Тедкппым, т. I, стр. 50 ел., 54.

. 3) Максимейко, Сборник статей, посвя]ц. Владимирскому-Буда-' нову, стр. 384. Курсив неш.

*) А]акс. имейко, там 'лю, стр. 3S3, Леонтович, KiCB. Унив. Изв., 1SG5, ^ 2, стр. 2.

 

- 357 -

в то же время примыкает к специальной ее ветви, именно — к Литовско-русскому праву '), так что мы можем говорить о „замечательном сходстве между Р. Правдой и литовско-русским правом" 2). Взаимное отношение между ними состоит в том, что Р. Правда послужила начальной основой для истории литовско-русского права" 3).

Все эти cooбpaжeния побуждают нас несколько пренебречь хронологической последовательностью и после Русской Правды обратиться прямо к Литовскому Статуту.

§ 4. Литовский Статут.

Литовский Статут в первой своей редакции появился в 1529 г.; затем он был восполнен и во второй редакции издан в 1566 г.; наконец, третья редакция Статута относится к 1588 году 4).

1) Максимейко, там же, стр. 384. Ясинский, Лскщи, стр. 13 ел. Демченко, Наказаюе по Лит. Ст., стр. 6 ел.

2) Максгшей-ко, там же, стр. 394.

3) Максгшейко, там же, стр. 395. Курсив наш. *} Czackl, О lit. i polskich prawacli, I, стр. 8 ел. Jaroszewics, Obrax Litwy, II, стр. 127—148. Дттлович, Юридич. записки, изд. Редкинымти,1, стр. 14, 18 ел., 26 ел. Мацчьевс. кш, Чтония, 1860, кн. 3, стр. 166 ел. Солоаьев, История, кн. 1, стр. 1713 ел., кн. 2, стр. 473. Евачевскей, Журн. гр. и угол. пр., 1876, кн. 4, стр. 237. Чарнегекг-й, Шев. Унив. Изв., 1866, №. 9, стр. 17; 1867, Л"; 10, стр. 12. Пахман, Ист. кодификащи, I, стр. 193 ел. Вврииадский, Журн. Мин. Нар. Пр., 1892, Ноябрь, стр. 1 ел. Дташгщкш, К вопросу об изд. Лит. Ст., стр. 9, 13. Деонтовгм., Спорн. вопросы, стр. 5, 7 ел., 10, 19. Мали-новсый, Учете о преступл., стр. 1. Дювернуа, Чтония, I, стр. 201 ел. Шкриитеиич, Курс, I, 2, стр. 368. — Тскст Литовского Статута во всех трех его редакциях издан Московским Oбвеecтвoм истории и древностей россшских во Временник-в его за 1854 и 1855 гг. в кни-гах 18, 19 и 23. Кром того, третья редакция Статута издана в 1811 г. под заглавием: „Статут Великого Княжества Литовского с подведением в надлежащих местах ссылки на копституцш,' при-личныя содержанию оного. Перевод с польского. В Санктпетор-

 

- 358 -

Появление этого важного и интересного законодательного памятника предшествовали (и на него повлияли) следующие события и обстоятельства.

Княжество Литовское, которому принадлежит рассматриваемый нами Статут, составилось в значительной своей части из земель русских юго-западного края, который завоевывались Литвой начиная с первой половины XIV века 1). Так, Гедимин покорил земли Волынскую и Киевскую; он образовал Великое Княжество Литовское, не зависевшее ни от татар, ни от Москвы; в состав этого княжества в общем вошли земли Полоцкая, Витебская, Минская, Туровская, Владимирская, Луцкая, Киевская и часть Черниговской 2). При Ольгерде завоеваны княжества Черниговское и Северское 3).

Завоеванная политически, юго-западная Русь одержала однако победу культурную: Русь в то время уже давно имела писанные законы, а в Литве их не было, да и вообще Русь в то время стояла на более высокой ступени цивилизации, чем Литва; не удивительно поэтому, что русское обычное право, как оно выразилось в Русской Правде, не только сохранилось в завоеванных Литвою областях, но, кроме того, оно начало быстро проникать в юридически быт литовцев и сделалась как бы литовским правом 4).

бургв. Печатан при Цравительствующом Сея<гт. 1811". В этом издаши текст польский и руссюй шпгещаются параллельно. Статут 1529 г. см. еще в »Svod''b Н. Лг/'шис'л н в книга Cznckii'f/o, О Li-tewskicli i Polskicli prawach, t. I, II. — В иоследующем изложен»! мы будем цитировать Лит. Статут в порвых-двух его редакциях по изданию Москов. Общества, а в третьей редакцш (из-за русского перевода) — по изданию 1811 г.

1) Чарнецкиг, KieB. Унив. Изв., 1866, Л' 9, стр. 14. Устрялов, О лит. княжеств-в, стр. 15 ел. Лвочт. очич, Источники, стр. 19, 52, 54,

59, Gl.

2) Чарецкш, там же, стр. 39.

3) Чарнецкий, там же, стр. 41. О дальнейшей судьб этих земель — там же, 1867, № 5, стр. 5 ел.

4) lidkowlrcki, Prawda Ituska, Т, str. VII[. Чауие. цкш, там же,.

 

- 359 -

Этим объясняются слова проф. Владимирского-Буданова „Наука признала Литовско-Русское государство русским государством; его право - русским правом 1).

Но вот, со времени Ягелло, с конца XIV в., начинается влияние Польши на Литву; оно, впрочем, касается по преимуществу административного и сословного строя государства; право же гражданское и уголовное по прежнему оставалось и в этот период русским 2).

На ту же область главным образом публичных правоотношений, — на городское самоуправление, — также с конца XIV в. начинает оказывать влияние еще и право немецкое, а именно — право магдебургское, которое в виде привилегий постепенно вводится почти во всех городах бывшей юго-западной Руси 3).

1866, №. 9, стр. 85, 38 ел. Мацгьевскгй, Чтения, 1858, кн. 1, стр. 17. Устрялов, Рус. ист., II, стр. 111. Лвоитович, Киев. Унив, Изв., 1865, № 2, стр. 5 ел., 12. Его же Источники, стр. 5 ел. Квачевскгй, Журн. гр. и угод. пр., 1876, № 4, стр. 228. Максимейко, Киев. Унив. Изв., 1894, № 7, стр. 1-4. Шеушеневич, Курс, I, 2, стр. 367.

1). Владшнуикш-^уданов, Сборн. госуд. знашй, IV, стр. 4. Во-црос однако не безспорон: Уитрялов, О Лит. княжостве, стр. 11 ел.

2) Чарипект, там же, стр. 15, 42; 1867, А» 1, стр. 1, 7; № 5, стр. 6 ел.; № 8, стр. 15 ел. Устуялов, Рус. ист., II, стр. 110. Его же О Лит. княжеств, стр. 18 ел, Квачмс. кш, там же, стр. 242. Ле. он. то-вич, KieB; Унив. Изв., 1865, № 2, стр. 14. Его же Источники, стр. 19. Максимейко, там же, стр. 1.5, 25. См. еще — Данилович, Юридич. записки, изд. Редкиным, I, стр. 12. Вечтужев-Рюмим., Русская История, II, 1, стр. 52 ел., 118.

3) Чарнкцкш, Юов. Унив. Изв., 1866,.\« 9, стр. 15; 1867, У: 1, стр. 8, № 6, стр. 17 ел., 26 ел.; № 8, стр. 18, 21, 23, 31, 34 ел.; Л; 10, стр. 2. Halbnn, Zur Geschichte, S. 18. Антоисхтч^, Изследование, стр. 164. Тарановский, Обзор, стр. 6 ел., 18 ел. Спорным является вопрос об оиъемч этой рецепцш магдебургского права: проф. Ан-тоновгьч, там же, стр. 171 ел., 177 ел., полагает, что законополо-жения магдебургского права оставались мертвой буквой для Литвы, так кав дух этого законодательства был чужд населеиию южно-руссвих городов; а потому если в судебных рениениях и дъла-

 

- 360 -

Под напором этих двух иноземных законодательств, юго-западная Русь, для охранения своей национальности, необходимо должна была крепко держаться своей старины хотя бы в области одной только частной жизни, так как иначе и эта область легко могла подпасть под воздействие и нормировку права польского или права немецкого.

Так созданный политическими причинами консерватизм русского населения Литвы сохранил там и упрочил действие и применение Русской Правды в большей степени, чем мы это видим даже в Московском, государстве, которое стояло в стороне от западного влияния, чувствовало себя самостоятельнее, а потому и могло развивать свое право свободно 1).

Но была и другая причина, по которой влияние немецкого права в Литовском княжестве не распространялось на область частных правоотношений, а именно — на область торговых сделок обмена, к которым относится и специально нами наследуемый вопрос о виндикации движимостей. Мы говорим именно о немецком праве, потому что польское право по этому вопросу о виндикации в общем было сходно с русским 2). Магдебургское же право в интересующем нас от-

 

лись ссылки на магдебургское право, то это было одной лишь формой. Наоборот, проф. Владимирский-Буданов, Киев. Унив. Изв., 1877, № 3, стр. 92 ел., держится того мнения, что 1гвмсцвос право действи-тельно применялось в городах юго-заиадного края, а не было од-ной только формой. Средняго мнения держался проф. Кис. тпковс. кий, Kiea. Унив. Изв., 1878, Л* 12, стр. 995: магдебургское право было не номинадьным правом, а действитсльным; но наряду с ним оста-валось д-вествующим и русское право. Это же мн-бшо цоддерживает проф. Тараноиский, назв. соч., стр. 33 сд., 55. Такого же мнезния в сущности и ffalban, Zur Ge; scliichte, S. 65 f., который говорит, что объем рецепщи не всегда и не везде был одинаков. Ср. Дювернуа, Чтения, I, стр. 204.

1) И. Б1ьляия, 0 наследствтЬ, стр. 117. Лно/инович, Источни-ки, стр.19.

2) ееобще, по замечанию Мачуеечскиго, с 14 по 18 век источ-ники права руеского, польского и литонского были одни и т-в асе. — Чтония, 1858. кн. 1, стр. 17,

 

- 361 -

ношении, стояло выше русского и польского права, так как выросло на почве более живого торгового оборота, и что касается специально виндикации движимостей, то оно имело своим источником Саксонское Зерцало, т.-е. успело уже усвоить новый принцип Hand wahre Hand '). Но вот именно эта сторона немецкого права, — с его развитием меновых торговых сделок, — и не соответствовала тому феодальному укладу и строю жизни, который в течение XV-го и XVI-го вв. создавался в Великом Княжеств Литовском тем же самым правом немецким (и польским) в области административных и сословных отношений. Дело в следующем, как это заметил проф. Дювернуа. В литовском быту наблюдалось крайнее обилие форм несвободной зависимости одних частей населения от других; это не рабство, а те властные союзные формы, примыкающие в особенности к землевладению, которые в таком обилии создала средневековая жизнь; а между тем формы договорных обязательств обильно развиваются только тогда и там, где не достает средств односторонне повелительных для того, чтобы пользоваться услугами других людей: тогда необходимость в таких услугах вызывает развитие свободного сочетания и обмена интересов лиц, иначе, без договора, не связанных никаким обязательством, никакой зависимостью; это мы видим во Пскове в очень раннюю пору культуры права, и этого нет, или, вернее, развитие договорных форм крайне низко при сравнительно высокой культуре права в Литве 2).

Таким образом вышло так, что полной своей рецепции помешало само же немецкое право: на пути развития договорного права оказался немецкий (и польский) феодализм 3), кото-

1) Тарановский, Обзор, стр. 71 сл.

2) Дювернуа, Чтения, I, стр. 206 ел. Цитата сдълана почти без изм-внешй.

3) А как же этот самый феодализм не помешал магдебургскому праву принять принцип Hand wahre Hand? Конечно, с фактом нельзя не считаться. Но из этого факта вытекает только то,

 

- 362 -

рый сохранила действие Русской Правды, но в то же время и придал ей свою особую сословную окраску 1). Вот на какой почве был создан Литовский Статут. Всем изложенным вполне объясняются следующие характеристические черты этого Статута 2).

Гражданское и уголовное право Литовского Статута имеет свои корни в древнем русском праве 3); да и редактиро-

 

что феодализм но является пбс. олют. ньг. иг, пропятствием для приня-т! я и действия принципа Hand wnlire llnnd. Были, значить, друпя причины, которыя nepecit. w. fii противо. твествк! (феодализма и создали принцип Hand walirc Hand в Гсрмгипи. Во всяком случай ирин-цип этот создан не только не б. чподарн (феодализму, а соверииенно наоборот, -•не смотри на фоодализм. Таким образом мы в текст желаем сказать не то, что принят принципа Hand wahre Hand было абсолютно не возможно в Ли'гве, а лишь то, что литов-ейй быт представлял!. собою почну •не. б. ч. и. онуъяпную для этого принципа.

1) По этому последнему поводу — НлпдилпрскГч — Г»у<)анов, Сборн. госуд. знании, TV, стр. 21 ел.

2) Общую характеристику дает проф. Кныппкоошш, Киевск. Унив. Изв., 1878, № 11, стр. 832 ел.

3) Это — общее мнение, разделяемое даже и польскими писа-телями, Rakowieck!, Prawda 1-inska, I, str, VIII. Лгонтович, Шев. Унив. Изв., 1865, X' 2, стр. 1, 11 ел., ий ел,.\". 4, стр 33 ел. Строев, Историко-юридич. изсл-вдонание, стр. 27. Семеинв, Временнни, 1854, кн. 19, стр. 11, VI. Уотун. юв, Рус. История, II, стр. 110 ел. Чаривц-кий, Киев. Унии. 'Изв., 1866, № 9, стр. 4; 1867, J\"« 10, стр. 1 ел. Евачев-cKiil, Журн. гр. и угол. пр., 1876, кн. 4, стр. 226, 228, 230 ел. Дем-ченко, Наказание по Лит. Статуту, стр. б ел. Максимейко, Киев."Унив. Изв., 1894,. V 7, стр. 7, 9. Зогоскин, История права рус. народа, I, стр. 113. Владимирский-Буданов, Христомаэтя, I, стр. 15, прим. 19. Он же в Сборн. госуд. знаюй, IV, стр. 4../. Шершеневич, Курс, I, 2, стр. 367 ел. — Насколько нам известпо, один только проф. Спа-г. ови. ч держался обратного мнения, когда говори. ть, что Литовское частное право есть только „сколок" iii-i. ihwimi права. (Об отноше-ниях супругов, стр. 60, 77. См. впроче. м Устрнлова, 0 лит. кня-жестве, стр. 11 ел.). Это отступающее лигвше можно отчасти объяс-нить, во 1-х, общим сходством многих институтов права у всех славянских народов (см. между прочим Соловьева, Ист., кн. 1,

 

- 363 -

ван был Литовский Статут первоначально на русском языке, и только впоследствии были сделаны переводы его на языки латинский и польский 1).

Сообразно с этим Статут 1529 г. предписывала судьям в случаях молчания закона обращаться к „стародавним обычаям", под которыми разумелись тогда обычаи русскиe 2). А Статут 1588 г. предписывал избирать судей из таких лиц, которые были знакомы с правом и языком русским 3).

Однако под влиянием Польши и Германии это русское право получило особую феодальную окраску. Поэтому в Статуте нет абстрактного понятия лица; там нет речи о литовце вообще; там говорится о князьях, о дворянах, о духовных ли-

 

стр. 87; Мацгьевспого, Чтения, 1858, кн. 1, стр. 17), а во 2-х, и тем фактом, что с каждым посл-вдующим изданием Литовского Стату-та (во 2-й и 3-й редакщи) полонизация права дъествительно делала все большие и болышо успехи. Дювлрнуа, Чтения, I, стр. 202. Максимей-ко, Kiea. Унив. Изв., 1894, № 7, стр. 26. Леонтовгт, Киев. Унив. Изв., 1865, № 2, стр. 14. Чармецкш, Кюв. Унив. Изв., 1867, j\! 1, стр. 1 ел., но см. и стр. 8. Устрялов, Рус. история, П, стр. 344. Проф. Шериие-невцч по этому поводу говорить: „Случись, что вопрос о кодифика-ц|'и литовского права поднялся бы столепем позже — русскому пра-ву едва ли нашлось бы уже место". — Курс, I, 2, стр. 368.

1) Rakounev. k'l, Prawda l^uska, 1, str. 138. Дювернуа, там же, стр. 201. Ш"ушеи. евич, там же, стр. 368. БериисчЧский, Журн. Мин. Нар. Пр., 1892, Ноябрь, стр. 5, 8, 18. Квачечский, Журн. гр. и угол. пр., 1876, кн. 4, стр. 228. Чп-рнецкий, Киев. Унив. Изв., 1866, X» 9, стр. 3; 1867,. V; 10, стр. 14 ел., 18. Устрялов, Рус. иотория, II, стр. 111. Так и Пташицкш, К вопросу об изд. Лит. Ст., стр. 15, 23; но он кромть того настаивает, что польское издание было равносильно рус-скому; там же, стр. 18, 39. Об этом — Леотпоогт, Спорн. вопро-сы, стр. 20.

2) Разд. VI, тит. 37: Нижли естли бы ся што пригодило перед судьями, чого бы в тыж правах не было описано; тогды то даем на розознанье судей под сумненьем их, иж они мають упоменувшы Бога и то сказати водлуг стародавнего обычая.

3) Разд. IV, арт. 37: „... в праве и писма руского умеетных",.. Лчонтовш; Источники, стр.5.

 

- 364 -

цах, о шляхте и т. д.; вообще там правоспособность цивильная в сильнейшей степени сплетена с политическими квалификациями лица, с его сословным положением. Затем нет в этом кодексе и абстрактного понятия объекта; вместо этого мы в нем видим, напр., вотчины дворянские, родовые, благоприобретенные, жалованные от короля и т. д. и т. д., обладание которыми не должно выходить из рук дворянства '). Словом, все правоотношения там были окутаны целою сетью сословных привилегий 2), которые весь уклад жизни строили на началах обособления и раздельности; для духа же общения, для развития договорных отношений в этом кодексе оказалось мало места.

Вообще, Литовский Статут отличается уже довольно высокой техникой; он обнял всю систему правоотношений и потому вышел кодексом обширным; но право частное ни надлежащего развития, ни достаточного обособления в нем не получило 4).  

 

1) Дювернуа, Чтения, I, стр. 208.

2) В частности эту сторону дела проф. Владимирский-Буданов описывает так: „Известно, что начала русского права сохране-ны в Литовском Статутов не для всех граждан Лит.-русского го-сударства, что городское населоню подеинилось д-вествию немецкого права, а сельское вовсе изъято из охраны, даруемой правом: таким образом общее право превратилось и нривиле[чю для одноги высша-. го класса; Статут есть сумма щляхетских правь". — Сборн. госуд. знашй, IV, стр. 22. См. еще Ле-очтитт, Источники, стр. 70. Ср. и Чарнецкт, Клев. Унив, Изв., 1867, А» 5 н ел. ",

3) По этому вопросу однако спорят. В тексте приведено мн-ние проф. Вчушидского, Журн. Мин. Пар. Пр., 18Й2, Ноябрь, стр. 9, 18. Оно оспаривается г. Птатицкамь, \\ истории лит. права, стр 31. Ср. Леотповича, Спорные вопросы. См. и Шерииемевича, Курс, 1., 2, стр. 369.

4) Дювернуа, lIтeниЯ) I, стр. 208 ел. Дани. ювич, Записки, изд. Редкиным, I, стр. 35. Будучи под влиянием феодальных идей, Литовский Статут подвергся лишь незначительному влиянию со сторо-ны римскаю права; последнее повлияло лишь отчасти па васл-вдствон-ное право, —Берииадский, там же, стр. 4 ел. Шершеневич, там же-

 

- 365 -

При таком общем характере Литовского Статута мы естественно не можем даже и надеяться встретить в нем по нашему вопросу ничего иного, кроме повторения, хотя бы и более подробного, тех самых постановлений, который мы уже видели в Русской Правде.

Так это и есть на самом деле. О каком-либо ограничении виндикации, (напр., вверенных вещей) речи нет. По поводу виндикации говорится только о вещах краденых, и всякий раз допускается их виндицирование. Что сам вор обязан возвратить собственнику украденную у него вещь '), об этом излишне, конечно, и упоминать. Для нас более интересными являются те постановления, по которым даже и купивший чужую вещь, хотя бы и добросовестно, обязан возвратить ее безвозмездно собственнику, если она оказывается краденой 2). По этому поводу Литовский Статут, подобно Русской Правде, говорит и о закличи на торгу, и о своде 3).

Так, о закличи Статут упоминает по поводу бегства челядина.

Арт. 7-ой (в конце) раздала ХII-го Статута 1529 г. говорит:

 

 

1) Статут 1529 г., разд. XIII, арт. 1; Стат. 1566 г., разд. XIV. арт. 4; Стат. 1588 г., разд. XIV, арт. VII, § 1. О продшесгвующем времени см. постаповления уставных грамот: Витебской 1503 г., Смоленской 1505 г., Киевской 1507 г., Полоцкой 1511 г. — Ясгтите, KieB. Унив. Изв., 1889, Л-4, стр. 178. Содержание их (кром-в Киев-ской) в общом и главном одинаково: украденная вещь возвращает-ся собственнику. Соверииенно исключительным является постановле-ние Киевской грамоты: украденная вещь возвращается собственнику;

но если вор в состоянии уплатить ея стоимость, то собственнику от-даются эти деньги, а вещь поступает в собственность «двора». Бук-вально это говорится так: „што уврал, то государю вирнути, у кого вкрадено; а коли везможет заплатити, ино исцу заплатити татиным именьем, а лицо на а, вор".

2) Малиночтгй, Учете о преступлен!^ стр. 157.

3) Леоитович, Шев, Унив. Изв., 1865, Л4 2, стр. 15; № 3, стр. 4 ел., 21 сд.; Л' 4, стр. 20 ел. ^алгмовский, там же, стр. 151'^сл,

 

- 366 -

А если бы пак хто  челидь ховал в себе, а поколку крот закликал оповедаючы ее, а потом бы тот, чия челядь, в колку неделях тую челедь свою в него нашол; тогды ему маеть за страду толко от каждого челедина дати на неделю по грошу.

Это соответствует ст. 27-ой Карамзинского списка Рус. Правды, хотя полного совпадения в содержании нет. Постановление Статута расплывчато и неопределенно: здесь говорится о многократной закличи; затем предусматривается нахождение челядина но истечении нескольких недель, — срок точно не определяет; но во всяком случае он является гораздо большими, чем 3-дневный срок, установленный Русской Правдой; это свидетельствует о том, что жизнь уже вышла из рамок того патриархального быта, который имел место в XII в., когда города были еще малы, а население редко, так что каждая весть сравнительно быстро облетала всех сограждан или земляков потерпевшего. Наконец, в цитированном артикуле нет прямого указания на право собственника взять своего челядина обратно; такое указание содержится в следующем (8) артикуле: „а чиляд мает тому вернена быти чия была".

Статут 1566 г. в разд. XIII, арт. 5, повторяет цитированный арт. 7-ой первого Статута, при чем указывается, что закличь производится на торгу, а кроме того постановляется: „челядь свою добровольно взяти".

В этом последнем виде нормируется вопрос и третьим Статутом. 1588 г. § 2-ой артикула XVII-го раздела ХII-го говорит:

Если бы кто держал у себя чьих дворовых. людей, а ищущий их несколькократно, объявил о том и опубликовал на торгах, а после тот, чьи люди, нашел их у него чрез несколько недель, тогда он уплатив ему только за харчь за каждого человека в неделю по

 

- 367 -

два гроша, может тех своих людей добровольно взять.

Всюду здесь абсолютная виндикация, но она, впрочем, и естественна, так как идет о явно недобросовестном укрывательстве чужих рабов.

В последних словах приведенных артикулов: „добровольно взять" проф. Леонтович видит право собственника, сделавшего закличь, взять своего челядина без суда, т.е. самоуправно '). Мы видели, какие затруднения этот вопрос возбуждает относительно Русской Правды. Авторитетнейшие исследователи распространяют это право там на всякие объекты, а здесь, по Литовскому Статуту, проф. Леонтович ограничивает его лишь виндикацией челядинов. Мы по прежнему отрицаем для Русской Правде возможность применения самоуправства, а в указанной особенности Литовского Статута мы более склонны видеть исключение (хотя вообще это и не особенно надежный способ толкования), — исключение, которое объясняется, может быть, именно особенностью объекта: челядин есть существо разумное 2), а потому вопрос о его принадлежности мог выясниться о наглядной и бесспорной очевидностью и без суда; для таких случаев закон мог и освободить истца от обязанности представления дела в суд.

Так нормируется Литовским Статутом вопрос о виндикации челядинов.

О всяких прочих вещах и о добросовестном их приобретении говорит Статут 1529 г. в арт. 25 раздела XIII-го:

А естлижбы тот, в кого лицо застато, поведил иж тую реч краденую купил и борышников 3) на то дал, а тые борышники сознают, иж

1) Лрлнтович, KieB. Ун. Изв., 1865, X 4, стр. 21 и прим. 2.

2) „А то есть не скот", говорила сщо Рус. Правда в ст. 34 Ка-рамзин. списка.

3) „Борышник" соответствует „мытнику" Рус. Правды. — Леонтович, там же, стр. 22. 

 

- 368 -

он перед наши то купил; тогды он толко пенези свои тратит, а тое лицо тому мает вернути, в кого згинуло. А естли бы борышники, которые он меновати будет, того но нем не сознали, абы он тую речь краденую перед нами купил, а он иного доводу на тых борышников не будет мети, чим оя вывести; тогды он мает быти каран яко злодей.

Это соответствует ст. 33 Карамзин. списка Рус. Правды. По Статуту купивший чужую вещь, чтобы не понести наказания за воровство, должен был доказать свидетелями законность своего приобpетения; тем не менее, даже и при наличности таких доказательства, собственник получает свою (у него украденную) вещь обратно.

О своде говорят арт. 17 и 18 того же раздела:

Колибы тот, в кого лицо застато, шляхтич, або шляхтичу будучи менену заводною '), от которого тое речы краденое достал, або менил борышники, которые тому сведоми, а были  в той земли, и которой ся пригодило, мает ставити перед врадом нашим, — а тым невинность свою очищати; тогды неповинность свою очистит а ненези свои тратит. А паклибы неставил; тогды оному шкодному шкоду мает платити з навязкою, а тое лицо до врадника нашего приведено бы або принесено, то мает у дворе нашом остати, нижли бы тот виноватый тое лицоео врадника наниего ценою выкупил, Колибы хто с подданых наших которого колы враду о якую речь краденую перед врадом обвинен был, а тот хто бы купил заводцы

') „Заводца"-человек, у которого обвиняемый купил краде-ную вощь. — Малиновсте, Учсние О нрсстуиления, стр. 151. Леонто-вич, Kiea. Уни». Изв., 1865, Лг 4, стр. 24.

 

- 369 -

бы ани барышников немел, але ся добрыми дюдми годными веры высветчил, иж тую реч на водном торгу або на войне або на ярмарку явно купил; таковый орое лицо, которое в него заста-то оному, чие было, мает вернути, а пенези свои тратит.

Проще и яснее описывается свод во втором Статуте. Здесь в разд. XIV артикул 2-ой, озаглавленный: „Звод на злодея", говорит:

Теж уставуем, которий человек пойман будет на злодейств, а приведен с чим до замку або до вряду нашого, а тот бы поведал заводцу и от кого тое лицо маеть; тогды мает на том же вряд нашом того заводцу поставити, або сознанъем врядовым себе очистити, где будеть то купил, а на котором вряд^б опо-ведал и в книги записал.

В Статуте 1588 г. (разд. XII, арт. III, § 2) это постановление передается так:

А есть либы кто был пойман в пути, или в другом месте, как о сем изъяснено сего раздела в первом Артикуле, приведен в суд и отдан в тюрьму, а во время разбирательства дела обвиняемый в воровстве объявил бы, что он поличное от кого иного получил, то имеет оговариваемого им в тот же суд наш представить или очистить себя судебным сознанием, где то купил, и в котором присутственном месте об оном объявил и в книги записал.

Итак, и здесь имеет место свод или intertiatio, с тою однако разницей, что Русская Правда предоставляет самим заинтересованным лицам производить очные ставки для от-

 

- 370 -

крытая истинного вора, а Литовский Статут предписывает, чтобы эти очные ставки производились судом 1).

По этому поводу проф. Леонтович говорит: „Ни откуда не видно, чтобы литовское законодательство придавало поволанью (т.е. закличи), в делах по татьбе, такую решительную силу, какая допускается Правдою. Закон принимает за общее правило 2), чтобы истец, познав свою вещь в руках другого лица, представлял его в уряд, для разбирательства дела на общем основании" 3). — Явный успех государственности (скажем мы), когда процесса во всех его стадиях постепенно переходить в руки судебной власти.

Наконец, последние две цитаты из второй и третьей редакции Литовского Статута дают нам указание на то, что здесь уже прямо предписывается законом о каждой покупке заявлять в судебном учреждении, привлекать свидетелей и. записывать эту сделку в особые книги для того, чтобы в случае спора о праве собственности отвести от себя подозрение в краже.

Подробнее и определеннее об этом говорят Статут 1566 г. в разделе XIV, арт. 3 и Статут 1588 г. в разделе XIV, арт. VIII, § 1.

Приведем только последнее постановление:

Узаконяем и желаем, есть ли бы кто из крестьян наших, княжеских, господских, духовных и светских и дворянских, какого бы ни были звания, покупал, или променивал что либо на торгу, в доме, или где бы то ни было, лошадь, вола, корову и другие всякие вещи, то при таковой покупке, или мене должны находиться свидетели, люди честные, веры достойные и с таковыми сам продавец, или ме-

 

')              Леонтовгсч, Киев. Унив. Изв., 1865, № 4, стр. 23.

2)            Исключение сдСлано только для виндика. щи челядинов.

3)            Деонтович, там же, стр. 21.

 

- 371 -

новщик, если бы сиe случилось на торгу, имеет идти в наш гродский, или в городовой суд, а паче в том городе, где существует магдебургское право; а буде cиe случится на торгу в городах княжеских, господских дворянских, к самому господину, а в отсутствии господина к прикащику его, и сознать и дать в книги записать сию продажу, или мену, а тот кто покупает, или выменивает должен взять ceбе из оных книг выпись.

Выше мы видели, что вопрос о значении свидетелей при заключении сделок по Рус. Правде спорен. Здесь вопрос этот решается ясно и определенно: при каждой купле-продаже должны присутствовать свидетели, и каждая сделка купли-продажи должна была вноситься в „книги врядовыя"  ').

 

1) Малииовскт, Учете о преотуплении, стр. 152. — Кав об-яснить это усиление формализма в Л. Статугв сравнительно с Р. Прав-дой? Нам представляется возможным сл-&д. ход развитая по этому вопросу. Сначала, в перюд патриархальный, когда почти всё контра-генты знают друг друга не только лично, но и по имуществу, всё сдъл-ки торгового оборота заключаются не формально: в каких-либо фор-мальностях нет нужды, или же онС предоставляются вол-в сторон. Так это было у нас в эпоху Р. Правды. Но затем оборот разро-стается; происходят затруднения и споры, когда, напр., проданная вещь оказывается непринадлежавшей продавцу. Как предупредить возникаюпця отсюда неудобства? Устанавливаются различный фор-мальности. Так это в Л. Статут. Но это еще, так сказать, сред-няя стадия в развитш торгового оборота, когда формадизм, стесняя недобросовестных контрагентов, еще не тормазит оборота. Нако-нец, наступает эпоха огромного развитая торговли и колоссального увеличеюя числа меновых сделок. Здесь уже каждая формаль-ность ложится тяжелым бременем на добросовгьстный оборот так что выгоды формализма далеко не окупаются его отрицательны-ми сторонами. В таюя эпохи формальности сохраняются, лишь на-сколько он"Ь прямо неизбежны; в остальном же изыскиваются иныя средства для охраны правомерности оборота. Так стоить д-вло в современных законодательствах. Таким образом из рассмотрен-

 

- 372 -

Однако и эта формальность, гарантирующая bona fides приобретателя, не спасала последнего от виндикации. § 2 (in fine) артикула VIII-го раздела XIV-гo говорит:

Однако буди бы кто после узнал свою вещь и в суде доказал, что она его собственная, то первый покупщик оной теряет свои деньги и то, что купил имеет в суде возвратить тому, кто оное узнал и доказал ').

Наконец, отметим, что и Литовский Статут ограничивал „звод" той землей, в суде которой дело начато:

в чужую землю „звода" не было, как и по Русской Правде; перевод дела в другой суд (по месту жительства иноземного заводцы) не разрешался 2).

Это все, что касается вещей краденых в собственном смысле этого слова.

Но Литовский Статут к краже относил и присвоение чужого имущества 3)

По этому вопросу высказался еще Судебник, данный Литве королем Казимиром в 1468 г. 4),

Ст. 23 этого Судебника говорить:

А коли бы кто коня, а либо клячю знашол

ного постановления Статута мы не должны заключать о необходимости формализма и по Рус. Правд*; н*т, Лит. Статут отразил на себ* следующую поели Рус. Правды стадию развитщ.

у- •1) Этому соответствует конец артикула 3-го в разд.-ХIV Статута 1566 г.

^. Статута 1566 г., разд. XIV, арт, 2. Статут 15S8 г., разд. XIV, арт. III, § 2. — Деонтооич, KieB. Унив. Изв., 1865, Х« 4, стр. 24.

3) Малиновс-кш, Учение о преступлении, стр. 157. 1) 'Об этом Судебник* и о его сходств* с Р. Правдой-в/

. 1) 'Об этом Судебник и о его сходств* с Р. Правдой- Со-. ловъев, Ис. тория, кн. 1, стр. 1565, Деоитович, Киев. Унив. Изв., 1865, № 2, стр. 9, 'Чарнецкгй, KieB. Унив. Изв., 1867, Л' 1, стр. 26, 30. Ква-. чевский, Жури. гр, и угол. пр., 1876, кн. 4, стр. 244. Виитужев-Рю-мгш,^ Рус, История, II, 1, стр. 113 ел. Максимвеко, Шов. Унив. Иав., 1894, № 7, стр. 4, 11 ел., 16.

 

- 373 -

блудящюю, или иный который речи изнайдеть, и но оноведати околици: не изнайдеть ли ся истець до трех днев, ино повести на королевскый двор, по давному да иереем свой возми; а нак ли который што утаить, а весхочеть себе покорыстовать, а будеть на то довод, — тот такый злодей, как который ').

Это значит: кто найдет заблудившегося коня или какую-нибудь другую утерянную вещь, тот должен объявить о своей находке и возвратить найденное собственнику по принадлежности; если же в течение трех дней собственник не явится, то находчик обязан представить находку, по давнему обычаю, на королевский двор, где и получить особое вознатраждение („переем"); если же кто утаит и присвоить находку, тот считается вором 2).

Это же постановление было подтверждено потом Бельской грамотой 1501 г. 3).

Наконец, эта же норма воспроизводится и Статутом: в 1-ой редакции — разд. XIII, арт. 24; во 2-ой редакции — разд. XIV, арт, 24 н в 3 и редакции — разд. XIV, арт. 25.

1) Цитируем по Христоматш проф. Владими'рекаю-Будаиова, II, стр. 41 ел. Другое издание — Statut Kazimierza Jagiellonczyka, pomnik naydawnieyszych uchwal litewskich z XV wieku wynaleziony 1 drukiem ogloszony staraniem J. Danitoivicza. W Wilnie, 1826; 'см. стр. 28-30.

2) Владилпрский-Буданов, там же, стр. 41, прим. 36. Ясин-акш, KieB. Унив. Изв., 1889, Л» 4, стр. 159, прим. 272. Соловые, Чарнецкий и Вестужев-Рютт неправильно толкуют это постано-влеюе Судебника в том смысл*, что будто бы утерянная и не вос-требованная вещь обращалась в собственность находеика: Истор)я Poccia, ки. 1, стр. 1565; KieB. Унив. Изв., 1867, № 1, стр, 30; Русская История, II,. 1, стр. 117.

3) Русином на ся жалуючим о быдло блудно, кони и дал-ве, такове земянин третего дня на замок ма отдать; а староста таково-, му земянинови, кторый оно блудно до замку бы привел, от кождого быдлетя ма грош дать. — Ясинскгй, там же. 

 

- 374 -

в виду сходства их содержания приведем только последнее постановление.

§ 1. Князья и Воеводы, Сенаторы, так же и Земские чиновники в рассуждении забредшего скота и вещей в погоне вором брошенных, имеют постудать нижеследующим образом; когда чья лошадь, или другой скот забредет на чью либо землю, то имеют быть забраны во двор, и если находится в том имении сам господин, то таковой скот может у себя держать до тех пор, пока настоящий хозяин оного станет искать, и в то время платит хозяин за каждую лошадь по два гроша, а скот получает без всякого платежа. Дворяне проживающее в поветах имеют отводить и отдавать забредшие кобылы и скот в наши скотные дворы и более трех дней у себя оных не задерживать 1).

§§ 2 и 3-й прибавляют сюда некоторые подробности, но они для нас не важны. Для нас важно в конце концов то, что по литовско-русскому праву не только вещи краденые, но также и вещи утерянные безусловно возвращаются собственнику. И с другой стороны, о каком-либо ограничении виндикации вещей вверенных в Статуте речи нет. Из всего этого мы видим, что bona fides приобретателя бессильна дать ему право собственности на чужую вещь, —- следовательно и здесь, как и в Русской Правде, господствует принцип абсолютной  виндикации.

На этом мы оканчиваем рассмотрение Литовского Статута 2).

 

1) Малиновский, Учение о преступлении, стр. 157.

2) О дальнейших судьбах литовского права — Пташицкий, К истории лит. права.

 

- 375 -

§ 5. Прочие славянские законодательства.

Прежде чем приступить к рассмотрению дальнейшей судьбы нашего вопроса, как она выразилась в Псковской Судной Грамоте и в Московском законодательстве, мы считаем целесообразным пополнить картину этого древнейшего периода нашей истории изображением других славянских законодательств той же эпохи.

Здесь мы обратим внимание на право чешское, польское и сербское.

Предварительно заметим вообще, что все указанные законодательства, подобно Русской Правде, одинаково держатся принципа абсолютной виндикации движимостей и, как на средство для ее осуществления, все они указывают на свод.

Начнем с чешского права, так как здесь мы располагаем наиболее древними источниками 1).

Здесь Иречек говорит, что если у кого-нибудь пропала вещь, и он сделал объявление на торгу, то потом этот потерпевший собственник, найдя свою вещь, мог взять ее себе без всякого суда; если же объявление сделано не было, то необходим был свод 2).

Это свое утверждение Иречек основывает на следующих постановлениях Статутов Оттона, относящихся к первой половин XIII в. 3). § 22 говорит:

Si quis equum proprium, currum аКдаеш trahentem, recog'noverit: nou plus quam LX denarios pro currn et rebus in eo existentibus judici persolv&t.

Это значить: „если бы кто-нибудь узнал своего коня, за-

1) Е истории чениек, права-Пажман, Ист. код., I, стр. 153 ел. »

2) Иртьчвм, Архив Калачова, VI, стр. 89 ел.

3) Statute

 

- 376 –

пряженного в чужой воз, то пусть возьмет воз и все, что найдет на нем, а цударю дай 60 пенязей" ').

Почти то же самое повторяет и следующий § 23 тех же Статутов:

Item si quis equinn apud aliquem inveuerit oneratum: non equum vindicet aibi judex, nisi soluminodo LX denarus sit uontentus.

Как видим, обе эти статьи отправляют потерпевшего собственника к судье; для нас это обстоятельство очень важно: из него мы заключаем, что «взят вещ безе всякого суде» отнюдь еще не означает какого-либо самоуправства. Именно это и выражает вполне определенно тот же самый  H. Jzrecek в другом своем сочинении, когда говорит, что в случае пропажи вещи, собственник, сделавший объявление, мог виндицировать свою вещь только тогда, если он сделал соответствующее заявление судье и уплатил ему по таксе 60 денариев 2).

Собственно о своде говорит § 10 Статутов Оттона:

Quando ducitur, quod dicitur svod, debet adesse castellani nuntius, judicis et villici et ca-merarii, et uuus vel duo de vicinatu illo, et ul-tra tres non ducatur, sed in tertio remaaeat; et si convictus fuerit, GC in cameram regis reddat denarios et illi, qui dicitur p (wod, aatisfaciat.

Итак, во, 1-х, чешскому праву также известен „свод" 3); во 2-х, свод производился не самими заинтересованными лицами, а в присутствии делегатов от жупана, судьи, владаря и коморнека, а также - одного или двух из числа ближних поселян 4); отсюда мы опять видим, как далеко

..1)          Иречек, Архив Калачова, VI, ct{). 40,

2)            . Я. Jirecek, Das Beclit in Bohinen, II, S. 122.

•')            Леонтовгьч, Кюв. Унив. Изв., 1865, № 4, стр. 23.

4)            Иречек, Архив Калачова, VI, стр. 41.

 

- 377-

было чешское право от разрешения самоуправства '); наконец, в 3-х, мы здесь встречаем постановление сходное с тем, которое мы видели в Русской Правде: свод ограничивается тремя очными ставками 2); но дальнейших определений по этому вопросу здесь нет.

Затем к нашему вопросу из чешских памятников относится, еще Privilegium Theutonicoruin Pragenaium 1178 года. Здесь в § 22 мы читаем:

Si furtum equi apud Theutonicum fuerit recognitum, ille qui equum cognoscit, praesens (primua) jurabit, se amisisse equuni furtive; postea Theutonicus jurabit, atans iu circulo fac-to. cum gladio m terra, se non furatum esse equum vel, rem illam sed emisse, ct se non cognoscere illam venditorem vel doraum (dominum) ejus 3).

Иречек переводит это так: „Если украденный конь найдется у немца, тогда тот, кто потерял коня, должен был присягать, что у него украден конь; на это немец, стоя в кругу, клялся, наклонив меч к земле, что не крал коня, а купил его, но что не знает ни продавца, ни дому его" 4).

Это напоминает казус из ст. 33 Русской Правды Карамзинского списка, но только здесь не указывается прямо на возвращение вещи ее собственнику.

На это последнее обстоятельство указывает Jus Municipale Regni Bohemiae:

Take ne hned ten, u kterehozby se veci kradene nasly, za sk&dce aneb za ziodeje drzan;  aneb pocten byti ma. Nez mohl-li by saukupa,

1) H. J-irecek, ibid., S. 122. -

2) Ирчьчвк, там же. Н. Jvre&ek, loc. cit. Лвонтович, там, же, стр. 23 ол.

3) Я. Jireiiek, Svod, стр. 485 ел.

4) Иргьчек, Архив Калачова, VI, стр. 41.

 

- 378 -

od nehozby takovych veci prodejem, pujckatt, danim. aneb jakym/koli jinyni spusobem dosahl, vystaviti: k saukupu о to hiedino bud'. Pakliby ten, kteryzlby k saukupu nikterakz pi-ijiti ani ho jmenovati a doptati se nemohl, bylclovek vzdyck-ny po vseckny easy dobre zachovaly: prisahau povinen bude se ociatiti, ze jest ty a takove ve-ci bud' kaupil, bud k sob6 pnjal, nic ovsem to-bo iieveda a ueznajc, aby ty a takove veci kra-denc byti mely. Avsak panu ty veci darmo ua-vratiti povinen jest1).

Это значить: тот, у кого найдена краденая вещь, не считается сейчас же вором; он может представить продавца, от которого данная вещь им приобретена; если же владелец не знает продавца, а сам всегда отличался безупречной репутацией, то он может очистить себя от подозрений присягою; сама же вещь во всяком случае безвозмездно возвращалась ее хозяину.

Теперь переходим к польскому праву 2). Здесь мы располагаем, сборником польского обычного права XIII века под названием: Ksiega prawa zwyczajowego polskiego z wiekn ХП1, spisana przez bezimiennego niemca 3). Ст. XI этого сборника, в переводе Helcel'a на современный польский язык, говорит так:

Jesli kon lub inna rzecz prawem warowna, h kogos licowaiia^ bedzie, a ten, kt6ry li'onj'e skarzy, iz mu она iskradzioiia zostala, tedy S^-dzia licowanemu uakaze odpowiadac: a gdy ten twierdzi, iz rzecz te kupil, tedy Sedzia nakazu-

1) J. Jwecefc, Codex Juris Bobennci, t. IV, p. Ill, s. II, стр. 349 ел., Р. XVI.

2) К истории аольск. права-Пилман, Йот. вод., I, стр. 186 ел. тт.7.,1 о+агпДялупе i»rawa polskiego pormnki, TI.. Об этом.

 

- 379 -

3е ви11! azeby po 14-tu uocacu dostawil tego, od kogo kiipil; musi wiec tez stawi6 reczycieli, iz wroci przed Sad, i swego zachodzce przypro-wadzi. W niektorych okolicacb jest postano-wienie takie, iz zachodzce swego ma dostawic na grauice kraju: gdzie nie та tego postanowie-nia, tarn zachodzca dostawionym bye та na nnejsce przeznaczone przez Scdziugo; przecicz tak blisko, aby bez trudno^vi mogi przyjsu на miejsce i odejsd. Jesli w pierwszych 14 uocacli stawic sie nie oioze, przepada wine szead grzy-wien: lecz gdy ши nie pozwala choroba, wie-zienie, lub shizba monarsza, amieszka w krajn, to nie popada w wine, ша sie jednak z tego wy-&wiadczyc dwonxa swiadkami. Sluzba и inne) Ziemi шопагсЬу nie wymawia go w tej rze-czy. Je^li na drugi terrain nie przyjdzie, to po-padnie znow w szesd grzywien. Roznniiee to zas nalezy zarowno w sprawie о kazda rzecz wyzcj wspomniana. Gdy i na trzeci termin nie przyj-dzie, tedy jaz niczem nie odroczy winy, wyja-wszy chorobe, wiezienie, Д sluzbe monarsza, iktoreini odroozyd •oioze, jak sie wyzej rzekto.

Je61i za^ przed samynx monarcba stawic та zachodzce swego, tedy go stawic ша zkadkol-wiekbadz, 1аш gdzie nxonarcha zechce. Jeali z zachodzca przyjdzie, i ten wyzna, iz licowa-na rzecz onemu sprzedat, tedy on odpowiedzial-nym staje sie, powodowi zamiast pozwanego, i та sie dalej cia; gnac do zachodzcy, w ten sam aposob, jak sie о tern powiedzialo. Lecz jesli w stawieniu zachodzcy upadnie, tedy powod swoj^ rzecz bierze na powrot, ktora и niego li-cowal, a ten zas zaplaci wine 12 grzywien.

И здесь мы находим повторение уже известных нам

 

- 380 -

правил о своде. Срок для представления auctor'a здесь определяется в 14 дней, при чем явка, в суд обеспечивается поручителями. За неявку в назначенный срок налагается штраф в 6 гривен. Но если этой явке помешала болезнь, арест или правительственная служба, то штрафа нет, и назначается новый срок для явки. Если представленный в суд auctor признает, что он действительно продал данную вещь теперешнему владельцу, то владелец от всяких подозрений и обвинений освобождается, а свод может продолжаться тем же порядком далее; ограничения очных ставок каким-либо определенным числом нет. Пo окончанию свода собственник поручает свою вещь обратно. О каком-либо ограничении виндикации речи нет.

Из всего этого мы подчеркиваем два обстоятельства. Во. 1-х, в дополнение к сказанному выше, — в § 4-м, — о влиянии польских правовых идей на литовско-русское законодательство, здесь необходимо отметить, что в рассматриваемом нами отношении это влияние никаких изменений не производило, да и произвести не могло, так как по нашему вопросу польское и русское право той эпохи принципиально вполне между собою совпадали, и никакой борьбы между ними не было.

Во 2-х, мы и здесь обращаем внимание на участие судебной власти в делах о своде и о виндикации: последняя производилась не самоуправно.

Наконец, переходим к сербскому праву 1). Здесь перед нами Законник Стефана Душана, изданный в 1349 году 2).

По свидетельству, проф. Флоринского, Душан очень увлекался византизмом, который издавна влиял на Сербию;

 

1) К истории сербского права - Пахман, Ист. кодифик., I, стр. 159 ел.

2), Флоринскгй, Памятники, —стр. 1G, 269 ел, Новакович, Зако-ник, стр. XXXII ел. Зигель, Закоыник, стр. 30 ел. Все эти авторы дают и тевст сербского кодекса. 

 

- 381 –

особенно же усилилось это влияние с XIII в. '); и здесь, как и на Руси, главным проводником византийских правовых идей служила  Кормчая. При таких условиях Законник Душана явился „сербской кодификацией византийского права" 2).

В этом Законнике, по изданию г. Новаковича, ст. 180 говорит так:

Аште кто што оухвати гоушено, или крадено лицем, или снлом оузето, песакы о томь да

да сводь аште кто боуде коуиилт где любо, или оу земли царства ми, или оу иной земли (царствами), вкноу да да о томь сводь; аште ли не да свода, да плакя по законоу 3).

Проф. Зигель следующим образом переводить это постановление: „Если кто получит какую-либо чужую вещь захваченную или украденную (поличное) или взятую силою, каждый в таком случае да идет на свод; если же кто купил (вещь) где-либо, или в земле моего царского величества или в иной (не моей) земле моего царства, да ходить всегда на свод по такому случаю; если же не пойдет на свод, то платить по закону" 4).

Тому же самому вопросу посвящена и ст. 193 Законника Душана:

И сводь конскыи и иныи добыть кь или коя год, правда. Что се гоуси или оукраде, томоу да даа сводника, да плати весако самоседмо. Ако ли рече коупихь оу того земли, да оправе доушевници от глобе; ако ли га не оправе доушевници, да плати зь глобомь 5).

 

1) Флоренский, там же, стр. 6 ел.

2) Флоренский, там же, стр. 16.

3) Новакович, Завоник, стр. 139. Ср. ту же статью в издании проф. Флоренского, Памятники, Приложения, стр. 34.

4) Зигель, Законник, стр. 105, ст. 182.

5) Новакович, там же, стр. 144.

 

- 383 -

Перевод проф. Зигеля: „О своде коней и другого скота или какой иной (движимой вещи). В случае грабежа или воровства, пусть тот, у кого оказалось поличное, сведет с себя обвинение сводом; если же не сведет с себя обвинения, да платит в семеро; если же скажет: „я купил в чужой земле", да оправдают его присяжные от пени, если же не оправдают его присяжные, да платит с пенею" 1).

Таким образом и сербское право держится тех же правил, что и прочие славянские законодательства: абсолютная виндикация и осуществление ее посредством свода; при этом особенно подчеркивается то обстоятельство, что свод необходим для всех случаев виндикации без исключения.

В сделанном нами кратком очерке постановлений чешского, польского и сербского права по нашему вопросу мы обращаем особенное внимание на следующие два обстоятельства.

Во 1-х, по чешскому; и польскому праву виндикация совершается всегда при участии или с разрешения судьи, а по сербскому праву свод считается необходимым при каждом случае виндикации и при этом никаких ограничений в зависимости от закличи ни там, ни здесь не делается. Исходя из принципиального сходства между собою всех славянских законодательств, мы в этих положениях находим дальнейшее подкрепление для той нами защищаемой мысли, — см. выше, § 3, —что по Русской Правде даже и истечение 3-дневного срока после закличи не освобождало собственника от свода: самоуправство запрещалось, и забирать свои вещи безо всякого суда ни в каком случай не разрешалось; всякий раз надо было идти на свод, который не применялся только тогда, когда он по самому существу своему или по положению дела был невозможен.

1) Зигель, там же, стр. 111, ст. 193. Автор оговаривается, что, в виду испорченности текста, смысл его передается лишь приблизительно.

 

- 383 -

Во 2-х, мы здесь видим, что в рассматриваемый период истории принцип абсолютной виндикации движимостей, при полном отсутствии каких бы то ни было ограничений ее для вещей вверенных, является принципом общеславянским 1), а в том числе, значит, и русским. Отсюда мы заключаем, что воздействие византийского права на древнюю Русь (и на Сербию) выражалось не во введении в русское правосознание чуждого ему принципа абсолютной виндикации, а лишь в поддержании и авторитетной санкции этого принципа, и без того уже усвоенного русским правом.

На этом мы заканчиваем изучение Русской Правды и родственных ей других славянских законодательств.

Теперь мы переходим к другой области Руси, к Новгороду и Пскову, — и остановимся на Псковской Судной Грамоте, чтобы потом обратиться к московскому законодательству, которое послужило непосредственной основой и ныне действующего в России права.

§ 6. Псковская Судная Грамота,

К XIV в. древняя Русь в политическом и культурном отношениях уже разделилась на отдельные области, с особым правовым укладом в каждой из них. На юге, как мы уже видели, действовала Русская Правда, послужившая в значительной степени основой и для литовско-русского законодательства. Но к XIV в. Русская Правда постепенно утрачивает значение действующего кодекса. На востоке с течением времени выдвинулась и окрепла Москва, которая и объединила потом в одно сильное целое все области России. В промежуток же времени между прекращением действия Русской Правды и возвышением Москвы первое место в истории гражданского права занимает на севере Псковская Судная Грамота 2).

 

2) Шершеневич, Курс, 1,

 

- 384 -

Этот кодекс, постепенно слагавшийся из княжеских уставов и местных обычаев, был официально санкционирован в 1467г. на псковском вече ').

Теперь посмотрим на общие условия жизни Пскова, который создал свою Грамоту. Здесь мы видим, что Пскову никогда не приходилось напрягать своих усилий для защиты от татар, громивших южную и восточную Русь; Псков не брал на себя и государственных. задач по объединению всех частей Руси в одно целое 2); Псков сам был вольным городом 3) и спокойно вел обширную торговлю с немцами 4); таким образом он имел и свободные руки, и вполне благоприятные условия для развития частного права.

Всем этим в значительной мере объясняется общий характер и содержание Псковской Судной Грамоты. Так, содержанием своим эта Грамота не охватываете всей системы права, как Литовский Статут, зато дает очень развитое право гражданское. В этой последней области здесь наблю-

 

 

Судн. Грамоте — Владимирский-Буданов., Обзор, стр. 98 ел. Ясин-сигй, Лекции; стр. 142 ел. Мрочвк-Дро. и^ивикш, Юр. 13еотитс'1», 1884, т. XVI, стр. 91 ел. Нахмпи, Ист. иодификащи, Т, стр. 218 ел.' Вк. с. т. у-жев-Рюлтн, Рус история, I, стр 373 ел. Дювиунуа, Источники пра-ва, стр. 289 ел. И. Бчъляев, Лекщи, стр. 344 ол. Устря. гов, Изсле-дование, стр. 5 ел. Текст Псков. Суди. Терамоты дают -Владимурект-Буданов, Христома'пя, I (по этому изданпо мы и будем нгоко цити-ровать отдельный статьи Грамоты), Гч. нцбург, Новгор. и Псков, судя. грамоты. Перевод дает Устрялов в назв. соч.

1) Владим. грикш-Буда.'н. овги, там же. Ясгтсте, назв. соч. у стр. 143 ел., 147, 152 ел. Шерииеи-евич, там же, стр. 361 ел., 364. Устрн-лое, назв. СОЧ. Никитскт, Очерк, стр. 250.

2) Шерииеневгт, Курс, I, 2, стр. 367 СЛ.  ••

3) Проф. Зогоскгт говорить, что Псковская и Новгородская судныя грамоты были созданы для того, чтобы отстоять самостоятель-ность этих городов перед натиском Москвы. — Ист. права рус. народа, I, стр. 190.

4) Это так было издавна; так это продолжалось еще и в XVI веке. — Андреевсмш, О договор Новгорода, стр. 1 ел. Соловъев, • История, кн. 2, ('тр 391 ел., 394...

 

— 385 —

дается уже значительное разделение между правом частным и публичным; субъекты и объекты определяются вполне абстрактно, без сословных и других модификаций; договорные сделки развиты обильно и разнообразно ').

Что касается специально нашего вопроса, то здесь необходимо еще раз подчеркнуть указанные нами и выше значительные размеры торговли с немцами.

Андреевский рассказывает по этому поводу следующее. Начиная уже с ХII в. в Любеке съезжаются мудрейшие граждане из торговых городов Германии для решения различных вопросов относительно торговли; между прочим там были сделаны постановления для немецкого двора в Новгороде и записаны в так наз. Скры 2). Для нас интересен § 76 этой скры, который гласит так:

Каждый человек должен сам смотреть кому дает что-либо из своих вещей или имущества в долг, ибо, если тот, кому дано в долг, продаст это, или заложит, или данное в долг будет арестовано, то давший в займы другому обязан выкупить данное, если хочет получить свое 3). 

Все это уже знакомые нам положения: Trau, schau wem и Wo man seineu Glauben gelassen hat, da muss man ihn wieder suchen 1); а затем правило из Любекского Статута: вверенныя вещи виндицировать можно, но лишь взамен покупной цены 5), — что практически является все-таки ограничением виндикации.

При постоянных и оживленных сношениях русских

1) Дювернуа^Чтецщ I, стр. 198 ел., 206, 209. Ясгмскгй, Лек-щи, стр. 157 ел.

2) Андреевский, О договоре Новгорода, стр. 39.

3) Андреевскт, там же, стр. 79.

4) См. выше, стр. 27.

6) См. выше, стр. 48.  '»

 

- 386 -

торговцев с немецкими естественно, что на общей для тех и других почве при постоянном взаимном воздействии происходило постепенное объединение взглядов и мнений в кругу их общих интересов '). При этом возможно, что в области именно меновых сделок, — и специально по вопросу о виндикации движимостей, — перевес принадлежал немецким идеям 3): во 1-х, у немцев торговля была развита больше, чем у русских: там было больше рынков; во 2-х, у немцев уже были и готовые формы для этого оборота, испробованные и принятые в различных частях зап. Европы, а в числе этих форм был и принцип Hand wahre Hand. Но с другой стороны, под влиянием одинаковых причин и условий торговой жизни, во Пскове могли и самостоятельно возникнуть идеи о необходимости ограничения права на виндикацию. В самом деле, торговля являлась очень важной стороной жизни для Пскова. Это прекрасно описано Энгельманом: „Весьма понятно, что в торговом городе, каков был Псков, все благосостояние и могущество которого основывалось на торговле, купля-продажа легко могла и должна была получить весьма важное значение, так что она, по силе своей, почти совершенно равнялась первоначальному способу приобретения собственности, добыванию имущества собственным трудом, между тем как во всех других частях России, она считалась только второстепенным способом и во всем уступала приобретению первоначальному и получению по наследству" 3).

Таково было значение и развитие торговли во Пскове, а оживленный торговый оборот является если и не един-

 

1) Проф. Дювернуа говорит, между прочим, что Псков жил „в условиях очень слабых иноземных влияний". — Чтения, I,. стр. 209. Очевидно, это относится к влияниям в области государственной жизни и государственного права; в области же частноправовых отношений отрицать влияния нельзя.

2) Против этого однако проф. Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 93.

3) Энгельман, Систематич. изложение, стр. 32.

 

- 387-

ственной причиной, приводящей к принципу Hand wahre Hand, то во всяком случай он служит той почвой, без наличности которой самое возникновение, а затем и применение этого принципа не находило бы для себя ни основания, ни оправдания 1).

Выше, относительно Русской Правды, мы приняли, что русским принципом в древности была абсолютность виндикации. Теперь, допуская обратное для Пскова (впрочем, лишь как одну из возможностей), мы этим не противоречим себе: на Псковской Судной Грамот, по замечании проф. Леонтовича, заметно сильное влияние и другого времени, и других обстоятельств, чем те, при которых развивалась Русская Правда 2).

Таковы те общие соображения, в виду которых мы будем рассматривать уже самые постановления Псковской Судной Грамоты по нашему вопросу.

Итак, обращаемся к тексту изучаемой нами Грамоты. Здесь ст. 46 говорит:

А которой человек оу человека знает свое што изгибшее, а тому молвит то слово: купил есми на торгу, а тогож есми не знаю оу кого купил; ино ему правда дать на том, что чисто будет на торгу купил, а с татем не поделился; а не поставить его, а сам не оукрал; ни пословицы не было будеть, ино .. тот не доискался3).

Проф. Владимирский-Буданов так переводит это постановление: „Если кто опознает свою пропавшую вещь у другого, а этот последний скажет: я купил на торгу, но у кого — не знаю, то привести (ответчика) к присяге в том,

 

1) Шерииеневич, Сист. торгов. д4йстВ1Ё, стр. 171.

2), Леонтович, KieB. Унив. Изв., 1865, № 4, стр. 34.

3) См. пояснительныя примечания Энгелемана, Сист. изложение, стр. 29.

 

- 388 -

что он действительно купил на торгу и с вором не поделился; хотя бы он и не представил в суд человека, у которого купил, но сам не украл, и в обществе ни будет на него подозрения, истец теряет иск (т. е. не спорную вещь, которая конечно поступает от владельца к собственнику, а вознаграждение убытков)". При этом автор делает ссылку на ст. 29 и 33 Русской Правды Карамзинского списка ').

Как видим, начало приведенной статьи действительно напоминает ст. 33 Рус. Правды; но заключительные слова – «ино тот не доискался» - возбуждают весьма серьезные сомнения: почему, напр., проф. Владимирский-Буданов потерю иска относить не к виндикации, а к вознаграждению убытков? Русская Правда в ст. 33 сама различает „свое", т. е. пропавшую и затем опознанную вещь, и „что с ним погыбло", т. е. всякую прочую убыль, причиненную кражей; поэтому, естественно, и содержание иска собственника является двойственным: он требует и возвращения самой вещи, и вознаграждения за понесенные убытки. Что же касается Псковской Судной Грамоты, то она в приведенной статье говорит только о пропавшей вещи; из пропажи вещи вытекает два притязания: обвинение в краже и требование возвращения этой вещи; но в виду особых условий приобретения истец теряет свой иск; это по нашему мнению значит: обвинение в краже падает, виндикация отклоняется, и вещь остается у приобретателя.

Конечно, нельзя не допустить, что и по Псковской Грамоте истец, имевший право требовать возвращения вещи, в то же время имел право требовать и вознаграждения за все то, „что с ним погыбло"; но только дело в том, что если данная статья говорит только о находке вещи и затем предписывает, - при известных условиях, — в иске отказать, то какое мы имеем право заменять один объект искового требования другим? Такую замену или такое ограничение со-

') Владимирский-Буданов, Хрестом., I, стр. 166 сл., прим. 107.

 

- 389 -

держания иска могла бы сделать только сама разбираемая статья или даже и другие статьи той же Грамоты. Напр., нужно, чтобы принцип абсолютной виндикации стоял здесь твердо и вне сомнении 1); тогда отказ в иске, по правилам систематического толкования, необходимо было бы ограничить вопросом об уголовном преследовании или о возмещении убытков. Но в том то и дело, что и этот самый вопрос о виндикации еще требует решения и именно в данной статьи он и решается. При таких условиях мы должны понимать ст. 46 так, как она говорит: потерю иска надо относить ко всем притязаниям истца: к обвинению в краже, к виндикации и к требованию вознаграждения. Всякое же ограничение здесь будет произвольным: сама статья выражается широко, никаких оснований для ограничения не дает, а потому не должны вводить его и мы.

Указанное значение слов „ино тот не доискался" мы вывели из общего хода мыслей в ст. 46. Кроме того, в других статьях Псковской Грамоты мы находим примеры того, что это выражение отнюдь не приурочивается только к искам обязательственным, а наоборот, оно вполне свободно применяется и к искам вещным, к искам именно о праве собственности. Такова, напр., ст. 45; такова же и ст. 9. Таким образом и со стороны специальной терминологии Псковской Грамоты нет никаких оснований отвергать тот смысл, который мы даем разобранной стать.

Теперь переходим к почти однозначущей ст. 56-ой:

А такоже кто купил на торгу, а оу кого кунил не знает его, а людем будет добрым ведомо, а оу него имаются человек 4 или 5, скажут како право пред Богом: пред нами

1) Проф. Владимирский-Буданов, как мы видели, говорит: ... вещь, которая конечно поступает от владельца к собственнику. Но откуда вытекает это „конечно"? Наоборот, в этом-то и весь вопрос».

 

- 390 -

в торгу купил, ино той прав, оу кого имаются, и целованья ему нет; а не будет у коего свидетелей, ино ему правда дати, а той не доискался.

Перевод проф. Владимирского-Буданова: „Если кто купил вещь на торгу, но у кого купил не знает, а добрым людям будет известно (что он действительно купил на торгу), и если на эту вещь изъявит кто-нибудь притязание, то если человек 4 или 5 скажут по истине, как перед Богом; „он при нас на торгу купил", ответчик прав и присяги ему нет. Если же свидетелей у него не будет, то привести его к присяге и (если присягнет) истцу отказать" ').

Для пояснения этих последних слов автор отсылает к ст. 46-ой и таким образом отказывается видеть в них ограничение виндикации.

Такого же мнения держались Энгельман и Устрялов 2).

Мы же и здесь настаиваем на том же самом толковании, которое нами дано выше для ст. 46.

Однако необходимо отметить здесь и некоторое различие между этими двумя статьями, а именно, —ст. 56, говоря об ответчике-владельце, вводить новую фразу: „ино той прав", а затем об истце по прежнему говорить: „а той не доискался".

Прежде всего мы полагаем, что каждая из этих фраз относится к обоим случаям доказанности покупки: к случаю, когда она доказана посредством свидетелей, и к случаю, когда она доказана посредством присяги. В обоих этих случаях одинаково ответчик-владелец оправдывается, а потерпевшему истцу отказывают в иске. Таким образом здесь отказ в иске распространяется уже не на все притязания истца. А именно, „оправдание" ответчика означа-

1) Владимирский-Буданов, Хрест., 1, стр. 170, прим. 118.

2) Энгельман, Систематич. изложение, стр. 30. Устуялов, Из-слБдование, стр. 35.  -

 

- 391 –

ет, по нашему мнению, отклонение и прекращение уголовного преследования за кражу (вместе с тем падает и обязанность возмещения убытков); следовательно, отказ в иске означает отказ в виндикации. Результат же тот самый: приобретение на торгу защищается.

Ограничение виндикации здесь видит и проф. Дювернуа, который по этому поводу говорит: „Если бы в руководство суду было дано положение: кто добросовестно приобрел, хотя бы и не от собственника, тот приобретает право собственности, тогда судья не имел бы никаких осязательных признаков для распознавания того, добросовестно или недобросовестно приобретена вещь. В этом отношении, статья Псковской Судной Грамоты дает вполне осязательный признак, при наличности коего приобретение должно считаться добросовестным и влекущим право собственности, именно купля, на торгу и доказанность этого признака свидетелями. В этом случае свидетели не удостоверяют, что такой-то добросовестно приобрел вещь от собственника, а просто утверждают, что от купил ее на торгу, где вообще люди приобретают себе этого рода вещи. Этих обстоятельств считалось достаточно для признания за приобретателем права собственности" 1).

Это мнение проф. Дювернуа принимает также и г. Елеонский 2). В пользу ограничения виндикации высказывается и проф. Шершеневич 3).

К этому же взгляду склоняется, хотя и нерешительно, проф. Сергеевич 4) .

За ограничение виндикации по Псковской Судной Грамот высказываемся, как отмечено выше, и мы.

1) Дювернуа, Пособие, часть особ., вып. 1, стр. 53.

2) Елеонский, Журн. гр. и угол. права, 1893, кн. 1, стр. 35.

3) Шершеневич, Сист. торгов. действий, стр. 171.

4) Сергеевич, Лекции, 1890, стр. 607. Именно, автор констатирует допущение виндикации по Русской Правде, а затем, указавши на Псков. Судн. Грамоту, прибавляет: «где кажется, иначе».

 

- 392 -

Спрашивается теперь, при каких же именно условиях защищается добросовестное приобретение по Псков. Судной Грамоте?

Прежде всего нужна покупка, двусторонняя сделка, contractus; это требование приобрtтония „per contractum" нам уже знакомо: мы его видели в Любекском Статуте '). Таким образом по Псков. Грамоте необходима был Justus titulus.

Нужна, ли bona fides в лице приобретателя? В общем надо ответить утвердительно; необходимо только иметь в виду, что здесь дается не столько субъективный, сколько объективный признак добросовестности: для защиты от виндикации нужно, чтобы приобретатель избегал покупок от неизвестных ему лиц; нужно, чтобы он отправлялся для этого на рынок, где все вообще покупают нужные им вещи; эти меры предосторожности именно и обозначают добросовестное отношение к делу. Кроме того, ст. 46 указывает по-видимому и на субъективное настроение приобретателя; там говорится: „на торгу купил, а с татем не поделился". Значить, мало приобрести вещь в известном месте, надо еще и поступать при этом честным образом.

Наконец, что касается теряющего вещь собственника, то Псковск. Грамота не делает никакого различия между вещами вверенными и украденными, а потому мы должны признать, что обе эти категории вещей совершенно одинаково подлежат приобретению, лишь бы это последнее совершалось на рынке. Эту последнюю особенность мы также уже видели в некоторых сборниках законов в Германии 2). Здесь сказывается чрезвычайное покровительство рыночной торговле.

В заключение приведем еще две статьи, — 47 и 54, — которые дополняют сказанное выше. Из них первая говорить:

 

') См. выше, стр. 49.

2) См. выше, стр. 40.

 

- 393 -

А кто что купил на чюжей земли, или на городе, или найдет где, а кто поимается толко, шо тот судит как в торгу.

В переводе проф. Владимирского-Буданова это значит: „Если кто купил вещь в чужой земле, или городе, или нашел ее где-нибудь, а другой признает ее своею, то дело решается так же, как и при покупке на торгу" 1).

В последних словах делается ссылка на ст. 46 и 56; следовательно, и в случаях, предусмотренных ст. 47-ой, также нужны доказательства закономерности приобретения, а иначе вещь возвращается собственнику; последнее всегда имело место, когда свидетели устанавливали факт не покупки, а находки, так как ст. 46 и 56 защищают только первый способ приобретения, но не второй 2).

Наконец, ст. 54 говорит следующее:

А штобы и по суду, или оу креста поставить своего исца, оу кого купил, ино суд  с тем человеком, кто искал, кто снял, — а тот прорука, кто извод поставил 3).

В этой статье для нас интересно собственно говоря одно лишь упоминание о „своде", который здесь называется „изводом". Отсюда мы видим, что и Псковская Грамота, в случаях допущения виндикации, пользовалась тем же самым общеславянским способом осуществления ее, с которым мы уже познакомились выше.

Теперь нам остается рассмотреть последний период в истории русского права, — период московского законодательства.

Сюда главным образом относятся Судебники и Уложе-

') Владимирский-Буданов, Хрестоматия, I, стр. 167, прим. 108.

2) Ср. Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 542.

3) Перевод дают Владимирский-Буданов, Хрестомапя, I, стр. 169, прим. 115 и Энгельман, Сист. изложение, стр. 30 сл.

 

- 394 –

ние царя Алексея Михайловича. Но для полноты картины мы обратим, кроме того, внимание на уставные грамоты, с одной стороны, и на новоуказные статьи, с другой стороны, хотя ни тех, ни других в особые §§-ы выделять и не будем.

§ 7. Судебники.

Среди всех русских областей главенствующее положение занимает в конце концов Москва, которая затем и выполняет свою историческую миссию собирания русской земли ').

Особое напряжение сил в деле государственного объединения и отсутствие живого торгового оборота имели своим последствием то, что право частное здесь значительного развития не получило 2).

Вообще при этом надобно отметить, что право московское не представляет собою непосредственно дальнейшего развитая начал Русской Правды: между ними целая пропасть, ничем не наполненная 3); и не Псковской Судной Грамоте суждено было послужить источником для московского законодательства: там не было подходящий для нее почвы 4); связующими звеном между древней южной Русью и новой северной Москвой является Литовский Статут 5), а питающим источником опять послужила Византия 6).

 

1) Шерииеневич, Курс, I, 2, стр. 371. И, Беляев, Лекции, стр. 467 сл.

2) Дювернуа, Чтения, I, стр. 210 ел.

3) Владимирский-Буданов, Сборн. госуд. знаний, IV, етр.'2'l. Его Ж. е Обзор, стр. 217. 'Шгрги. енг. внч, там жо, стр. 371. Лвонто-вич, KieB. Унив. Изв., 1865, Л'; 4, стр. 35.

4) Шерииеневич, там же, стр. 369. Несколько статей однако позаимствовано. — Там же, стр. 373 ел,

8) Владимерский-Буданов, Сборн. госуд. знаний, IV, стр. 21 СД. Шерииеневич, там же, стр. 369. Евачввс. к е, Журн. гр. и угол. пр.., 1876, кн. 4, стр. 229.

") Дювернуа, Чтения, I, стр.-211 ел. Лавлов, Книги законный, Этр. 37. Неволит, Полн. собр. соч., II, стр. 468. Это относится, как увидим ниже, главным образомек Уложению ц. Ал. Мих., '

 

 

- 395 -

Не сразу, конечно, удалось Москве создать свой собственный общий кодекс. Но уже и до этого Москва хотя бы частично осуществляла свою законодательную деятельность между прочим в виде так наз. уставных грамот наместничъяго управления. Эти грамоты имели своей целью определить отношения между наместниками и населением управляемых ими областей, а именно, — население ограждалось от излишних поборов со стороны наместников '). Из такого характера и значения этих грамот уже достаточно видно, что в них нельзя искать какого-либо богатства частноправовых определений 2); тем не менее и эти грамоты довольно близко подходят к нашему вопросу, хотя, правда, и не решают его с достаточной полнотой и определенностью; главным же образом эти грамоты интересны для нас потому, что он послужили потом одним из источников первого Судебника.

Важнейшей и древнейшей уставной грамотой этого рода является Грамота Двинская, относящаяся к 1397 г. 3).

Здесь ст. 5 говорит:

А кто у кого что познает татебное, и он с себя сведет до десяти изводов, полны до чеклого татя; и от того наместником и дворяном не взяти ничего; а татя впервые продати противу поличного...4).

Таким образом когда собственник опознает у кого-либо свою у него украденную вещь, и владелец посредством свода очистит себя от подозрения в краже, то на такого (добросовестного) приобретателя наместник не должен нала

1) Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 220 сл.

2) К характеристике этих грамот -П. Беляев, Журн. Мин. Юст., 1899, № 9, стр. 140.

3) И. Беляев, Лекции, стр. 339. Тоbiеп, Die alt. Gerichts-Ordungen, S.24 ff.

4) Владимирский-Буданов, Хрестоматия, 1, стр..142. Загоскин, Уст. Грамоты, стр. 54.

 

- 396 -

гать никаких взысканий, а с вора на первый раз взыскивается уголовный штраф пропорционально ценности украденного. А что же делается с самой вещью? Двинская Грамота, ограничиваясь уголовной стороной дела, сама не дает определенного ответа; но по всему ходу дела можно думать, что вещь возвращается потерпевшему собственнику 1).

То же самое постановляет Белозерская Грамота 1488 г. в ст. 12 2) и целый ряд других грамот 3).

Таков законодательный материал, предшествовавший появлению первого Судебника 4).

Первый Судебник, изданный в 1497 г. в целях объединения московского законодательства, содержит в себе по преимуществу право процессуальное 5).

К нашему вопросу относится ст. 46:

А кто купит на торгу что ново опроче лошади, а у кого купить не зная его, а будет людем добрым двема или трем ведомо, и поймаются у него, и те люди добрые скажут по праву, что перед ними купил в торгу, ино тот прав, у кого поимались, и целования ему нет.

Перевод проф. Соловьева: „Если кто купит на торгу что-нибудь новое, кроме лошади, не зная у кого купил, при

1) Такого, мнения г. Елеонский, Журн. гр. и угол пр., 1893, кн. 1, стр. 33.

2) Владимирский-Буданов, Хрестоматая, II, стр. 77 ел,

3) Загоскин, Уст. грамоты, стр. 54.

4) Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 222. Пахман, Ист. кодификации, I, стр. 225.

5) Вообще о первом Судебники, кроме названных трудов проф. Владимирского-Буданова и Пахмана, -Зогоскин, Ист. права рус. народа, I, стр. 190. Его же Ист. права Москов. госуд., I, стр. 59 ел. И. Беляев, Лекции, стр. 515сл, Шершеневич, Курс, I, 2, стр.373 сл. Неволин, Полн. собр. соч., II, стр. 466 сл. Соловьев, История, кн. 1, -стр. 1561 сл. Рождественский, Обозрение, стр. 5 и сл. Текст дает проф. Владимирский-Буданов, Хрестом., II, стр. 82 cл. По этому изданию мы и будем цитировать отдельные статьи Судебника

 

- 397 -

двух или треть свидетелях, людях добрых, и если после сыщется, что купленная вещь краденая, то купивши прав, и присяги ему нет, когда свидетели скажут, что при них купил; если же свидетелей не будет, то купивший должен идти к присяге" 1).

Как видим, по внешней форме статья эта очень близко подходит к ст. 56 Псковской Судной Грамоты; по внутреннему же, содержанию своему она скорее воспроизводить рассмотренные выше постановления московских уставных грамот. В самом деле, Судебник говорит: собственник находит у кого-нибудь свою украденную вещь; если владелец докажет, что приобрел вещь на рынке, то он «оправдывается», т.е., — по нашему пониманию, — освобождается от обвинения в краже. Таким образом перед нами норма исключительно уголовно-правовая, как это нами отмечено и относительно уставных грамот наместничьего управления: в этом здесь сходство по существу.

Какова же судьба самой вещи? Как решается гражданско-правовая сторона вопроса? Судебник молчит; он не говорит подобно Псковской Судной Грамоте об отказ истцу в иске: слова „а той не доискался" пропущены; Судебник об истце не говорит, а все свое внимание обращает только на ответчика. А между тем для того, чтобы допустить изменение в праве собственности, нужно отдельное указание закона; как мы видели на примере западно-европейских источников. Bcе старые законодательства говорили в таких случаях не о приобретении собственности владельцем, а об отказе в иске потерпевшему собственнику; Судебник же именно сюда относящаяся слова Псков. Судн. Грамоты, —„а той не доискался" — выпустил. Следовательно, мы должны признать, что в праве собственности никаких изменений не происходит, а это значит, что виндикация допускается без ограничений 2).

1) Соловьев, Истории, кн. 1, стр. 1563.

2) Ср. И. Беляева, Лекции, стр. 522.

 

— 398 —

К этому же результату приводит и ст. 47 первого Судебника:

А кто купите на чюжей земли что, а поимаются у него, и только у него свидетелей два, и два или три люди добрые скажут но праву, что перед ними купил в торгу, ино тот прав, у кого поималися, и целования ему нет, а не будет у кого свидетелой, ино ему, правда дати.

Это соответствует ст. 47 Псков. Судн. Грамоты; но в Судебнике опять решается исключительно уголовно-правовой вопрос.

Переходим к Судебнику царскому 1550 г., который представляет собою главным образом переработку первого Судебника 1).

Здесь мы находим ст. 93, которая говорит так:

А кто купит на торгу что поношено у носящего или с лавки, и тому купити с порукою с рядовою; а кто купить без поруки, и тому тем быти и виновату 2).

1) Об этом Судебнике – Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 223 сл. Загоскин, Ист. пр. рус. народа, I, стр. li.)l. Его же Ист. пр. Моск. госуд., I, стр. 64 ел. Ш-ушаисвич, Курс, I, 2, стр. 375 ел. Лахман, Ист. кодификачди, I, стр. 224 ел. И. Ви. лпел, Лекцш, стр. 525 ел. Нчволин, Цолн. собр. соч., II, стр. 469 ел. Солоиьев, Исто-рия, кн. 2, стр. 458 ел. Еалач<1Ь, Юрилич. записки, изд. Р-вдвиным, II, стр. 306 ел. Рождествкнский, Обозрите, стр. 61 ел. Кратюя ука-зания дают еще Le Clerc, Histoire, 11, р. 292 s. Ewers, Geschichte, I, S-292 ft. Левов, С.ын Отеч., 1814, Л" ЗЗг стр. 10 ел., 18 ел. Ва-сильев, В^стн. Европы, 1822,.№ 7, стр. 168 ел. Коуове, цкий, Сын Отеч., 1829, №48, стр.93. Кайдамов. Начертаме, стр. 114, 204. Устря-лов, Рус. ист., II, стр. 55 ел. Текет дает проф. Владилпрскт-Ву-даное, Христоматия, II. На немецком языке см. Sammlung Kussi-scher Gescliichtc, herausg. von Ewers.

.) Неволин, Полы. собр. соч., V, стр. 44. Samml. Bugs. Ge-

 

- 399 -

— Проф. Владимирский-Буданов видит здесь сокращение ст. 46-ой первого Судебника 1); кроме того, он находит, что здесь „указываются средства процессуальной защиты от обвинения в краже 2). Это замечание мы принимаем целиком и считаем его единственно правильным. Вообще надо сказать, что московское законодательство больше боролось о преступлениями, чем решало гражданские вопросы о праве собственности.

Теми же заботами о предупреждении краж и о лучшем разрешении возникающих при этом обвинении объясняется и ст. 94 царского Судебника:

А кто купит лошадь на Москве, или в Московском уезде, и тем те лошади пятнати у пятенщиков на Москве, да и в книги написати по старин; а пошлина пятонщиком имати по старин же 3).

Эти формальности подобны тем, которые мы видели в Литовском Статуте 4). Но только Судебник их применение ограничивает покупкой лошадей, — этих res mancipi pycского крестьянина, наиболее удобно поддающихся индивидуализации. Подобное клеймение движимостей мы видели и в зап. Европе в Leges Barbarorum 5).

Что же касается вопроса о праве собственности, то он и здесь остается в стороне: законодатель интересуется лишь полицейскими мерами предупреждения и пресечения преступле-

schiehte, herausg. von Ewers, S. 390. Змирлов, Я^урн. гр. и угол. права, 1882, кн. 3, стр. 35.

1) Владимирский-Буданов, Хрестоматия, стр. 176, прим. 232. 

2) Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 620.

3) См. еще ст. 95 и 96. Ср. Samml. Knss. Geschichte, S. 390 f. Татищев, Продолжение др. росс. библиотеки, I, стр. 185 сл. Рейц, Опыт, стр. 31.6. И. Беляев, Лекции, стр. 522.

4) В Москве их соблюдение было обязательным до 1777 г. - Неволин, Поли. собр. соч.,V, стр. 57.

6) См. выше, стр. 77.

 

- 400 -

ме. А раз закон не переносит собственности с одного лица на другое, то не вправе это делать и мы. Другими словами, надо и здесь признать неограниченную виндикацию '). Косвенным образом это положение подтверждается и приведенными законами о клеймении лошадей: метки облегчаюту становление необходимого для виндикации тождества вещи.

§ 8. Уложение царя Алексея Михайловича.

Наиболее полным воплощением московского законодательства является Уложение царя Алексия Михайловича, изданное в 1649 г. 2).

Общий характер московской эпохи (см. начало § 7-го) отражается, конечно, и на Уложении, Тем же характером отчасти объясняется и круг источников, вошедших в Уложение 3). Так, среди них нет Псковской Судной Грамоты.

1) Таково же общее заключение Рейца, Опыт, стр. 301, 313 сл., Змирлова Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 3, стр. 35, Елеонского, Журн. гр. и угол, пр., 1893, кн. 1, стр. 37.

2) Владимирский-Буданов, Обзор, стр. 229. Швушеневич, Куро, L, 2, стр. 379 ел. Зогоски-н. о, Ист. права рус. народа, I, стр. 192. Его же Ист. пр. Москов. госуд., I, стр. 74 ел. Эегщалов, Чтения в Общ. ист., 1887, кн. 3, стр. 1 ел, Пахман, Ист. кодиф., I, стр. 231 ел. Есгтович, Журн. Мин. Юст., 1859, кц 1, стр. 1 ел., 21'ел., 30. И. Бе-ляев, Лскцш, стр. 653 ел. Неволгм, Пола. собр. соч., II, стр. 473 ел. Даткгш, Зем. Соборы, стр. 212 ел, Мвечгт, Сборн. Арх. ИястТ, стр. 83 ел., 116 ел. Медовгтов, Ист, значение, стр. 162. ел. Соловьева, История, кн. 2, стр. 1519, кн. 3, стр. 659. Рождественский, Обозре-ше, стр. 76 ел. Ст-роев, Дсторико-юридич. изсл-вдование, стр. 1 ел., 11 ел., 20 ел., 31 ел., 70 ел. Мелкия указания дают еще Устрялов, Рус. ист., II, стр. 202, Коровецкш, Сын Отеч., 1829, №48, стр. 93, Васильев, В^стнив Европы, 1822, № 7, стр. 172 сд., Левов, Сын Отеч., 1814, № 33, стр. 11 ел., № 46, стр. 17 ел., Ewers, Geschichte, S. 403 f. Цитировать Уложение будем по полному Собранно Законов, т. I.

3) Вообще об источниках Уложения — указанные труды Вла-

 

- 401 -

Зато обильнейшим источником, кроме Судебников и Указных книг различных приказов 1), является Литовский Статут, уже и раньше фактически применявшийся в административной и судебной практике московского царства 2). Затем были заимствования и из греко-римских источников, которые действовали на Руси еще со времени принятия христианства 3). Наконец, было создано и несколько новых статей по ходатайству выборных от населения, которые принимали активное участие в обсуждении нового кодекса 4).

Этот круг источников показывает, что в Уложении было собрано все, что действовало на Руси и раньше и что соответствовало в то же самое время общему характеру и задачам московского государства 5).

димирского-Буданова, Загоскина, Шершеневича. Kpоме того, — Забелин, Архив Калачова, I, стр. 18, Вербловский, Юридич. b'bcth., 1889, Ноябрь, стр. 369 ел., 377 ел., Сторожев, Юрид. Вестн., 1889, Декабрь, стр. 663 сд. Гр. Шмелев, Журн. Мин. Нар. Пр., 1900, Окт.,. стр. 376 ел.

1) Об этих книгах вообще — Владимерскуй-Вуданов, 06-зор, стр. 227 ел.

2) Владимьрскгй-Буданов, Сборн. госуд. знати, IV, стр. 7 ел., 21 ел., 31 ел. Гр. Шмелев, там же, стр. 379 ел. Дювернуа, Чтения, I, стр. 209 ел. Устрплов, Рус. история, П, стр. 111.

3) Гр. Шмелев, там же, стр. 383 ел. Тгттгт, Визант. пра-во, стр. 5, 18 ел., 21. Гуляео, Кг; в. Унив. Изв.,' 1894, №11, стр. 6 ел. Это отрицал Спвранский, Cuобiitnni (i Бычкова, Рус. Старина, 1876, МартЪ, стр. 595, но теперь это мне1ле ник-вм нс разделяется.

*) Зогоскин, Уложение, стр. 12, 19, 25. Владимгрский-Буда-•нов, Кгев. Унив. Изв., 1880,.\° 2, стр. 9 ел. Дитятин, Рус. Мысль, 1880, кн. 5, стр. 73, 85. Ллато. нов, Журн. Мин. Нар. Пр., часть 226, 1883 г., стр. 13 ел. Проф. Эогоскгм замечает" Москва не была но-сительницей одной только грубой силы; там было и общение царя с народом. — Там же, стр. 27.

б) Спорят о нащональном характере Уложения: господствую-щее •MHCHio считает его нацюнально-русским кодексом, а проф. Шерииеневпч, Курс, I, 2, стр. 390, и Гр. Шмелева, Журн. Мин. Нар. Пр., 1900, Овт., стр. 387, отрицают это. Однако этот спор не каса-

 

- 402 -

Именно этот Москвою собранный кодекс послужил затем основой и ныне в России действующего права 1).

В нашем специальном вопросе Уложение также обращает главное внимание на уголовную сторону дела и при этом ни о каких ограничениях виндикации речи нет. Но посмотрим сначала на источник Уложения по нашему вопросу, — на Уставную книгу разбойного приказа 2).

Здесь предписывается движимые вещи, — кажется, только подержанные 3), — покупать не иначе, как с поручительством в принадлежности их продавцу 4); во всяком же случае вещи, добытые преступлением отбираются от приобретателя для возвращения собственнику.

Об этом говорят ст. 34 и 35.

Ст. 34: А на которых людей, с пыток, говорят языки в продажа за разбойное или за татиное, и тех людей имать и, по язычной молке, взять на них в исцовы иски выть, а кущеную рухледь взять назад у них, да их же дати на чистую поруку, что им впредь не воровать; а не будет поруки, и их кинуть в тюрьму, докуды по них порука будет.

Ст. 35: А на которых людей язык говорит, с пыток, а скажет, что ему разбойную рухледь продал зачисто, без поруки, и на том человек взять выть, не купи без поруки;

 

ется самого состава и круга источников; этот спор объясняется различием во взгляэ. ах на самое понятие о нащональности кодекса.

') Шерииеневгт, там же, стр. 393. Гр. Шмелев, там же, стр. 375.

2) Об этой книге. — Владилпус. кш-Буданов, Обзор, стр.228. Текст в его же Христоматш, III.. стр. 43 ел. По этому изданию мы и будем ее цитировать.

3) Владимирский-Буданов, Хрестоматия, III, стр. 56, прим. 43.

*) Беволин, Поли. собр. соч., V, стр. 44 ел. Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 3, стр. 35.

 

- 403 -

а которым продал за чисто, с порукою, и на тех людех выти не имати.

Первая из этих статей послужила источником ст. 64-ой главы XXI Уложения. В Уложении к купле-продаже прибавлена еще и поклажа движимостей; в общем статья составлена здесь гораздо пространнее; но зато в ней нет той ясной фразы, которую мы видели в Уст. книге разб. приказа: „а купленую рухледь взять назад у них".

Ст. 35 Уст. книги разб. приказа буквально повторяется статьей 65-ой XXI главы Уложения.

Наконец, в той же XXI главе Уложения есть еще ст. 75, которая говорит так:

А у кого поимается истец за разбойное поличное, за лошадь, или за что ни буди, а разбойников в лицах нет, и тот, —у кого поимаются, учнет на кого в роспрос говорити, что то поличное у него купил, или выменил, а тот оговорной человек на очной ставке запрется, скажет, что он того поличного ему не продавывал, а поличное куплено, а в книги не записано, и купчия и поруки нет: и того, у кого поимаются за поличное, пытати. И будет с того, у кого поличное скажет купил, с пытки не сговорить: и по той язычной молке и продавца пытати же. Да будет продавец с пытки повинится, что ему то поличное продал: и его пытать, у кого он то поличное взял и по сыску в, том деле учинити указ. А будет не повинится: и на нем взять выть, и дати на чистую поруку, а иск по челобитной править на том, у кого поимаются за поличное ').

1) Источник см. в Хрестоматии Владимирского-Буданова, вып. III, стр. 69 сл.

 

- 404 -

Здесь тоже нормы главными образом уголовного права1). Но, за отсутствием каких-либо других норм, мы должны признать, что и здесь, по Уложению, собственник мог виндицировать свою движимость всюду, где бы он ее ни нашел 2).

Указанное выше требование поручительства повторяется и в последующих законодательных актах после Уложения. Так, в 1669 г. ст. 62-я „Новоуказных статей о татебных, разбойных и убийственных делах" повторяет дословно ст. 65-ю XXI-ой главы Уложения 3), Затем в 1691 г. то же самое подтверждено относительно покупки золотых ефимков, жемчуга и драгоценных камней 4).

Итак, кроме Псковской Судной Грамоты, через все памятники истории русского права неизменно проходить принцип неограниченной виндикации 5). Объясняется это, как нам кажется, всей совокупностью указанных выше условий, при которых протекала русская жизнь. Особенно выделяются между этими условиями влияние Византии и слабое развитие торговли. О последней проф. Шершеневич говорит: „Громадная равнина, жалкий климат, отсутствие моря и береговой линии, непроходимые леса и болота, затруднительные пути сообщения, редкое население, отсутствие твердых границ, удаление от цивилизованных стран, соседство диких племен — вот те условия, при которых она должна была развиваться" 6). Ко всему этому г. Елеонский прибавляет „княжеские распри, монгольское иго, слабое развитие торгового класса, множество податей, лежавших на этом классе, и наконец то, что сами государи являлись крупными торговцами,

1) Но между прочим говорится и о записи приобретаемых вещей в книги.

2) Определенно и в общей форме это выражено только относительно недвижимостей в ст. 35 гл. XVII Уложения.

3) Полн. Собр. Зак., т. I, стр. 790, № 441, Января 22-го 1669 г.

4) Полн. Собр. Зак., т. Ill, № 1429, 30 Дек. 1691 г.

5) Eлеонский, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр 37.

6) Шершеневич, Сист. торгов. действш, стр. 174.

 

- 405 -

с которыми обыкновенными было не под силу бороться". Затем он говорит: „Медленное устранение этих препятствий было причиной слабого развития торговли и этим, может быть, можно объяснить ту несовершенную редакцию, которую принял в нашем законодательстве французский принцип виндикации движимых вещей" 1). Однако последнее мы рассмотрим при изучении нашего действующего права.

 

§ 9. Приложение. — Сборник законов царя Вахтанга VI.

Окончивши исторически очерк русского законодательства, мы хотим еще обратить внимание на грузинский сборник законов, действовавший прежде на Кавказе, а теперь имеющий также один только исторический интерес.

Сборник этот составлен грузинским царем Вахтангом VI в самом началt XVIII в. 2).

D этот сборник вошли не только законы собственно грузинские, но также и законы Моисеевы, законы греческие (эти для нас особенно интересны) и законы армянские 3).

Практическое действие этого сборника продолжалось до 1859 г., когда последовало Высочайшее повеление заменить указанный сборник общими законами Империи и сохранить только некоторые изъятия, которые и ввести в общий свод законов российских 4).

В законах самого царя Вахтанга мы находим следующие постановления. Ст. 156 говорит:

У кого бы вообще хозяин потерянной или покраденной вещи ни отыскал ее, настоящий

1) Елеонский, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 38.

2) Сведения об этом сборнике дают проф. Шершеневич, Курс, I, 2, стр. 446 сл., и Френкель, Сборник (под ред. Бакуадзе), Предисл. 1-е и 2-е.

3) Цитировать их будем по изданию г. Френкеля.

4) Шершеневич, там же.

 

- 406 -

владелец обязан возвратить ему беспрекословно оную, чрез покупку ли она им приобретена, или иначе ему досталась,

Здесь пространно излагается известное правило: ubi геm meam invenio, ibi vindico.

Ст. 161 того же отдела рекомендует наперед удостоверяться в том, принадлежит ли приобретаемая вещь продавцу.

Того же принципа абсолютной виндикации держатся и Законы Агбуги. Ст. 46 говорит:

Продажа потерянной вещи недействительна без согласия хозяина. В таком случат одну половину цены теряет покупщик, а другую продавец.

 

К этому ст. 56 прибавляет:

Никто не в праве продавать чужое имение, если хозяин оного не состоит ему чем-нибудь должным. В противном же случае проданное следует возвратить хозяину по востребовании его, а покупщику предоставить доискивать заплаченную цену с продавца.

Совершенно иных правил держатся законы греческие, вошедшие в грузинский сборник. Так, ст. 9 говорит:

Кто купит какое имущество, зная что оно не принадлежит продавцу, тот не может владеть оным; буде же сего не знает, то покупка утверждается за ним, а настоящей хозяин имеет право требовать удовлетворения за собственность свою от продавца.

Здесь в полной своей силе принцип Hand wahre Hand. Здесь различается добросовестное и недобросовестное приобретение, и в первом случае приобретателю отдается предпочтение перед собственником. И это по греческим зако-

 

- 407 -

нам! — Вот до чего может дойти свобода в переделке чужих законов при их рецепировании!

Дополнением к ст. 9-ой служит ст. 12:

Кто купит какое-нибудь краденое имущество, тот должен объявить будет, у кого именно оное купил, а не отговариваться тем, что продавец ему неизвестен. Судья же обязан, отобрав оное у покупщика, отдать хозяину, a покупщик может требовать свои деньги у вора.

Это же исключение для вещей краденых повторяют ст. 316 и 322 греческих законов.

Наконец, армянские законы ') опять разрешают неограниченную виндикацию вещей украденных. Ст. 244 in fine говорит:

Краденую же скотину может он (т.е. покупщик) во всякое время отдать обратно продавцу; а если откроется прежний ее хозяин и потребует оную, то ему обязан возвратить, а заплаченный за нее деньги доискивать с продавца.

Для вещей вверенных никаких особых определений не дается.

Таковы противоречивые по нашему вопросу положения Сборника, который действовал у нас на Кавказе.

В. Часть догматическая.

Как отмечено и выше, здесь мы рассмотрим не только собственно русское право, но также и другие законодательства, которые действуют в пределах Российской Империи. Та-

1) Об армянским праве см. еще Алекслеви, Чтения в Общ. ист. и древн., 1870, кн. 2, стр. 1 сл.

 

- 408 -

ков. Французский Кодекс Наполеона, действующий в Царстве Польском; таков же римско-германский „Свод гражданских узаконений губериий прибалтийских"; таковы, наконец, и местные законы Бессарабии, составленные из греко-римских источников Арменопулом, Доничем и др. 1).

§ 1. Русское действующее право.

Сюда относится главным образом 1-ая часть Х тома Свода Законов, специально посвященная гражданскому праву 2).

Мы не будем подробно останавливаться на истории составления Свода Законов, на его общей характеристике и значении, так как предполагаем, что этот законодательный сборник в общем достаточно известен каждому юристу. К тому же подробный сведения о нем легко найти в новом Курсе проф. Шершеневича; там же указана и литература вопроса 3).

Специально о 1-ой части Х тома скажем только, что она, как и весь Свод, в главной своей массе не представляет из себя ничего больше, как простой лишь итог всему предшествующему русскому законодательству, начиная с Уложения царя Алексея Михайловича. В жизни же России даже и ко времени составления Свода ничего не произошло такого, что могло бы дать особенный толчок развитию торговых меновых сделок с движимостями; законодатель больше интересовался недвижимостями. А так как слабо развивался оборот, то слабо развивались и нормы, к нему относящиеся. Отсюда прежде всего — бедность постановлений в 1 ч. Х т.

1) Шведского уложения, дейстующего в Финляндии, мы не касаемся.

2) Но вообще нормы гражданского права развеяны — и даже в большом количестве — по многим томам Свода Законов.

3) Шершеневич, Курс, I, 2, стр  417 сл., 437 сл.

 

- 409 -

вообще по договорному праву, несмотря на значительные размеры этого сборника.

Что же касается затем постановлений специально по вопросу о виндикации, то и здесь приходится отметить ту же самую бедность и именно — бедность в таких нормах, которые бы ясно и определенно решали наш вопрос с точки зрения гражданского права. Это объясняется указанным характером нашего Свода, явившегося суммой прежних слагаемых, а прежде, как мы уже видели, на первом плане стояла уголовно-правовая сторона дела. Таким образом „сводить" для гражданского права было почти нечего. Но и то, что все-таки „сведено", возбуждает сомнения или своей редакцией и содержанием, или же своим местом в системе. Поэтому для pешения нашего вопроса приходится привлекать довольно значительный материал, — исторический и догматический, — в котором имеются какие-либо указания на допустимость или недопустимость виндикации. 

Отсюда - спорность нашего вопроса в литературе и колебания в судебной практике. В литературе, почти все высказываются у нас за виндикацию, как за общее правило, хотя и здесь нет единодушия. Сенат же, близко чувствующий в своей кассационной деятельности пульс торговой жизни, уже неоднократно вливал новое вино в старые мехи наших законов, давно уже отставших от быстрорастущего оборота, но и здесь у Сената не оказалось ни устойчивости, ни твердой последовательности 1). Это так по главному вопросу. Не менее спорными являются и частные вопросы о применении и об ограничении виндикационного принципа в отдельных случаях 2).

1) Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 4, стр. 29; 1883, кн. 7, стр. 104.

2) Г. Анненков, обозревши всю литературу по нашему вопросу, справедливо замечает: „правила нашего закона об этом средстве защиты права собственности у нас (т.е. о виндикации) представляются далеко еще не вполне выясненными". — Система, II, стр. 314.

 

- 410 -

Все это побуждает нас подробно пересмотреть все основания, приводимые за и против виндикационного принципа, чтобы с возможной полнотой и убедительностью выяснить истинный смысл нашего закона по этому важному в теоретическом и практическом отношении вопросу.

Заметим при этом, что, кроме 1-ой части Х т., нашему рассмотрению подлежит еще Устав гражданского судопроизводства, Устав уголовного судопроизводства, Уставь судопроизводства торгового, Устав Кредитный и некоторые другие узаконения.

После этих предварительных замечаний мы и приступим теперь к рассмотрению указанного законодательного материала.

Прежде всего мы обратимся к ст. 534 1 ч. Х т., которая на первый взгляд напоминаете французский принцип „En fait de meuble la possession vaut titre". Статья эта говорит:

Движимые вещи почитаются собственностью того, кто ими владеет, доколе противное не будет доказано.

Мысль о защите у нас добросовестного владения, за исключением вещей добытых преступлением, была высказана у нас еще в 1860 г. г. Пестржецким 1). Затем в 80-х годах истолковал приведенную ст. 534 в смысле французского принципа „En fait de meubles..." г. Анненков, который, впрочем, теперь уже отказался от этого мнения 2).

Наиболее же обстоятельным защитником указанного толкования ст. 534 явился у нас в 1878 г. г. Люстих, который рассуждал так 3). Взаимное отношение между владением и собственностью состоит в том, что владение всегда предполагает собственность: относительно движимостей они

 

') Пестржецкий, Журн. Мин. Юст., 1860, кн. 1, стр. 57 сл., 63.

2) Анненков, Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства, т. I, СПБ., 1887, стр. 69.

3) Люстих, Журн. гр. и угол. пр., 1878, кн. 3, стр. 19 сл., 24.

 

- 411 -

как бы сливаются между собою; ст. 513-533 1 ч. X т. не противоречат, этой теории, так как они относятся к недвижимостям 1). Что касается затем защиты владения, то она, вообще говоря, особенно важна тогда, когда право собственности на движимые вещи передается без всяких формальностей, и когда торговый оборот принимает значительные размеры; по нашему праву здесь именно и нет никаких формальностей: „движимые имущества могут быть приобретаемы законными способами, без всяких письменных актов, по одним словесным договорам и соглашениям" 2), и „передача от продавца покупщику проданного движимого имущества совершается действительным вручением покупщику самого сего имущества, или поступлением оного в его распоряжение" 3). При таких условиях доказывать право собственности только и можно ссылкой на владение; всякое другое доказывание или затруднительно, или не возможно. Это и выражает ст. 534 1 ч. Х т. Ее источником является Устав о банкротах 1800 г. По ст. 49 этого Устава, всякое имущество, которое находится у банкрота и которым он владеет от собственного имени, признается его собственностью, а по ст. 46 и 47 того же Устава, имуществом банкрота не считается заложенное и отданное ему на хранение, а также имущество малолетних. Отсюда видно, что право собственности доказывается именно владением, кроме только тех случаев, когда кто владеет не в виде собственности, а от имени другого; ограничение „доколе противное не будет доказано" относится именно к такой detentio. В конце концов г. Люстих в ст. 534 видит не. процессуальное правило, а материально-правовую норму, воспроизводящую у нас art. 2279 Кодекса Наполеона.

Однако господствующее мнение не разделяет теперь

1) Это последнее утверждает и проф. Цитович, Очерк основных понятий торгового права, Киев, 1886, стр. 139, пр. 486.

2) Ст. 711 1ч. Хт., 3),' Ст. 15101 и. Х т.

 

- 412 -

приведенных соображений г. Люстиха  не разделяем их и мы.

Прежде всего, очень спорным, а потому и сомнительным, является вопрос о применимости к нашему праву теории Иеринга, который смотрел на владение, как на параллель и форпост права собственности; из наших цивилистов очень многие отвергают это 1), и отвергают правильно именно в виду ст. 513-533 1 ч. X т., которые по своему положению в системе имеют совершенно общий характер, а потому относятся и к движимостям 2) и, следовательно, теории г. Люстиха противоречат.

Затем, что касается ст. 534 и ее источников, то в них также нет никакой поддержки для теории г, Люстиха. В самом деле, по ст. 46 части 1-ой Устава о банкротах, все вверенное и заложенное банкроту имущество, как отмечает и сам г. Люстих, возвращается хозяевами его „по добросовестным доказательствам' 3). То же самое ст. 47 повторяет об имуществе малолетних. Здесь полное отрицание какой-либо решающей роли влaдения. Но ст. 49 того же Устава на первый взгляд, пожалуй, может возбудить некоторые сомнения; она говорит:

Хозяевам имеющихся у банкрота и присланных к нему по комиссии товаров для продажи или мены требование иметь в конкурсе равно с прочими кредиторами; словом, все, вещи, имения, товары и деньги, находящияся в руках банкрота и под его именем, за собственные его признаваемы быть должны 4).

 

1) Подробности см. в нашей книге „Переход права собственности", стр. 322 сл.

2) Журн. гр. и. угол. пр., 1878, кн. 3, стр. 39.

3) Так это и по § 62-му Устава о торговой несостоятельности 1832 г.-11-е Полн. Собр. Зав., т. VII, Л» 5463. Так же это и теперь: ст. 559 Устава судопр. торгового, Свод Зак., т. XI, ч. 2, изд. 1887 г, •

4) 1-е Полн. Собр. Зак., т. XXVI, № 19692. То же самое повто-

 

- 413 -

Первая половина этой статьи действительно вводить исключение из ст. 46: тогда как вообще вверенные вещи подлежат отобранию от банкрота, здесь, — при договоре комиссии, — собственник лишается этого права 1). Однако все это не имеет ровно никакого отношения к тому вопросу, который нас интересует. А именно, нас интересует юридическое положение третьих лиц, вступающих во владение чужим имуществом, а ст. 49 регулирует отношения непосредственно между самими контрагентами. Выводить отсюда правило о защите владельцев от притязаний собственников, само собой разумеется, нельзя. Как мы видели, и ст. 2279 Кодекса Наполеона также имеет в виду только третьих лиц, а отношения между непосредственными контрагентами оставляет в стороне 2). Да иначе, собственно говоря, и быть не может. Если же ст. 49 тем не менее низводит собственников-комитентов на степень обыкновенных личных кредиторов, то очевидно, что статья эта является совершенно исключительной. И в самом деле, помещена она в Уставе о банкротах; охрану дает она совсем не владельцам чужого имущества, а кредиторам этих владельцев, да и то лишь в случае банкротства этих последних.

Из всего этого вытекает, что рассмотренная статья отнюдь не подлежит распространению на случаи нормального торгового оборота, и что она не имеет ровно никакого отношения к вопросу о владельцах, когда они являются третьими лицами.

Но все это относится пока лишь к первой половине ст. 49. Теперь обратимся ко второй ее половине. Здесь пред

 

ряет § 69 Устава о торгов, несостоятельности 1832 г. То же говорить и ст. 566 действующего Устава судопр. торгового. Шершеневич, Учение о несостоятельности, Казань, 1890, стр, 326. Но здесь надо различать: см. § 72 первого Устава и ст. 569 второго Устава.

1) Однако проф. Шерииеневгт утверждает обратное. — Назв. соч., стр. 66..  —.

2) См. выше, стр. 124, 142.

 

 

- 414 -

нами очень широкие обобщение: все, чем банкрот владеет cum animo domini, считается его собственностью. Ни о какой добросовестности речи нет. Значит ли это, что все приобретения банкрота, совершенные хотя бы и mala fide, приносят ему право собственности? Очевидно, в такой буквальной и безграничной широте понимать это правило нельзя. Здесь опять надо иметь в виду место и назначение рассматриваемой статьи. Она совсем не устанавливает нового способа приобретения права собственности и не указывает новых случаев защиты от виндикации. Эта статья, повторяем, имеет в виду не владельцев, а кредиторов этих последних. И смысл этой статьи и ее связи с другими таков: все, что банкроту вверено или заложено, не подлежит обращению в конкурсную массу (ст. 46 и 47; исключение — 1-я половина ст. 49), так как не могут же кредиторы обращать на удовлетворение своих претензий имущество заведомо чужое; но зато все, что банкрот выдает за собственное имущество, должно идти в конкурсную массу, а уже дело собственников предъявлять и доказывать свои права на те или другие вещи; об этом последнем говорят ст. 46 и 47 того же Устава, а потому особое упоминание о том же в ст. 49 было бы даже лишним.

Так же мало помогает теории г. Люстиха и § 61 Устава о торгов, несостоятельности 1832 г., который также значится в числе, источников ст. 534 1 ч. Х т., но на который сам г. Люсmux, впрочем, не ссылается. Этот § говорит:

Все другое имущество, кроме означенного в § 59 1), как недвижимое, так и движимое, найденное в доме несостоятельного, исключая белья и платья, служащего для употребления

 

1) § 59 говорит: „Если жена и неотделенные дети несостоятельного не участвовали в торгах его, то собственное их имение не поступает в состав массы". Затем определяется, какое именно имущество считается принадлежащим жене, и какое - детям.

 

- 415 -

жены и детей, считается принадлежащим мужу, яко им нажитое ').

Здесь разрешается и регулируется коллизия между интересами кредиторов несостоятельного и интересами его жены и детей, а совсем не определяется положение третьих лиц, владельцев чужого имущества.

Итак, в истории нашей решительно нет материала для обоснования у нас принципа „En fait de meubles la possession vaut titre"; не взяли на себя инициативы в этом направлены и редакторы Свода Законов: формулированная ими 534 статья 1ч. Хт., благодаря допущению доказывания противного, имеет не материальное, а лишь процессуальное значение 2).

Наконец, что касается последнего аргумента г. Люстиха, трудности, а иногда даже и невозможности доказывания со стороны собственника своих прав на данную вещь в виду быстроты оборота и неформального заключения сделок, то здесь мы выставляем два возражения. Во 1-х, о трудности доказывания уместно говорить только тогда, когда речь идет de lege ferenda, а не de lege lata. Во 2-х, упоминание о невозможности доказывания ничего нового и полезного не дает, так как здесь пред нами естественное ограничение виндикации, совершенно одинаково присущее всем законодательствам независимо от того, какой принцип они в этом отношении проводят, римский или германский; это ограничение, как известно, вытекает из требования доказательств тождества вещи для ее виндицирования; раз такое доказательство не осуществимо (напр., относительно денег и т. и.), то виндикация надает сама собою; так, кстати сказать, она падала даже и но римскому праву, хотя принцип виндикации там стоял непоколебимо твердо. Наш вопрос касается совсем не этих случаев невозможности доказывания, а как раз на-

 

') II-е Полн. Собр. Зак., т. VII, № 5463.

2) Васьковский, Журн. Мин. Юст., 1895, № 1, стр. 72. Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 4 сл. 

 

- 416 -

оборот, — именно тех случаев, когда представление нужных доказательств вполне возможно. И вот здесь-то и сказывается все громадное различие между ст. 354 1 ч. Х т. и ст. 2279 Кодекса Наполеона: по этой последней собственник может привести сколько угодно самых неопровержимых доказательств и тождества вещи, и своего права собственности на нее, — все равно вещь будет оставлена у владельца, а по первой вещь оставляется у владельца только тогда и только до тех пор, пока собственник не хочет или не может доказать свое право собственности. — Таков неизбежный вывод из сделанной к ст. 534 прибавки: „доколе противное не будет доказано". А игнорировать эту прибавку нельзя: если бы она не имела значения, то она не была бы и сделана.

Итак, в окончательном итоге ст. 534, по нашему мнению, не вводит у нас правила „En fait de meubles la possession vaut titre" '); даже наоборот, она второй своей частью отвергает его, ибо дает собственнику право виндицировать свое имущество из чужого владения 2).

В таком же отрицательном смысле понимала ст. 534 и наша более ранняя кассационная практика Сената. Так, в решении Гражданского Кассац. Департамента за 1872 г. № 448 говорится: „Статья 534 т. Х ч. 1 Зак. Гр., как видно и из самого содержания ее, не признает одно владение движимым имуществом безусловным и бесспорным основанием права собственности на оное, но допускает только законное предположение о таком праве, и не лишает возможности доказывать противное, т.е. неимение владельцем движимого имущества права собственности на оное". На такой же точке зрения стояли и решения 1873 г. № 1583 и 1876 г. № 431.

Но затем в 1880 г. в решении № 291 Гражданский Кас-

 

1) Шершеневич, Учебник рус. гр. права, стр. 222. Удинцев, Kиев. Унив. Изв., 1900, 4, стр. 184. Щегловитов, Журн. гр, и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 34. Загоровский, Юридич. Вестник, 1890, 7 и 8, стр. 291. ,»

2) Елеонский, Журн. гр, и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 39.

 

- 417 –

сационный Департамент Сената (по поводу ст. 609 1 ч. Х т.) уже вполне определенно становится на сторону добросовестных приобретателей чужого имущества. В решении № 302 за тот же год содержание ст. 534 передается без ее заключительной прибавки. Решение № 303 за тот же самый год опять проводит защиту третьих лиц, доброоовестных владельцев.

Однако в 1885 г. опять начинается обратное течение. В решении № 27 высказывается совершенно, по нашему мнению, правильная мысль, что ст. 534 1 ч. Х т. дает собственнику право отыскивать свое имущество у всякого постороннего лица. За принцип виндикации высказывается Сенат в решении № 34 за 1887 г. и в решении № 55 за 1894 г. Однако см. опять решение Общего Собрания Сената 1896 г. № 31.

Но рассмотрим и другие статьи 1 ч. Х т. по нашему вопросу. Здесь прежде всего пред нами ст. 609:

Всякий владеющий незаконно чужим имуществом, несмотря на то, добросовестное или недобросовестное было cиe владение, обязан по окончательному решенио суда, немедля возвратить имущество настоящему хозяину оного и вознаградить его за неправое владение, на основании правил, постановленных в нижеследующих статьях.

Сюда же примыкает и ст. 691 1 ч. Х т.:

Каждый имеет право отыскивать свое имущество из чужого неправильного владения судом.

Хотя ст. 609 и находится под несоответствующей рубрикой „о вознаграждении", тем не менее господствующее в нашей цивилистике мнение именно здесь видит основное правило по нашему вопросу и понимает это правило в смысле  санк-

 

- 418 –

щи неограниченной виндикации и при том не только для недвижимостей, но, в виду ст. 640 1 ч. Х т., и для движимостей ').

Кассационная практика Сената, как мы уже видели колеблется. Так, в отмеченном уже нами решении № 291 за 1880 г. говорится следующее: „609 ст. т. Х ч. 1, по которой всякий, владеющий чужим имуществом незаконно, добросовестно или недобросовестно, обязан по окончательному решению суда, возвратить имущество настоящему собственнику оного, не применяется к тому случаю, когда движимое имущество, поступившее в постороннее владение не вследствие кражи или иного преступления, будет против воли собственника, продано лицу, купившему это имущество добросовестно,  т. е. не зная, что продавец владел имуществом не по праву собственности и не был вправе его продать".

В 1887 г. в решении № 34, правда, относительно недвижимостей, Сенат, в виду ст. 420, 609 и 691 1 ч. X т. говорит уже диаметрально противоположное: „Приобретший имущество от лица, которому таковое не принадлежало, не признается по нашим законам собственником, и является неправильными владельцем имущества, владеющим вопреки закону и с нарушением законно принадлежащему другому лицу права на владение этим имуществом".

В 1894 г. в решении № 55 уже и относительно движимостей Сенат вполне признает „право собственника движимого имущества, отданного во временное пользование, требовать возвращения его по принадлежности и уплаты условленных денег, а так как предмет пользования оказался в руках

1) Анненков, Система, П, стр. 315. Победоносцев, Курс, 1, стр. 156. SacbKoecKiu, Учебник, It, стр. 159. Шерииеневгм, Курс торг. up., стр. 391. QaiopoecKiu, Юридич. В-встн., 1890, Л'« 7 и 8, стр. 293. Елеонсте, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 38 ел. Щегловгипов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 83 ел. Лыкошгм, Журн. гр. и угол. пр., 1888, кн. 4, стр. бОсл. Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 8, стр. 1 сд. См. и Юридич. В-встн., 1872, кн. 4, стр. 29. Но ср. Во-ровгисовского^ Отчет, II, стр. 144,

 

- 419 -

третьего лица, то и истребование его от этого лица составляет ничто иное, как осуществление указанного права".

Но затем см. опять-таки упомянутое нами выше решение Общего Собрания Сената 1896 г. № 31.

На указанной точке зрения абсолютности виндикации, в виде общего правила, стоим и мы, считаем только нужным отметить здесь же, что общая форма этих статей сама по ceбе отнюдь еще не исключает возможности целого ряда случаев защиты именно владельцев против притязаний со стороны собственников; нужно только, чтобы сам закон указал и определил эти случаи 1); а раз они указаны, то владение в этих случаях окажется законными и правильным, самое же имущество будет для владельца не чужим, а своим, а потому и ст. 609 и 691 будут служить уже не прежнему собственнику, а теперешнему владельцу (в случае утраты владения), потому что последний сам сделается собственником.

Таким образом, ст. 609 и 691 сами по ceбе имеют чисто формальное значение, подобно правилу ubi rem meam invenio, ibi vindico 2). Как в этой последней формуле все зависит от того, есть ли вещь mеа, или же она перестала быть mеа, так и для установления материального, конкретного содержания ст. 609 и 691 необходимо выяснить понятия законного и незаконного владения. А когда мы затем решим и дальнейший вопрос: существуют ли, — и в каком объеме, — изъятия из этих общих положении о защите права собственности, то у нас получится тогда уже полная картина по вопросу о виндикации движимостей или о приобретении движимостей от лиц, не имеющих права на их отчуждение.

Итак, обращаемся к вопросу о владении. По ст. 523 1 ч. Х т., владение может быть законное или незаконное, добросовестное или недобросовестное.

1) Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 5.

2) Люстих, Журн. гр. и угол. пр., 1878, кн. 3, стр. 30.

 

- 420 -

Из всех этих видов владения нас интересует, как сказано выше, главным образом понятие о владении незаконном. Добросовестность же сама по ceбе, в виду ст. 609, для нас безразлична (она имеет значение в другом отношении, которым мы теперь не занимаемся).

К вопросу о законности и незаконности владения относится ст. 524.1 ч. X т.:

Владение признается законным, когда имущество приобретено способами, в законах дозволенными,

Итак, владение оказывается незаконным прежде всего тогда, когда оно приобретается незаконным способом, все равно, будет ли то незаконность уголовная, или же только гражданская: закон не различает,  конечно, всякое неправомерное приобретение по иску заинтересованной потерпевшей стороны может быть разрушено. Это ясно и бесспорно.

Но вот, является вопрос: будет ли законно всякое владение, которое приобретено способом законным?

Буквальный смысл приведенной статьи побуждает дать утвердительный ответ. Однако господствующее мнение отвечает отрицательно.

Для решения этого вопроса имеется следующий материал.

Ст. 525 1 ч. Х т. говорит:

Владение незаконное может быть подложное, насильственное или самовольное.

Дальше идет разъяснение всех этих трех видов незаконного владения. По ст. 526,

Владение есть подложное, когда оно основано на подложном акте кем бы оный составлен не был, или на ином обмане, если владелец, зная, что акт есть подложный, предъявил его и воспользовался им, или же обманом, для начала или продолжения незаконного владения.

 

- 421 -

Здесь владение незаконно потому, что оно приобретено способом, в законах не дозволенным (ст. 524 1 ч. Х т.).

Второй случай незаконного по той же причин владения дает ст. 527:

Насильственным владение признается, когда началом оного было отнятие или захват имущества, соединенный с каким-либо насильственным действием против прежнего хозяина или владельца, или же против живших в том имении, или управлявших им.

В обоих этих случаях владение не только незаконно в смысле гражданского права, но оно даже преступно, а потому не может быть ни сомнений, ни споров, что в каждом таком случае владелец обязан возвратить вещь ее собственнику.

Наконец, третий вид незаконного владения разъясняет нам ст. 528:

Владение признается самовольным, когда кто, хотя и без насилия, но вопреки закону, владеет или пользуется чужим имуществом.

Обратим внимание на то, что здесь употреблено уже очень широкое выражение: „вопреки закону". Хотя название владения „самовольным" может возбудить представление также о преступности его приобретения, но данное здесь же разъяснение этого термина допускает сюда включение и правонарушений чисто-гражданских, не уголовных. Это особенно подтверждается заключительными словами следующей 529 статьи, в которой говорится о приобретении владения путем подлога, насилия „или иным противозаконными образом. Эти последние слова очевидно относятся к владению „самовольному" и показывают, что здесь разумеется всякое правонарушение, т. е. не только уголовное, но и гражданское. Наконец, то же согласуется и со ст. 530, которая говорит просто о „неправости" владения.

 

- 422 -

Теперь обратимся еще к ст. 529 1 ч. Х t.

Владение признается добросовестным, если тот, кто владеет имуществом, не знает, что сие имущество по закону о наследстве или на основании законного акта, или же вследствие бывшего прежде беспрерывного, в продолжение земской данности, владения принадлежит другому. Таковы суть вступившие во владение каким-либо имуществом по обыкновенному, установленному в законах, о наследстве, порядку, не имея сведения о духовном завещании, коим оное отказано другому, или считая сие духовное завещание незаконным или недействительным, а равно и те, которые получили имение по наследству, или приобрели покупкою, не зная, что прежний владелец вступил во владение оным чрез насилие, подлог или иным противозаконным образом.

Спрашивается: законное или незаконное владение здесь имеется в виду?

Мы, вслед за господствующим мнение, усматриваем здесь владение незаконное.

Гражданский Кассационный Департамент Сената в решении своем 1887 г. № 34 рассуждает по этому вопросу следующим образом. „То обстоятельство, что имущество приобретено от лица, коему оно не принадлежало, способом, в законе дозволенным, не делает владения приобретателя законным в смысле ст. 524 т. Х ч. 1,......., ибо это правило ст. 524 нельзя понимать в том смысл, будто владение, приобретенное способами, в законах дозволенными, всегда является законными". Напротив, для законности владения мало законности способа приобретения, надо еще, чтобы приобретенное право никому не принадлежало, и чтобы оно во всем на законе основывалось. Это подтверждается ст. 420 и тем, что сам закон указывает случаи, когда владение, приобретенное

 

- 423 -

законным способом, представляется незаконным. „Так, например, статья 529, говоря о лицах, вступивших во владение имуществом по наследству или купле-продаже (т. е. по законным способам приобретения), не зная, что имущество это принадлежит по закону другому лицу, называет этих лиц добросовестными владельцами, а так как, по нашим законам, понятия о добросовестном и законном владении не совпадают и, по ст. 609 т. Х ч. 1, право на отобрание имущества принадлежит действительному собственнику его и против добросовестного владельца, то несомненно, что, по ст. 529, признается незаконным такое владение, которое приобретено дозволенным в законе способом"' ').

Мы находим это рассуждение вполне правильным 2) и видим к тому два основания, историческое и догматическое.

В первом отношении для нас интересна справка со Сводом в его первоначальной редакции 1832 г. Там ст. 305 также говорила, что „отдельное владение есть законное, когда акт, коим оно установлено, совершен законным порядком". Но затем ст. 314 постановляла: „Самовольное владение почитается добросовестным в следующих случаях: 1) когда кто по законному наследству вступил во владение имуществом, не зная, что оное по духовному завещанию отказано другому". Итак, этот случай, теперь буквально воспроизведенный в ст. 529, причисляется к владению незакон-

1) См. еще решение Гражд. Кассац. Деп. Сената за 1883 г. № 79, где между прочим говорится, что при обратной теории „пришлось бы допустить, что наследство, покупка и т. п., — основанное на каковых способах владение может, однако, быть по 529 ст. и незаконным, — не составляют способов приобретения прав на имущество, законами дозволенных, а такой вывод был бы в явном противоречии  с 699 ст. Х т. 1 ч."

2) Такого же мнения Анненков, Система, II, стр. 523, Васьковский, Учебник, II, стр. 43 сл. Лыкошин, Журн. гр. и угол. пр., 1888, кн. 4, стр. 45.

 

- 424 -

ному и именно — к владению „самовольному" 1), которое является лишь гражданский неправдой.

Такую же квалификацию этому случаю должны мы дать и на основании ныне действующей редакции 1 ч. Х т. В самом деле, на незаконность владения в ст. 529 прежде всего указывает его название „добросовестным", так как ст. 530 говорит: Владение признается добросовестным дотоле, пока не будет доказано, что владельцу достоверно известна неправость его владения". — „Неправость" и законность не совместимы, и если бы владение было законно, то не было бы никакого основания говорить о его добросовестности 2). Затем незаконность владения ст. 529 доказывается одним из приведенных в ней примеров; именно, там говорится о наследовании имущества от такого лица, которое само приобрело его путем насилия, подлога иди иным противозаконным образом; здесь наследодатель владел не законно, а потому, по правилам универсального преемства, надо признать незаконным же владельцем и его наследника 3).

Так как далее все указанные в ст. 529 случаи между собою очевидно однородны, и так как в ст. 529 нельзя видеть ни подложного, ни насильственного владения, то только и остается видеть в ней случаи владения незаконного - самовольного 4), — и это несмотря на то, что всюду здесь способы приобретения сами по ceбе вполне законны. Следовательно, незаконность владения вызывается нарушениями и со стороны предшественников настоящего владельца.

Выше мы уже отметили мнение проф. Цитовича, по которому ст. 513-533 1 ч. X т. имеют ввиду недвижимости, а потому на них нельзя основывать суждения о движи-

') Особенно подробно из следует, вопрос с этой стороны г. Лыкошин, там же, стр. 28 сл.

2)  Дыкошин, там же, стр. 42.

3) Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кп. 3, стр. 4. Лыкошин, там же, стр. 44.

4) Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 4, стр. 32.

 

- 425 -

мостях: для последних есть свои особые статьи в особой рубрике '). Повторяем, что с этим мнением согласиться нельзя. Ст. 513-533 помещены под рубрикой „положений общих"; значит, они относятся и к движимостям; та же рубрика, на которую указывает проф. Цитович, посвящена другому вопросу: „о пользовании"; из этого опять вытекает, так сказать, подведомственность вопроса о владении движимостями статьям 513-533.

Итак, разобранные нами статьи о владении мы считаем к нашему вопросу относящимися и потому считаем окончательно доказанными то принятое нами положение, по которому для незаконности владения достаточно нарушения норм даже гражданского права и не только самим приобретателем, но и кем-либо из его предшественников.

Однако не такого мнения на разобранный вопрос держится проф. Шершеневич. Он, напр., говорит: „Одно лицо приобрело по дарению от другого вещь, а между тем даритель сам не имел права собственности, а потому не мог и передать его другому, — в этом случай приобретатель имеет только владение, а не право собственности, но владение законное, потому что в основании его лежит дарение" 2).

Мы же, исходя из принятого нами положения, и в данном случае усматриваем владение незаконное, потому что оно противоречит основным положениям 1 ч. Х т. о производном приобретении имуществ.

Так, ст. 420 говорит:

Кто, быв первым приобретателем имущества, по законному укрепление его в частную принадлежность, получил власть, в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжать

 

 

1) Цитович, Очерк, стр. 139, пр. 486.

2) Швушчиевич, Учебнив рус. гр. пр., стр. 210.

 

- 426 -

оным вечно и потомственно, доколе не передаст той власти другому, или кому власть сия от первого ее приобретателя дошла непосредственно или чрез последующие законные передачи и укрепления: тот имеет на сие имущество право собственное.

Ближе к нашему вопросу стоит ст. 1384:

Продавать можно токмо то имущество, коим владелец может распоряжаться по праву собственности.

Иллюстрацией к этому общему положению служит ст. 1386;

Недействительна продажа имущества, состоящего в пользовании, содержании, или временном и пожизненном, владении, на которое право собственности принадлежит другому 1).

Наконец, сюда же относятся аналогичные постановления 1 ч. Х т. о закладе. Так, ст. 1663 совершенно соответствует по своему содержание ст. 1384, а ст. 1664 говорит:

Недействителен, заклад: 1) чужого движимого имущества, заложенного без позволения его хозяина; в сем случае оно возвращается сему последнему, а заимодавцу предоставляется взыскивать деньги по акту заклада с закладчика. 2).

Если можно говорить о недостатках, ст. 420 3), то уж ст. 1384 не оставляет никаких сомнений 4), особенно по

1) Победоносцев, Курс, I; стр. 316 сл. Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 3, стр. 35 сл., 53.

2) Победоносцев, там же, стр. 617. Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 6. Васьковский, Журн. Мин. Юст., 1898 Май, стр. 126 сл.

3) Напр., Боровиковский, Отчет, II, стр. 142.

4) Щегловитов, Ж. урн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 34,

 

- 427 -

своим источникам; среди последних указана ст. 35 гл. ХIII Уложения 1649 г., которая говорит:

„А будет кто воровством продаст или заложит чью чужую... вотчину... и та вотчина по крепостям отдати тому вотчичу, чья та вотчина. А по купчей, или по закладной деньги на продавце, доправя, отдать тому, кому он ту чужую вотчину продал или заложил".

Кроме того, продавец подвергался уголовному наказанию и должен был возместить убытки, причиненные им собственнику вотчины.

Здесь принцип виндикации при продаже чужого имущества выражен слишком ясно. Правда, речь идет о недвижимости, но в Своде ст. 1384 помещена среди „положений общих" о купле-продаже, а потому ее необходимо распространить и на движимости. — Во 1-х, нельзя движимости оставлять вне всяких определений закона, а во 2-х, нет основания в случаях отсутствия норм для движимостей восполнять их правилами непременно обратными тем, какие даны для недвижимостей.

Но возможно и другое возражение по поводу ст. 1384: могут сказать, что, напр., и по Кодексу Наполеона продажа чужой вещи недействительна (ст. 1599), и тем не менее там добросовестное приобретение защищается; — следовательно, и у нас такие статьи, как 1384 1 ч. Х т., и другие ей подобные не решают в сущности вопроса о допустимости или недопустимости у нас виндикации. На это мы возражаем: в Кодексе Наполеона наряду с общим правилом ст. 1599 есть также общее правило о защите третьих добросовестных лиц от виндикации собственника (ст. 2279 и 1141); поэтому там оба эти правила и действуют одновременно, при чем каждое из них имееть свою особую область применения. У нас же дело в том и состоит, что ничего подобного французской статье 2279 в 1 ч. Х т. нет. Наши кодификаторы в ст. 534 как будто хотели последовать французскому образцу, но заключительной прибавкой к этой статье показали ясно, что они французского принципа в действительности не приняли. 

 

- 428 –

Итак, в виду всех приведенных, статей и в виду установленного понятия о незаконности владения, мы должны признать, что в примере проф. Шершеневича одаренный владеет незаконно, хотя он и приобрел это владение способом вполне законным.

Кроме того, если вместе с проф. Шершеневичем признать владение в данном случае законным, то надо его признать законным и всех случаях ст. 529, так как и там способы приобретения сами по ceбе вполне законны. Но относительно одного из указанных там случаев это безусловно и бесспорно не возможно, а именно, — относительно наследника незаконного владельца, как  это уже указано выше. Относительно же всех этих случаев., т. е. и в ст. 529, и в примере проф. Шершеневича, пришлось бы тогда принять, что ст. 609 не должна иметь к ним применения. Другими словами, мы должны были бы утверждать, что у нас действует принцип „En fait de mеubles la possession vaut titre". Ho проф. Шершеневич держится как раз обратного мнения по этому вопросу 1). Но тогда необъяснимо, почему в ст. 609 не сказано: „несмотря на то, незаконное или законное было сие владение". Законодатель, нашедший нужным специально указать на виндикацию от владельцев незаконных, не мог умолчать о виндикации против владельцев законных, так как если относительно первых это не разумеется само собою, то что же сказать о последних?

Итак, с этой стороны, мнение проф. Шершеневича надо признать неправильным. Но он и с другой стороны оспаривает принятую нами теорию. Именно, он указывает, что эта теория приводит к таким неправильным заключениям, к каким пришел, напр., г. Анненков, который из признания владения в ст. 529 незаконными сделал вывод, что будто бы у нас законное владение тождественно с правом соб-

') Шершеневич, Учебник рус гр. пр., стр. 222.

 

- 429 -

 отвенности, и что владением в собственном смысле этого слова является у нас только владение незаконное 1).

Проф. Шершеневич совершенно правильно отвергает это мнение 2). Но только дело в том, что признание владения в ст. 529 незаконным не приводит необходимо к теории г. Анненкова, г. Анненков пришел к ней потому, что он, — как и проф. Шершеневич, — владением считает только обладание cum animo domini. Если же владением считать и господство над вещью в силу найма, ссуды, поклажи и т. л., то теория г. Анненкова пала бы сама собою: владение, напр., поклажепринимателя может быть вполне законно, а между тем о его тождестве с правом собственности говорить было бы нельзя. Таким образом препятствие к признанию владения в ст. 529 незаконным может быть устранено не только такой теорией, какую принял г. Анненков, но и другим путем: признанием владения у нас за каждым держателем. Эту теории мы и поддерживаем 3). И что именно только этот последний выход правилен, доказывает нам между прочим и ст. 523: она не имела бы места, если бы владение у нас действительно было только незаконное, а нельзя же делать теоретические построения и конструкции путем прямого устранения или игнорирования отдельных статей закона.

Положим, проф. Шершеневич находит, что различие владения законного и незаконного, добросовестного и недобросовестного в применении к держанию „не имело бы никакого смысла" 4). Но с этим мы опять не можем согласиться. Держание по найму, поклаже и т.п, когда оно соответствует всем требованиям закона, будет владением законным. Если же там будут какие-либо дефекты, то и владение будет не законно, а в этом последнем случае оно будет

1) Аннеиков, Система, II, стр. 524.

2) Шершеневич, Учебник рус. гр. пр., стр. 210 ел.

3) Подробности см. в нашей книге „Переход права собственности", стр. 322 сл.

4) Шершеневич, там же, стр. 206.

 

- 430 -

добросовестным или недобросовестным в зависимости от знания или незнания о его порочности. Так, между прочим, вопрос этот нормируется в Общегерманском Гражданском Уложении, и ничего „не имеющего смысла" здесь нет.

Итак, мы остаемся при выше установленном понимании незаконности владения: сюда относится и такое владение, которое установлено с нарушением норм только  гражданского права и даже не настоящим владельцем, а его предшественниками.

При этом мы не говорим, конечно, о тех недобросовестных владельцах, которые или сами приобрели вещь преступным или незаконным образом непосредственно от хозяина или же получили ее от других лиц хотя и „законным способом", но зная о „неправости" предшествующего владения '). С одной стороны, обязанность возвращения вещи собственнику здесь слишком очевидна, а с другой стороны, не эти лица относятся к нашей теме. Мы не говорим, наконец, и о тех контрагентах собственника, которые приобретают от него имущество в уверенности, что их сделка законна, тогда как в действительности она оказывается почему-либо незаконной: здесь применяются общие правила о недействительности или оспариваемости юридических сделок, и этот вопрос также стоит вне нашей темы.

Наша тема - юридическое положение третьих добросовестных cum animo domini владельцев чужого движимого имущества.

И вот, именно эти случаи незаконного владения (другие нас сейчас не интересуют) и подпадают под действие ст. 609 и 691. Эти случаи именно и являются тем конкретным материальным содержанием, которое, с точки зрения нашей темы, должно быть вложено в общую формулу ст. 609 и 691.

Таким образом оказывается, что там, где, по многим иностранным законодательствам, применяется принцип „Еn

1) Щегловитов, Журн. гр, и угол. пр., 1890, кн., стр. 2 сл.

 

- 431 -

fait de meuble la possession vaut titre" или „Hand wahre Hand", — именно в этой области у нас в виде общего правила, действует, противоположное начало неограниченной виндикации.

Однако по поводу ст. 691 также возбуждается сомнение. Могут сказать: источниками ст. 691 являются исключительно узаконения о возвращении насильственно отнятого имущества, а потому распространять область ее применения так как это сделали мы нельзя ').

Но такой вывод был бы неправильным даже в том случае, если бы мы исторически материал поставили на одну линию с действующим законом. В самом деле, указы, на которых основана ст. 691, говорят о недвижимостях и о возвращении их собственнику, когда они отняты насильственно, но ведь они же не говорят, что движимости, присвоенные или отчужденные без насилия, возвращение не подлежат. Принимая во внимание, что и во всем Полном Собрании Законов нет ни одного указа, принципиально ограничивающего виндикацию (наоборот, там виндикация проводится всюду), и там как, с одной стороны, нельзя движимости оставлять без определений закона, а с другой стороны, нет основания принимать для них нормы каждый раз обратные тем, которые даются самим законом для недвижимостей, — мы и приходим к заключению, что разбираемое возражение не основательно, и что, следовательно, у нас принят принцип неограниченной виндикации.

Установивши это общее правило нашего закона о виндикации движимостей, пойдем теперь дальше и посмотрим на отдельные случаи применения этого общего правила, а также и на отдельные случаи исключения из него.

Если, как мы видели, для незаконности владения, а значит, и для виндикации достаточно нарушения норм даже граж-

1) Такое возражение только предвидел г. Лыкошин, Журн. гр. и угол. пр., 1888, кн. 4, стр. 61 ел. '»

 

- 432 -

данского права, то тем с большим основанием должна быть допущена виндикация, когда в предшествовавших переходах данной движимости из рук в руки нарушались нормы уголовного права.

Таков вывод из принятого нами общего правила. Но по вопросу о вещах краденых в 1 ч. Х т. есть и прямые указания закона; это статьи 1511 и 1512, которые говорят так, —

1511: Покупщик, в случае неизвестности или неблагонадежности продавца, может при передаче потребовать от него поручительства в том, что продаваемое имущество ему действительно принадлежит.

1512: Если движимое имущество куплено без поручительства, хотя впрочем не заведомо краденое, но впоследствии оно окажется краденым, то покупщик подвергается лишению оного и отобранию в пользу настоящего хозяина, а ему предоставляется заплаченные деньги искать с продавца.

Спрашивается: что здесь пред нами, подтверждение указанного общего правила или исключение из него?

Г. Люстих видит здесь ограничение виндикации. Он рассуждает так: если покупщик не требует поручительства, то он поступает небрежно; следовательно, если поручительство есть, то a contrario вещь не отбирается, хотя бы она оказалась и краденою ').

Такое же мнение было высказано и в Московском Юридическом Обществе 2).

Правда, ст. 1512 так редактирована, что сама по ceбе она может быть и такт истолкована, как это сейчас ука-

1) Люстих, Журн. гр, и угол. пр., 1878, кн. 3, стр. 31.

2) Юридич. Вестник, 1872, кн. 4, стр. 25. Ср. так же стр. 11 сл., 29.

 

- 433 -

зано. Но нельзя же рассматривать отдельные статьи какого бы то ни было кодекса совершенно изолированно и вне всякой связи с другими статьями и положениями того же кодекса. А раз мы только станем на этот последний путь систематического толкования законов в их взаимной связи между собою, то придем к как раз противоположному результату.

Прежде всего обратимся к источниками разбираемых статей. Это ст. 65 гл. XXI Уложения ц. Ал. Мих. и новоуказные статьи 1669 и 1691 гг. Мы их уже рассматривали выше '). Ни о каком ограничении виндикации там нет и речи; там действуют правила: „не купи без поруки" и „купленную рухледь взять назад".

Таким образом в истории у нас нет ровно никакой поддержки для теории г. Люстиха 2). Но, может быть, она есть в действующем праве? Мы и на это отвечаем отрицательно.

„Виндикация, говорить г. Окс, во всем ее объеме и содержании так естественно вытекает из принципа собственности, что всякое ограничение ее (виндикации) должно быть выражено прямо в законе 3)".

Что же мы видим в нашем законе? С одной стороны, — вполне определенное правило, что для производного приобретения права собственности необходима законность всех предшествовавших переходов данной вещи из рук в руки (ст. 420, 1384, 609, 529 1 ч. X т.), а с другой стороны, -ст. 1512, по которой краденая вещь, купленная без поручительства, возвращается хозяину.

С первого взгляда, эта последняя статья, пожалуй, может показаться и излишнею, если ее смысл ограничивать вопросом о поручительстве: этому последнему посвящен це-

 

1) Стр. 402 сл.

2) Анненков, Система, 1, стр. 321.

3) Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 5.

 

- 434 -

лый ряд статей особо (ст. 1554 и сл.), и потому упоминать о нем при каждой отдельной сделке, казалось бы, нет надобности; если же тем не менее такое упоминание делается, то уже это одно обстоятельство может побуждать искать в ней иного смысла путем, напр., заключения от противного: если поручительство есть, то виндикация устраняется.

Итак, вместо прямого указания, — argumentum а contrario. Уже одно это делает указанный вывод сомнительным. Но рассмотрим еще и то, насколько этот argumentum основателен в данном случае.

Здесь нам необходимо опять припомнить те условия, при которых этот argumentum может применяться. „Заключение от противного бывает логически правильным, говорит проф. Васьковский, при двух условиях: 1) если известно, какому предмету противополагается предмет данного суждения, и 2) если известно, что это противопоставление произведено сознательно и умышленно, т. е. с целью отметить существующее различие между предметами ')."

Что касается первого условия, то г. Люстих противополагает продажу без поручительства продаже с поручительством и в последнем случае устраняет виндикацию. Однако ст. 1512 допускает и другое противоположение: между вещами краденными и вещами некрадеными, при чем для первых виндикация, а для вторых защита приобретателя и защита, не зависящая от наличности или отсутствия поручительства. Это последнее противоположение сделал Сенат, который также стремился к поддержке добросовестных приобретателей; см. решения Гражд. Кассац. Департамента за 1874 г. № 110, за 1877 г. № 236, за 1878 г. № 25 2). Мы счита-

1) Васьковский, Учение о толковании, стр. 287.

2) Эти решения вызвали полемику в Судебной Газете. Воложин отнесся к ним отрицательно, а Гюнсберг -одобрительно. — Суд. Газ., 1889, №. 35 и. N 39. Против решения 1878 г. также Щегловитов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 35 и Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1885, кн. 4, стр. 75.

 

- 435 -

ем и это противоположение неправильным, но не можем не признать, что само по себе оно более целесообразно, чем первое. У г. Люстиха решающую роль играет поручительство. Положим, требование покупщиком поручительства, вообще говоря, может свидетельствовать о его добросовестности 1), но дело в том, что покупщик предполагается по той же 1512 статье добросовестным и тогда, когда покупка совершается без поручительства; значит, с этой стороны поручительство безразлично. Да и вообще поручительство есть средство для укрепления и обеспечения обязательств, но нигде и ни в одном кодексе оно не является средством для приобретения права собственности.

Таким образом заключение г. Люстиха является мало вероятным, тогда как теория Сената воспроизводить именно то, что действует во многих государствах Западной Европы: вещи краденые (и утерянные) виндицируются, а все прочие оставляются в обладании добросовестного приобретателя 2).

Наконец, почему бы не сделать и третье заключение от противного? Почему бы не сказать так: если вещи краденые и купленные без поручительства виндицируются, то, следовательно, вещи, некраденные и при том купленные с поручительством, не виндицируются.

Однако именно эта возможность трех — и в то же время весьма различных выводов из одной и той же статьи и показывает нам, что argum. a contrario в данном случае не применим. И в самом деле, здесь нарушаются оба условия его применения, потому что не дается никаких указаний, какое из трех вообще возможных противопоставлений правильно; другими словами, не известно, что чему противопоставляется, а раз это так, то уже нельзя говорить и о созна-

1) Ср. Юридич. Вестник, 1872, кн. 4, стр. 33.

2) См. однако заметку Лякуба в Суд. Газет за 1891 г. Я° 85. Сенат в рениении Общого Собрания 1896 г. № 31 распространил виндикащю по ст. 1512 и на друпя преступления. »

 

- 436 -

тельности или умышленности этого противопоставления: неизвестность и сознательность не совместимы.

Итак, пред нами, с одной стороны, прямо и ясно выраженный принцип виндикации из всякого незаконного владения (ст. 609, 691 и др.), а с другой стороны, — ст. 1512, из которой посредством весьма с сомнительного и даже прямо недопустимого заключения от противного ') хотят вывести противоположное начало защиты добросовестного владения. Конечно, при таком положении дела последнее начало нельзя считать обоснованным '), а, потому и ст. 1512 должна считаться не исключением из общего правила, а подтверждением его.

Но как же тогда объяснить ее содержите, которое кажется излишним и ненужным? Здесь надо иметь в виду наш исторический законодательный материал но вопросу о купле-продаже и о поручительстве; мы уже видели, что законодатель обращал внимание на наиболее резкие случаи отчуждения чужого имущества, на случаи покупки и продажи вещей краденых, и при этом законодатель часто предупреждал: „не купи без поруки"; кроме этого, надо иметь в виду и характер кодификационных работ при составлении Свода Законов; здесь можно сказать кратко: каковы слагаемые, таков и итог. Именно с этой точки зрения смотрел на ст. 1511 и 1512 1 ч. Х т. наш историк Неволин, который видел в них простое сохранение прежних правил о возвращении краденого имущества потерпевшему собственнику и о поручительстве при купле-продаже движимостей 2).

Согласно с этим догматически объясняет теперь эти статьи и г. Щегловитов, который говорит так: „Внутренний смысл поручительства, устанавливаемого 1511 статьею, очевидно направлен к тому, чтобы обеспечить покупщику

1) Г. Лыкошин совершенно правильно замечает: „толкование статей т. 'X ч. 1 a contrario представляется нам вообще слишком опасным". -Журн. гр. и угол. пр., 1888, кн. 4, стр. 5CL пр. 1.

2) Неволин, Полн. собр. соч., V, стр. 59.

 

- 437 -

взыскание заплаченных денег с продавца, а вовсе не к тому, чтобы освободить его от виндикационного иска" ').

Конечно, раз поручительство не может считаться косвенным доказательством добросовестности покупщика (см. выше), то оно только и может играть свою собственную роль обеспечения покупщику заплаченных им денег (см. еще и ст. 1380 1 ч. Х т.), а это именно и предполагает допустимость виндикации, так как иначе поручительство было бы совершенно излишне.

Наконец, в пользу того мнения, что статьей 1512 не ограничивается виндикация, приводят еще обыкновенно ст. 126, 375 и 777 Устава Уголовн. Судопроизводства. Статьи эти говорят следующее.

Ст. 126: Вещи, добытые преступным действием, возвращаются хозяину, который, в случае надобности, обязан доставить их ко времени рассмотрения дела на съезд мировых судей.

Ст. 375: Предметы, похищенные или отнятые, по отыскании и оценке их, возвращаются под расписку тем, у кого были похищены или отняты, если в приложении этих предметов к делу не представляется особенной надобности.

Ст. 777: Вещи, добытые чрез преступное деяние, возвращаются их хозяину, хотя бы он и не предъявлял никакого иска; но вещественные доказательства, имеющие существенное в деле значение, возвращаются не прежде, как по вступлении приговора в законную силу.

Область применения этих статей оказалась спорной. А именно, Сенат в Общем Собрании своем 1887 г. в решении № 10 провел ту мысль, что вещи, добытые преступле-

') Щегловитов, Журн, гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 35,

 

- 438 -

нием, возвращаются потерпевшему хозяину лишь тогда, когда они найдены у обвиняемого, и когда этот обвиняемый судом признается виновным в совершении данного преступления; если же вещи находятся у третьих лиц, непричастных к данному делу, то реституция в суде уголовном иметь не может: потерпевший должен обращаться с иском в компетентный по имущественным спорам суд, в суд гражданский.

Еще раньше, - в 1872 г., — такие же положения высказывались в Московском Юридическом Обществе '). Но теперь приведенное решение Сената совершенно правильно оспаривается. Так, гг. Харламов, Тальберг, Щегловитов, Случевский и другие 2) обращают внимание на то, что реституция устанавливается разбираемыми статьями ex officio, при чем закон отнюдь не ограничивает эту реституцию вещами, отобранными у обвиняемого; значит, от реституции не свободны и третьи лица; далее, нельзя реституцию ставить в зависимость от признания судом виновности обвиняемого, так как в таком случай следователь никогда не мог бы применять ст. 375, ибо он не может знать, чем окончится начатое дело: обвинением или оправданием; но и кроме этого, отказывать в реституции в случаях оправдания обвиняемого совершенно неправильно потому, что для реституции важен только самый факта преступления, а не обнаружение виновного: реституция имеет своей задачей восстановить прежнее состояние, нарушенное преступлением; поэтому-то закон и говорит о возвращении вещей их „хозяину", при чем здесь совсем не подразумевается непременно  собственник данной вещи; это может быть и поклажеприниматель и т. п.; отсюда выте-

1) Юридич. Вестник, 1872, кн. 4, стр. 21, 33.

2) Харламов, Журн. гр. и угол. права, 1889, кн. 1, стр. 3-9. Тальберг, Гражд. иск, стр. 126—133. Щегловитов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 50-55. Волжин, Суд. Газ., 1889, № 36. Случевскгй, Учебник, стр. 516 сл. См. еще Шершеневича, Курс торг, пр., стр. 391. Ср. Фойницкого, Курс угол. судопр., II, стр. 80.

 

- 439 -

кает, что и незачем отправлять потерпевших „хозяев" в гражданский суд, когда вещи найдены у третьих лиц; реституция совсем не предрешает и не нарушает гражданских прав заинтересованных лиц: уголовная власть восстановляет то, что было до преступления, а гражданские права на имущество и после этого остаются такими же, какими они были и раньше, и значит, — кто считает себя обиженным, тот может по-прежнему защищать свои права установленным порядком и независимо от реституции.

Со всеми этими разъяснениями мы совершенно согласны, но в то же время и убеждаемся, что рассмотренные статьи Устава Угол. Суд. совершенно безразличны для нашего вопроса. — Если от реституции не свободны третьи лица, добросовестно приобретшие краденные вещи, то это еще не значит, что эти лица непременно подлежат и виндикации; виндикация и реституция не только не одно и тоже (первая восстановляет право, а вторая — факт), но они даже не стоят между собой в какой-либо необходимой или неразрывной связи. А именно, вещь может быть реституирована одному лицу, а затем присуждена судом гражданским другому. Это прямо вытекает из ст. 778 Уст. Угол, Суд. ').

Таково значение рассмотренных статей Устава Уголовного Судопроизводства.

Мы во всяком случае и на основании раньше представленных соображений остаемся при том нашем мнении, что ст. 1532 никакой защиты добросовестного владения у нас не вводит, и что в ней, наоборот, предусматривается лишь отдельный случай применения общего правила о виндикации. Проф. Дювернуа выражает это так: „Здесь мы находим прямое применение латинского принципа ubi meam rem invenio, ibi vin-

') Ст. 778 У. У. С.: Если к вещам, добытым чрез преступление или проступок, предъявит притязание какое-либо третье лицо, то суд предоставляет спорящим разобраться в своих правах гражданским порядком. 

 

- 440 -

dico" '). В общем такого же мнения и большинство наших юристов 2).

С установленной нами точки зрения уже само собою pазумеется, что виндикации подлежать не только вещи краденые, несмотря на последующее добросовестное приобретение их третьим лицом, но также и вещи, добытые всяким другим преступлением 3), и даже вещи, добровольно переданные собственником кому-либо во временное владение и затем уже противозаконно отчужденные вероломным или даже и добросовестным контрагентом. Все это вытекает из принятого нами понятия о незаконности владения и затем из ст. 609 и 691 1 ч. X т. 4)

Но это же самое подтверждается и некоторыми статьями наших гражданских законов.

Так, ст. 1406 постановляет:

Продажа и купля, учиненная вопреки законных запрещений, сверх недействительности ее, подвергает виновных взысканиям по законам уголовным.

Сенат в решении Гражд. Кассац. Департамента 1873 г. № 241 правильно разъяснил, что под употребленным в этой статьи выражением „вопреки законных запрещений" должно разуметь не только продажу имения, на котором чис-

') Дювернуа, Пособие, часть особ., I, сгр, 51.

2) Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 7. Шершеневич, Курс торгов. пр. стр. 391. Анненков, Система, 1[. стр. 320 ол. Щегловитов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. •2, стр. 36. Елеонский, Журя. гр. и угол. права, 1893, кн. 1, стр. 41, 44, 54. Волжин,, Суд. Газ., 1889, Л»Л'« 85, 36. Нечтржтугт.., Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 1, стр. 102 ел. Ср. Змирлова, Журн. гр. и угол. пр., 1885, кн. 4, стр. 72 ел. ц Юридич. В^стн., 1872, кн. 4, стр. 29.

3) За распространительное толкование ст. 1512, вопреки решению Гр. Кассац. Деп. Сената 1878 г. № 25, и Волжин, Судебн. Газ., 1889, Л- 35. Тав и реш. Общ. Собр. Сената 1896 г. № 31.

4) Анненков, Система, II, стр. 321. »»

 

- 441 -

лится запрещение, напечатанное в Сенатских Объявлениях, но вообще всякую продажу, учиненную вопреки установленных на этот предмет правил под страхом недействительности продажи.

И действительно, все это подтверждают ст. 1407 и 1408 1 ч. Х т. издания 1857 г., место которых занимает теперь приведенная выше ст. 1406. Приведем сначала ст. 1408:

Кто продает имущество заведомо краденое, или чрез насилие или обман полученное, тот подвергается взысканию всего недостающего в похищенном имуществе при возвращении его хозяину, и сверх того, как пособник в похищении или обмане, подвергается наказанию по ст. 2292 Улож. о нак. и вознаграждает купившего то похищенное имущество за все понесенные им от того убытки.

В начале этой статьи к краже приравнивается получение имущества чрез насилие или обман, т. е. сюда относятся еще грабеж и мошенничество, и ни откуда не видно, чтобы это был перечень исключительный. А конец статьи, возлагая на продавца обязанность вознаградить покупщика за все понесенные последним убытки, очевидно имеет в виду виндикацию со стороны собственника, которая имеет место, конечно, во всеx приведенных случаях одинаково.

Теперь рассмотрим ст. 1407:

Кто продает имение заведомо чужое, тот подвергается взысканию, во первых, всей полученной им цены, и во вторых, всех убытков, нанесенных как владельцу имения, так и покупщику, и сверх того ответственности по ст. 2290 Улож. о нак.

Здесь имеется в виду уже растрата, как одна из форм присвоения чужого имущества, т. е. тот случай, когда имущество из рук собственника выходить по его доброй во-

 

- 442 -

ле и только впоследствии отчуждается противозаконно '). В случаях этого рода собственник, так же имеет виндикацию, как и по ст. 1408 2). Это же видно и из источника рассматриваемого постановления: из ст. 35 гл. ХVII Уложения ц. Ал. Мих.

А что, если кто продаст чужую вещь по ошибке, т. е. не умышленно и bona fide? — Тогда он будет свободен от уголовной ответственности. „Со стороны внутренней, говорить проф. Фойницкий, присвоение вверенного должно быть умышленным,"; здесь даже „неосторожность не наказуема" 3). Что же касается виндикации., то для ее устранения нет никаких оснований, а даже наоборот, виндикация и здесь предписывается (кроме ст. 420, 529, 609) статьей 1384, которая требует объективной, а не субъективной наличности права собственности у продавца 4).

Наконец, еще одна комбинация, вызывающая сомнение. Прeдcтaвим  ceбе, что кто-либо приобретает вещь путем угрозы, которая затем признается основательной. Здесь потерпевший, конечно, имеет право отобрать свою вещь от угрожавшего обратно (ст. 569, 700-702, 1528 1 ч. X т.). Но, спрашивается далее, допустима ли виндикация против третьего лица, которое приобретет эту самую вещь законным способом хотя и от лица, добывшего ее угрозой, но до опорочения той вынужденной сделки?

Проф. Загоровский отвечает отрицательно 5). Он ссылается при этом на ст. 612, 613, 615, 634, 640, 643 1 ч. Х т. и видит здесь приобретение законными способом и от законного владельца.

1) Фойницкий, Курс угол. пр., стр. 278 сл., 281. Неклюдов, Руководство, II, стр. 360 сл.

2) Загоровский, Юридич. Вестинк, 1890, Л'г 7 и 8, стр. 293.

3) Фойницкий, там же, стр. 280. 

4) Ст. 1407 видимо относится к недвижимостям, но о значении этого обстоятельства мы уже говорили выше.

5) Загоровский, Юридич. Вестник, 1890, кн., 1, стр. 11.

 

- 443 -

Мы на поставленный вопрос отвечаем утвердительно. Во 1-х, указанные статьи 1 ч. Х т. не имеют такого значения, какое им придает проф. Загоровский; к этому вопросу мы сейчас перейдем. Во 2-х, отчуждатель в данном случае является владельцем незаконным: он начал свое владение „вопреки закону" (ст. 528 1 ч. X. т.): против него ст. 700-702 1 ч. Х т. А потому приобретатель от такого владельца будет также владельцем незаконными (конец ст. 529). Следовательно, на основании ст. 609 здесь может быть предъявлен виндикационный иск.

Теперь мы переходим к рассмотрению ст. 613, 615, 634 и 643 1 ч. X т. Здесь — мнимое исключение из ст. 609.

Статьи эти постановляют следующее.

Ст. 613: Владелец недобросовестный обязан также заплатить за проданные или вывезенные им из имения и не возвращаемые вместе с оным земледельческие орудия и другие принадлежащие к имению предметы, машины, хозяйственную утварь и т. п., а равно и за угнанный или проданный из оного рабочий и всякий иной скот.

Ст. 615: За лес, употребленный для передачи, подарка или продажи, а не для надобностей имения, владелец недобросовестный обязан также заплатить хозяину при возвращении имущества.

Ст. 634:... Но он (т. е. владелец добросовестный) обязан вознаградить законного владельца... за все то, что им отделено от имения для передачи, подарка или продажи...

Ст. 643:... и добросовестный владелец ответствует за проданные им, состоявшие во временном владении его, предметы...

Из того обстоятельства, что всюду здесь идет речь о денежном вознаграждении за отчужденные чужие вещи,

 

- 444 -

и ни разу не упоминается о виндикации этих вещей, проф. Загоровский, Победоносцев, Змирлов, Пестржецкий ') вывели заключение, что здесь 1 ч. X т. отступает от римского права, и что приобретения третьих лиц сохраняются в силе, так как виндикация не допускается. Проф. Загоровского однако удивляют при этом два обстоятельства: ограничение действия этого нового начала только движимостями, находящимися в особой экономической связи с недвижимостями, и безразличное отношение закона к добросовестности и недобросовестности приобретателя. (Удивляется ограниченно виндикации недвижимости и г. Змирлов),

Однако мы, вслед за проф. Шершеневичем и Васьковским и другими 2), и здесь отказываемся видеть какое-либо исключение из общего правила о допустимости виндикации.

Здесь собственник имеет право выбора: или предъявить виндикационный иск к приобретателю, или, потребовать денежного вознаграждения от отчуждателя. Если же приведенные статьи говорят только о вознаграждении, то это объясняется их положением в системе 1 ч. Х т., а именно - под рубрикой „О вознаграждении за владение чужим имуществом"; о виндикации говорить в приведенных статьях не было надобности, потому что ст. 609, стоящая во главе всей этой рубрики, уже очень обстоятельно установила принцип виндикации; а потому этот принцип является доминирующим над всеми статьями той же рубрики. Таким образом, вся эта рубрика получает такой смысл: прежде всего возврати чужое

1) Зогоровскгй, Юридич. В^стник, 1890, Л? 7 и 8, стр. 291 ел. Побпдоносцгв, Курс, I, стр. 228. ^мирлов, /Курн. гр. и угол. пр., 1883, кн. 7, стр. 102 ел. Нестржецнии, Жури, Мин. [oct., 1860, кн. 1, стр. 57.

г) 1Де[)шенецич, Учсбн. рус. гр. пр., стр. 224. Васьковский, Учебник, II, стр. 159; но см. его же статью в Журн. Мин. Юст., 1895, № 1, стр. 68. Анненков, Система, II, стр. 316 ел. Л гкишин, Журн. гр. и угол. пр., 1888, кн. 4, стр. 58 ел. См. и Журн. гр. и угол. п., 1»78, кц. 3, стр. 35.

 

- 445 -

имущество его собственнику (ст. 609), а если собственник предпочтет ценность его, то вот правила для этих расчетов (ст. 610 и сл.) Конечно, нет никакой надобности в каждом из этих правил опять повторять правило основное, указанное во главе всей рубрики: это правило само собою разумеется при каждой из последующих статей.

Таков результат систематического, а не одного буквального толкования разбираемых статей.

Наконец, и отмеченное проф. Загоровским, своеобразное ограничение круга относящихся сюда движимостей, особенно же безразличное отношение к добросовестности приобретателя, — все это делает объяснение проф. Загоровского и других, по меньшей мере, маловероятным, если не совсем неприемлемым.

В принятом нами смысле истолковал разбираемые статьи и Сенат в решении Гражд. Кассац. Департамента 1880 г. № 272. См. также и решения 1883 г. As 79, 1887 г. № 34.

Затем есть еще одно — также мнимое — исключение из общего правила о допустимости виндикации. Это — ст. I301 1 ч. Х т., которая говорит:

Если имущество будет продано или заложено наследниками по закону до открытия спора, то продажа сия и залог, яко учиненные на имение свободное и бесспорное, суть действительны даже и в том случае, когда домашнее завещание будет признано и утверждено законным порядком. Продажа и залог, до представления для утверждения к исполнению того завещания совершившиеся, не уничтожаются, но полученные по купчей или закладной деньги взыскиваются без процентов в пользу того, кому по завещанию имение будет присуждено.

Итак, продажа имущества наследником по закону до представления завещания к утверждению оказывается, действи-

 

- 440 -

тельною; она не уничтожается, и третье лицо, приобретатель, защищается, как собственник, хотя, казалось бы, что по общему правилу здесь должна была бы иметь место виндикация со стороны наследника но завещанию на общем основании ст. 529 и 609 1 ч. X т.

Гг. Окс, Змирлов, Лыкошин и  Васьковский видят в этой статье норму исключительную, а потому и полагают, что она должна быть всегда толкуема ограничительно, т. е. без распространения ее на аналогичные случаи ').

Обратного мнения держатся гг. Боровиковский и Анненков 2). К этим последним присоединяемся и мы.

Ту первую теорию особенно подробно выясняет и защищает г. Лыкошин. Его главный аргумент при этом состоит в том самом понятии о незаконности владения, которое принято и нами. Автор рассуждает так: владение наследника по закону, при наличности завещания, незаконно а потому оно будет незаконным и у всякого приобретателя от него; следовательно, здесь, по общему правилу, должна бы иметь применение виндикация по ст. 609 1 ч. Х т.; если же виндикация и данном случае устраняется, то, значит, это — исключение из общего правила.

Однако во всей этой аргументации мы считаема положительно неправильным первое положение: о якобы незаконности владения у наследника по закону при одной только наличности завещания.

Ст. 529 1 ч. Х т. говорит: „Владение признается добросовестным („и незаконным", прибавляем мы совершенно согласно с г. Лыкошиным), если тот, кто владеет имуществом, не знает, что сие имущество по закону и наслед-

 

1) Окс, Журн. гр. и угол. iij)., IV74, кн. 3, стр. '37 (; л. Зм. ир-лоп, тоть же Журпал, 1882, кн. 4, стр. 31; кн. 6, стр. 3. Лыкошичеу тот жо Журнал, 1888, кн. 4, стр. 50, 52, 55, 61.' Вась-ноиский, Учеб* ник, II, стр. 159.

2) Всгроигтовскгй, Отчет, II, стр. 139, 145 ел. Анненков, Оастема, 11, стр. 317 ил.

 

- 447 -

дству … принадлежит другому». Но разве можно сказать о наследнике, ни заявившем о своих наследственных правах, что имущество ему уже принадлежит? Ведь и ст. 1254 1 ч. Х т. говорит только то, что „право на открывшееся наследство принадлежит наследникам с самой кончины владельца". Самое же наследственное имущество будет принадлежать ему (хотя бы и с обратным действием) только тогда, когда он это наследство примет и будет утвержден в правах наследства. Поэтому-то следующая ст. 1255 сейчас же и прибавляет, что „наследники властны принять наследство или отречься от оного". Таким образом не заявляющий о своих правах наследник является собственником, только лишь возможным, а не действительным. Пока же по всем правилам закона владелец, — а может быть, и всегда будет владеть (если наследник по завещанию не воспользуется своим правом), — наследник по закону. Последнего нельзя упрекнуть решительно ни в чем; он может быть добросовестным субъективно, и он не нарушает ничьих таких прав, о которых можно было бы сказать, что они уже существуют объективно: завещание само по себе еще не производит перехода наследственного имущества, наследство должно быть еще принято, и завещание должно быть еще утверждено. Это подтверждается, наконец, и самой ст. 1301: она требует для своего применения, чтобы продажа была совершена „дo представления для утверждения к исполнению того завещания".

Именно в таком смысле надо понимать и второе положение ст. 529, в котором говорится только об „отказе имущества по духовному завещанию: одного „отказа" со стороны наследодателя не достаточно, нужны еще соответствующие действия наследника и суда; тогда только произойдет переход имущества к наследнику по завещанию (хотя бы и с обратной силой), и тогда только наследник по закону окажется владельцем незаконным, а потому не только потеряет власть распоряжения, но и подпадет под действие ст. 609 1 ч. Х т.

Наконец, иллюстрацией к ст. 529 служит и ст. 1416 1ч. Х т.:

 

- 448 -

Если одно и то же недвижимое имение будет продано двум разным лицам, то имение утверждается за тем из двух покупщиков, которого купчая крепость совершена прежде.

Здесь имеется в виду совсем не тот случай, когда у одного покупщика есть уже вполне законченная купчая крепость, а у другого имеется только проект или что-нибудь подобное; нет, статья эта предусматривает случай полного совершения именно двух купчих крепостей, одной раньше, а другой позже. Правда, это случай „почти невероятный при действии нотариального положения", как говорит, г. Боровиковский '), но тем не менее ст. 529 имеет в виду именно эту комбинацию, когда называет незаконным, владельца, не знающего, что „cие имущество... на основании законного акта... принадлежит другому".

Итак, законность владения и отчуждения со стороны утвержденного в правах наследника нельзя ставить в зависимость от того обстоятельства, что впоследствии может оказаться, „что в момент отчуждения кто-то имел основание объявить себя собственником, однако ж этого не сделал" 2).

Это наше заключение вполне оправдывается и теми мотивами, которые г. Змирлов усматривает в основании ст. 1301: „Коль скоро судебная власть признала наследственные права заявившего о том лица, с соблюдением требований, указанных в 1239 и 1240 ст. 1 ч. Х т., то, само собой разумеется, наследник, по отношению к третьим лицам, должен считаться собственником наследственного имущества. Считаясь, затем, собственником имущества, наследник, очевидно, может распоряжаться им по своему усмотрению, и, следовательно, может его отчуждать посторонним лицам. В силу законной презумпции и молчания наследников по завещанию, он должен считаться собственником, в глазах тре-

') Бopовиковский, Отчет, II, ("г[). 14;).

2) Бopовиковский, там же, стр. l42 сл.

 

- 449 –

тьих лиц, и совершенная им продажа не может подлежать уничтожению. Вступление в наследственные права, совершается при участии общественной власти; далее, та же власть, утверждая акты укрепления в пользу третьего лица, дала тем самым этому последнему как бы ручательство в правильности передачи имущества" ').

Положим, среди этих же рассуждений тот же самый автор утверждает, что так называемый наследник не имел прав собственности на проданное имущество ни в момент утверждения в правах наследства, ни в момент продажи". Но это касается толкования закона, а не его мотивировки, и это толкование мы считаем опровергнутым всем тем, что сказано выше, а здесь мы принимаем мнение г. Анненкова, по которому интересующий нас наследник имеет право собственности, но только это право отменимое: завещание может быть утверждено, и тогда это право будет отменено, а до этого момента оно вполне действительно.

Здесь пред нами совсем не то явление, когда лицо управомоченное не пользуется своим правом виндикации по небрежности, и потому имущество фактически остается в руках неуправомоченного и незаконного владельца. Нет, здесь надо иметь в виду последовательность в призвании к наследованию и вытекающее из нее правило: если и пока не принимает наследства ближайший наследник, призывается, — и может вступить в наследство, — следующий по порядку призвания наследник, при чем права этого последнего так же действительны и законны, как и права того первого бездействующего.

Признание права собственности за наследником по закону при наличности завещания, оправдывается еще и тем, что в это же самое время нет никакой возможности признать это право за наследником по завещанию до yтвepждeния этого завещания. Признать это последнее можно было бы только

1) Змирлов, Журн. гр. и угол. пр., 1882, кн. 6, стр. 2 сл.

 

- 450 –

в том случае, если бы все завещания были известны суду, и если бы суд ex officio и proprio motu вручал наследственное имущество надлежащему наследнику, если бы ст. 1254 говорила не о праве, а об имуществе, и если бы, наконец, не допускалось отречение от наследства. Только при этих условиях можно было бы сказать, что наследник по закону, при наличности завещания, владеет имуществом, которое „по закону о наследстве принадлежит другому," которому оно „отказано". А так как ни одного из указанных условий нет (да и быть не может), то и сказать этого нельзя.

Наконец, только с нашей точки зрения объяснимо, почему ст. 1301 так безразлично относится к вопросу о добросовестности третьих лиц, приобретателей; это не было бы так, если бы у наследников было не право собственности, а одно только владение.

В виду всего изложенного, — повторяем, —--владение наследника по закону, несмотря на существование завещания, надо признать вполне законным и не только из-за внешней законности его приобретения, но и по внутреннему существу его.

Этим подрывается самое основание выводов г. Лыкошина, а потому должка пасть и его теория.

Из представленных нами соображении вытекает, что ст. 1301 представляет собою не исключение, а вывод из того общего правила, что собственник может распоряжаться своим имуществом вполне свободно, а потому и приобретения третьих лиц должны быть признаваемы вполне действительными. Создана же ст. 1301 для устранения возможных сомнений по вопросу о том, можно ли то же самое утверждать и тогда, когда право собственности отменимо, и сохраняют ли свою действительность приобретения третьих лиц после такой отмены. —  Ст. 1301, как видим, отвечает на эти вопросы утвердительно.

А если все это так, то мы приходим и к дальнейшему заключению, что ст. 1301 подлежит распространительному толкованию. Напр., ее следует относить и к тем обратным

 

- 451 -

случаям, когда наследники по завещанию принимают наследство и совершают отчуждения до открытия спора со стороны наследников по закону.

В этом последнем смысле и высказался и Сенат в решении Гражд. Кассац. Департамента 1879 г. № 50. Но затем в решениях 1883 г. № 79 и 1887 г. № 34 Сенат стал на противоположную точку зрения, усматривая в ст. 1301 норму исключительную, а потому и подлежащую ограничительному толкованию.

Однако в решении 1891 г. № 105 Сенат опять возвратился к своему прежнему взгляду на ст. 1301: статья эта, говорится там, „не составляет правила исключительного, но как бы служит применением к частному случаю другого общего положения, прямо не выраженного в законе, а потому „правило означенной статьи не может не быть принято во внимание при разрешении вопросов, имеющих близкую связь и аналогию со случаем, в ней предусмотренным." Таково же и решение 1894 г. № 5.

Принятое нами толкование ст. 1301 совсем не противоречит тому, что нами сказано выше, — на стр. 443, по поводу казуса, предложенного проф. Загоровским (имущество приобретается путем угрозы и затем отчуждается третьему добросовестному лицу; мы там допустили виндикацию).

Противоречие может показаться в следующем: при одинаковом бездействии управомоченного лица, результаты получаются различные: в одном случае (ст. 1301) приобретения третьих лиц остаются действительными, а в другом случае (казус проф. Зогоровского) они уничтожаются.

Однако противоречие это только внешнее. В первом случае наследник по закону, вступая во владение наследством, осуществляет свое право, а известно, что neminem laedit, qui suo jure utitur; во втором же случае приобретающий имущество путем угрозы нарушает нормы права, ибо вымогательство не признается способом приобретения правомерным. Отсюда законность владения в первом случае и незаконность во втором. Отсюда же бесповоротность от-

 

- 452 -

чуждения и приобретения в первом случае и применение виндикации во втором.

Наконец, отметим, что ст. 1301 относится не только к недвижимостям, но и к движимостям. Это вытекает из того, что наследник по завещанию получает вознаграждение не только за отчужденную недвижимость, но, конечно, и за движимость; значит, судьба их одинакова ').

Третьими и последним мнимым исключением является ст. 1213 Устава Гражданского Судопроизводства:

Цена ненайденного имущества, которое было отсуждено судом, или части оного, взыскивается по определенно суда, с прочего имущества ответчика.

Гражданский Кассац, Департамент Сената в решении своем 1884 г. № 6, в котором он вообще высказался за защиту у нас добросовестного приобретения, усматривает „подтверждение" этой своей теории и в приведенной ст. 1213: цена ненайденного имущества взыскивается с прочего имущества должника, а разыскание и отобрание вещи от того, у кого она находится, не допускается».

Здесь решающую роль играет вопрос о том, что надо разуметь под имуществом «ненайденным». Есть ли это имущество, уничтоженное или, по крайней мере, отчужденное и неизвестно где находящееся, так что, при всем желании собственника, виндикация оказывается прямо неосуществимой, или же это есть имущество, только лишь не находящееся налицо у должника, так что виндикация, сама по себе, была бы возможна?

Сенат в указанном решении, очевидно, допускает

1) Oкс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, вн, 3, стр. 37.

2) Так и проф. Васьтвский в Журн. Мин. Юст., 1895, Л? 1, стр. 73. Но в его же Учебинк., 11, стр. 158 сл. этого, исключения" уже н-вт. Ср. Елеонского, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. * 1, ^ стр. 45 сл.

 

- 453 -

и этот последний ответ, а мы считаем правильным только первое предположение. Но мы при этом говорим: сама по себе ст. 1213 совершенно одинаково допускает оба эти ответа; выбор же между ними может быть сделан лишь в зависимости от такого или иного решения вопроса о виндикации законом гражданским. Сенат видит в этом законе принцип защиты добросовестного владения, и, с этой точки зрения, его толкование ст. 1213 последовательно. Видеть же в ст. 1233 „подтверждение» той же самой теории во всяком случай неправильно, так как статья эта имеет значение лишь формальное: она, так сказать, состоит на службе у законов гражданских.

Итак, мы до сих пор обосновывали общее правило о виндикации во всех его проявлениях и устраняли мнимые случаи исключений из него ').

Теперь мы переходим, наконец, к действительным исключениям из общего правила.

Первым таким исключением является ст. 569 Устава Судопроизводства Торгового. Статья эта говорит:

Если у несостоятельного найдены будут в наличности такие товары, кои до открытия несостоятельности препоручены ему были в качестве комиссионера, единственно для очистки пошлин и для дальнейшего отправления в место их назначения, то сии товары принадлежат их хозяину и должны быть ему или поверенному его выданы безостановочно, со взысканием с него только издержек, несостоятельным употребленных. Но если при том откроется, что такой комиссионер товары, единственно

1) Говорят еще о защите приобретении по торговым сделкам, а также приобретений на рынках, базарах и т. п.; но для этого мнения нет никаких оснований в законе, — Анненков, Система, II, стр. 320.

 

- 454 -

для отправления ему вверенные, без согласия того, кому предназначены были, продал или коносаменты их в другие руки с получением за них денег передал, то он предается уголовному суду, как злонамеренный банкрот; покупатель же товаров, заплативши за них деньги, остается в праве своем неприкосновенным, разве бы доказано было, что он участвовал в умысле с несостоятельным.

Из примечания к этой статье мы далее узнаем, что в 1876 г. Государственный Совет распространил действие этой статьи и на заклад движимостей при таких же условиях и обстоятельствах 1).

Итак, если комиссионеру вверяются товары не для продажи или мены (ср. ст. 566 того же Устава), а для очистки пошлин и для дальнейшего их отправления, то, в случае несостоятельности комиссионера, товары эти не идут в конкур сную массу, а подлежат выдаче вверившему их собственнику in natura. Если же однако такой комиссионер успеет уже продать или заложить эти товары, то третьи лица, приобретшие их добросовестно и уже заплатившие за них деньги, вполне защищаются приведенной статьей от виндикации потерпевшего собственника.

') Это примечание гласить так: В 1876 году, Государствин-ным Советом-ь, по частному делу, разъяснено, что, хотя вь сей, (5&9) стать не упоминается прямо о заклад виммксюнером тиваров, ни по общему смыслу и значснию сего закона, имъющого в виду возмсзд-ное отчуждение имущиитва, нет основания исключать и залог из действия сей статьи, ибо и залог есть не что иное, как отчуждение права распоряжения, составляющого нераздельную принадлежность права собственности (Зак. Гражд., ст. 420, 1627).

2) Удгтцев, Клев. Унив. Изв., 1900, № 4, стр. 185. Анненков, Система, II, стр. 319. Васьковскт, Учебник, II, стр. 158 сл. Елеон-cviu, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 46, Ср. Jlwcmvxa, ЖурНу гр. и угод. up., 1878, кн. 3, стр. 27.

 

- 455 -

Эта норма мелко казуистична: она говорит о товарах, а не о вещах вообще, и имеет в виду лишь комиссионеров, а не вообще лиц, которым вверяются чужие вещи, да и комиссионеры фигурируют здесь лишь в случаях своей несостоятельности.

Спрашивается: должна ли статья эта применяться в указанных узких границах, или же она подлежит распространительному толкованию?

Государственный Совет, подведя сюда и заклад, истолковал эту статью в ее же узких пределах, так как в примечании говорится о закладе (это нечто меньшее, чем продажа), совершенном все тем же комиссионером. Правда, Госуд. Совет сделал это по одному частному случаю.

Иначе посмотрел на этот вопрос Сенат: в решении 1884 г. № 6 Гражд. Кассац. Департамент в статье этой усмотрел частное проявление общего принципа русского гражданского права о защите добросовестных приобретателей, а потому и признал необходимым толковать ее распространительно в духе этого принципа.

Мы, с своей стороны, настаиваем на исключительности разобранной статьи, а потому и на необходимости толковать ее ограничительно. Это вытекает из общности основных принципов в гражданском и торговом праве и из субсидиарности первого по отношению ко второму. Гражданские законы, как мы их понимаем, за общее правило признают абсолютность виндикации. При отсутствии общих определений по этому вопросу в нашем торговом уставе, то же самое общее правило должно быть принято и для этого последнего. Если затем какая-либо статья торгового устава говорит нечто, идущее в разрез с этим общим правилом, то и толкование этого отступления может быть только ограничительным.

Так же точно смотрит на это и Сенат, но только он в указанном решении в обратном нам смысле толкует соответствующие статьи 1 ч. Х т. '

 

- 456 -

Второе действительное исключено из общего принципа о виндикации находим мы в ст. 1061 Устава Гражданского Судопроизводства:

Проданные с публичного торга предметы во всяком случай оставляются за покупщиком ').

Подобные постановления мы видели и в западно-европейских законодательствах. Здесь охраняется и обезличивается доверие к действиям власти.

Замечательно, что защита приобретателей здесь доходит до того, что даже вещи краденные не подлежат виндикации 2).

Закон ничего не говорит о добросовестности приобретателя. Из этого мы заключаем, что она и не нужна: вещь будет „во всяком случае" оставлена за покупщиком. Закон очень энергично охраняет прочность „аукционного оборота". Эта энергия просвечивает и в ст. 1092 того же Устава, по которой „лицо, находящее, что ему принадлежит какое-либо право на описанное имущество" обязано предъявить соответствующий иск в суд. Если же заинтересованные лица бездействуют, то продажа не разрушается. Это, впрочем, не освобождает недобросовестного покупщика от обязанности уплатить потерпевшему собственнику убытки по ст. 684 1 ч. Х т., по которой „всякий обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные кому-либо его деянием или упущением, хотя бы cие деяние или упущение и не составляли ни преступления, ни проступка". Ср. pеш. Гр. Деп. Сената 1896 r. № 21.

Третьим интересным для нас случаем является тот, когда виндикант-собственник не может указать индивидуальных признаков, виндицируемой вещи, — когда он не может, доказать тождества вещи,

') Анненков, Система, II, стр. 319. Васьковский, Учебник, II, стр. 158. Его же статья в Журн. Мин. Юст., 1895, Л- 1, стр. 68, 72 сл. Щегловитов, Журн. гр, и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 37. Решения Гражд. Кассац. Департамента 1877 г. № 167 и 1880 г. № 2.

2) Так высказался Гражд. Кассац. Департамент в решениях, 1882 г. № 16 и 1896 г. № 70.

 

- 457 -

Это относится к вещам заменимым, определяемым мерой, счетом и весом.

Здесь виндикация просто не осуществима по невозможности ее проведения; для устранения виндикации здесь даже не нужно никакого специального указания в законе, так как это устранение само собой вытекает из самой сущности права собственности и виндикации: как нельзя быть собственником напр., вообще какой-нибудь лошади, так и виндицировать нельзя какую-нибудь лошадь, какую-нибудь книгу и т. п.; для того и другого пригодны только res in specie.

И конечно, всякий раз, когда установление тождества оказывается возможным, сейчас же допускается и виндицирование (когда для последнего, конечно, есть основание) ').

Однако во всем этом нельзя видеть „ограничение" виндикации. Об ограничении можно говорить только тогда, когда виндикация сама по себе вполне возможна, но по какому-либо основанию в данном случае устраняется. Здесь же мы имеем случай именно невозможности ее применения.

Здесь мы подходим к очень интересному — и также спорному — вопросу о виндикации денег и бумаг на предъявителя.

Остановимся сначала на последних. Мы не будем говорить подробно об этих бумагах, об их существенных характеристических чертах и т. д., так как, во 1-х, вопросы эти требуют специального исследования, которого мы не предпринимаем., а во 2-х, в общих чертах (только в этих границах мы и будем говорить) все это известно каждому юристу. Отметим только следующее: во 1-х, обращаемость бумаг на предъявителя, в качества платежного средства или мерила ценностей, почти равна обращаемости денег, хотя несомненно и уступает им; во 2-х, индивидуальная

1) Окс, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 7 сл. Елеон-' скт, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 53 сл. Аинеиков, Систе-ма, II, стр. 320.

 

- 458 -

различимость бумаг на предъявителя совсем равна различимости кредитных билетов (но не монет), но только она практически гораздо легче осуществима (см., напр., французское законодательство) вследствие только что указанной меньшей обращаемости сравнительно с бумажными деньгами; надо только прибавить, что у нас нет никакой специальной организации для публикации об утраченных бумагах на предъявителя.

Бумаги на предъявителя появляются у нас с 1859 г. 1). С того же времени появляется и специальное законодательство о них.

Теперь оно собрано в Уставе Кредитном (Свод Зак., т. XI, ч. 2). Так, от. 82 раздела II-го говорит:

Безымянные билеты государственных займов передаются из рук в руки без надписей, и владельцем их признается держатель билета.

Здесь — специальная норма сходная со ст. 534 1 ч. Х т., но только с тем существенным отличием от нее, что здесь нет прибавки: „доколе противное не будет доказано". При этом нельзя думать, что эта прибавка здесь разумеется сама собою 2); нет, ст. 99 раздела III-го Устава Кредитного прямо отвергает такое предположение:

Объявления об утрате купонов или купонных листов, принадлежащих к банковым билетам, не принимаются 3).

Таким образом утратившему безымянный билет оста-

1) Щегловитов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 38 сл.

2) Таково мнение кн. Урусова; его поддерживаем и г. /Цвгло-витов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 43, 45.

3) См. и П-е Собр. Зак., т. XL, 1865, Л- 4-2105. Сюда же отно-' сится ст. 107 того же раздала. Ср. Именной Увад Министру Финан-сов, Ш-е Собр. Зак., т. XV, 1895 г., Л. 11314. .,

 

- 459 -

ется ведаться с похитителем, находчиком и т. д. 1); правомерные же и добросовестные приобретатели — третьи лица — смогут беспрепятственно осуществлять все права, вытекающие из бумаг на предъявителя, так как они считаются собственниками этих бумаг, и споры против них не допускаются.

Кн. Урусов говорит, что при таком толковании приведенных статей пришлось бы признать собственником всякого держателя бумаги на предъявителя, хотя бы он сам был похитителем данного билета 2).

Однако этот вывод не вытекает из принятого нами толкования. Уголовная репрессия за кражу, утайку, растрату и т.п., держится не прибавкой к ст. 534 1 ч. Х т. о доказывании противного, и, с другой стороны, отсутствие этой прибавки в законах о бумагах на предъявителя не отменяет уголовной репрессии, как ее не отменила во Франции от. 2279 Кодекса Наполеона. Общее правило, что преступление не может быть средством для приобретения прав, остается в силе даже и при защите добросовестного владения. Нормы, вводящая эту защиту, никогда не имеют в виду похитителей и им подобных лиц, — это само собой разумеется; эти нормы всегда имеют в виду только третьих лиц, когда они приобретают чужое имущество добросовестно.

У нас в литературе господствующее мнение высказывается за недопущение виндикации бумаг на предъявителя от третьих добросовестных лиц даже в случаях кражи 3). Но есть и обратные мнения 4).

1) Как это было прямо указано в ст. 101 прежнего вексельного устава.

2) Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 43.

3) Удинцев, Киев. Унив. Изв., 1900, № 4, стр. 185. Цитович, Учебник, I, стр. 192. Его же Очерк, стр. 139 сл. Нерсесов, Торгов. пр., стр. 162 сл. Елвонский, Журн. гр. и уг. пр., 1893, кн. 1, стр. 57 сл. 0-кс., Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 3, стр. 15, 21. Дюстих. Журн. гр. и угол. пр., 1878, кн. 3, стр. 25 сл.

4) Анненков, Система, II, стр. 320. Щегловитов, Журн. гр. и

 

- 460 -

В смысле господствующего учения высказывается и Кассационный Сенат, распространивший защиту приобретателя на все бумаги на предъявителя, выпускаемые не только государством, но и частными учреждениями с разрешения правительства ').

Это распространение нам кажется вполне правильными Это совсем не то распространительное толкование, которое к законам исключительным не применимо; это — „заключение на основании полного (реального) тождества" 2): если закон защищает, приобретение одних бумаг на предъявителя, то он не может не защищать и других таких же бумаг на предъявителя. Узкая же формулировка приведенных нами статей Устава Кредитного объясняется, во 1-х, тем, что они изданы по специальному случаю выпуска одних определенных билетов, а во 2-х, тем, что у нас еще не было общего пересмотра нашего законодательства: тогда казуистическая определения несомненно были бы обобщены.

Теперь переходим к вопросу о деньгах. Г. Окс считает виндикацию здесь также недопустимой:

если третье лицо добросовестно получило в уплату деньги, не принадлежавшие плательщику, то виндикация устраняется даже тогда, когда эти деньги оказываются крадеными 3).

Это положение оправдывается, по мненио г. Окса, прежде всего особой природой и экономической функцией денег, а кроме

 

угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 45, 50. См. еще "о этому вопросу Васьковского, Журн. Мин. Юст., 1895, № 1, стр. 73, Победносцева, Курс, 111, стр. 252, Пестржецкого, Журн. гр. и угол. Пр., 1874, кн. 1, стр. 103 и протоколы заседаний Московского Юридического Общества, — Юридич. Вестн., 1872, № 4.

1) Рениен! я Общого Собрания Сената 1884 г..\» 18 и 42. Plinie-юо Гражданского Кассац. Департамента lte85 г. Л' 27 и 1886 г. Л» 33. См. еще Брун, Юридическ. Вестн., 1886, А' 12, стр. 714 сл. М гш, Журн. гр. и угол. пр., 1887, кн. 9, стр. 16 сл.; кн. 10, стр. 127 сл.

2) Об этом npieM'fe толкования — Васековсте, Учение о тол-коваши, стр. 211 сл.

s) Owes, Журн, гр. и угол. пр., 1674, кн. 3, стр. 10 сл.

 

- 461 -

того, оно находит для себя оправдание и в положительном законе: к деньгам, не применимы ст. 1511 и 1512 1 ч. Х т., так как деньги не могут быть объектом купли-продажи. А если виндикации не подлежат деньги краденые, то нет основания различать в этом отношении деньги, добытые и всяким другим преступлением.

В таком же смысле высказалось и Общее Собрание Сената в решениях своих 1884 г. № 18 и 42.

Все это, по мнению г. Окса, не может, конечно, относиться к монетам старинным, к деньгам, вышедшим из обращения, и к деньгам иностранным, потому что это уже не „деньги" в обычном смысле этого слова, и указанные мотивы ограничения виндикации, — как экономические, так и юридические, — к ним не относятся.

Г. Анненков считает эти соображения неубедительными, а потому и деньги подчиняет тому же правилу о виндикации, что и прочие заменимые вещи: виндикация устраняется только при индивидуальной неразличимости их 1).

Мы также считаем эти доводы г. Окса недостаточными. Во 1-х, обращать внимание на особую природу и значение денег в экономической жизни уместно только тогда, когда речь идет de lege ferenda; если же говорят de lege lata, то надо держаться правила: dura lex, sed lex. Во 2-х, неприменимость ст. 1511 и 1512 к деньгам далеко еще не обозначает неприменимости к ним и виндикации: правило об абсолютности виндикации стоит и держится совсем не на ст. 1511 и 1512, а на ст. 609 и других, из которых вытекает и сама ст.1512.

Тем не менее самое решение г. Окса мы считаем вполне правильным во всей его полноте, но, конечно, — по другому основанию.

Основание это состоит в следующем. Если закон защищает добросовестные приобретения бумаг на првдъявите-

1) Анненков, Система, II, счр. 320.

 

- 462 –

ля, то тем более он не может не защищать таких же приобретений денег, как металлических, так и бумажных, потому что все основания, вызвавшие защиту приобретений бумаг на предъявителя, проявляются еще с большей силой в деньгах.

Здесь мы делаем не только заключение на основании полного (реального) тождества, но и заключение a majori ad minus ').

Таким образом выходит, что до появления узаконений о бумагах на предъявителя мы приняли бы решение г. Aнненкова; a теперь принимаем решение г. Окса.

Это и все исключения из общего принципа о допустимости виндикации, насколько дело касается приобретения третьим лицом права собственности.

Но затем русское законодательство знает еще один случай ограничения виндикации, когда допускается приобретете закладного nрава от лица, не управомоченного на заклад данной вещи.

Об этом говорит ст. 28 Положения о Ссудных Казнах (Устав Кредитный, Свод Зак., т. XI, ч. 2, разд. IX):

Хотя бы в Ссудную Казну поступили в залог краденые вещи, она за то не ответствует; если же владелец вещей о таковом залоге осведомился, то должен представить письменное свидетельство из присутственного места о принадлежности ему тех вещей, и тогда имеет право оные выкупить; если же вещи проданы, то, за вычетом выданного под них капитала, процентов и аукционной платы, выдаются ему остающаяся деньги.

Итак, по общему правилу ст. 1664 1 ч. Х т., заложенное чужое имущество, возвращается хозяину, „а заимодавцу предоставляется взыскивать деньги по акту заклада с заклад-

1 ) Васьковский, Учение о толковании, стр. 211 сл., 218 сл.

 

- 463 -

 чика", а здесь как раз наоборот, — хозяин имеет право только выкупить свою же собственную вещь; закладное же право Ссудной Казны остается ненарушимым, и это даже в том случай, когда вещь была краденая 1).

Аналогичные постановления имеются и в других уставах обществ для заклада движимостей 2).

Итак, русское право не признаете принципиально защиты добросовестного владения; оно держится римского принципа неограниченности виндикации, и лишь в отдельных случаях допускает исключение из этого принципа.

§ 2. Право Царства Польского.

Польша жила своим собственным правом только во времена независимости, который продолжались до конца XVIII в.

Посли падения Речи Посполитой та часть ее, которая теперь составляет Царство Польское, подчинена была законам прусским и австрийским, а с образованием Герцогства Варшавского они заменены были в 1808—1810 гг. Кодексом Наполеона, который там действует и поныне 3).

1) Васьковский, Журн. Мин. Юст., 1898, Май, стр. 127. Его же Учебник, II, стр. 58. Елеонский, Журн. гр. и угол. пр., 1893, кн. 1, стр. 44 сл. Щегловитов, Журн. гр. и угол. пр., 1890, кн. 2, стр. 35. Харламов, Журн. гр. и угол. пр., 1889, кн. 1, стр. 13. Решение Общего Собрания Сената 1896 г. Л"« 31.

2) Дювернуа, Пособие, часть особ., вып. \, стр. 55.

3) Заборовский, Гражд. право, стр. 17 сл. Пахман, Ист. кодиф., 11, стр. 434 сл. Шершеневич, Курс гр. пр., I, 2, стр. 445 сл. Введение Кодекса Наполеона, говорит г. Ренке., признавалось современниками народным бедствием: Кодекс никому не был известен и расходился с аристократическими понятиями общества, а семейственное право даже оскорбляло религию. — Журн. Мин. Юст., 1901, № 8, стр. 9. О том же говорит и Skarbek, Dzieje, II, str. 78. Однако затем в скором времени, семейственное право было радикально изменено согласно пожеланиям католического духовенства (восстановлен церковный брак), были введены по прусскому и отчасти фран-

 

- 464 -

Выше, в главе II, посвященной французскому праву (стр. 92 сл.) мы уже изложили учение Кодекса Наполеона по нашему вопросу, выраженное главным образом в ст. 2279 и 2280.

Эти же самые статьи действуют и в Царстве Польском; нужно только иметь в виду, что в Царстве Польском нет второй части ст. 2280, которая введена во Франции законом 11 июля 1892 г.'); отменена также и ст. 2102.

Ст. 2279 Кодекса Наполеона применяется в Царстве Польском наряду со ст. 777 русского Устава Уголовного Судопроизводства. Но это дела не изменяет: как мы говорили выше, ст. 777, восстановляя прежнее фактическое положение, нарушенное преступлением, отнюдь не предрешает юриди-

 

цузскому образцу ипотечные уставы, и теперь Польша гордится своим гражданским правом, а в его особенностях и отличиях от права русского политики даже усматривают одно из основами для введения в Царстве Польском автономии... Оставляя совершенно в стороне этот последний вопрос, как вопрос политический, а не юридический, и оставаясь всецело на почве интересов гражданского и торгового оборота, мы не можем однако не заметить, что вообще на местных особенностях и партикуляризмах частного права — да еще в одном и том же государстве — не только не следует чего-либо строить, но даже наоборот, — необходимо и самые эти особенности по возможности сглаживать и уничтожать, — словом, необходимо стремиться к унификации частного права; эту тенденцию мы наблюдаем на всем протяжении истории современных законодательств; она же оправдывается и современной действительностью, если обратить внимание на теперешние пути и средства сообщения, на колоссальное развитие имущественного оборота не только внутреннего, но и международного и на постоянные перемещения как людей, субъектов права, так и их юридических отношений и сделок; подчинение тех и других каждый раз иным и особым нормам права не всегда удобно и выгодно, часто вызывает затруднения и споры и таким образом нередко даже приводит к убыточным неожиданностям; ничего бы этого не было при единстве такой по преимуществу космополитической отрасли права, как право частное и особенно — имущественное.  

1) См. выше, стр. 166.

 

- 465 -

 ческого вопроса о праве собственности на данную вещь: если эта вещь отбирается от третьего лица для реституции потерпевшему от преступления, то это еще не значит, что это же самое третье лицо не сможет получить потом ту же самую вещь обратно по ст. 778 того же Устава Угол. Суд.

Поясним это примером. У собственника украдена вещь; вор продает ее третьему лицу; затем эту вещь находят и по ст. 777 Уст. Угол. Суд. реституируют потерпевшему собственнику. В этом случае третье лицо, конечно, уже не получит обратно этой вещи, но не потому, что она реституирована, а потому, что этому мешает закон гражданские: 2-я часть ст. 2279 Кодекса Наполеона. Но возьмем и другой пример: собственника лишают вещи путем мошенничества, а не кражи; мошенник продает эту вещь третьему добросовестному лицу; затем ее находит и также реституируют потерпевшему. В этом случае третье лицо, в виду I-oй части ст. 2279, приобрело при покупке и передаче право собственности; 2-ая часть ст. 2279 ему не мешает, так как она на случаи мошенничества не распространяется 1), а потому третье лицо судом гражданским может получить свою вещь обратно.

Заметим, что по русскому праву в обоих этих случаях третье лицо никакой защиты не получило бы. А между тем и здесь, и там действует одна и та же 777 статья Устава Угол. Суд. Различие происходит от различий в законе гражданском, а не процессуальном: последний, как закон формальный, вполне зависит от первого, как закона материального.

После этих замечаний нам теперь только и остается сказать несколько слов о том, как толкует указанный статьи местная судебная практика и Сенат.

Так, в одном решении Варшавской Судебной Палаты 1877 г. говорится, между прочим, что относительно третьих

 

1) См. выше, стр. 148 сл.

 

- 466 -

лиц предположение собственности, установленное ст. 2279 Кодекса Наполеона, принадлежит к числу таких юридических презумпций, против которых не допускается никаких доказательств противного 1).

Если здесь Палата имела в виду praesumptio juris et de jure, то это - вопрос о конструкции, и об этом мы будем говорить ниже. Здесь же для нас важно признание неоспоримости обладания под защитой ст. 2279, т.е. иначе говоря, — полное признание права собственности за третьим лицом; также важно и то, что речь идет именно о третьих лицах.

Во Франции оба эти вопроса не совсем бесспорны 2), и здесь мы видим, что Варшавская Судебная Палата стоит на стороне господствующего и во Франции понимания самой сущности ст. 2279.

В 1889 г. той же Палатой сделано и частное применение указанного принципа: нотариальный акт о приобретении движимых вещей сочли недостаточными доказательством права собственности на эти вещи по отношении к кредитору продавца, если вещи находятся в фактическом его, продавца, владении. Палата по этому поводу совершенно основательно рассуждает так: „Право собственности на движимое имущество доказывается не нотариальными актами, а фактическим владением, и имущество, приобретенное по нотариальному акту, может, на основании ст. 2279 Г. К., перейти обратно к продавцу, по словесному договору, путем передачи в фактическое владение" 3).

Сенат в 1887 году обращает внимание на необходи

1) Kaipwsld, Jurisprudenoya z 11-go Jii'ilrocza 1877 г., str. 40.

2) См. выше, стр. 136 и 142.

3) Федеров, Сборник решений Варшавской Судебной Палаты по гражданским делам (1876-IS'l]), Варшава, 1891, стр. 189.

 

- 467 -

мость добросовестности для приобретателя ') — вопрос также небесспорный во Францш 2).

Такова в самых основных и общих чертах судебная практика по нашему вопросу в Варшавском судебном округе 3).

Наши основные положения по относящимся сюда вопросам см. выше, в главе II.

 

§ 3. Право Прибалтийских губерний.

В конце XII в. остзейский край завладевается германскими выходцами, а потому там уже с тех пор начинают действовать германские обычаи, а затем и такие сборники, как Любекский и Гамбургский Статуты, Саксонское Зерцало и др. Когда началось составление собственных юридических сборников, туда начало проникать еще и римское право, хотя и в меньшем объеме, чем германское. Кроме того, в истории остзейского права играет заметную роль и право каноническое, вводившееся духовенством, которое владело отдельными частями остзейского края. Наконец, остзейское право испытывало на ceбе различные влияния соседних государств, Польши, Швеции и др., — в составь которых входили в ту или другую эпоху отдельные части остзейского края.

Всеt эти составные элементы остзейского права, пестрые по своему составу и происхождению, различно комбинировались между собою в отдельных местностях. Кроме того, вся эта масса права была сильнейшим образом проникнута сословным началом, так что крестьяне жили одним правом, дво-

 

1) Skurzalski, Jurysprudencya, str. 167.. Karpii'ink!., Pytania, 1891, str. 270. См. и рениеюе Палаты 1884 г.-Karpinski, Juryspru-dencya z 1-gu polrocza 1884 г., str. 15.

2) См. выше, стр. 118.

3) Отдельные правтичесюе случаи и судебныя рениения рассма-триваегь еще местная Gazeta S^dowa. См. также Сборник рениешй, составл. г-нои Райнкц, Варииава, 1898, стр. 195 сд.  "

 

- 468 -

ряне — другим и т, д,; города также имели свои особые статуты. Отсюда - крайняя пестрота источников права no всех отношениях, а значит, и спорность в их применении  ').

Такое хаотическое состояние права делало крайне необходимой кодификацию его. После целого ряда неудачных попыток эту трудную задачу выполнил, наконец, профессор Дерптского Университета Бунге, и теперь в остзейском Kpaе действует выработанный им „Свод гражданских узаконений губернии прибалтийских" 1864 г., вступивший в действие с 1 июля 1865.

С одной стороны, в этом Своде многие прежние недостатки устранены или сглажены, но с другой стороны, еще многого остается и желать в этом же направлении, так как все-таки предпринята была и выполнена лишь „сводка" того, что было, а не реформаторская кодификация того, что, в виду действующего права, должно было бы быть 2). К этому Своду мы теперь и обращаемся 3).

Здесь мы находим два совершенно противоположных постановления. Ст. 897 говорит:

 

26 сл., 30, 34 сл., 39-сл. Ро^нпампф, Обозрение, 2 ч, стр ps' Ысторический сведи, ния, стр. 121 сл., 167 сл.. Ш г-п rf^^,^' q„.„'

') ^ii. i/ge, Einlcihmg, S. 34 ft'., <S1

-.,..... „,.^.. у., ^., у^. ^^д ^^^ шижаилов, Л(.

ел, ^амеестнД, Об. источи. местн. зак., стр. 7, 11 26 сл., 30, 34 сл., 39-сл. Розвнкампа5. Обо. чп+. н

15

) Ьп., п)в, EinlcifuTig, S.;}4 n-.., S1 (Г., lU(i ff, 133 ff 144ft' 159 ff.. 170 ff, m П. ^ ^, o.) n, 241 H.,44 п, 272 ^ 0 S^U, ^chtsgescluelite, §§ 6 ff,!.», Ц, 14, 25, 30, OU rt., 72 ft:. J4 ff., 112 ff Пахман, Ист. кодиф., II, стр. 319 сл. fcau^^ Лекц; и стр 7 33 ел, ^awecKift, Об. источи. местн. зак., стр. 7 11 15 ел Эч'^п

^ сл., ао, а4 сл., d9 сл. Гозе, тшмпф, Обозреюе, 2 ч., стр 198 Ысторичесвш сведи, ния, стр. 121 ел, 167 сл., 181 сл. Федоров Введе^ ше, ет 9 сл. 19 сл. Како, Обзор, стр. 1 сл. Его же статья в Журн

Фо^-РеЩе гр и угол. ир 1890, кн. 1, стр. 65 сл. До^, Юриднч.. Йтопись 1890

1. -1 j CTp. ooJ СЛ.

ЛГ ^ ^"^.•^""'"^"УРе ГP• "Р., I, 2, стр. 440 сл. Кассо, Журн. Мин Юст., 1897,. V 8, стр. 220 сл. Фе^,^ же, етр.31^..,37 сл., 40 сл. Ипхман, та.. м же, стр. 330 сл., 346 ел

3) Общия замечан. я о д-Мствующем остзейском праве дают Erdmann, System, I, S. 1 ft', Фот-Резоп, Журн. гр. и угол пр 1890 кн. 1, стр. 68 сл„ Дорн, Юридич. Летопись, 1890, т. I стр 397 ел;

Iwwo, Журн. Мин. Юст., 1897, А" 8, стр. 221 сл.  " »

 

- 469 -

Иск о собственности (rei vindicatio) может быть вчинаем собственником против каждого, кто незаконным образом удержит его вещь; целью оного есть признание права собственности и восстановление, вследствие того, владения.

Это — чисто-римская норма, узаконяющая абсолютность виндикации. С другой же стороны, ст. 923 говорит:

Иск о собственности не имеет места, когда движимая вещь, которую ее собственник добровольно вверил постороннему лицу отдачею ему в ссуду, на сохранение, в заклад или иным образом, будет этим посторонним передана во владение третьему лицу. В этом случае допускается только личный иск к тому, которому собственник вверил свою вещь, но отнюдь не к третьему добросовестному владельцу.

Здесь - наоборот, — известное уже нам ограничение виндикации вещей вверенных, ограничение в пользу третьих лиц, добросовестных приобретателей. Это и поясняется примечанием к той же статье, в котором говорится так:

„Содержащееся в статье 923 правило выражается поговоркою Hand muss Hand wahren или Wo man seinen CHauben gelasseu hat, da muss man ihn wieder suchen. При этом делается ссылка на Любекское Городское Право.

Параллельное существование этих двух противоположных статей сделало вопрос о применении виндикaции по остзейскому праву спорным. Было высказано даже мнение, что Свод совсем не знает принципа Hand wahre Hand '). Однако господствующее мнение вполне признает наличность этого

1) Это — мнение Madai; см. Erdmann, Zeitschr., IV, 3, S, 285. Ср. Окса, Журн. гр. и угол. пр., 1874, кн. 2, стр. 94 сл. „

 

- 470 -

принципа в прибалтийском праве '). Это и правильно; ст. 897 этому ничуть не мешает; если бы она и не была написана, то все равно она разумелась бы сама собой, так как виндикация необходимо вытекает из наличности права собственности; таким образом, как мы уже говорили и выше, решение нашего вопроса в ту или другую сторону совершенно не зависит от наличности или отсутствия таких статей, как ст. 897; все зависит от того, признает ли в то же самое время данное законодательство возможность приобретения движимостей от таких лиц, которые не имеют права ими распоряжаться, а затем уже, при соответствующих обстоятельствах, и эти же самые приобретатели будут пользоваться этой самой 897 статьей для защиты своего права, пока оно таким или иным способом опять не перейдет к другим лицам: виндикация защищает всякое наличное по правилам гражданского закона право собственности, но она отнюдь не мешает приобретению этого же самого права другим лицом, если это другое лицо удовлетворяет правилам постановленным на этот предмет тем же самым законом гражданским.

Тем не менее Erdmann в ст. 923 видит исключение из общего правила статьи 897, а потому и допускает здесь толкование только ограничительное 2). Хотя закон и говорит о виндикации, как о правиле, а ст. 923 действительно редактирована, как исключение, но этой формулировке, идущей из римского права, придавать особого значения не следует, и истина, по нашему мнению, состоит здесь в том, что каждая из этих двух статей имеет свою самостоятельную область применения, так что ни одна из них не может быть расширяема на счет другой.

Но зато мы вполне принимаем мнение  Erdmann’а, когда

1) Erdmann, loc. cit. и System, II, S. 193 ff. Bunge, Das curl. Privatrecht, §§ 134, 142. Lehr, Elements de droit civil rugse, p. 273. Kawo, Обзор, стр. 90. Невзоров, Кр. изложение, стр. 72 ел,

 

- 471 -

он утверждает, что третье лицо приобретает по ст. 923 право собственности, а не просто защищается от виндикации 1). Отсюда он делает два вывода. Во 1-х, bona fides, которая требуется теперь, в отличие от прежнего права, Сводом 1864 г., необходима только для первого приобретателя от лица неуправомоченного; все же последующие приобретатели будут иметь дело уже с действительным и настоящим собственником, а потому их знание или незнание о прошлом приобретаемой вещи будет безразлично 2). Во 2-х, собственник, при изложенных обстоятельствах, теряет свою вещь совершенно и навсегда: если бы она даже и попала, опять в его руки, то к нему с полным успехом мог бы быть предъявлен виндикационный иск 3). Только в одном случае собственник мог бы однако вернуть свою вещь обратно: если бы эта вещь попала в руки его первоначального вероломного контрагента, и если бы при этом их договорное отношение еще не было прекращено давностью и т. п.: личные иски статьей 923 не уничтожаются 4).

Таково общее значение ст. 923.

Затем Свод указывает местные модификации этого правила 5).

Так, в Эстляндии виндикация распространяется и на вещи вверенные, приобретенные добросовестными третьими лицами, но с обязанностью возмещения стоимости их. Это мы уже видели в Любекском Статуте 6), на который в Своде и сделана ссылка. Об этом говорит ст. 924:

В городах Эстляндии, в подобных случаях (ст. 923), если вещь от того, кому она

                1) Erdmann, Zeitschr., IV, S. 311 ff. Его же System, II, S. 194.

2)            Erdmann, Zeitschr., IV, 3, S..308, 31bt. д

3)            На это прямо указывает только Codex rheiesianus. lm.

выше, стре 180.

4)            f/rdmam, ibid., S. 317.

5)            0 них — Erdmann, System, 11, to. la0 ie'i       

6) См. выше, стр. 48.

 

- 472 -

была вверена, перешла к третьему посредством договора (куплею, закладом, дарением и т. п.), собственник может требовать с этого третьего возвращения самой вещи, с удовлетворением его за нее заплаченною им покупною или закладною суммою, или же когда вещь досталась ему в дар, то ее стоимостью.

Затем в той же самой Эстляндии ст. 923, оказывается неприменимой к кораблям. Ст. 925 постановляет:

Если нанятые суда будут отчуждены наемщиком, то на них в городах Эстляндии правило, в статье 923 изложенное, не распространяется ').

Дальнейшее ограничение ст. 923 касается уже Эстляндии и Лифляндии вместе. Ст. 926 говорит:

Если, в городах Лифляндии и Эстляндии, вещь, отданная ремесленнику для отделки, или же извозчику или судовщику для перевозки будет ими продана, заложена или вообще отчуждена другому, то собственник может отыскивать оную иском о собственности, но с уплатою тому лицу, которому она досталась, условленной за ее отделку или перевозку суммы.

Здесь опять делается ссылка на Любекское Городское Право, с таким же постановлением которого мы уже познакомидись выше2).

Наконец, последним ограничением правила ст. 923 является распространение виндикации на случай недозволенного отчуждения вещей господ или хозяев со стороны их слуг 3).

1) Ср. выше, стр. 132.

2) Стр. 38 сл.

3) Об этом см. выше, стр. 37.

 

- 473 -

Ст. 4205: Отчуждение господских вещей, сделанное слугой но по поручению господина и без его согласия, недействительно.

В описанных пределах Свод защищает не только приобретателей в собственность, но также и добросовестных закладопринимателей ').

§ 4. Право Бессарабской губериии.

В нынешней Бессарабской губернии издавна действовало греко-римское, право.

В различные времена составлялись сборники этого права. Таково прежде всего Шестикнижие Арменопула, составленное в 1345 г., затем — Соборная Грамота молдавского господаря Александра Маврокордато 1785 г.. и, наконец, — Краткое Собрание законов Донича 1814 г.2).

Значение этих сборников спорно. Напр., проф. Шершненевич, указывая на Высочайше утвержденное 15 Декабря 1847 г. мнение Государственного Совета, считает эти сборники имеющими силу закона, а г. О. Пергамент, специально исследовавший этот вопрос, пришел к выводу, что в Бессарабской губернии (за исключением Измаильского и Аккерманского уездов) сила закона принадлежит всем тем памятникам византийского права, которые имели силу и значение в нынешней Бессарабской губернии в момент ее присоединения к России, и что сборники Арменопула и До-

 

1) Erdmann, System, II, S. 194.

2) Деаневский, Об источниках, стр. 49 сл. Пахман, Ист. код., II, стр. 463 сл. Алирмич, Временник, XIV, стр 220 сл., 299 сл. Ро-•ленкамиф, ОбозрЫне, Прим-вч. ко второму отдълеюю, стр. 84, При-бавденю к указателю, Л'? 2, стр. 9. Mortrw'd, Histoire, III, p. 495 ss. Егунов, Местн. гр. зак., стр. 190сл. (речьЛиновского). Шимановсте, О местн. зак., I. Шерииенввгт, Курс гр. пр., I, 2, стр. 444 сл. О. Дергамбмт, О применении местн. законов. Гроссман, Местн. Зак., • стр. XI ел, •  ^

 

- 474 -

нича, являясь частными сборниками византийского права, обязательные в каждом отдельном случае лишь настолько, насколько они правильно передают это право ').

Цитировать законы Арменопула и Донича мы будем по издании Гроссмана „Местные законы Псссарашм," сохраняя и его нумерацию статей.

Обратимся сначала к Шестикнижию Арменопула.

Здесь ст. 664 говорит:

Тот, кто или добросовестно купил, или посредством дара, либо наследства получил какую-либо вещь от владеющего ею насильно, также осуждается.

Здесь узаконяется виндикация, от которой не спасает даже и добросовестность приобретения.

Это последнее положение подтверждают еще ст. 690 и 700, которые допускают виндикацию независимо от добросовестности или недобросовестности третьего лица.

Ст. 690 говорит:

 

Когда кто-нибудь требует своего имущества, находящегося во владении другого, тогда иск обращается не на продавца (чужого имения, но на покупщика, пользующегося), но на пользующегося тем имуществом; и покупщик не может на требование отвечать хозяину вещи, что ему следует просить на продавца, ибо он, а не продавец, пользуется вещью.

В таком же духе составлена и ст.700:

Ежели злосовестный владелец продаст владеемую им вещь, или подарит другому, или иным способом отчудит, а хозяин, зная о том и зная, что оная вещь принадлежит ему, в течете десяти лет или двадцати, в случай

 

1) Шершненевич, там же

1 л, гам ао. (Л Перга. ю-. ит, там же, стр» 40 сл.-

 

- 476 -

отлучки, не будет законно оспаривать право владения того, кто купил вещь, или получил в подарок, или иным способом приобрел оную, то сия вещь неоспоримо принадлежит (тому, кто получил ее) владеющему оною по истечении десятилетнего срока, или двадцатилетнего, в случае отлучки хозяина.

Нечего и говорить, что к возвращению вещи собственнику обязываются все недобросовестные владельцы. Об этом говорят ст. 676, 677, 687. Ст. 678 распространяет эту обязанность и на наследников „злосовестных" владельцев.

Все это вполне согласно с известными нам принципами греко-римского права.

Однако в этом же самом Шестикнижии есть и такие статьи, которые радикально расходятся с только что изложенным положениями и вводят защиту третьих лиц, добросовестных приобретателей.

Так, ст. 230 говорит:

Кто купит вещь, ведая, что она чужая, тот никогда не может владеть оною; если же не ведая, то он пользуется владением оной, а продавец должен судиться с хозяином вещи.

То же самое повторяет и ст. 267:

Кто купит вещь у другого, владеющего оною злосовестно, думая, что оная вещь точно принадлежит ему, может пользоваться владением вещи ').

Это совершенно сходно со ст. 9 законов также греческих, помещенных в Сборник царя Вахтанга 2).

1) См. и Шимановскаю, О местн. зав., П, стр. 157.

2) См. выше, стр. 406.

 

- 476 -

В тоже время здесь прямое и полное противоречие приведенной выше ст. 664: там тоже речь идет о покупке чужой вещи и тоже добросовестным третьим лицом.

Как примирить это противоречие? — Примирение должно быть сделано согласно общему духу и смыслу бессарабского права. Бессарабское право в общем и в главном есть греко-римское право, а это последнее института добросовестного приобретения от лиц неуправомоченных на отчуждение не знает, даже прямо его отвергает, постоянно и всюду проводя принцип виндикации. Следовательно, мы должны отдать предпочтение ст. 664, а статьи 230 и 264 считать как-бы совсем не существующими 2).

Этот вывод подтверждается еще и тем, что другой законодательный сборника Бессарабии, Краткое Собрание Законов Донича, стоит исключительно на начале абсолютности виндикации.

Здесь в 9 титуле ст. 4 говорит:

Вещественный иск равно обращается против того, кто удерживает за собою вещь добросовестно  и злосовестно.

Этим же самым началом проникнута и ст. 5 того же титула:

Если обладатель вещи, на которую не имеет права, уступит оную другому, с тем,  чтобы избавиться от судебного следствия, то истец может начать иск против которого из двух пожелает, ибо кто принял вещь, дурно приобретенную, тому cиe не может послужить в пользу.

Со всем этим согласуется и ст. 11 тоге же титула:

Движимое имение, приобретенное куплею, в подарок, в приданое или в наследство,

1) О. Пергамент, О прим. местн. зак., стр. 31 СЛ., 41.

2) Васковский, Учение о толковании, стр. 184 сл.

 

- 477 -

остается принадлежностью того, кто добросовестно владел оным три года.

Давность была бы не нужна, если бы собственность приобреталась моментально.

Итак, из всего этого мы заключаем, что право Бессарабской губернии стоит на римском принципе виндикации и защиты третьих добросовестных лиц не знает.

На этом мы заканчиваем рассмотрение не только собственно русского права, но и вообще на русской территории действующих законодательств, — заканчиваем и вообще догматическое изучение нашего вопроса.

Нам остается теперь подвести итог всему сказанному, конструировать описанные явления, т. е. дать им юридическое имя и отвести им соответствующее место и системе гражданского права.

Об этом — в следующей главе.