1. Становление нациста

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 

 

     Всем этим, а также весьма сомнительным романтическим оре-

олом шпиона и секретного агента Шелленберг насладился сполна.

В своих  мемуарах,  написанных  после войны и воскрешающих его

подвиги, ему удалость вернуть на время ощущения  активности  и

возбуждения, утрату  которых  он чувствовал так же остро,  как

наркоман. Когда он доходит до описания  кабинета,  который  он

занимал в  качестве главы германской зарубежной разведыватель-

ной службы, он пишет с нескрываемой гордостью: "Микрофоны были

повсюду -  спрятанные  в стенах,  под столом,  даже в одной из

ламп, так что каждый разговор и каждый звук автоматически  за-

писывались... Мой  стол  напоминал маленькую крепость.  В него

были заделаны два пулемета,  которые могли прошить пулями весь

кабинет. Все,  что мне нужно было сделать в критической ситуа-

ции - нажать на кнопку,  и оба пулемета одновременно начали бы

стрелять. В  это  же время я мог нажать другую кнопку,  и раз-

далась бы сирена, по сигналу которой охрана окружила бы здание

и блокировала  все  выходы...  Всякий  раз,  когда  я выполнял

миссию за границей,  у меня был постоянный приказ иметь встав-

ной зуб,  в  котором было достаточно яда ,  чтобы убить меня в

течение тридцати секунд. Для двойной гарантии я носил перстень

с печаткой,  в которой под большим кристаллом медного купороса

(?) была спрятана золотая капсула с цианидом."

 

     Большего не мог бы выдумать и Голливуд, но не следует за-

бывать о том,  что Шелленберг ни чуть не преувеличивал,  когда

писал все это. Третий Рейх был бандитской империей. Его прави-

тели вели себя таким образом, что постоянно напоминали актеров

из третьесортного фильма, а решения величайшей важности прини-

мались в  описанной Шелленбергом лихорадочной атмосфере,  даже

если они касались "окончательного решения" еврейской  проблемы

или вторжения в Россию.