1.4. Виктимизация в Украине

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 

 

На VII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и об­ращению с правонарушителями были приняты Руководящие принципы в области предупрежде­ния преступности и уголовного правосудия в контексте разви­тия и нового международного экономического порядка. Согласно положениям данного документа, государствам-членам ООН для обеспечения оптимизации процесса профилак­тики преступлений было рекомендовано "принять необходимые законодательные и другие меры в целях обеспечения жертв преступлений эффек­тивными средствами правовой защиты" [].

Законами Украины "О действии международных договоров на территории Украины" от 10 декабря 1991 года и "О международных договорах Украины" от 22 декабря 1993 года [] украинские законодатели в стремлении обеспечить нерушимость установленных международным сообществом прав и свобод личности признали международные договоры и декларации, заключенные и ратифицированные Украиной, частью национального законодательства. В отношении не требующих ратификации (присоединения) деклараций международных организаций и органов, членом которых является Украина, действует принцип добровольности признания изложенной в декларациях доктрины [].

Следует отметить, что с развитием и становлением новых экономико-правовых институтов молодого украинского государства в национальное законодательство постепенно внедряются и основные принципы Декларации  основных принципов правосудия для жертв преступления и жертв злоупотребления властью. Напомним, что к ним относятся:

-                                          внедрение международных стандартов доступа потер­певших к системе правосудия и государственной поддержки;

-                                          создание системы криминально-правовой  реституции;

-                                          организация компенсации потерпевшим от преступлений из  специальных государственных фондов;

-                                          оказание необходимой материаль­ной,  медицинской, психологической и социальной помощи по­терпевшим по правительственным, добровольным, общинным и местным каналам;

-                                          обеспечение специальных средств защиты жертв зло­употребления властью.

При этом фундаментальными правами жертв, которые обязательно должны найти отражение в действующем законодательстве, являются: право принятия участия в судебных слушаниях, право заявлять ходатайства по существу вынесения решения о виновности, наказании, право принимать участие в слушаниях об условно-досрочном освобождении виновных, право быть информированным, когда виновный сбежит, будет освобожден или умрет; право на реституцию; право на обеспечение безопасности.

Соответственно, положения, касающиеся защиты жертв преступления и злоупотребления властью, нашли определенное отражение в принятой 28 июня 1996 года Конституции Украины. Например, в Конституции Украины специально указывается на право граждан на свободное развитие личности (ст. 22), на защиту своих прав и свобод посредством использования системы правосудия и судебной власти, а также возможность их защиты любыми, не запрещенными законом способами (ст. 55), наконец, на возмещение за счет государства матери­ального и морального вреда, причиненного лицу незаконными  действиями органов государственной власти, местного самоуправления, незаконным осуждением (ст.ст. 56, 62) []. Вместе с тем во­просы, касающиеся организации специальной защиты потерпев­ших от преступлений, в Конституции оговорены практически не были.

       Такая же ситуация возникла и при организации законода­тельного обеспечения прав жертв преступлений на получение компенсации за ущерб, причиненный преступлением и зло­употреблением властью. Нельзя не отметить, что некоторые попытки в этом направлении были сделаны.    

       Например, в соот­ветствии с Постановлением Верховного Совета Украины "О состоянии исполнения законов и поста­новлений Верховного Совета Украины по вопросам правопорядка и мерах по усилению борьбы с преступностью" от 26 января 1993 года Кабинету Мини­стров Украины было рекомендовано принять меры по созданию специ­ального Государственного фонда возмещения ущерба потерпевшим от преступлений и злоупотребления властью.

Положения, касающиеся организации Государственного фонда помощи потерпевшим от преступлений, содержатся в Распоряжении Президента Украины "О мерах по активизации борьбы с коррупцией и организованной преступностью" от 10 февраля 1995 года []. О государственной поддержке жертв преступных посягательств и злоупотребления властью говорилось и говорится в Государственных программах борьбы с преступностью в Украине и в Законах Украины "Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью", "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" [] и в целом ряде иных нормативных актов. Тем не менее, о компенсационной поддержке потерпевшим от преступления на государственном уровне мы чаще всего только можем мечтать.

Как отстаивать свои права потерпевшему – об этом закон говорит скупо. Пожалуй, сегодня этим вопросам посвящены лишь несколько статей Уголовно-процессуального Кодекса Украины и ряд положений Закона Украины "Об обеспечении безопасности лиц, принимающих участие в уголовном судопроизводстве" от 23 декабря 1993 года с последующими изменениями и дополнениями []. Рассмотрение данных проблем выходит за рамки нашего исследования, однако нельзя не отметить, что  указанные обстоятельства ограниченности правовой защищенности личности жертвы определенным образом отразились и на характеристиках виктимизации в Украине.

С одной стороны,  обвальный рост преступности, вызванный изменениями вектора политической и экономической стратегии развития постсоветских государств, не мог не сказаться на характеристиках и состоянии виктимизации в республике, с другой - незащищенность личности, невыработанность либо пробуксовка механизмов реальной защиты граждан от преступных посягательств определили повышенное чувство страха перед преступностью и связанные с этим аномию и виктимизацию.

Указанное обстоятельство проявляется особенно очевидно при описании тенденций преступности в Украине. Так, основные показатели распределения зарегистрированной за последние годы преступности и судимости в Украине  представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Преступность и судимость в Украине

Год

Зарегистрировано преступлений

Осуждено лиц / % к зарегистрированным

1990

369809

104199/28,2

1991

405516

108553/26,8

1992

480478

115260/24,0

1993

539299

152878/28,3

1994

571891

174959/30,5

1995

641860

212915/33,2

1996

617262

284124/39,2

1997

589208

237790/40,3

1998

575982

232598/40,4

 

 Приведенные цифры говорят сами за себя. Переходный период повлек за собой небывалый всплеск преступности (даже без учета ее изрядной латентности), сопровождающийся тотальным отставанием деятельности органов социального контроля и неспособностью коррекции криминальной ситуации.

Существующие "ножницы" между количеством зарегистрированных преступлений и количеством осужденных свидетельствуют отнюдь не в пользу эффективности действующей государственной машины.

 Определенные изменения коснулись и структурных характеристик преступности. Так, в 1998 году на территории Украины  по  линии  уголовного  розыска  было  зарегистрировано 456559 преступлений, из них убийств – 4563 (~1 % от общего  числа преступлений), тяжких телесных  повреждений  -  6943 (~1,5 %), изнасилований – 1334 (~0,3 %).

Общая численность зарегистрированных в 1998 году в Украине преступлений в сравнении с 1995 годом снизилась на 10,3 % (с 641860 до 575982 преступлений) []. Коэффициент преступности по Украине в 1997 году составил 115,9, в 1998 - 113,6 случаев на 10 тысяч населения.

В 1997 году по Украине  с  применением  огнестрельного оружия было совершено 300 убийств, что составило 4,9 % от  общего числа убийств, совершенных за год; в 1998 году -  223  убийства, что составило 6,6 % от общего числа убийств, совершенных за  год. Это говорит о том, что на  долю  убийств  с  применением  огнес­трельного оружия приходится примерно каждое двадцатое убийство. В целом же за последние 5 лет более 1,5 миллиона человек в Украине стали жертвами общеуголовных преступлений – убийств, изнасилований, грабежей, разбоев, краж, хулиганства. Общая же цифра потерпевших от всех преступлений за указанный период времени до сих пор неизвестна, хотя, безусловно, является достаточно высокой.

За 10 месяцев 1999 года в Украине, по данным Госкомстата, было зарегистрировано 464,8 тысячи преступлений, что на 2,9 % меньше в сравнении с таким же периодом предыдущего года. При этом обращает на себя внимание и такой факт, что более трети зарегистрированных преступлений относится к тяжким, а больше половины преступлений (56,3 %) совершено с корыстной направленностью (кражи, грабежи, разбойные нападения, мошенничество, хищения государственного и коллективного имущества путем присвоения, растраты либо злоупотребления служебным положением). Выявлено 264,7 тысячи лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Из них 17 % составляют женщины, 8,8 % - несовершеннолетние. Около двух третей лиц, совершивших преступления, не работали и не учились. Каждый третий из общего числа правонарушителей совершил преступление в группе, каждый шестой – раньше совершал преступления, практически каждый седьмой совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения.

Вместе с тем колоссальная латентность значительной части преступлений в сфере экономики и имущественных преступлений не дает возможности увидеть истинные характеристики преступности без учета данных о виктимизации.

Следует отметить, что на государственном уровне массовые виктимологические опросы в Украине не проводились.

Обзор виктимизации, осуществленный в 1996 году в рамках Третьего международного обзора виктимизации, представил собой, как уже упоминалось выше, выборку жителей Киева и Киевской области (1000 респондентов) и их опрос по вышеописанным в предыдущем разделе методикам.

Показательно, что  результаты опроса подтвердили переориентацию криминальной мотивации большинства деяний в сторону активизации экономических злоупотреблений, что явилось очевидным для всех стран, находящихся на переходном периоде развития экономики.

Несколько попыток организации иных виктимологических опросов носили узконаучный характер и не претендовали на целостное видение проблемы.

Сравнительный анализ виктимизации в Украине и в странах Восточной Европы свидетельствует, что, Украина занимает средние позиции по характеристикам преступности в списке стран постсоветского блока. Указанные обстоятельства подтвердились и при анализе характеристик распределения виктимизации в Украине и их соотношения с данными уголовной статистики. Таблица 3 более четко отражает указанные тенденции  посредством сравнительного анализа среднегодовых коэффициентов виктимизации и преступности в  Украине (на 100000 населения).

Таблица 12. Показатели

виктимизации и преступности в Украине

 

Виктимизация (90-97)

Преступность (90-95)

Насильственные преступления

7,2

7,9  (убийства)

Берглэри

3,6

51,7 (разбои)

Насилие против женщин

5,5

3,7 (изнасилования)

Кражи автомобилей

4,1

17,3 (владельцы)

 

 

Определенная несопоставимость показателей виктимизации и преступности вызвана разными системами учета преступлений в наших правовых семьях и невозможностью получения адекватной информации о структуре виктимизации в Украине по западным стандартам. Вместе с тем приведенные показатели отражают явно выраженную тенденцию латентности определенной части криминальных деяний.

Согласно данным Третьего Международного обзора жертв преступлений (ICVS), 38 % респондентов в городских регионах Украины стали жертвами преступлений в 1986 году. Этот показатель относит Украину на 5 место в числе государств, представивших сведения для обзора.

По отдельным преступлениям, как видно из таблицы, уровень виктимизации составлял 3,6 % для берглэри, 3,9 % - для нападений и угроз, 4,6 % - для краж из автомобиля.

1,9 % женщин сообщили, что они были жертвами сексуального насилия.

Уровень разбойных нападений (5,7 %) и карманных краж (17,7 %) также является одним из наиболее высоких в Европе. 

Серьезные опасения насилия и страх перед преступностью и злоупотреблениями властью породили мнение респондентов о том, что они опасаются посещать определенные места по соседству с их местом проживания вечером и ночью. Указанный показатель является вторым по уровню в Европе и Северной Америке [].

В 1994-1995 годах коллектив преподавателей и студентов Юридического института Одесского государственного университета им. И.И. Мечникова (позднее  - Одесской национальной       юридической академии) по адаптированным методикам Американского университета и Мирового общества Виктимологии (идея Э. Виано) провел опрос 4000 граждан Украины (случайная, несистематическая выборка), проживающих в Южном и Юго-Западном регионе, с целью выявления их виктимных перцепций и общих характеристик виктимизации.

Впоследствии для проведения более углубленного анализа были отобраны 1000 интервью методом квотной выборки, отражающей половозрастные характеристики населения на момент проведения исследования. 

Текст интервью был разработан таким образом, чтобы определить:

-                                          основные деяния, могущие служить индикаторами виктимизации (кражи автомототранспорта, квартирные кражи, грабежи и разбои, кражи личного имущества, сексуальные правонарушения, насильственные преступления);

-                                          виктимные перцепции респондентов (страх перед преступностью, отношение к правоохранительным органам, меры по индивидуальной защите),

а затем отработать вопросы оценки соотношения характеристик виктимизации и преступности.

       Первичные выводы, полученные нами, выглядели следующим образом:

1.         Уровень виктимизации в среднем в 2, 2,5 раза превышает уровень регистрируемой преступности в Украине.

2.         Если в общественном сознании виктимизация отождествляется с насилием, то в основном она имеет дело с кражами и иными преступлениями корыстного характера. Это стабильная тенденция для большинства государств. Известно, что уровень виктимизации по насильственным преступлениям составляет примерно 28/1000; по  карманным кражам и иным похищениям личного имущества - 68/1000; по кражам с проникновением, мошенничествам и автокражам - 170/1000.

3.         Виктимизация распространяется среди населения неравномерно: чем выше степень тяжести преступления, тем реже проявляется виктимизация.

4.         Существуют гомеостатические связи между преступностью и виктимизацией: чем выше преступность, тем ниже виктимизация в случаях, когда общество обеспокоено состоянием преступности, и наоборот, стабильность социальных отношений, понижая страх перед преступностью, выравнивает показатели виктимизации и преступности.

5.         Риск виктимизации связан с дефектами образа жизни и обыденной активности, равно как и с проецирующимися ими  индивидуальными отклонениями.

Как и в иных европейских странах, время виктимизации тяготеет к вечеру и ночи  (насильственные преступления - вечер/ночь, кражи - ночь).

Общая характеристика потерпевших также ничем не отличается от их стандартного распределения среди иных европейских государств.

Пик виктимизации по возрасту попадает на 16-24 года, за исключением краж личного имущества, сохраняющих стойкую тенденцию относительно равномерного распределения между всеми возрастными группами.

Виктимизация по преступлениям против личности у мужчин в два, два с половиной раза выше, чем у женщин.

В имущественных преступлениях также превалируют мужчины, хотя разница не так заметна.

Лица, состоящие в браке, менее виктимизированы, чем холостые и вдовцы.

Маргинальность и низкий уровень дохода являются спутниками виктимизации. Вместе с тем с ростом достатка растет и страх перед ограблениями, а, следовательно, и вероятность быть ограбленными.

Риск виктимизации зависит также от ряда индивидуальных факторов социализации будущей жертвы в детстве  (неправильное воспитание, отсутствие такового, неудачный брак родителей, доминирование в семье одного из родителей, социальное отчуждение ребенка), а также индивидуальных психологических факторов (низкая самооценка, подавленность, психопатии, невротизм, профессиональные фрустрации, психосексуальные травмы, фобии), антиобщественного образа жизни, опыта и частоты предыдущей виктимизации, а также отклоняющегося поведения потенциальной жертвы.

Социокультурные факторы, выделяемые нами в качестве дополнительных детерминант виктимизации (урбанизация, безработица, маргинализация, мода, стереотипы виктимного поведения и пр.), по-видимому, играют одинаковую роль в формировании комплекса причин и условий существования и развития отклоняющегося поведения во всех его проявлениях.

       Указанные обстоятельства, а также проделанный нами многофакторный анализ основных характеристик виктимизации в Украине позволяют определить ряд теоретических положений, касающихся распределения тенденций виктимизации и закономерностей ее ограничения.