VI. РЕЦИДИВНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ СРЕДИ ОСУЖДЕННЫХ НА КРАТКИЕ СРОКИ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

Одним из важнейших показателей эффективности любого наказания, в том числе краткосрочного лишения свободы, является состояние рецидивной преступности.

Исследование, проведенное авторами настоящей работы, имело своей целью выяснить, насколько велик процент рецидива среди «краткосрочников», каковы характер и динамика этой рецидивной преступности. Исследование проводилось путем проверки судимости значительного числа лиц, отбывших краткосрочное лишение свободы в 1961 —1963 гг. Выбор именно данных лет обеспечивал возможность получения сведений за более или менее значительный срок, начиная с момента вступления в силу нового уголовного законодательства, а также положений об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах.

Проверка судимости была организована так, чтобы ею были охвачены лица, осужденные и отбывавшие наказание в самых различных по своему географическому и экономическому положению местностях страны: в северных и южных, в городах и районных центрах, в промышленных и сельскохозяйственных районах.

На лиц, осужденных к кратким срокам лишения свободы, заполнялись справки-требования по разработанной авторами форме с последующей проверкой судимости по состоянию на 1 июля 1965 г.

Проверкой судимости были охвачены следующие группы лиц1:

а)             освобожденные после отбывания   краткосрочного

лишения свободы из отдельныхИТКв 1961 и 1962 годах;

б)            осужденные к кратким срокам лишения свободы

народными судами Москвы (ранее несудимые)   в   1961

и в 1962 годах;

в)             осужденные к кратким срокам лишения свободы

народными судами    некоторых    союзных    республик в

1961 году.

1 Для краткости в последующем изложении лица, указанные в п. «а», будут условно именоваться освобожденными, в п. «б» — осужденными, а в п. «в» — осужденными различными судами.

45

 

Кроме данных, полученных в результате указанной проверки судимости, были также использованы данные учета, по которым был выявлен рецидив среди лиц, освобожденных после отбывания краткого срока лишения свободы из различных НТК.

I. УДЕЛЬНЫЙ   ВЕС   РЕЦИДИВА У   ОСУЖДЕННЫХ НА   КРАТКИЕ   СРОКИ   ЛИШЕНИЯ   СВОБОДЫ

Сопоставительный анализ рецидива в отдельных группах, из числа указанных выше, обнаруживает прежде всего существенные различия в удельном весе рецидива у «краткосрочников» в различные годы1.

Это явление объясняется различием во времени, которое протекало с момента осуждения или освобождения из мест заключения до дня проверки судимости. Известное значение, однако, имеет и то, из каких местностей были получены сведения о проверке судимости.

Процент рецидива различен среди лиц, осужденных в областных центрах (крупных промышленных городах) и районных центрах или в промышленных и сельскохозяйственных районах2.

Рецидив — более частое явление среди лиц, отбывших краткие сроки лишения свободы, чем среди лиц, освобожденных после отбывания длительных сроков этого наказания.

Среди лиц, ранее судимых, рецидив значительно выше, чем среди лиц, впервые осужденных к лишению свободы на краткие сроки3. Следовательно, этих лиц не исправило даже неоднократное пребывание в ИТК.

Средний процент рецидива среди лиц, освобожденных из ИТК по отбытии срока, значительно выше, как

1              Так, среди лиц, освобожденных в 1961 году, средний процент

рецидива составлял 30,2, а в 1962 году—14,0. Среди лиц, осужден

ных в 1961 году, он был равен 24,2, а в 1962 году—17,6.

2              Например, процент рецидива среди осужденных в  1961  году

народным  судом Центрального района  г.  Одессы составил  30,8,  а

народным судом Б. Днестровского района Одесской области — 8,9,

народным судом Ленинского района г. Иваново — 35, а народным

судом г. Шуи Ивановской области —6,2.

3              Так, процент рецидива среди лиц, осужденных народным су

дом Октябрьского района г. Иркутска и ранее судимых, был почти

пк о?   ^33а    больше   (45), чем   среди   лиц,   впервые    осужденных (15,8).

46

 

правило, чем среди лиц, освобожденных условно-досрочно1.

Такое явление естественно, поскольку под условно-досрочное освобождение не попадают те лица, в отношении которых за время пребывания их в исправительно-трудовых учреждениях у представителей администрации и суда не создалось обоснованного убеждения, что эти лица твердо встали на путь исправления.

Однако среди лиц, освобожденных из тех исправительно-трудовых учреждений, в которых «краткосрочни-ки», как правило, в подавляющем своем числе освобождаются условно-досрочно, процент рецидива приближается к проценту, обычному для лиц, освобожденных по отбытии наказания, а в некоторых случаях даже превышает его2.

По-видимому, массовое условно-досрочное освобождение «краткосрочников» из этих ИТК отвлекает внимание работников суда и исправительно-трудовых учреждений от учета необходимости надлежащего выполнения всех условий, необходимых для применения этого института.

2. ХАРАКТЕР   РЕЦИДИВНОЙ   ПРЕСТУПНОСТИ  СРЕДИ ОСУЖДЕННЫХ НА КРАТКИЕ  СРОКИ  ЛИШЕНИЯ   СВОБОДЫ

Для изучения характера рецидивной преступности среди «краткосрочников» были сопоставлены данные о числе и видах преступлений, совершенных рецидивистами в первый раз и в последующем. При сопоставлении учитывались только те лица, которые до осуждения к краткому сроку лишения свободы не были судимы. Как это видно из нижеприведенной таблицы, число преступлений превышает число учтенных лиц. Это объясняется тем, что при сопоставлении принимались во внимание все преступления, совершенные в совокупности, т. е. одним и тем же лицом.

1              Так,  по выборочным данным   среди   лиц,   освобожденных   в

1961  году по отбытии срока, процент   рецидива   составлял   33,6, а

среди  освобожденных  в  том  же году условно-досрочно—11,7,  среди лиц, освобожденных в  1962 году, соответственно—17,0 и  10,9.

2              В одной из ИТК из общего числа   «краткосрочников», осво

божденных в  1962 году, 24,4%  лиц было освобождено по отбытии

срока и 75,6%—условно-досрочно. Рецидив среди первых составил

4,9%,   а   среди   вторых—10,2%.

47

 

Количество учтенных лиц и совершенных ими преступлений

 

Рецидивисты

Количество лиц

Количество преступлений, совершенных впервые

Количество преступлений, совершенных повторно по состоянию на 1 июля 1965 г.

1. Осужденные впервые к краткому сроку лишения свободы в 1961 году  .  . .

118

128

179

2. Осужденные впервые к краткому сроку лишения свободы в 1962 году  . .  .

83

97

101

3. Освобожденные   после отбытия срока лишения свободы в 1961 году   .  .  .

70

70

87

4. Освобожденные  после отбытия срока лишения свободы в 1962 году   .  .  .

244

277

312

Итого.  .  .

515

572

679

Приведенные данные свидетельствуют о том, что число преступлений, совершенных повторно теми же лицами, возросло по сравнению с числом преступлений, совершенных ими же впервые, во всех указанных выше группах. Общий процент роста составил 18,7%. По отдельным группам преступлений, напротив, обнаруживается известное снижение. Например, если корыстные преступления, совершенные впервые осужденными в 1961 году, составляли 48,4% к общему числу первичных преступлений, то те же преступления, совершенные этими же лицами повторно, составили 40,8% к общему числу повторных преступлений.

Снижение произошло также в группе преступлений против личности (в том числе злостная неуплата алиментов), преступлений против общественной безопасности (в том числе хулиганство).

Наряду с этим в некоторых группах, наоборот, на-блюдалось известное увеличение преступлений. Напри-

48

 

мер, можно отметить известный рост нарушений паспортных правил1, а также бродяжничества2.

Специальный рецидив среди «краткосрочников» изучался с точки зрения частоты совершения ими в первый раз и повторно аналогичных, т. е. одних и тех же, далее — однородных (по объекту, определенному в соответствующих главах Уголовного кодекса РСФСР) и, наконец, неоднородных преступлений. Если лицом было совершено несколько преступлений, то при анализе учетом охватывались все эти преступления.

Чаще всего «краткосрочники»-рецидивисты совершают аналогичные или неоднородные преступления и реже— однородные. Так, в группе осужденных в 1961 году 51,7% совершили неоднородные преступления, 43,2%—аналогичные преступления и только 19,5% — однородные преступления3.

Среди аналогичных преступлений чаще всего и первый и второй раз совершаются кражи социалистического и личного имущества, хулиганство и нарушения паспортного режима. Среди однородных преступлений — корыстные посягательства. Что касается неоднородных преступлений, то после первого осуждения за корыстные преступления чаще всего совершаются хулиганство, нарушения паспортного режима, а после первого осуждения за хулиганство — корыстные преступления, нарушения паспортного режима и преступления против личности. Корыстные преступления чаще всего совершаются

1              Число   таких   преступлений,   совершенных   впервые   лицами,

осужденными в первый раз к кратким срокам в 1962 году в одном

из городов, составляло 6,2%  к общему числу первичных преступ

лений, а процент повторно совершенных возрос до 16,8% от общего

числа   повторных   преступлений.

2              Если среди лиц, осужденных в  1961  году впервые, вовсе не

было осужденных за это преступление, то число таких преступле

ний по отношению к общему числу повторных преступлений, совер

шенных этими же лицами, составило 6,1%.

3              Поскольку при изучении данного вопроса также учитывались

все преступления, совершенные по совокупности, одни и те же ли

ца неизбежно должны были фигурировать при исчислении процент

ного  соотношения  в   различных   группах  преступлений.   Соответст

венно процент осуждений за те или иные преступления  исчислял

ся всякий раз по отношению к общему числу рецидивистов    дан

ной   группы.

 

*, Заказ 1112

 

49

 

не только после хулиганства, но и после преступлений против порядка управления и преступлений против личности.

3. ДИНАМИКА    РЕЦИДИВНОЙ    ПРЕСТУПНОСТИ   СРЕДИ ОСУЖДЕННЫХ  НА   КРАТКИЕ  СРОКИ   ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Материалом для определения сроков, по истечении которых «краткосрочники» совершают новые преступления, послужили данные проверки судимости у лиц, осужденных в 1961 —1962 гг., и у лиц, освобожденных в те же годы. Сроки «счислялись для лиц первой группы со дня их осуждения, для второй — со дня их освобождения из ИТК1.

Наиболее часто указанные лица совершают новые преступления в период от шести месяцев до полутора лет со дня их освобождения2, т. е. тогда, когда пребывание в ИТК должно быть еще особенно свежо в их памяти. После указанного периода времени рецидив несколько снижается, хотя процент его остается все же высоким3.

Совершение новых преступлений до истечения шести месяцев со дня освобождения также довольно частое явление4.

Значительно реже наблюдается совершение новых преступлений по истечении срока свыше двух лет со дня освобождения5.

1              В эту группу вошли лица как судимые, так и не судимые до

их  осуждения к кратким  срокам лишения  свободы.

2              Так, по выборочным данным, из числа лиц, освобожденных в

1962 году, в период от шести месяцев до одного года со дня осво

бождения из ИТК было вновь осуждено 24,6%, а в период от од

ного   года   до   полутора   лет — 27,5%.

3              По тем же данным, в период от одного года шести месяцев

до двух лет со дня освобождения процент рецидива составил среди

лиц, освобожденных в 1962 году,   13,7, в    период    от двух лет до

двух лет шести месяцев этот процент среди   лиц  той   же   группы

составил   16,3.

4              В этот период число рецидивистов составило  12,5%  к числу

лиц, освобожденных в 1962 году. Среди освобожденных в 1961 году

лица, совершившие новые преступления до истечения трех месяцев

со   дня   освобождения,   составили   6,1%.

5              Так, число лиц, ставших рецидивистами в период от трех лег

шести месяцев до четырех лет, среди освобожденных  в  1961  году

составило   4,1 %,

50

 

Обращает на себя внимание, что лица, до осуждения к кратким срокам лишения свободы уже судимые, совершают новые преступления быстрее чем лица, впервые осужденные к этому .наказанию и его отбывшие1.

Примерно те же данные были обнаружены и при анализе материалов, относящихся к другим группам лиц.

Все изложенное свидетельствует о том, что в отношении определенного количества лиц из числа обследованных «краткосрочников» цель исправления и перевоспитания не достигается.

4. ХАРАКТЕРИСТИКА     ЛИЧНОСТИ     «КРАТКОСРОЧНИКОВ'»-РЕЦИДИВИСТОВ  И  ПРИЧИНЫ  СОВЕРШЕНИЯ ИМИ НОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

С целью выявления свойств и особенностей личности осужденных, а также причин и условий совершения ими рецидивных преступлений были подвергнуты изучению уголовные дела по обвинению в повторных и неоднократных кражах личного имущества, хулиганстве, нарушениях паспортного режима и бродяжничестве. Количество изученных дел (195)2, естественно, не может служить основой для исчерпывающих выводов, тем не менее полученные результаты заслуживают внимания.

В процессе изучения уголовных дел установлено, что наиболее полно в них фиксируются сведения о возрасте осужденных, менее полно — об их образовании, месте жительства и работы, о специальности (до первого осуждения и между осуждениями) и еще менее полно— о семейном положении. Об отдельных свойствах и особенностях личности осужденного можно судить только по случайным, отрывочным данным, в которых упоминается главным образом о пьянстве. О причинах и условиях совершения как первого, так и последующих преступлений говорится чрезвычайно мало.

1              Среди лиц,  освобожденных в   1962  году,  число  «краткосроч-

ников»,  ранее судимых и вновь  совершивших новые преступления

в период от шести месяцев до полутора лет со дня освобождения,

составило   56,9%.

2              По ст. 144 УК РСФСР —42 дела, по ст. 198—87 дел,    по ст.

206 — 39 дел, по ст. 209 — 27 дел.

4*            51

 

Сопоставление данных о лицах, осужденных за различные преступления, обнаруживает характерные для каждой группы особенности. Так, среди лиц, повторно и неоднократно осужденных за кражи и за хулиганство, больше всего молодых людей, за нарушения паспортного режима и бродяжничество — людей более зрелого возраста

Что касается различий в образовательном уровне, то наибольшее число неграмотных и малограмотных1 обнаружено среди лиц, осужденных к кратким срокам за бродяжничество (40,7%), наибольшее число лиц, окончивших семь классов, среди осужденных за кражи. Наиболее высок образовательный уровень у нарушителей паспортного режима. Среди лиц этой группы значительно число лиц, имеющих среднее специальное образование (5,7%), окончивших десять классов (5,7%), восемь (11,5%) и семь классов (25%), хотя и среди хулиганов имеются лица с высшим образованием (2,5%), средним образованием (5,1%), окончившие девять классов (7,6%) и семь классов (15,3%). Больше всего, однако, по сравнению с иными группами в этой группе лиц, окончивших только четыре класса (20%).

Среди лиц, осужденных за нарушение паспортного режима, почти половина не имеет специальности, что характерно и для лиц, осужденных за кражи, 2/3 из которых к моменту последнего осуждения не работали. Почти Ys лиц последней группы не имели постоянного места жительства.

Наиболее «оседлую» группу составляют лица, осужденные за хулиганство; все они имеют постоянное место жительства, !Д из них, однако, не работали к моменту осуждения, а свыше 7з — не имели специальности.

Что касается семейного положения, то во всех четырех группах число одиночек составляет большой процент к общему числу обследованных по данной группе лиц, но особенно высок он среди лиц, осужденных за бродяжничество (90,2%), несколько ниже у лиц, осужденных за нарушение паспортного режима (81,5%), еще ниже среди воров (50%) и наименее высокий среди хулиганов (43,6%). Кстати сказать, среди лиц, осужден-

1 В том числе окончивших только два или три класса.

52

 

ных за кражи и хулиганство, число семейных между первой и последней судимостями возросло, тогда как среди лиц, осужденных за нарушения паспортного режима и бродяжничество, оно, напротив, сильно снизилось.

В некоторых уголовных делах можно было обнаружить отдельные данные, относящиеся к характеристике личности осужденных. Несмотря на их скудость, они убедительно доказывают, насколько обследованные лица морально и социально запущены и сколько упорного и неустанного труда надо затратить исправительно-трудовым учреждениям для того, чтобы приобщить их к нормальной жизни в советском обществе. Наибольшее число лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, среди осужденных за хулиганство (90%), наименьшее— среди осужденных за бродяжничество (25,9%).

Ознакомление со всеми этими данными, естественно, вызывает вопросы: почему у ряда лиц отсутствует постоянное место жительства, когда и по какой причине они его утратили, почему они не получили образование, не работали к моменту осуждения, работали ли ранее и почему утратили работу, вследствие чего эти и подобные им лица доходят до такой степени нравственного падения, какие меры, кому и когда следовало принимать для предотвращения таких явлений, как те или иные обстоятельства повлияли на совершение ими первого и последующего преступлений. Но изученные уголовные дела дают слишком мало материала для ответа на поставленные вопросы.

Условия воспитания, как известно, имеют огромное значение для формирования личности. Органы следствия и суда должны обязательно интересоваться тем, как рос, в каких условиях воспитывался осужденный и как эти условия повлияли на весь его дальнейший жизненный путь. В большинстве изученных дел, однако, данный вопрос даже не ставился, несмотря на то, что в них имелись некоторые данные, которые не могли не обратить на себя внимания. Изрядное, например, количество людей во всех четырех группах — это люди, воспитывавшиеся либо вообще без родителей, либо без отца. Последнее особенно характерно для лиц, осужденных за бродяжничество. По материалам дел, однако, трудно судить, сыграло ли отмеченное обстоятельство

53

 

какую-либо роль в формировании личности осужденного и в совершении им преступлений.

Многие лица, потеряв семьи, воспитывались в детских домах; число таких лиц, осужденных, например, по ст. 209 УК РСФСР, составило к общему числу обследованных этой группы 22,2%, по ст. 198—10,3%, а по ст. 144 — 4,7%.

Возможно, что постановка воспитательной работы в этих детских домах не была способна обеспечить надлежащего формирования личности, но органы следствия и суда не интересовались этим вопросом, точно так же как и не ставили вопроса о том, какие условия жизни окружали ребят после выхода из детского дома и после первой судимости. Между тем внимательное отношение к ним общественности и своевременная поддержка могли бы предотвратить как первое их осуждение, так и возможность рецидива. Нет сомнения, что в ряде случаев можно было получить известное представление о причинах рецидива, о личности осужденного, о тех мерах, которые могли бы предупредить совершение новых преступлений путем изучения показаний обвиняемых, объяснений свидетелей, а также иных материалов. Судя по материалам дел, органы следствия и суда не фиксируют своего внимания на этих обстоятельствах, не принимают мер к их исследованию и не делают из них практических выводов.

Материалы некоторых дел, например, с очевидностью свидетельствуют о том, что многие лица совершают новые преступления в силу пьянства, нравственной распущенности, нежелания трудиться, и каждое последующее их осуждение не дает никаких видимых результатов1.

Возникновению и укреплению вредных навыков и привычек зачастую способствует вредное влияние других лиц. Тем большее значение имеет выявление этого влияния для предотвращения возможности отрицательного воздействия на других лиц.

1 Например Е., 1934 года рождения, родителей не знает, воспитывалась в детском доме, по специальности каменщица и швея-мотористка. К труду никакой склонности не имеет, бродяжничает с детства, пьет начиная с 17 лет, судима девять раз за бродяжничество и нарушение паспортного режима.

54

 

Несомненно, что в деле предупреждения преступности и ликвидации рецидива большое значение имеет изучение личности и условий, оказавших отрицательное влияние на ее формирование, не только в процессе расследования или судебного разбирательства, но и во время пребывания осужденных в исправительно-трудовых учреждениях. Большую помощь в этом отношении могло бы оказать создание в исправительно-трудовых учреждениях должности психолога.

Изложенное в разделах V и VI дает основания для следующих выводов:

Существующие условия отбывания наказания ли

цами, осужденными   к   лишению    свободы на краткие

сроки, не обеспечивают в надлежащей мере его эффек

тивность.

Основной причиной этого   является   отсутствие в

большинстве исправительно-трудовых учреждений     до

статочно полной дифференциации между лицами, отбы

вающими краткие сроки лишения свободы, и осужден

ными к длительным срокам, а также между различны

ми категориями «краткосрочников»   (случайные право

нарушители,    тунеядцы,  бродяги,    сектанты,   инвалиды

и т. д.), в отношении особенностей их содержания, тру

доустройства, образования и воспитания. Вместе с тем

специфика  краткосрочного    лишения    свободы требует

этой дифференциации и без нее эффективность кратко

срочного лишения свободы значительно снижается.

Карательное воздействие краткосрочного лишения

свободы па осужденных невелико.   Перспектива пребы

вания в исправительно-трудовой колонии не устрашает

таких лиц, если значительная часть назначенного срока

уже ими отбыта в период предварительного заключения.

Содержание «краткосрочников» в ИТУ совместно

с лицами, осужденными к длительным срокам лишения

свободы, приводит к тому, что, подвергаясь отрицатель

ному воздействию со стороны более опасных преступни

ков, многие «краткосрочники» возвращаются на свободу

с вредными привычками.   В   некоторых   случаях связь,

возникшая у отдельных «краткосрочников» со злостны

ми преступниками, порождает   возникновение   преступ

ных «обязательств», выполняемых после освобождения.

Большая текучесть   лиц, осужденных   к   кратким

срокам лишения свободы, в подразделениях, отрядах и

55

 

бригадах, в сочетании с краткостью их пребывания в исправительно-трудовых колониях, а также большая численность осужденных в отрядах служат серьезной помехой трудовому использованию заключенных и проведению с ними политико-воспитательной работы.

6.             В силу   всех  этих  причин  отбытое   наказание не

всегда оказывает   на   «краткосрочников»   должный эф

фект. Не почувствовав   тяжести   отбытого наказания и

испытав на себе отрицательное воздействие со стороны

более опасных   преступников, они   сравнительно   легко

вновь вступают на путь совершения преступлений. Еще

менее эффективно краткосрочное лишение свободы для

тех лиц, которые до   отбывания   этого   наказания   уже

находились в местах лишения свободы.

Известным подтверждением   этому   служат   данные о рецидивной преступности среди «краткосрочников».

7.             Краткосрочное лишение свободы при   существую

щих условиях его отбывания   требует  от   государства,

кроме всего прочего, больших материальных затрат. Эти

затраты представляются нам недостаточно оправданны

ми,   поскольку    цели    исправления    и    перевоспитания

осужденных этим видом наказания достигаются далеко

не в полной мере.