III. НОРМЫ УГОЛОВНЫХ КОДЕКСОВ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК, УСТАНАВЛИВАЮЩИЕ НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ НА КРАТКИЕ СРОКИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

По действующему советскому уголовному законодательству суд может назначить лишение свободы на срок до одного года включительно, применяя либо те саикции уголовные кодексов, в которых не указана низшая граница лишения свободы, либо те, в которых в качестве такой границы указан срок: «от одного года» или «от шести месяцев», либо используя право, предоставленное ему ст. 43 УК РСФСР1.

Суд обязан назначить лишение свободы на срок до одного года включительно, применяя санкции, в которых содержатся прямые на то указания.

Указания на минимальный срок лишения свободы в один год или шесть месяцев крайне редки, значительно больше в уголовных кодексах союзных республик таких санкций, в которых один год (и реже шесть месяцев) предусмотрен в качестве максимального срока лишения свободы.

Сопоставительный анализ уголовных кодексов союзных республик обнаруживает существенные различия в самом отношении к краткосрочному лишению свободы. Начнем с того, что в уголовных кодексах отдельных союзных республик количество норм2, обязывающих к назначению краткосрочного лишения свободы, весьма различно и процент таких норм по отношению к общему количеству норм, предусматривающих лишение свободы, колеблется от 16,4 (УК Молдавской ССР) до 31,0% (УК Грузинской ССР).

1 Здесь и в последующем при ссылке на статьи УК РСФСР, кроме специально оговоренных случаев, имеются в виду также соответствующие статьи УК других союзных республик.

Имеются в виду нормы, заключенные в отдельных частях статей уголовных  кодексов  и  имеющие самостоятельные санкции.

24

 

Чаще всего в санкциях статей Особенной части уголовных кодексов союзных республик в качестве верхней границы краткосрочного лишения свободы указывается один год, значительно реже в них содержится указание на более низкие сроки1.

Различия в количестве норм, обязывающих суд при назначении лишения свободы избирать именно краткие сроки, объясняются неодинаковым решением в отдельных уголовных кодексах вопросов как о преступности деяний, так и о наказуемости преступлений.

В уголовном кодексе какой-либо одной союзной республики закреплены, например, в качестве преступлений, наказуемых лишением свободы на краткие сроки, такие деяния, которые по уголовным кодексам других союзных республик вообще не признаются преступными (невыполнение поручителем принятых на себя обязательств — ст. 200 УК Армянской ССР, принуждение другого лица посредством насилия или наказуемой угрозы к совершению или несовершению каких-либо действий— ст. 135 УК Грузинской ССР и т. д.).

В уголовных кодексах некоторых других союзных республик, напротив, отсутствуют нормы об ответственности за такие деяния, которые по уголовным кодексам большинства других союзных республик преследуются в уголовном порядке и наказываются краткосрочным лишением свободы.

Что касается вопроса о наказуемости, то, как правило, в уголовных кодексах одних союзных республик за совершение тех или иных преступлений предусматриваются наказания в виде краткосрочного лишения свободы, а в уголовных кодексах других за аналогичные преступления — значительно более мялкме или, напротив, более суровые наказания2.

1              Так, из числа норм, обязывающих суд к назначению кратко

срочного лишения свободы, 85,8%  составляют нормы,   в   санкциях

которых указано лишение свободы до одного года; от шести меся

цев до одного года-—0,3%; до шести месяцев—12,3%; до восьми

месяцев—1,1%; до десяти месяцев — 0,1% и на три месяца — 0,1%.

2              Насколько существенны  имеющиеся  различия  можно    судить

по следующим примерам: халатность по УК Грузии   (ч.  1  ст.  188)

влечет наказание в виде лишения свободы на срок до одного года,

по УК большинства союзных республик — на срок до трех лет.

25

 

По уголовным кодексам одних союзных республик лишение свободы устанавливается за деяния, совершенные без отягчающих обстоятельств, тогда как по уголовным кодексам других союзных республик такие же деяния признаются преступными и влекут за собой наказание в виде лишения свободы только при наличии таких обстоятельств1.

Уголовные кодексы союзных республик предоставляют судам достаточную возможность индивидуализации наказания. Будучи построены на основе принципа индивидуализации ответственности и наказания, они предусматривают, как правило, в своих санкциях наряду с лишением свободы и иные, более мягкие наказания.

Умышленное уничтожение или повреждение имущества граждан, причинившее значительный ущерб потерпевшему, по УК Азербайджана (ч. 1 ст. 149) наказывается лишением свободы на срок до шести месяцев или исправительными работами на тот же срок; по УК РСФСР (ч. 1 ст. 149), Таджикистана (ч. 2 ст. 161), УССР (ч. 1 ст. 145), БССР (ч. 1 ст. 146), Грузии (ч. 1 ст. 157), Латвии (ч. 1 ст. 146), Литвы (ч. 1 ст. 153), Туркмении (ч. 1 ст. 163) самое строгое наказание за это деяние — исправительные работы. По УК Молдавии (ч. 1 ст. 151) и Узбекистана (ч. 1 ст. 133) (по послед нему — даже без причинения значительного ущерба) срок лишения свободы повышается до двух лет, по УК Эстонии (ч. 2 ст. 144) и Киргизии (ч. 2 ст. 151)—до пяти лет, а по УК Армении (ч. 2 ст, 149) лишение свободы предусмотрено па срок от двух до десяти лет. Правда, по УК Эстонии и Армении требуется причинение «крупного ущерба», однако трудно сказать, чем отличается «крупный ущерб» от «ущерба значительного», о котором говорится в УК Азербайджана.

Нарушение ветеринарных правил по УК УССР (ст. 157), Грузии (ст. 183), Узбекистана (ст. 189) влечет лишение свободы на срок до одного года, УК Казахстана (ст. 160) и Молдавии (ст. 172) не допускают возможности назначения за это преступление наказания в виде лишения свободы, тогда как УК РСФСР (ст. 160), БССР (ст. 158), Таджикистана (ст. 173) и Туркмении (ст. 179) предоставляют суду право назначить за него лишение свободы на срок до трех лет.

1 Например, принуждение представителя власти или представителя общественности к выполнению явно незаконных действий по УК Эстонии (ст. 182) признается преступлением только при наличии отягчающих обстоятельств («сопряженное с насилием над личностью») и карается лишением свободы на срок до 2 лет 6 месяцев, по УК Азербайджана (ч. 1 ст. 189) и Грузии (ч. 2 ст. 207) это же «принуждение» признается преступлением и при отсутствии насилия и влечет за собой лишение свободы на срок до шести месяцев (УК Азербайджана) или до четырех лет (УК Грузии).

26

 

Правило это, однако, не всегда соблюдается1; отсутствие альтернатив к лишению свободы тем более необъяснимо, когда в санкции статьи говорится о кратких сроках этого наїкавания2.

Относительно редки указания в статьях Особенной части уголовных кодексов на возможность применения в качестве альтернативы к краткосрочному лишению свободы мер общественного воздействия3.

Обоснованность существования столь значительных различий тем более сомнительна, что не все они могут быть объяснены спецификой социально-политических или экономических условий той или иной союзной республики, ее национальных особенностей или общественных потребностей. В заключение следует указать еще и на то, что санкции некоторых статей уголовных кодексов союзных республик, устанавливая в качестве наказания лишение свободы на краткий срок, не дают судам возможности повысить наказание даже в тех случаях, когда предусматриваемые этими статьями преступления совершаются систематически4.

1              Едва  ли, например,  можно считать обоснованным  отсутствие

альтернативы к лишению свободы для таких преступлений, как на

рушение действующих на транспорте правил   (ст.  179   УК   Молда

вии) или нарушение законов о национализации земли (ч. 3 ст. 1911

УК Узбекистана).

2              Например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных

предприятиях или во взрывоопасных цехах (ч. 1 ст. 213 УК Узбек

ской ССР), злостное уклонение   от лечения   венерической   болезни

(ч. 2 ст. 107 УК Молдавии и ч. 2 ст. 122 УК Грузии) и т. д.

3              По отношению, например, к общему числу норм, обязывающих

суд назначить лишение свободы на  срок до  одного  года  включи

тельно, нормы, содержащие наряду с лишением свободы указания

на возможность применения мер общественного воздействия, соста

вят лишь 7,9%. И если в УК РСФСР, Туркмении, БССР и Армении

можно все же обнаружить по семь-восемь таких указаний, то в УК

УССР, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана меры общественно

го воздействия в качестве альтернативы к краткосрочному лишению

свободы вообще не фигурируют.

4              Санкции, например, ст. ст.  186  (побег из ссылки), 198  (нару

шение паспортных правил),  122  (злостная неуплата  алиментов)   УК

РСФСР устанавливают предел лишения свободы в один год. В си

лу этого, даже при наличии неоднократной судимости лица за со

вершение одного и того же преступления,   суд вынужден   вновь   и

вновь назначать ему лишение свободы на срок,   не   превышающий

одного года,

 

Подводя итоги изложенному, можно сделать следую щие выводы.

Уголовные кодексы союзных республик содержат

большое число санкций,   предоставляющих   судам   воз

можность или прямо обязывающих их назначать нака

зание в виде лишения свободы на срок до одного года.

Вместе с тем эти санкции не всегда предусматривают

возможность замены  рассматриваемого наказания  ме

рами, не связанными с изоляцией, а также перехода от

лишения свободы к применению мер общественного воз

действия.

Санкции некоторых   статей   уголовных   кодексов

союзных республик не предоставляют судам возможно

сти усиления ответственности, несмотря   на   повторное

или даже неоднократное или систематическое соверше

ние   одного   и  того   же   преступления.

В уголовных кодексах отдельных союзных респуб

лик обнаруживаются значительные различия в виде и

размере наказаний за одни и те же преступления. Эти

различия в своем подавляющем большинстве не могут

быть объяснены теми или иными особенностями данной

союзной   республики.