III. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

и последствия признания рецидивистом

Согласно действующему уголовному, исправительно-трудовому и административному праву признание лица особо опасным рецидивистом влечет за собой следующие последствия: а) возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок до 15 лет; б) допустимость отбывания этого наказания (полностью или частично) в тюрьме; в) исключение условно-досрочного освобождения и замены наказания более мягким; г) отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительно-трудовой колонии особого режима; д) установление по отбытии наказания административного надзора.

Указанные последствия определяются тяжестью преступлений, образующих особо опасный рецидив, а также личностью преступника, признаваемого по приговору суда особо опасным рецидивистам.

В целях усиления борьбы с рецидивной преступностью, совершенствования форм и методов ее, а также улучшения профилактики рецидива представляется необходимым остановиться на рассмотрении вопроса о некоторых дополнительных последствиях признания лица особо опасным рецидивистам. Речь идет, в частности, о судимости и рецидиве, о некоторых изменениях в процессе отбытия наказания в исправительно-трудовых колониях особого режима.

Судимость как правовое последствие отбытия наказания— многозначно1. Но, пожалуй, главное значение института судимости состоит в использовании его в борьбе с рецидивной преступностью.

Не касаясь в данной статье опорного в теории уголовного нрава вопроса о возможности учета в ряде случаев погашенной или снятой судимости, отметим, что Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от

 

 

 

1 Подробнее см. Б. С. Никифоров, О рецидиве и судимости, «Советское государство и право» 1957 г. № 5; В. В. Е р а к-син, Л. Ф. Помчалов, Погашение и снятие судимости в советском уголовном праве, изд-во МГУ, 1963; М. П. Е в т е е в, Погашение и снятие судимости, «Юридическая литература», 1964.

23У

 

3 июля 1963 г. «О судебной практике по признанию лиц особо опасными рецидивистами» указал: «...по смыслу ст. 47 Основ уголовною законодательства Союза ССР и союзных республик признание лица особо опасным рецидивистом сохраняет свое правовое значение лишь до погашения или снятия судимостей, которые послужили основанием для признания его таковым»1.

Таким образам, вопрос об учете .прежних судимостей для признания лица особо опасным рецидивистам de lege lata ясен: a) в силу примечания 1 к ст. 24 УК РСФСР не учитывается судимость за 'преступление, совершенное в возрасте до 18 лет, а также судимость, которая снята или погашена в установленном законом порядке; б) погашение или снятие судимостей, послуживших основанием для признания лица особо опасным рецидивистом, исключает правовые последствия, вытекающие из имев-, шего место юридического факта такого признания.

В какой же мере такое решение вопроса обеспечивает эффективность борьбы с рецидивом, (свидетельствуют ли материалы судебной практики и криминологических наблюдений, что погашение или снятие судимости совпадает с исправлением рецидивистов? Ряд материалов, на наш взгляд, достаточно убедительно свидетельствует о гом, что это совпадение в значительном числе случаев отсутствует. Так, приводя данные о рецидиве среди условно-досрочно освобожденных в Казахской ССР, Д. А. Панков пишет: «...примечательно, что более половины лиц, допустивших рецидив, имели погашенные или снятые судимости и формально считались впервые судимыми»2.

О большом удельном весе среди рецидивистов лиц, судимость с которых снята или погашена, свидетельствуют и иные ^криминологические наблюдения.

Есть основания утверждать, что преступность особо опасных рецидивистов отнюдь не составляет в рассмат-

1              «Сборник   постановлений   Пленума   Верховного   Суда   СССР

1924—1963 гг.», М., 1964, стр. 176—177.

2              Д. А.    Панков,     Совершенствование правовых    институтов

досрочного освобождения осужденных — важный стимул их исправ

ления и перевоспитания  (из опыта работы исправительно-трудовых

учреждений Казахстана), «Советское государство и право»  1965 г.

№ 8, стр. 41.

240

 

риваемом отношении кажих-либо исключений. Опыт показывает, что «^преступная биография» 'особо опасных рецидивистов длится многие годы. Проведенное анкетирование 450 особо опасных рецидивистов показало, что время, прошедшее с момента совершения первого до совершения последнего преступления, дает такую картину: до двух лет— 18 чел. (4%); два-три года — 30 чел. (6,6%); четыре-пять лет—44 чел. (9,8%); шесть-десять лет—159 чел. (35,3%); более десяти лет—199 чел. (44,3%).

Таким образам, у 79,7% обследованных «(Преступная биография» развивалась на (протяжении от шести лет и больше.

Если же принять во внимание сроки погашения судимости, предусмотренные ст. 57 УК РСФСР, распростра-ненность преступлений, совдршаемых рецидивистами (ом. табл. 2), а также санкции соответствующих статей Уголовного кодекса РСФСР, то неизбежен вывод, который подтверждается и на практике: судимости очень часто оказываются погашенными, а лицо — продолжает совершать преступления.

С учетом изложенного представляется правильным закрепление в законе такого последствия признания особо опасным и опасным рецидивистом, как исключение возможности погашения судимости и снятие ее исключительно судом на основаниях, предусмотренных п. 7 ст. 47 Основ уголовного законодательства. Коль скоро суд с учетом обстоятельств дела и личности преступника придет к выводу ю необходимости признания его особо опасным или опасным рецидивистом, снятие судимости лишь судом явится вполне оправданной мерой.

Если особо опасный или опасный рецидивист после отбытия наказания примерным поведением и честным отношением к труду докажет свое исправление, то так же, .как и в отношении других осужденных, суд сможет снять с него судимость. При этом, разумеется, не должна исключаться возможность досрочного снятия судимости при наличии условий, изложенных в последней части ст. 47 Основ уголовного законодательства.

Одним из существенных последствий повторного или неоднократного осуждения рецидивистов является режим отбывания наказания в виде лишения свободы.

 

16  Заказ  1П2

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 10 июня 1961 г. «О порядке определения судами вида исправительно-трудовой колонии лицам, -осужденным к лишению свободы» подчеркивается, что «исправительно-трудовые колонии строгого режима являются, как правило, местом отбывания наказания в виде лишения свободы для осужденных два раза и более к лишению ов-ободы, но не призванных особо опасными рецидивистами»1.

Как показывает изучение материалов практики назначения наказания рецидивистам, суды в ряде случаев не учитывают, что лица, уже отбывавшие наказание в виде лишения свободы 'и вновь осуждаемые к этому наказанию, должны как правило, отбывать наказание в колониях строгого режима. Выборочные данные свидетельствуют о том, что в некоторых колониях общего и усиленного режима иной раз содержится 15—20% лиц, ранее отбывавших наказание в виде лишения свободы2. Такое положение отрицательно сказывается на выполнении задачи исправления и перевоспитания заключенных.

Однако направление в колонии общего и усиленного режимов рецидивистов нельзя, по-видимому, объяснить лишь ошибкой судов при определении режима отбытия наказания. С учетом обстоятельств дела и личности осуждаемых, в частности факта прежнего отбытия наказания за много лет до нового осуждения, судьи принимают решение о направлении осужденного в колонии общего или усиленного режима. Игнорировать такие обстоятельства было бы неправильно. Поэтому не следует, на наш взгляд, ставить вопрос об изменении Положения об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах

1              «Сборник постановлений   Пленума   Верховного   Суда СССР

1924—1963 гг.», стр. 214.

2              На недостатки такого  рода указывал  и Пленум Верховного

Суда СССР в постановлении от 31 июля 1962 г. «О судебной прак

тике по определению вида исправительно-трудовой колонии лицам,

осужденным к лишению свободы».   Пленум   отмечал:   «Суды при

оценке личности осужденных, уже отбывавших наказание в местах

лишения свободы  за   совершенные   ими   преступления,  не   всегда

принимают во внимание прошлую преступную   деятельность   этих

лиц и определяют им вместо исправительно-трудовой колонии стро

гого режима колонии усиленного или даже общего режима» («Сбор

ник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924—1963 гг.»,

стр. 218).

 

посредством установления категорического запрещения направлять в колонии общего и усиленного режима лиц, которые ранее отбывали лишение свободы.

С целью ликвидации недопустимого положения, когда рецидивисты направляются в колонии общего и усиленного режима, (представляется правильным: а) улучшить судебную практику в данной области1, б) установить в законе, что признание лица опасным рецидивистом влечет за собой безусловное направление его в колонию строгого Ірежима.

Таким образом, последствием признания опасным рецидивистом явится отбывание наказания в колонии строгого режима, и относительно лиц, признаваемых опасными рецидивистами, отпадет альтернатива при определении им вида исправительно-трудовой колонии.

Опасность личности особо опасных рецидивистов обуславливает отбытие ими наказания в тюрьме или исправительно-трудовой колонии особого режима. Ряд ограничений, установленных в колониях особого режима для особо опасных рецидивистов, по сравнению с ограничениями для других заключенных является необходимым элементам кары в наказании. Но, как справедливо отмечалась в литературе, «общие требования, которые предъявляются к режиму в исправительно-трудовых учреждениях, к трудовому воспитанию заключенных, условиям их труда и политико-воспитательной работе, полностью распространяются и на иаправителыно-трудо-вые колонии особого режима»2.

Поскольку такое последствие признания особо опасным рецидивистом, как направление в колонию особого режима, отнюдь не исключает цели исправления и перевоспитания, необходимо, учитывая особенности личности преступника, сосредоточить внимание на некоторых положениях, неж^редетвенно связанных с указанным последствием.

1              На выполнение этой задачи вновь указывается в п. 3 поста

новления Пленума Верховного Суда СССР от 29 декабря  1965 г.

«Об устранении недостатков в деятельности судов по борьбе с реци

дивной      преступностью»,   «Советская   юстиция»      1966 г.    № 3,

стр. 31.

2              «Вопросы  борьбы  с    преступниками-рецидивистами»,    изд-во

Высшей школы МООП,  1964, стр. 77.

 

16*

 

243

 

Не ставя перед собой задачи подробного освещения большого и сложного вопроса о соотношении специфики режима в зависимости от черт личности рецидивиста — это область специального исследования,— остановимся лишь на некоторых сторонах идеологического воздействия на заключенных в колониях особого режима.

Одна из важнейших предпосылок идеологического воздействия на человека — его общеобразовательный уровень. Понятно, что лишь на основе [Повышения общеобразовательного и .культурного уровня можно добиться привития ему необходимых социально полезных навыков.

Проводившиеся выборочные .исследования обнаружили, что уровень образования лиц, признанных особо опасными рецидивистами, «раине невысок. Так, анкетирование показало, что образование этих лиц ко времени совершения последнего преступления характеризовалось следующими показателями: неграмотных — 9 чел. (2,0%), до четырех классов—171 (38,0%), пяти — семи классов—19І1 (42,4%), восьми-девяти классов — 39 .(8,7%), со средним образованием —31 (6,9%), со средним специальным и высшим—-9 (2,0%)'.

Таким обр азом,. 40 % обследованных лиц не имеют четырехлетнего образования, а 82,4%—восьмилетнего.

В настоящее время в исправительно-трудовых учреждениях уделяется большое внимание обязательному обучению заключенных, не имеющих восьмилетнего образования. Забота о повышении общеобразовательного уровня должна распространяться и на ИТК особого режима2.

1              Для сравнения отметим, что согласно данным ЦСУ СССР к

началу  1964 года высшее и среднее образование  (полное и непол

ное) имели 32% всего населения. Среди работающих высшее, и сред

нее   (полное и неполное)  образование имели 50%   («Народное хо

зяйство СССР в 1963 г.», М, 1965, стр. 29). При оценке образова

тельного уровня особо опасных рецидивистов необходимо учесть и

то, что подавляющее число этих лиц составляют люди, не достиг

шие 40-летнего возраста. Подробнее см. ниже, табл. № 6.

2              Небезынтересно отметить, что по подсчетам советского эконо

миста академика Струмилина лишь «выгоды от повышения продук

тивности  труда  превышают  соответствующие расходы  государства

на школьное обучение в 27,6 раза»  (С. Г. С т р у м и л и н, Избран

ные произведения, т.  3,  «Проблемы   экономики   труда»,   М.,   1957,

стр. 163).

244

 

С учетам характера рецидивной преступности Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. утверждено Положение об административном надзоре органов милиции за лицами, освобожденными из мест лишения свободы1. Принятие специального нормативного акта о 'введении административного надзора за особо опасными рецидивистами и другими лицами, осуждавшимися к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, имеет важное значение для профилактики рецидивной преступности. Некоторые криминологические данные, характеризующие личность особо опаоныд рецидивистов, могут быть, «а наш взгляд, учтены при осуществлении административного надзора.

В этой связи заслуживают, в частности, внимания особенности возраста особо опасных рецидивистов, их семейное положение, а также промежуток времени между предпоследней и последней судимостями.

Ниже приводятся данные о возрастных показателях особо опасных рецидивистов, составленные на основе анкетирования 450 лиц.

Таблица   6

 

 

Возраст ко вре

мени осуж-

Возраст ко вр знания особ

емени при-) опасным

Возрастные группы

дения за 1-е п]

эеступление

рецидив

истом

 

кол-во

%

кол-во

%

до 18 лет    ...

140

31 1

 

 

18—19 лет

104

23,1

7

1,6

20—25 лет

146

32,5

69

15,3

26—30 лет

41

9,1

117

26,0

31—40 лет

15

3,3

216

48,0

41—50 лет

4

0,9

31

6,9

50 и более

                 

10

2,2

Итого

450

100

450

100

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что 54,2% лиц, признанных особо опасными рецидивистами, -были судимы в первый раз до достижения 19-лет-

1 «Ведомости Верховного Совета СССР» 1966 г. № 30, ст. 597.

245

 

него возраста. Эти паяные свидетельствуют о недостатках в исправлении и перевоспитании молодых преступников, а также слабости мер по предупреждению рецидива. С другой стороны, надо принять во внимание, что лица, впервые осужденные в возрасте старше 40 лет, практически не становятся на путь совершения преступлений, приводящий к особо опасному рецидиву.

Из приведенных данных далее следует, что подавляющее число лиц признаются особо опасными рецидивистами в возірарте от 25 до 40 лет. По сравнению с этой возрастной группой число лиц, признаваемых особо опасными рецидивистами, после 40-Ілетнето возраста резко падает1. Эти обстоятельства могут послужить материалом для оценки возрастных особенностей рецидивистов, подлежащих административному надзору, а также определения сроков продолжительности этого надзора.

В советской криминологической литературе справедливо отмечается отрицательная роль в этиологии преступности такого фактора, как распад или ослабление социально полезных связей личности преступника2. Особенно значителен этот процесс у преступников-рецидивистов после неоднократного осуждения и сравнительно продолжительных сроков пребывания в местах лишения свободы. Причем распад и оіслаїблеяие социально полезных связей одновременно характеризуется появлением вредных связей, оказывающих (резко отрицательное влияние на поведение лица, освобождаемого 'из места лишения свободы. «Рецидивист,— справедливо подчеркивает это положение П. Ф. Гришанин,— становится более общественно опасным потому, что, во-первых, утрата связей с производственным коллективом и с семьей ослабляет сдерживающие начала в сознании рецидивиста, Іво-ІвторьІх, вместо утраченных социально

1              К такому  же  выводу  на   основе выборочного  исследования

пришел  и  А.   М.   Яковлев.   «Сорокалетний  возраст,— пишет  он,—

знаменует, как правило, конец активной преступной «карьеры» ре

цидивистов»  («Борьба с 'рецидивной преступностью», стр. 102).

2              См., например, А. Б. Сахаров,   указ, соч.;    А. М. Яков

лев,   Некоторые теоретические вопросы общей методики изучения

личности   преступника,  «Проблемы   искоренения  преступности»,   М.,

1965, стр. 65 и ел.

246

 

 

 

полезных появляются социально вредные связи с преступными и неустойчивыми элементами...»1.

Анкетирование показало, что 23,4% обследованных в период между совершением предпоследнего и последнего преступления, в связи с которым имело место признание особо опасным рецидивистом, не работали, 14,6% обследованных перед совершением последнего преступления <не имели постоянного места жительства.

Для характеристики социально полезных общественных связей представляет интерес и семейное положение указанных лиц перед совершением последнего преступления. Установлено, ч го 56,9% лиц не состояли в браке, 68,7%—не имели детей, 34,6%—не имели родителей, 13,1%—не имели родных (собственной семьи, родителей, братьев и состср)2.

Ослабление «ли распад различных полезных связей, наблюдаемые среди опасных и особо опасных рецидивистов, также являются одним из существенных моментов, который должен учитываться при осуществлении административного надзора.

Необходимо, наконец, подчеркнуть, что существенное значение в рассматриваемой области имеет учет сроков, протекающих с момента освобождения рецидивистов из места лишения свободы до совершения нового преступления. Обследование указанной группы лиц, признанных особо опасными рецидивистами, показало, что время нахождения на свободе перед совершением последнего преступления составило: до одного года — 43,8%, о г одного лада до трех лет — 43,8%, свыше трех лет — 12,4%.

Таким образом, как показывают криминологические наблюдения, особое внимание должно быть обращено на поведение лица в течение двух-трех лет после отбытия меры наказания.

 

 

 

1              IL Ф.    Г р и ш а н и н,   Социальная характеристика    личности

особо опасных рецидивисте?,    «Труды   Высшей    школы     МООП»,

вып.  12, М.,  1965,  стр.  55.

2              Данные о семейном положении следует оценивать критически.

Состояние в  браке, например, может иметь лишь формальный ха

рактер,  так как в  связи  с  длительным  сроком  лишения  свободы,

отбываемым   по    общему   правилу    особо   опасным    рецидивистом,

семья   нередко   фактически   распадается, хотя   юридически   брак

остается нерасторгнутым.

247