V. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РЕЦИДИВУ СРЕДИ УСЛОВНО-ДОСРОЧНО ОСВОБОЖДЕННЫХ ОТ НАКАЗАНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 

Тот факт, что определенная часть условно-досрочно освобожденных совершают новые преступления или ведут антиобщественный образ жизни, определяется самыми различными причинами и способствующими этому отрицательными обстоятельствами. Вопрос об общих причинах совершения условно-досрочно освобожденными новых преступлений или о причинах антиобществен* ного поведения этой категории освобожденных от наказания в данной статье не рассматривается, так как он является предметом самостоятельного исследования. В настоящей статье делается попытка выявить лишь обстоятельства, способствующие совершению условно-досрочно освобожденными новых преступлений, непосредственно связанные с недостатками работы по условно-досрочному освобождению в исправительно-трудовых учреждениях, суде, наблюдательных комиссиях и в прокуратуре. Кроме того, в данном случае делается попытка выявить недостатки, относящиеся к работе по наблюдению за условно-досрочно освобожденными и их воспитанию со стороны общественности.

Такие несомненно сказывающиеся на эффективности услошо-доюрочиаго освобождения обстоятельства могут относиться к различным сторонам работы указанных организаций и учреждений: к организации исправительно-трудовыми учреждениями отбывания наказания; к контролю в этих учреждениях за поведением осужденных и организации воспитательной работы с ними, к работе по подготовке исправительно-трудовыми учреждениями материала для представления осужденных к условно-досрочному освобождению и, наконец, к работе по рассмотрению та.ких материалов судами.

181

 

Как показало изучение всех собранных материалов о практике применения условно-досрочного освобождения от наказания, наиболее серьезным обстоятельством, сгго-еобстівующиїм рецидиву среди условно-досрочно освобожденных или их антиобщественному поведению, является условно-досрочное освобождение осужденных, в действительности еще не доказавших своего исправления. Понятно, что вопрос о том, доказал или не доказал осужденный свое исправление, крайне сложный, для решения его требуется исследование целого комплекса самых различных обстоятельств, относящихся к личности осужденного, его поведению и отношению к труду, характеру совершенного им преступления, его интерасам, взглядам на- будущую жизнь и т. д. Причем при решении вопроса о доказанности исправления осужденного во избежание субъективной, умозрительной оценки этого обстоятельства необходимо руководствоваться объективным критерием.

Поскольку в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 27 міарта 1953 г. «Об амнистии» было сказано, что «не вызывается необходимостью дальнейшее содержание в местах заключения лиц, совершивших преступления, не представляющие большой опасности для государства, и своим добросовестным отношением к труду доказавших, что они могут вернуться к честной трудовой жизни и стать полезными членами общества»1, критерием для освобождения осужденного до истечения назначенного судом срока наказания определенное время считалось добросовестное отношение осужденного к труду.

Однако позднее в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 г. «О введении условно-досрочного освобождения из мест заключения» был указан уже более полный критерий — честное отношение к труду и примерное поведение осужденного2.

Из текста ст. 44 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года также сле-

1              См. вводную часть    Указа    Президиума    Верховного Совета

СССР от 27 марта 1953 г. «Об амнистии» («Сборник законов ССС

и  Указов  Президиума  Верховного  Совета    СССР   1938—1958 гг.», М., 1959, стр. 612).

2              «Сборник   законов   СССР  и   указов   Президиума   Верховного

Совета СССР  1938—1958 гг.»,  М.,   1959,  стр.  548—549.

182

 

 

 

дует, что о доказанности исправления осужденного свидетельствует его примерное поведение и частное отношение к труду. На необходимость руководствоваться при решении вопроса о доказанности исправления осужденного таким именно критерием указал также и Пленум Верховного Судіа СССР в постановлении от 4 марта 1961 г. № 2 «О судебной практике по условно-досрочному освобождению осужденных от наказания». Учитывая, что понятие примерного поведения и честного отношения к труду осужденного не всегда единообразно толкуется работниками практики, Пленум Верховного Суда СССР в этом же постановлении разъяснил, что вывод об исправлении осужденного должен быть основан на совокупности данных о соблюдении осужденным режима в исправительно-трудовом учреждении, о выполняемой им работе, об отношении к этой работе, о повышении осуж-денньим своей производственной квалификации, о его участии в общественной жизни, а также данных о состоянии здоровья осужденного, его образовании и характере выполняемой осужденным работы1.

Однако практика показывает, что умазанный Пленумом Верховного Суда СССР круг данных, которые следует иопользов'зггь для вывода о доказанности исправления осужденного, нуждается в некотором уточнении.

Так, работники исправительно-трудовых учреждений, суда и прокуратуры нескольких союзных республик в процессе опроса их по этому поводу высказали ряд соображений, представляющих несомненный интерес.

Практические работники указали, например, что при решении вопроса об условно-досрочном освобождении следует учитывать данные о повышении осужденным своего общеобразовательного уровня или его стремление к пополнению своего образования; об отношении осужденного к совершенному преступлению (открытое осуждение содеянного, желание пюрівать с преступной

' См. п. 2 этого постановления («Бюллетень Верховного Суда СССР» 1961 г. № 3). На необходимость учета этих данных было Указано также в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 7 от 11 октября 1965 г. «О выполнении судами постановлений пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 г. и от 18 декаб-1963 г. «О практике условно-досрочного освобождения осужден -№°Т наказания» («Бюллетень Верховного Суда СССР» 1965 г.

183

 

средой и т. п.); об отношении осужденного к семье, к окружающим и т. п.

Практические работники исправительно-трудовых учреждений, суда и прокуратуры некоторых союзных республик вьисказали также мнение, что при решении вопроса об условно-досрочном освобождения следует учитывать не только обстоятельства, характеризующие личность осужденного во віремя отбывания им наказания, но также и обстоятельства, характеризующие его личность во время, предшествующее совершению им преступления.

Мнопие практические работники исправительно-трудовых колоний высказали мысль, что если осужденному, отбывшему определенный срок наказания и примерно ведущему себя, в порядке льготы (при наличии для этого определенных условий — производственной необходимости или для выполнения работы по самообслуживанию) было разрешено бесконвойное передвижение1, то необходимо учитывать его поведение не только в колонии, но и за ее пределами.

Рад работников исправительно-трудовых учреждений считают, что свидетельствам доказанности исправления осужденного должны служить и другие обстоятельства: безупречное исполнение осужденным всех требований режима; работа осужденного на любом учасше, культура труда, высокое качество продукции, рационализаторство; бережное отношение к оборудованию, бескорыстная помощь отстающим, внешняя опрятность, вежливость и т. п.

Учитывая перечисленные выше обстоятельства, практические работники вместе с тем считают, что для получения более полного представления об осужденном, необходимого при решении вопроса о доказанности его исправления^ следует учитывать и ряд обстоятельств, относящихся к прошлому осужденного. При этом подавляющее число практиков считает необходимым учитывать образ прошлой жизни осужденного: его отношение к выполняемой в прошлом работе на производстве, в

1 Бесконвойное передвижение заключенного может быть разрешено администрацией колонии по отбытии им не менее '/2 срока наказания.

184

 

учреждении или другой организации, участие в общественной работе; характер увлечений, склонностей, духовных запросов и ело культурный уровень до совершения преступления; прошлое поведение в семье и отношение '< другим окружающим его лицам; склонность к алкоголю; прежняя судимость и т. п.

Нужно сказать, что, руководствуясь критериями доказанности исправления осужденного, указанными в уголовном законе, используя при решении этого вопроса приведенные выше указания Пленума Верховного Суда СССР о характере данных, которые надо учитывать для вывода об исправлении осужденного, а также руководствуясь собственным опытом работы с осужденными, способствующим распознанию действительно исправившегося заключенного, работники исправительно-трудовых учреждений, суда и прокуратуры в большинстве случаев делают правильные, обоснованные выводы об исправлении осужденного и, как правило, освобождают условно-досрочно именно тех, кто этого заслужил.

Вместе с тем следует обратить серьезное внимание на то, что в целом ряде случаев администрация исправительно-трудовых учреждений совместно с наблюдательными комиссиями представляет к условно-досрочному освобождению, а суды условно-досрочно освобождают от отбывания наказания осужденных, которые своим поведением и отношением к труду не проявили себя с положительной стороны.

Имеются ли какие-либо объективные признаки, наличие которых свидетельствует о том, что осужденного нальзя цризнать исправившимся?

Одним из таких признаков следует считать систематическое или грубое нарушение им правил режима в месте лишения свободы или, если речь идет об осужденном, отбывающем исправительные работы, ссылку или высылку, нарушение им правил трудовой дисциплины или поведения на работе или по месту жительства.

Проведенное в 1964 году в исправительно-трудовых колониях выборочное изучение архивных дел осужденных, ранее освободившихся условно-досрочно и вновь совершивших преступления, показало, что часть их до освобождения допускали нарушения установленного в колонии режима. Среди освобожденных нарушители

185

 

режима составляли примерно 25%. Среди нарушений преобладало несоблюдение установленных в колониях правил поведения осужденных и правил, регулирующих дисциплину труда. Так, если принять число всех нарушений, совершенных этими лицами, за 100%, то нарушения правил поведения и дисциплины труда составляли около 54%.

Число лиц, совершивших прочие нарушения, например пронос в зону предметов, пользование которыми или хранение которых в исправительно-трудовых учреждениях запрещено, и т. д., оказалось менее значительным1. При изучении архивных личных дел рецидивистов из числа лиц, ранее условно-досрочно освобожденных, установлено также, что некоторые из них представлялись к условно-досрочному освобождению и судами уславно-досротно освобождались, несмотря на то, что совершали разного рада нарушения .не один-два раза, а систематически.

Выборочное изучение архивных личных дел рецидивистов из числа ранее условно-досрочно освобожденных показало также, что в целом ряде случаев исправительно-трудовыми колониями представлялись к уславио-до-срочяаму освобождению и судами освобождались те осужденные, которые примерно вели себя и честно относились к труду только в течение короткого периода, предшествовавшего условно-досрочному освобождению2. Понятно, что прій наличии указанных обстоятельств нельзя считать, что осужденный дакав а л свое исправление.

Применительно к данному вопросу при наличии других необходимых условий (например, отбытие установленного законам минимального срока наказания и т. д.) осужденного можно считать доказавшим свое

1              Следует учесть, однако, что, поскольку эти нарушения режима

обнаружить труднее, чем нарушения правил труда или соблюдения

правил общежития, данные об их количестве не всегда отражают

фактическое положение вещей.

2              О том, что оценка поведения и отношения к труду осужден

ного не может быть основана на характеристике его за период, непо

средственно   предшествовавший   наступлению   срока,   по   отбытии

которого возможно условно-досрочное освобождение, было указано

Пленумом Верховного Суда СССР еще в постановлении от 4 марта

1961 г.

186

 

исправление, если он примерно ведет себя и честно относится к труду в течение довольно длительного времени, предшествующего его представлению к условно-досрочному освобождению.

Нужіио сказать, что совершение некоторыми категориями осужденных разного рода нарушений режима в первое ар ем я их пребывания в исправительно-трудовых колониях — нередко встречающееся явление. И это понятно, ибо некоторые осужденные и в особенности те, которые ранее вели паразитический образ жизни, были связаны с антиобщественными или преступными элементами, труднее, чем другие, поддаются дисциплинирующему воздействию установленного в колонии режима и проводимой с ними воспитательной работы. Оказавшись в месте лишения свободы, такие лица, как правило, в первое время как бы по инерции продолжают проявлять себя с отрицательной стороны, допуская те или иные нарушения установленного в колонии режима.

Поэтому для того, чтобы< вовсе исключить или по крайней мере свести к минимуму совершение этими лицами нарушений правил режима, нужна кропотливая, довольно длительная индивидуальная воспитательная работа, результат которой может оказаться не сразу, а лишь по прошествии определенного времени. Если, однако, осужденный допускает нарушения режима — каїса-ются ли они дисциплины труда или иных иравил поведения— не только в начальный период, своего пребывания в исщравительно-трудовюй колонии, но и после того, каїк он привел в ней некоторое, а иногда довольно длительное время, то считать его доказавшим свое направление нельзя.

Саімо собой разумеется, однако, что только тот факт, что осужденный во время отбывания наказания вообще не дону ома л нарушений или не допускал нарушений в течение довольно длительного периода времени, непосредственно предшествующего его представлению к условно-досрочному освобождению, еще не свидетельстве! о его исправлении.

Исправление осужденного может быть установлено в еэультате анализа целой совокупности самых различ-

^ данных, характеризующих ело личность, оопоставле-•и>я этих данных во времени   (например, в начальный его нахождения в исправительно-трудовой коло-

187

 

нни и в период, непосредственно предшествующий представлению к условно-досрочному освобождению) и т. д

Однако данные, полученные в результате проведенного выборочного обследования рецидивистов из числа лиц, ранее условно-досрочно освобожденных от наказания, показали, что около 30% их были условно-досрочно освобождены только потому, что во время отбывания наказания не совершили никаких нарушений, хотя каким-либо иным положительным образом эти лица себя не проявили. В этих случаях основанием для освобождения осужденных до истечения назначенного им судом срока наказания по существу явилось то, что они соблюдали правила установленного в исправительно-трудовой колонии режима и только.

Такой подход к оценке доказанности исправления осужденного, представление его на этом основании к условно-досрочному освобождению и его условно-досрочное освобождение могут свидетельствовать о том, что исправительно-трудовые учреждения и суды в ряде случаев принимают решение по данному вопросу, пользуясь лишь некоторыми формальными сведениями об осужденном, а не на основе глубокого и всестороннего изучения его личности, которое в действительности только и может привести к правильному выводу о доказанности осужденным своего исправления.

К числу серьезных обстоятельств, обусловливающих необоснованное представление осужденных к условно-досрочному освобождению и (затем их условно-досрочное освобождение, следует отнести недостатки в организации отбывания наказания в некоторых исцравительно трудовых колониях, особенно недостатки в организации

Труда  ОСуЖДеННЫХ  И  Проведения  С  НИМИ  ПОЛИТІИІКО-1ВОІСПИ-

тателыной работы.

Известно, что все осужденные к лишению свободы, исправительным раїботам, ссылке или высылке во время отбывания наказания, как правило, привлекаются к труду, являющемуся одним из важных средств их исправления и подготовки к жизни в обществе после освобождения1. Понятно, что привлечение осужденных к

1 Вовлечение в трудовую деятельность колонии — особенно важное средство исправления тех лиц, которые до осуждения вели праздный или антиобщественный образ жизни.

188

 

общественно полезному труду (вместе с осуществлением других мер по их поправлению) может дать положительный эффект только в том случае, если труд организован должным образом: в соответствии с установленным производственным планом, с учетом трудоспособности и профессии осужденного, его специальности, характера совершенного им преступления и т. п.

Организуя труд осужденных, администрация исправительно-трудовых учреждений должна постоянно наблюдать за их работой, контролировать ее выполнение, учитывать количество и качество произведенной осуж-_ данным продукции, учитывать и отмечать добросовестно и недобросовестно работающих осужденных.

Непосредственное наблюдение за организацией труда осужденных в местах лишения свободы, беседы с администрацией и другими работниками исправительно-трудовых учреждений, а также беседы с осужденными показали, что, несмотря на то, что труд в колониях в большинстве случаев организован правильно, в этом деле имеются и серьезные недостатки, иногда сказывающиеся и на обоснованности условно-досрочного освобождения осужденных. Один из недостатков — несоответствие характера труда контингенту занятых им осужденных — -был установлен в ряде колоний строгого режима, где, как правило, содержатся лица, неоднократно судимые.

Несмотря на то, что труд для заключенных, находя-

щихся в исправительно-трудовых колониях строгого ре-

жима, также должен быть организован в соответствии с

общими принципами организации труда во всех испра-

вительно-трудовых колониях   (использование заключен-

ных с учетом их специальности, личности, характера со-

деянного и т. д.),    в    некоторых    колониях    строгого

режима, заключенными выполнялась работа, по   содер-

жанию не соответствующая этим принципам. Так, в од-

ой   из исправительно-трудовых колоний строгого режима

заключенные мужчины использовались на  стрижке аа-

:ениц с резиновых    прокладок,   предназначенных для

Іашинньїх деталей, на пошиве ватной спецодежды, на

выворачивании  пошитых  брезентовых рукавиц и даже

в              концов ниток с уже сшитой в колонии ват-

ной спецодежды.

Такое же примерно положение в организации труда

189

 

наблюдалось и в другой из обсл едав энных испр авитель-но трудовых колоний, пде неоднократно судимые за совершение тяжких преступлений были заняты изготовлением картонных норобок, фанерных ящиков, игрушек, плетением корзин и т. д. Понятно, нто выполнение 8а-млючанньми, находящимися їв колониях строгого режима, т. е. лицами, как правило, представляющими повышенную общественную опасность, работы такого характера не может оказать на них необходимого воспитательного воздействия. Выполнение осужденными указанного контингента таких работ не может способствовать и уяснению вопроса о действительном отношении их к своему труду и там самым решению основного вопроса при подготовке матерій а лов к условно-досрочному освобождению— исправился заключенный или нет и можно или нельзя представить его (при наличии других необходимых условий) к условно-досрочному освобождению.

На правильности и обоснованности представлений осужденных к условно-досрочному освобождению сказывается чрезмерно большая численность заключенных, находящихся в каждом отряде колонии.

Установиенный в Положении об исправительно-трудовых колониях лимит содержания заключенных в отряде предполагает возможность осуществления начальником отряда задач пю организации их труда, проведения с ними воспитательной работы и изучения личности заключенного, что особенно необходимо при решении вопроса о целесообразности представления его к условно-досрочному освобождению.

Непосредственное ознакомление в ряде исправительно-трудовых колоний некоторых автономных республик, Краев и областей РСФСР с отрядной системой, показало, что установленная Положением численность заключенных, которые должны находиться в каждом отряде колонии определенного режима, не соблюдается. Значительное превышение лимита наполнения отряда, естественно, серьезно мешает выполнению начальником отряда всех возложенных на него задач, а в каждом конкретном случае крайне отрицательно сказывается на возможности изучения личности заключенных, проведения с ними индивидуальной воспитательной работы.

Все это неизбежно отражается на правильности, обоснованности решения вопроса о возможности представ-

190

 

тения того или иного заключенного — члена отряда — к условно-досрочному освобождению.

" При изучении в исправительно-трудовых колониях работы отрядной системы был установлен и другой ее организационный недостаток: чрезмерная текучесть состава заключенных, находящихся в каждом отряде. Нередки факты, когда заключенный, пробыв некоторое время в одном отряде, в силу тех или иных причин переводится в другой отряд, из него в третий и т. д. Это приводит к тому, что начальними отрядов порой плохо знают своих «подопечных» и не в состоянии изучить их прошлую жизнь.

Вследствие указанных недостатков организации отбывания наказания начальники отрядов не могут (заниматься изучением причин и условий, способствовавших совершению осужденным преступления, уяснением могги-воїв его совершения, установлении ем степени участия осужденного в преступлении, отношения его к содеянному, а также круга его интересов, взглядов на будущее и т. д.

Поэтому, решая вопрос о возможности представления того или иного осужденного к условно-досрочному освобождению, начальник отряда в силу указанных организационных недостатков отбывания наказания легко может впасть в ошибку: при отсутствии достаточных данных может посчитать заключенного исправившимся и потому заслуживающим представления к условно-досрочному освобождению либо, наоборот, посчитать его неисправившимся и потому не заслуживающим представления к такому освобождению. Отрицательные последствия того и другого решения, поскольку они нс основаны на глубоком изучения личности осужденного, очевидны.

Следует сказать, что недостатки имеют место не только в организации отбывания лишения свободы, но и в организации отбывания исправительных работ. Один из них заключается в том, что инспекции исправительных работ иногда не высылают администрации, отделам кадров или общественным организациям (месткомам, завкомам и т. д.) предприятий, учреждений и других организаций, где отбывают наказание осужденные к исправительным работам, копии приговоров и определе-об их условно-досрочном освобождении. Вследствие

191

 

Этого в месте отбывания осужденным исправительных работ ни администрация, ни отдел кадров, ни общественные организации нередко не знают, за совершение какого преступления осужденный отбывает исправительные работы, в чем конкретно выразилось совершенное им деяние и т. д. Естественно, что при таком положении общественные организации или отдельные лица фактически лишены возможности вести с осужденными индивидуальную воспитательную работу.

О плохо поставленной с осужденными к этому наказанию воспитательной работе свидетельствует то, что эти лица во время отбывания наказания, как правило, не повышают ни своего общеобразовательного уровня, ни производственной квалификации.

Так, если принять число условно-досрочно освобожденных от исправительных работ за один год за 100%, то из них при наличии к тому необходимости начали повышать свой общеобразовательный уровень лишь 10,5%, а производственную квалификацию — лишь 13%.

Обращает на себя внимание и такой недостаток организации отбывания исправительных работ, как отсутствие в ряде случаев систематического контроля со стороны работников городских, районных и межрайонных инспекций исправительных работ за поведением и работой осужденных к исправительным работам, а также отсутствие хорошо налаженной связи между работниками этих инстанций и общественностью предприятий, где указанная категория осужденных отбывает наказание.

Ознакомление с организацией отбывания наказания в виде ссылки и высылки также свидетельствует об определенных в этой области организационных недостатках, наличие которых не способствует глубокому изучению личности осужденных и обоснованному применению к ним условно-досрочного освобождения. Основной из таких недостатков — прибытие осужденных в место ссылки или высылки спустя довольно длительное время после осуждения к этим видам наказания. Так, данные проведенного выборочного обследования находящихся в ряде областей РСФСР осужденных к ссылке и высылке показали, что 60% из них прибыли в место отбытия этого наказания лишь через один — три месяца после вступления приговора в Ісилу, а 9,5% —даже через три-шесть месяцев после этого.

192

 

 

 

Осужденные к ссылке или высылке обычно трудоустраиваются не сразу, а в течение месячного срока после прибытия на место. Так, согласно выборочным данным в течение месяца после прибытия в место ссылки 'или высылки было трудоустроено 82% осужденных. В результате названных причин осужденные к ссылке или высылке довольно длительное время не участвуют в общественно полезном труде и, следовательно, долго не подвергаются воспитательному воздействию наказания.

Другой существенный недостаток организации испол-нен'ия ссылки и высылми заключается в том, что за поведением и отношением к труду отбывающих это наказание крайне слабо осуществляется надзор и контроль, особенно со стороны представителей органов милиции. Это в значительной мере может быть объяснено тем, что представители названных органов власти крайне перегружены другой работой.

Недостаточно осуществляется надзор за осужденными к ссылке и высылке, в частности, не всегда оказывается помощь в их перевоспитании наблюдательными комиссиями цри исполнительных комитетах мастных Советов депутатов трудящихся, хотя такая работа является одной из задач комиссий.

Слабо осуществляют контроль за поведением и отношением к труду осужденных к ссылке и вырылке и общественные организации по месту работы или жительства осужденных. Однако данное обстоятельство объясняется главным образам тем, что суды почти не передают эту категорию осужденных под наблюдение общественности. Этот вывод сделан на основании данных, полученных в результате выборочного обследования осужденных к ссылке или высылке, из числа которых не было передано общественности под наблюдение и для проведения с ними дальнейшей воспитательной работы о9 %.

Учитывая, что к ссылке и высылке осуждаются по

-^имуществу за злостный   неплатеж    алиментов и за

родяжничєство (ст. ст. 122 и 209 УК РСФСР), что сре-

Г^9Э0ТИХ лиц 45% имеют лишь начальное    образование

|4^/о лиц ранее судимых, ликвидация указанных выше

статков в  организации  отбывания  этих наказаний

юкнеино сыграла бы положительную роль в перевос-

13- Заказ  JJ12      193

 

питании названных категорий преступников. Это обстоятельство в свою очередь несомненно положительно сказалось бы и на решении вопроса об их условно-досрочном освобождении.

Как показали непосредственные наблюдения, существенные недостатки, сказывающиеся на правильном применении к осужденным условно-досрочного освобождения от наказания, имеются и в организации работы в исправительно-трудовых колониях по подготовке материалов для уюлоано-дасрочноло освобождения заключенных и в процедуре рассмотрения этих материалов судами.

Известно, что в шмраштельио-'тірудавьіх колониях указанные материалы готовятся начальниками отрядов и затем рассматриваются специальной комиссией по условно-досрочному освобождению, состоящей из начальника колонии, заместителя начальника колонии по политико-воспитательной работе, начальника спецчасти и некоторых других лиц административного состава колонии. Подготовленные материалы для условно-досрочного освобождения заключенных на этой комиссии докладывают начальники отрядов, где состоят заключенные.

Каждый началын'ик отряда сообщает о представляемом к условно-досрочному освобождению заключенном прежде всего общие сведения (за какое преступление заключенный отбывает наказание, какой фактический срок наказания им отбыт, как он относится к труду и ведет себя, имеет ли поощрения и взыскания, повышает ли авой общеобразовательный уріовень и свою производственную квалификацию), затем дает характеристику заключенному и, наконец, высказывает свое мнение о возможности представления его к условно-досрочному освобождению.

Затем члены комиссии обсуждают данную начальником отряда характеристику заключенного, сообщают в свою очередь имеющиеся о нем сведения и также высказывают свое мнение о возможности ело условно-досрочного освобождения от наказания.

После такало обсуждения материала о каждом заключенном комиссия в так называемом предварительном порядке решает вопрос о там, кого из заключенных следует и кого не следует представлять к условно-досрочному освобождению. На втором заседании комиссии уже

194

 

расширенном составе (.на него приглашаются члены наблюдательной комиссии и вызываются те заключенные, об условно-досрочном освобождении которых должен рассматриваться вопрос, члены совета актива и другие заключенные) ранее обсужденные материалы об условно-досрочном освобождении обсуждаются снова. Однако поскольку позиция членов комиссии в отношении каждого из представленных к условно-доісротному освобождению заключенных была уже определена на первом заседании комиссии, то на втором заседании вошос об условно-досрочном освобождении осужденного по существу не рассматривается, а лишь утверждается состоявшееся «б этом решение комиссии на первом заседании.

Недостаток такой процедуры рассмотрения материалов для уісліовгао-яасріочіносо освобождения заключенных состоит в том, что второе заседание комиссии по существу превращается в простую формальность. Это не отрицают и сами члены комиссий. Характерно, что отдельные заключенные, обычно зная решение первой комиссии в отношении каждого из них, в (случаях отказа в уоловмо-доарочном освобождении не являются на второе заседание, заявляя, что им все равно уже отказано.

Подобную практику, объективно ограничивающую участие наблюдательных комиссий1 и членов совета актива исправительно-трудовых колоний в первом заседании комиссии по условно-досрочному освобождению, где собственно принимается решение о возможности представления тех или иных заключенных к освобождению дю 'истечения срока наказания, нельзя считать целесообразной. Такая практика работы комиссий по условно-досрочному освобождению в ряде случаев не способствует принятию правильных, обоснованных решений по уеловно-досрочному освобождению.

Как выявилось в результате опроса, (проведенного в исправительно-трудовых колониях, ряд работников колоний указали на необходимость объединения этих двух

Право наблюдательных комиссий на участие в такой работе

екает из п. «з» ст. 8 Положения о наблюдательных комиссиях

волнительных комитетах районных, городских Советов депу-

> трудящихся  РСФСР  и соответствующих  статей  Положений

Ірупіх союзных республик.

 

заседаний комиссии в одно, которое следует проводить регулярно, примерно два Іраза в месяц или во всяком случае не реже одного раза в месяц. Причем я а заседание этой комиссии обязательно следует вызывать того заключенного, материалы о представлении которого к условно-доарочному освобождению должны рассматриваться.

Существенным недостатком работы комиссии по ус-логано-доороиноміу освобождению в ряде исправительно-трудовых колоний является и то, что они рассматривают материалы по этому вопросу в отношении всех без исключения заключенных, которые отбыли установленный їв законе чрок, по истечении которого возможно условно-досрочное освобождение.

Нередко, рассмотрев вопрос о возможности представления заключенного к условно-досрочному освобождению и признав, что он этого не заслуживает, комиссия вместе с отказам їв таїкоім освобождении пут же указывает, что по прошествии определенного, иногда довольно вдрот-кого срока (один, два, три месяца) эти материалы долж-лы быть рассмотрены вновь.

Установление такого чрезмерно короткого срока для повторного рассмотрения вопроса о возможности представления этих же заключенных к условно-досрочному освобождению нельзя признать правильным, ибо, если заключенный довольно длительное время проявлял себя с отрицательной стороны и лишь в течение нескольких месяцев после отказа в условно-досрочном освобождении показал себя с положительной стороны, ело никак нельзя считать доказавшим свое .исправление. Как было указано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 2 от 4 марта 1961 г., вывод о доказанности исправления осужденного может быть основан, с учетом других необходимых условий, на данных о примерном поведении и частном отношении к труду за все время отбывания наказания или, по крайней Імере, в течение значительной части этого срока.

По мнению работников исправительно-трудовых колоний, следует предусмотреть в законе срок, по истечении которого возможно повторное рассмотрение материалов о представлении заключенных к условно-досрочному освобождению.

Нужно оказать, что в результате указанных недостат-

196

 

•кав в работе некоторых комиссий по условно-досрочному .освобождению у заключенных иногда создается ошибочное представление о том, что по отбытия 'определенного -срока наказания, независимо ют их поведения я отношения к пруду, все они могут рассчитывать «а условно-досрочное освобождение. КІроме того, у них создается ошибочное мнение и о том, что для условно-досрочного освобождения достаточно примерно вести себя и честно относиться к труду лишь в течение незначительного срока — одного, двух, трех месяцев, прошедших после первого отказа комиссии в условно-досрочном освобождении.

В результате /всего этого у ряда заключенных нередко «отпадает стимул к должному поведению и отношению к труду с начала срока отбывания лишения свободы, что в свою очередь отрицательно сказывается на дисциплине в исправительно-трудовых колониях, не способствует успеху воспитательной работы с ними и, следовательно, ах действительному .исправлению.

Серьезным недостатком (работы по подготовке представлений осужденных к условно-досрочному освобождению является крайне /слабое участие в ней наблюдательных (КОМИССИЙ.

Перед наблюдательными комиссиями, как известно, стоят задачи: осуществлять постоянный общественный контроль за деятельностью исправительно-трудовых учреждений и органов, исполняющих приговоры судоїв к ссылке, высылке и исправительным работам без лишения свободы, sa соблюдением этими учреждениями и органами режима содержания осужденных, за организацией их труда, содействовать привлечению общественности к оказанию помощи администрации мсправитель-о-трудовых учреждений и органов, исполняющих приговоры Ісудав к ссылке, высылже <и исправительно-трудовым работам без лишения свободы, к работе по исправлению осужденных, к оказанию необходимой по-ющи їв трудовом и бытовом устройстве яйцам, освобож-,енньм из мест лишения свободы от ссылки и высылки1.

Подробнее  о  правах  членов комиссий  см.   ст.   7  Положения

аблюдательных комиссиях при  исполнительных  комитетах  рай-

нных, городских Советов депутатов трудящихся РСФСР и    соот-

пуоЧиУЮІЦИЄ статьи  анал»гичных Положений других союзных рес-

18?

 

Для выполнения этих задач члены наблюдательных комиссий имеют право проверять деятельность администрации исправительно-трудовых учреждений, принимать осужденных; посещать предприятия и организации, где работают осужденные, отбывающие наказание, не 'связанное с лишением свободы; входить совместно с администрацией исправительно-трудовых учреждений или органов, исполняющих приговоры судов ,к ссылке, высылке и исправительным (работам без лишения свободы, с представлениями в суд об условно-досрочном освобождении осужденных в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 27 и ст. 53 УК РСФСР.

Непосредственное ознакомление с работой наблюдательных комиссий в ряде автономных республик и областей РСФСР ІІкжазало, что члены этих комиссий посещают исправительно-трудовые учреждения, беседуют с осужденными, помогают работе администрации этих учреждений, но не всегда знакомы с Положением об исправительно-трудовых учреждениях, деятельность которых они должны контролировать, и что они в целом слабо вникают в работу исправительно-трудовых учреждений, почти не вносят на рассмотрение исполнительных комитетов районных, городских Советов депутатов трудящихся предложений об улучшении деятельности исправительно-трудовых учреждений.

Все эти недостатки общей работы наблюдательных комиссий самым непосредственным образом сказываются ,и на их работе по условно-досрочному освобождению. И это понятно, ибо члены наблюдательных комиссий, решающие в данном случае такой ответственный вопрос, как возможность представления заключенного « освобождению до истечения срока наказания, должны быть хорошо знакомы с личностью осужденных (их образом жизни до совершения преступления, их поведением в месте лишения свободы) и осведомлены о работе колонии (организации .в ней условий содержания заключенных, воспитательной работы їй Іт. Ід.). В противном случае они не могут обоснованно войти їв суд с представлением об условно-досрочном освобождении осужденного, не могут избежать ошибок в решении вопроса о том, заслуживает или не заслуживает осужденный оказания ему такого доверия.

198

 

На работе наблюдательных комиссий в области условно-досрочного освобождения, на правильности и обоснованности принимаемых ею по этому вопросу решений, а в конечном счете на эффективности указанного освобождения самым отрицательным образам оказываются я такие организационные недостатки работы наблюдательных комиссий, как нерегулярный созыв ее заседаний и к тому же рассмотрение на каждом из них чрезмерно большого /количества материалов об услюино-досрочлам освобождении.

Например, известно, что некоторые наблюдательные комиссии собираются только три-четыре Іраза в год и поэтому на каждом из заседаний рассматривается по 40, 60, 100 и Іболее материалов об условно-досрочном освобождении.

Понятно, что Івсе указанные недостатки сказываются на «ачватве работы комиссий .и ведут к тому, что члены их вместе с администрацией исправительно-трудовых учреждений неіредмо ходатайствуют об условно-досрочном освобождении осужденных, не только не доказавших своего исправления, но <и допускавших во время отбывания наказания серьезные или систематические нарушения.

Представляется, что основная причина недостатков работы наблюдательных комиссий заключается в том, что они состоят из сравнительно небольшого числа представителей советских, комсомольских, профсоюзных и других общественных организаций и (коллективов трудящихся1, а также в том, что председателями этих комиссий являются либо заместители председателя, либо члены исполнительных комитетов соответствующих Советов2, т. е. лица, крайне загруженные выполнением своих обязанностей по основной работе в исполнительных комитетах местных Советов депутатов трудящихся.

Устранить эти недостатки и, следовательно, улучшить работу наблюдательных комиссий вообще, в частности

1 Кроме председателя, заместителя председателя и секретаря комиссии в нее входит не менее 4 членов (ст. 3 Положения РСФСР) или 6—8 членов (ст. 2 Положения Туркменской ССР).

3 См. ст. 3 Положения РСФСР и ст. 2 Положений БССР, Азербайджанской ССР и Туркменской ССР о наблюдательных комиссиях.

199

 

по условно-досрочному освобождению, можно будет лишь после проведения в структуре этих комиссий некоторых организационных изменений.

Серьезные организационные недостатки, нередко отрицательно (Сказывающиеся на обоснованности условно-досрочного освобождения, (имеются и в работе судов. Прежде всего это встречающаяся практика рассмотрения в 'одном судебном заседании, которое иногда длится целый день, чрезмерно большого количества представлений об условно-досрочном освобождении осужденных. Так, до 30 представлений об условно-досрочном освобождении рассматривалась в ряде районных народных судов БССР, до 40 — в Новосибирской области, до 50— 60 — в Ленинградской области, до 140 — в Красноярском крае.

Понятно, что при такой организации судами работы по рассмотрению материалов об условно-досрочном освобождении ни о каком глубоком изучении материалов об осужденных, представляемых к условно-досрочному освобождению от наказания, не может быть >и речи. Подобная организация судами работы в этой области может способствовать принятию ошибочных, необоснованных решений об условно-досрочном освобождении, осужденных и оказаться затем на эффективности такого освобождения.

Несмотря на то, что условно-досрочное освобождение от отбывания наказания применяется к осужденным, поведение которых и отношение к труду овіиїдетельствуют об их исправлении, весьма целесообразно проводить с такими освобожденными .воспитательную работу и после их освобождения1.

1 На необходимость при применении судами условно-досрочного освобождения шире привлекать общественность для осуществления наблюдения за ними и проведения с ними воспитательной работы было указано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 18 декабря 1963 г. «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике по применению законодательства о досрочном, условно-досрочном освобождении от наказания и замене наказания более мягким».

Более полное указание по этому вопросу было дано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 октября 1965 г. «О выполнении судами постановлений Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 г. и от 18 декабря 1963 г. «О практике

200

 

В самом деле, проведение общественностью такой работы « условно-досрочно освобожденными способствует, как правило, закреплению привитых им во Івремя отбывания наказания навыков соблюдения правил поведения и дисциплины труда, а также является средством контроля за их поведением я, следовательно, действенным средствам предупреждения совершения ими разного рода нарушений и особенно общественно опасных деяний.

Очевидно, законодатель руководствовался именно такого рода соображениями, указав в уголовном законе, что, применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на определенный коллектив трудящихся или лицо, /с их согласия, обязанность по наблюдению за условно-досрочно освобожденным и проведению с ним воспитательной работы в течение неотбытой части наказания1.

Необходимость возложения такой обязанности на общественность в каждом конкретном случае может определяться различными обстоятельствами: возрастом освобожденного, его восприимчивостью к разного рода, в том числе отрицательным, влияниям со стороны окружающих его лиц, характером обстановки, в которой будет протекать жизнь освобождаемого, и т. д. Посколь-

условно-досрочного освобождения осужденных от наказания», где было сказано о необходимости устанавливать, «принимались ли администрацией мест лишения свободы меры к выяснению возможностей передачи осужденных, в отношении которых возбуждено ходатайство об условно-досрочном освобождении, под наблюдение коллективов предприятий, учреждений или отдельных лиц. Шире практиковать при наличии согласия указанных выше коллективов и лиц возложение на них, с соблюдением порядка, установленного законодательством союзных республик, обязанности по наблюдению за условно-досрочно освобожденными и проведению с ними воспитательной работы».

1 Возможность возложения судом на общественность такой обязанности предусмотрена ст. 53 УК РСФСР, ст. 54 УК Литовской 'СР, ст. 50 УК Латвийской ССР, ст. 48 УК Казахской ССР, ст. 49 УК_Армянской ССР, ст. 52 УК Туркменской ССР и ст. 55 УК Эстонской ССР. Этот вопрос идентично сформулирован в уголовных кодексах РСФСР, Армянской ССР и Туркменской ССР. В уголовных кодексах __ Латвийской ССР, Литовской ССР, Киргизской ССР и Армянской ССР формулировки этого положения имеют лишь редакционные различия.

201

 

ку статистические данные выборочного обследования условно-досрочно освобожденных свидетельствуют о том, что 20,7% из числа условно-досрочно (освобожденных из мест лишения свободы составляют лица в возрасте от 18 до 24 лет, суды, решая вопрос об условно-досрочном освобождении и о том, следует или не следует возлагать на общественность обязанность по наблюдению &а освобожденными, всегда должны учитывать возіраіст указанных лиц.

И это понятно, ибо Іу лиц именно такого возраста психическая и моральная организация еще недостаточно' сформирована и устойчива и они, как правило, скорее, чем лица более Ізрелого возраста, оставшись после освобождения от наказания без надзора и контроля, могут совершать антиобщественные пастуший или даже преступные деяния. Именно поэтому, Ікаїзаліось бы, что поведение лиц такого возраста в [течение определенного времени после условно-досрочного освобождения должно строго контролироваться, быть в поле зрения общественности или отдельных лиц, взявших на себя обязанность наблюдения за ними. Передача условно-досрочно освобожденных молодого возраста под наблюдение и для проведения с ними общественностью или отдельными лицами дальнейшей воспитательной работы может явиться одним из действенных средств предупреждения рецидивной преступности среди лиц молодого возраста из числа условно-досрочно освобожденных.

Несмотря на большие потенциальные возможности возложения на общественность 'указанной работы, суды, применяя условно-досрочное освобождение к осужденным, эту возможность используют редко.

Так, по выборочным данным, взятым за ряд лет, видно, какой ничтожный процент из числа всех условно-досрочно освобожденных в течение того или иного года составляют лица, переданные коллективам трудящихся или отдельным лицам под наблюдение и для проведения с ними воспитательной работы.

Приведенные в таблице данные свидетельствуют прежде всего о явной недооценке судами передачи условно-досрочно освобожденных под наблюдение общественности и для проведения воспитательной работы с ними. Как видно из таблицы, лишь в 1965 году суды

202


 

 

 

Голь

 

 

Число условно-досрочно освобожденных

 

 

 

 

 

в течение года и число переданных под наблюдение общественности

1961

1962

1963

1964

1965

Число условно-досрочно освобожденных в течение года  .  .

100%

100%

100%

100%

100%

Из этого числа было переда-

 

 

 

 

 

но    определенным    коллективам

 

 

 

 

 

трудящихся или отдельным лицам

 

 

 

 

 

под наблюдение и для проведения

 

 

 

 

 

с ними воспитательной работы  .

1,5%

0,6%

0,7%

3,7%

11,2%

стали придавать рассматриваемому вопросу несколько большее значение.

В/месте с тем нельзя не сказать, что їв целом ряде случаев даже тогда, когда суд считает необходимым возложить на коллектив прудящихся или отдельное лицо такую обязанность, он практически лишен возможности это сделать.

Прежде всего такая обязанность, как правило, не может быть возложена судом на общественность в том случае, если условгао-доісрочно освобождающийся не был заблаговременно трудоустроен и, следовательно, (практически отсутствует такой коллектив трудящихся, который мог бы выразить свое согласие на проведение с уюлоано-доср'очно освобожденными воспитательной работы1.

Вопросами заблаговременного трудоустройства условно-досрочно освобождаемых їв исправительно-трудовых .колониях занимаются главным образом начальники отрядов. Изучение этой области 'их работы в целом ряде исправительно-трудовых колоний, а также беседы с условно-досрочно освобожденными показали, что начальники отрядов уделяют вопросам трудоустройства

1 Заблаговременное трудоустройство освобождаемых и в том числе условно-досрочно освобождаемых необходимо в целях материального обеспечения их по выходе из места лишения свободы, исключения возможности вести праздный образ жизни, что нередко ведет к пьянству, картежным играм, совершению всякого рода нарушений общественного порядка и даже совершению преступлений. Заблаговременное трудоустройство условно-досрочно освобождаемых, кроме того, позволяет возложить на данный коллектив трудящихся обязанность наблюдать за освобожденным и проводить с ним воспитательную работу.

203

 

заключенных, как правило, довольно большое внимание. Они заблаговременно выясняют, куда предполагает выехать на жительство представленный к условно-досрочному освобождению, есть ли там предприятие, где он может работать по специальности, может ли это предприятие трудоустроить его, сообщают исполнительному комитету местного Совета депутатов трудящихся о необходимости оказания условно-досрочно освобождаемому помощи в трудоустройстве и т. д. Такая работа начальников отрядов дает положительные результаты.

Вместе ic тем следует отметить, что начальники отрядов, крайне загруженные работой, не всегда могут выполнить (и тем более своевременно) такую трудоемкую работу, как трудоустройство условно-досрочно освобождаемых, и тем самым обеспечить возможность передачи освобожденных под наблюдение коллектива трудящихся. Кроме того, нельзя не учитывать и то, что начальники отрядов для заблаговременного устройства условно-досрочно освобожденных имеют довольно ограниченные возможности.

Исполнительные комитеты местных Советов депутатов трудящихся и особенно наблюдательные комиссии при «их, одной из задач которых является оказание освобождаемым помощи в трудоустройстве1, слабо занимаются этой работой. Известны случаи, кягда исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся и наблюдательные комиссии трудоустраивают условно-досрочно освобожденных толыко тогда, когда органы милиции устанавливают, что они ведут антиобщественный образ жизни.

Такая организация работы по трудоустройству условно-досрочно освобожденных тормозит передачу указанных лиц под наблюдение общественности. Таж, в результате специально проведенной проверки трудоустройства условно-досрочно освобожденных из целого ряда исправительно-трудовых колоний было установлено, что часть из них не были трудоустроены, и, возможно по этой причине не были переданы под наблюдение обще-

1 Исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся обязаны принимать меры к устройству освобождаемых на работу по специальности в двухнедельный срок (см., например, п. «е» ст. 7 Положения о наблюдательных комиссиях РСФСР).

204

 

ственности, которой обычно является коллектив трудящихся места работы условно-досрочно освобожденного, а не его места жительства.

Суд не может возложить на коллектив трудящихся обязанность по наблюдению за условно-досрочно освобожденным и по проведению с ним воспитательной работы также в том случае, если коллектив, где он ранее работал, зная его с отрицательной стороны, не дал на это согласия, а новый коллектив, не з/ная условно-досрочно освобожденного, не захотел взять на себя ответственность по наблюдению за ним.

Наконец, їв целом ряде случаев обязанность наблюдения за условно-досрочно освобожденным не может быть возложена судом на коллектив трудящихся и потому, что суд в силу тех или иных причин убежден в нецелесообразности передачи условно-досрочно освобождаемого тому коллективу, который дал на это согласие (например, вследствие характера работы данной организации или предприятия и специальности освобождаемого).

Слабая работа общественности с условно-досрочно освобожденными от наказания объясняется не только недооценкой этой работы судами, но и другими обстоятельствами:

работа общественности с условно-досрочно освобожденными в силу ряда причин проводится в ряде случаев в течение короткого времени и поэтому не может дать желаемого эффекта;

определенный процент освобожденных (проверка показала, что в среднем он равен 28%) не прибывает в избранное ими при освобождении из исправительно-трудовой колонии место жительства;

условно-досрочно освобожденные нередко меняют место работы;

коллективы трудящихся, давшие Ісівюе согласие наблюдать за освобожденным и воспитывать его, иногда либо вовсе не выполняют свои обязательства, либо выполняют их плохо.

Выше уже указывалась на широкие возможности общественности в осуществлении наблюдения за условно-досрочно освобожденными и проведения с ними необходимой воспитательной работы.

О широких возможностях общественности в этом деле и о целесообразности возложения на нее обязанности

205

 

наблюдения за условно-досрочно освобожденными и проведения с «ими воспитательной работы указало и значительное число опрошенных по этому поводу районных народных судей различных союзных республик. Причем около 30% судей высказались за то, что обязанность по наблюдению за услоано-дасрочвдо освобожденными и по проведению с ними воспитательной работы должна возлагаться на коллективы трудящихся или отдельное лицо всегда, независимо ни от каких обстоятельств, характеризующих личность освобождаемого или относящихся к совершенному им преступлению.

Большинство судей (примерно около 60%), высказавшись также за целесообразность возложения на общественность обязанности по наблюдению за условно-досрочно освобожденными и по проведению с ними воспитательной работы, указало, однако, что возложение такой обязанности на коллектив трудящихся целесообразно в там случае, если коллектив об этом ходатайствует. Наличие такого ходатайства общественности, как указали некоторые судьи, является залогом, даже гарантией успеха, взятого и а себя перед судом обязательства по проведению с условно-досрочно освобожденным необходимой Віошитательной работы. Наоїбарат, при отсутствии такого ходатайства со стороны коллектива трудящихся возложение на него обязанности по наблюдению за условно-досрочно освобожденным и по проведению с ним воспитательной работы эти судьи, очевидно, считают не всегда целесообразным и не обеспечивающим положительный результат.

Районные народные судии, высказавшиеся за целесообразность передачи условно-досрочно освобождаемых иод ^наблюдение общественности и для проведения с этими лицами воопита/гельяой работы (независимо от наличия или отсутствия о том ходатайства общественности), обусловливают целеоообрааность такой передачи самыми различными обстоятельствами.

Так, целый ряд судей высказали правильное соображение о том, что условно-досрочно освобождаемые несовершеннолетние, независимо от характера -совершенного ими деяния, всегда должны передаваться общественности для наблюдения и проведения с ними воспитательной работы, ибо необходимость усиленного надзо-

206

 

и контроля за их поведением диктуется возрастными особенностями этой категории освобожденных.

Некоторые судьи высказались, далее, за то, что передавать под наблюдение общественности и для проведе-Іия воспитательной работы следует тех условно-досрочно освобождаемых, которые ранее были судимы и в особенности неоднократно судимы, склонны к злоупотреблению алкоголем или наркотиками, а таїнже лиц с неустойчивой, восприимчивой к различным влияниям психикой.

Большинство судей считают, что под наблюдение общественности и для проведения воопитаїтельной работы следует передавать лиц, совершивших умышленные преступления, очевидно потому, что такие лица более социально опасны, чем лица, совершившие неосторожные преступления. Характерно при этом, юак отмечают судьи, что среди лиц, совершивших умышленные преступления, в первую очередь должны передаваться под наблюдение общественности и для проведения воспитательной работы отбывавшие наказание за корыстные преступления и хулиганство.

Судьи, высказавшие эту точку зрения, очевидно, руководствовались соображением необходимости привлечь общественность к участию в предупреждении совершения у славно-досрочно освобожденными новых корыстных преступлений и хулиганства, т. е. тех преступлений, которые в настоящее время еще довольно распространены.

Некоторые судьи высказались за то, что под наблюдение общественности должны передаваться условно-досрочно освобожденные, отбывавшие наказание за любые тяжкие преступления. Необходимость передачи под наблюдение общественности этой категории условно-досрочно освобожденных судебными [работниками, как правило, никак не мотивировалась. Однако очевидно, что такое решение судьями рассматриваемого вопроса было продиктовано соображением необходимости про-Дения более длительной воспитательной работы с ли-1*ш, виновными в совершении тяжких преступлений, жели с лицами, виновными в совершении менее значительных преступлений.

На необходимость наблюдения  за   условно-досрочно

еденными и проведения с ними дальнейшей вос-

тельной работы указал   и   целый   ряд   работников

207

 

исправительно-трудовых учреждений, добавив при этом, что возложение указанной обязанности на коллектив прудящихся или отдельное лицо должно быть регламентировано в самом законе, что эту работу должны осуществлять либо местные органы власти, либо по указанию суда определенные лица из числа членов коллектива, где будет работать условно-досрочно освобожденный.

На целесообразность усиления контроля за условно-досрочно освобожденными со стороны общественности и государственных органов (например, со стороны районных исполнительных комитетов) указали и районные прокуроры различных союзных республик, которые непосредственно участвуют в работе по условно-досрочному освобождению осужденных.

Касаясь вопроса о лицах, на которых судом может быть возложена обязанность по наблюдению за условно-досрочно освобожденными и проведению воспитательной работы с ними, районные народные судьи считают, что ими могут быть родители и родственники (если освобождаемые — несовершеннолетние и лица молодого возраста), пенсионеры, а также другие лица.

Условно-досрочное освобождение тех осужденных, которые не доказали своего исправления, крайне слабо организованная с ними воспитательная работа после условно-досрочного освобождения, а также слабый надзор и контроль за их поведением после освобождения и дальнейшего отбывания наказания — все это чревато серьезными отрицательными последствиями, сказывающимися на эффективности условно-досрочного освобождения.

К таким отрицательным последствиям следует отнести уклонение некоторых условно-досрочно освобожденных от участия в общественно полезном труде, пьянство, стремление возобновить старые связи с антиобщественными элементами, установить с подобными элементами новые связи, совершение некоторыми условно-досрочно освобожденными нарушений административного или дисциплинарного характера, а иногда и новых преступлений. Учитывая, что лица, вновь вставшие на преступный путь, были освобождены до истечения назначенного им судом срока наказания и что новые преступления ими совершаются главным образом в первое время после условно-досрочного освобождения, к ним необходимо

208

 

предъявлять повышенные требования и устанавливать за нарушение этих требований определенные правовые последствия. Это несомненно оказало бы на условно-досрочно освобожденных дисциплинирующее воздействие, способствовало бы предупреждению совершения ими разного рода нарушений, а также общественно опасных деяний и, следовательно, способствовало бы повышению эффективности условно-досрочного освобождения от наказания1.

Однако отсутствие законодательной регламентации вопроса о последствиях совершения условно-досрочно освобожденным каких-либо нарушений или просто его отрицательного поведения после освобождения, и в частности невозможность отмены в подобных случаях услов-

1 Предъявление к поведению условно-досрочно освобожденных определенных повышенных требований с установлением за их нарушение определенных правовых последствий, а именно отмены условно-досрочного освобождения известно законодательству некоторых стран народной демократии. Так, в Польской Народной Республике в Законе от 29 мая 1957 г. «Об условном освобождении лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы» указано, что суд, отдавая условно освобожденного под надзор специально выделенного для этой цели лица или организации, обязывает условно освобожденного вести себя в период испытательного срока хорошо. Кроме того, суд может обязать условно освобожденного воздерживаться от употребления алкогольных напитков, а также выполнять определенную работу, причем иногда даже с указанием места работы (§ 2 и 3 ст. 4 указанного Закона).

Если в период испытательного срока условно освобожденный нарушает правила общежития, совершает новое преступление или не выполняет возложенных на него в ст. 4 обязанностей, суд может отменить условное освобождение, не засчитывая период, проведенный на свободе, в счет отбытия наказания (ст. 6 Закона). Уголовный кодекс Чехословацкой Социалистической Республики требует от условно-освобожденного, чтобы он вел честный образ жизни трудящегося человека. На него также может быть возложена обязанность возмещения ущерба, причиненного преступлением. Если условно освобожденный не выполняет указанных условий, выносится постановление об исполнении неотбытой части наказания (§ 34 (2) и § 35 (1) УК). Законодательством Германской Демократической Республики также установлено, что, если освобожденный сознательно не исполняет возложенной на него v обязанности исправиться или злостно нарушает возложенную на него обязанность не менять место работы, суд может распорядиться об исполнении назначенного ему ранее наказания. По истечении испытательного срока отменяется определение суда, если наказание достигло своей цели; в противном случае надлежит распорядиться об исполнении наказания (§ 347 УПК ГДР).

 

Л Заказ  111?

 

209

 

но-досрочного освобождения, лишает закон предупредительной силы в борьбе ІС имеющими место нарушениями общественного порядка со стороны условно-досрочно освобожденных от наказания и с их отрицательным поведением.

Очевидно, учитывая эти обстоятельства, Пленум Вер-хов'ного Суда СССР еще в 1961 году указал, что при рассмотрении протестов на определения об условнотдо-срочяом освобождении по мотивам необоснованности, принесенным в отношении лиц, освобожденных к моменту опротестования определения из мест лишения свободы, судам надлежит наряду с проверкой материалов, послуживших основанием к освобождению осужденного, учитывать также и данные о его поведении после освобождения из мест лишения свободы1.

В целях искоренения фактов необоснованного условно -досрочного освобождения осужденных, обеспечения надзора за законностью и обоснованностью определений об условно-досрочном освобождении, а также изыскания средств, которые позволяют предотвратить совершение условно-досрочно освобожденными различных нарушений и новых преступлений, по этому .вопросу было дано затем специальное указание и Генералыныш прокурором СССР.

Указывая, в частности, на необходимость опротестования каждого незаконного и необоснованного определения суда об условно-досрочном освобождении немедленно после его вынесения, Генеральный прокурор СССР предлагал следующее: «В тех случаях, когда лицо, к которому применено условно-досрочное освобождение, злостно уклоняется от трудоустройства и ведет антиобщественный, паразитический образ жизни, что свидетельствует о необоснованности вынесенного судом определения, прокурорам опротестовывать тадаие определения на предмет их отмены .и водворения условно-досрочно освобожденного в места лишения свободы для отбытия оставшегося срока наказания»2.

1              См. п. 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР № 2

от 4 марта 1961 г. «О судебной   практике   по   условно-досрочному

освобождению осужденных от наказания».

2              «Об усилении надзора прокуратуры за применением условно-

досрочного  освобождения  осужденных»,  «Социалистическая  закон

ность» 1961 г. № 5, стр. 57.

210

 

Необходимость отмены подобных определений суда очевидна. Однако признание их необоснованно вынесенными и указание на то, что злостное уклонение от трудоустройства и ведение антиобщественного, паразитического образа жизни после условно-досрочного освобождения является основанием для отмены определения суда как необоснованно вынесенного, вызывает серьезное сомнение.

Дело в там, что необоснованным может быть признано определение, в котором выводы суда не соответствуют обстоятельствам, предшествовавшим вынесению определения. Поскольку указанные выше обстоятельства—злостное уклонение от трудоустройства и антиобщественный образ жизни — имели место после условно-досрочного освобождения осужденного и, следовательно, не могли быть известны суду до вынесения определения, считать определение необоснованным именно по этой причине нельзя.

Отмена такого определения суда в силу наличия указанных выше обстоятельств, характеризующих последующее отрицательное поведение освобожденного, .необходима, но она нуждается в другом обосновании и в специальной законодательной регламентации.