§ 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ   ХАРАКТЕРИСТИКА ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОЙ   ПРЕСТУПНОСТИ24

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Приступая к характеристике транснациональной преступности, приходится прежде всего констатировать отсутствие достаточно полной даже официальной ее статистики. Относительно полным учетом иностранной преступности, под которой подразумевается совокупность преступлений, совершаемых на территории России иностранцами, лицами без гражданства и против них самих, традиционно располагает лишь служба уголовного розыска.

Особенностью этой разновидности транснациональных преступлений является то, что они совершаются (и поэтому наиболее полно регистрируются) на территории одного государства. Это дает основание предполагать, что иностранная преступность на территории любого государства составляет основную, ядерную часть по меньшей мере регистрируемой транснациональной преступности.

Отталкиваясь от указанной статистики, можно констатировать следующее. В исторической ретроспективе иностранная преступность в России, как и во всем Советском Союзе, закрытом для широкого международного общения, не представляла серьезной проблемы. Главной .при этом считалась задача уберечь иностранцев (дипломатов, туристов, студентов, рабочих) от преступных посягательств россиян 25.

24   В подготовке данного параграфа принимал участие кандидат юридических наук В. Д. Пахомов.

25  Отголоски такого подхода сохраняются и поныне. Характерна в этом отношении  преобладающая  тематика   научно-практической  конференции,  состоявшейся   в   марте   1995   г.   в   Академии  МВД   России.    См.:    Обеспечение безопасности иностранных граждан. М., 1995.

25

 

>>>26>>>

С началом преобразований и особенно после распада СССР ситуация изменилась радикально, что в первую очередь связано с появлением «новых иностранцев» — представителей бывших союзных республик.

Таблица 2

Иностранная преступность в России

(по данным уголовной статистики МВД России)

 

Показатели

Годы

1992

1993

1994

1995

1996

Всего преступлений, связанных с иностранцами

10961

28381

44765

44450

49891

Доля в числе раскрытых преступлений, %

0,9

2,0

2,8

2,6

2,7

Количество преступлений, совершенных иностранцами и лицами без гражданства

2657

17302

27107

32258

37065

Доля в числе раскрытых преступлений, %

0,2

1,2

1,7

1,9

2,0

Количество преступлений, совершенных в отношении иностранцев и лиц без гражданства

8304

11 079

17658

12 192

12862

Доля в числе раскрытых преступлений, %

0,7

0,8

1,1

0,7

0,7

Доля преступлений иностранцев и лиц без гражданства в структуре иностранной преступности, %

24,2

61,0

60,6

72,6

74,3

Доля преступлений в отношении иностранцев и лиц без гражданства в структуре иностранной преступности, %

75,8

39,0

39,4

27,4

25,7

Как видно из таблицы] 2, только за последние годы (1992—1996) иностранная преступность в России увеличилась в 4,5 раза. При этом более высокими темпами росла преступность самих иностранцев (в 14,5 раза), чем преступления против них (в 1,5 раза). Доля «иностранных» преступлений в числе всех раскрытых увеличилась в 3 раза (с 0,9 до 2,7%). В 1995 году, по данным ГИЦ МВД России, наибольшую криминальную активность проявили граждане Китая (20,9%), Украины (14,9%), Азербайджана (11,1%), Армении (5,6%), Казахстана (4,3%), Монголии (4%), Вьетнама и Узбекистана (по 2,1% от общего числа раскрытых преступлений, совершенный иностранцами). Основная масса преступлений иностранцев приходится на граждан стран СНГ и Прибалтики. В

26

 

>>>27>>>

1996 году их доли в числе раскрытых преступлений составили соответственно 82,8% и 1,8%, т. е. в сумме около 85%. Этот показатель станет еще выше, если, следуя логике и русскому языку, к ближнему зарубежью России относить все сопредельные страны, в частности КНР, КНДР, Монголию, Польшу, Финляндию.

Жертвами преступлений чаще других были представители Китая (16,9%), Азербайджана (11,1%), Финляндии (8,2%), Вьетнама (5,9%), США (3,8%), Германии (3,2%), Казахстана (2,7%), Армении (2%), Литвы (1,6%) от общего числа потерпевших иностранцев.

Основными местами совершения преступлений, связанных с иностранцами, являются улицы (29%), квартиры (16%), вещевые рынки (11%), транспорт (6%) и общежития (5%).

Изучение географии транснациональной преступности в России показывает, что основными центрами ее притяжения являются крупные города и промышленные агломерации, а также территории, прилегающие к государственной границе. Так, в 1996 году больше всего преступлений, совершенных иностранцами, выявлено в г. Москве (11686) и Санкт-Петербурге (2612), в Краснодарском крае (2500), Тюменской (1535), Московской (1215) и Ростовской (964) областях26.

Транснациональный характер приграничной преступности проявляется в том, что традиционные для этих мест преступные промыслы (контрабанда, нелегальная торговля потребительскими импортными товарами, вымогательство и т. п.) дополнились широкомасштабными операциями по незаконному вывозу из России сырья, энергоносителей, цветных, редкоземельных металлов и других природных ресурсов. Крайне неблагоприятны в этом отношении границы со странами СНГ, Балтией, Китаем и Кореей. Об интенсивной криминализации приграничной территории свидетельствуют высокие темпы прироста преступности, колеблющиеся в разных регионах России в пределах от 10 до 40%. В приграничье активно промышляют криминально ориентированные лица, которые стараются извлечь максимальную выгоду из неудовлетворительного состояния охраны вновь образованных участков государственной границы (обустроено не более пятой ее части при общей протяженности в 58 тыс. км) и слабой правовой урегулированности

26 См.: Состояние борьбы с преступностью в Российской Федерации и основные результаты деятельности криминальной милиции в 1992—1996 гг. М., 1997. С. 13.

27

 

>>>28>>>

внешнеэкономической деятельности. Концентрация в пограничной зоне держателей крупных сумм денег способствует росту имущественных преступлений.

Высокой криминальной активностью в российских городах отличаются жители Грузии, Азербайджана, Армении, Украины, Узбекистана, Казахстана, Молдавии. В структуре иностранной преступности крупнейших городов на их долю в отдельные годы приходится почти каждое второе разбойное нападение, вымогательство, наркопреступление, треть грабежей, пятая часть умышленных убийств.

Группировки преступников, действующих в южных регионах России, налаживают контакты с криминальными структурами Турции, Греции, Италии с целью организации вымогательства, заказных убийств и других преступлений.

По данным МВД России, в 1995 году более тысячи организованных преступных групп поддерживали межрегиональные, а 363 — международные связи 27, в том числе в странах ближнего (65%) и дальнего зарубежья, а именно в Германии, США, Италии, Израиле, Финляндии, Швеции, Польше, Венгрии, Турции, Китае и др.

В последнее время все чаще начинают появляться преступные группировки из числа участников вооруженных формирований, которые по различным причинам покидают зоны межнациональных конфликтов в бывших республиках Союза и перемещаются в Россию. Такие группы хорошо вооружены, дисциплинированы, имеют опыт ведения боевых действий и, как правило, находятся на нелегальном положении.

Организованные преступники, действующие в Кавказском и Среднеазиатском приграничных районах, нередко выступают вместе с экстремистскими группами, ведущими вооруженную борьбу на политической арене. Лидеры криминальных группировок осуществляют активные попытки к проникновению в органы власти, создавая под их прикрытием вооруженные формирования из числа ранее судимых лиц.

В деятельности транснациональных организованных преступных групп наблюдаются определенные приоритетные направления, обусловленные во многом спецификой региона и криминальными традициями, например: Средняя Азия — преимущественно незаконный оборот наркотиков; Северный Кавказ и Закавказье — хищение оружия и боеприпасов; Прибалтика — валютные и экспортно-импортные операции со стратегическим

17 См.: Основы борьбы с организованной преступностью. С.  172. •28

 

>>>29>>>

сырьем и продукцией; Дальний Восток — махинации с автомобилями, ввозимыми из-за рубежа, рэкет, внешнеэкономические преступления, в частности связанные с контрабандным вывозом природных ресурсов.

Продолжается укрепление международных связей российского криминалитета с преступными формированиями за рубежом. Так, по данным американских правоохранительных органов, преступники-иммигранты из России и других стран СНГ «импортируют» в США мошенников, вымогателей и наемных убийц, которые совершают там преступления за небольшое вознаграждение, а затем скрываются на родине. По оценкам специалистов ЦРУ США, разрастающиеся в республиках бывшего СССР криминальные структуры смыкаются с итальянской, латиноамериканской и китайской организованной преступностью. Криминалисты Германии отмечают, что их страна в последние годы является местом не только высокой активности российских преступников, но и обдумывания новых операций, отдыха, проживания их семей, обучения детей. В США отмечены случаи так называемого компьютерного взлома, т. е. хищения денег путем несанкционированного доступа к кодовым замкам компьютерных систем банков США с последующим переводом похищенных средств в оффшорные компании, возглавляемые представителями «русской мафии» в других странах28.

Большую опасность при этом представляют группировки, сформировавшиеся по признакам этнической принадлежности и землячества, имеющие прочные связи с представителями своих диаспор за рубежом. На это обращают внимание как российские, так и зарубежные исследователи. Так, анализируя ситуацию в Европе, Ю. Шторбек отмечает, что с 1991 года преступные организации из бывшей Чечено-Ингушской АССР начали распространять свою противоправную деятельность на Венгрию, Польшу, Австрию и Германию. Отличаясь иерархическим построением и независимостью друг от друга, эти «русские» мафиози следили за тем, чтобы не было конфликтов между враждующими группировками, и строили свой преступный бизнес на вымогательстве денег у легальных бизнесменов и обывателей, в том числе путем оказания принудительных услуг по «защите» от рэкета.

Появившиеся тогда же в Берлине и других европейских столицах долгопрудненские преступные группировки, сформи-

28 См:   Организованная  преступность-3.  М,   1996.  С   83—84,   111;   Криминология М., 1997. С. 490.

29

 

>>>30>>>

рованные из бывших боксеров и борцов, подозревались в сотрудничестве с местными преступниками, которые контролировали районы «красных фонарей» (проституцию).

Грузинская группировка, действовавшая в Берлине, Вене, Праге, получала свои доходы, «защищая» русских иммигрантов от долгопрудненских и чеченских вымогателей, а также путем мошеннических сделок с российскими военнослужащими в Германии 29. В этой же стране, по данным ГУОП МВД России, 90% игровых салонов находятся под контролем «русских» банд. Российские преступники, связанные с эмигрантами, занимаются нелегальной продажей золота, произведений искусства, кражами и контрабандным вывозом автомобилей30.

А. С. Дементьев отмечает следующую специализацию этнических преступных группировок, действующих в России. Так, азербайджанская группировка, по его данным, контролирует рынки; армянская — наладила нелегальные каналы ввоза в Армению из мест добычи в России драгоценных металлов и камней с последующей их переработкой и сбытом за рубеж; грузинская — навязывает уголовную субкультуру своих «воров в законе»; китайская — совершает грабежи и рэкет в отношении соотечественников, в частности в поездах сообщением «Москва — Пекин — Москва», и занимается нелегальным бизнесом. Чеченская группировка, связанная с российскими и зарубежными преступниками, контролирует экспорт сырья и импорт потребительских товаров, осуществляемые через порты Владивостока, Находки и Санкт-Петербурга. По другим данным, группы азербайджанских преступников монополизировали мелкооптовую торговлю наркотиками в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов России. Отмечены также высокая активность и негативные качественные изменения криминальной деятельности вооруженных группировок из числа граждан Афганистана, Вьетнама, Китая, Монголии, Шри-Ланки, специализирующихся на совершении корыстно-насильственных преступлений и отличающихся особой жестокостью в отношении жертв, а также вооруженным сопротивлением силам правопорядка. По некоторым сведениям, российские криминальные авторитеты провели в 1996 году в Лос-Анджелесе (США) встречу с лидерами наиболее крупных иностранных эт-

29  См.:   Шторбек   Ю.   Айсберг   преступности.   Развитие   международной организованной  преступности и ее прогнозирование в  Европе//Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ.  1995, № 13. С. 20—25.

30  См.: Организованная преступность-2. С   109.

30

 

>>>31>>>

нических группировок, действующих в России, с целью разграничения сфер влияния. О достижении соглашения косвенно свидетельствуют следующие данные. Вьетнамские преступники специализируются на операциях по обмену валюты среди своих соотечественников, а также скупке золотосодержащих элект-ронньїіх плат. Африканцы поставляют в нашу страну контрабандные товары, наркотики и проституток. Китайские преступные группировки, кроме переправки своих соотечественников на Запад, занимаются рэкетом в отношении их, проявляя особую активность в трехсоткилометровой приграничной зоне 31.

Вполне естественно, что преступные группировки, в том числе этнические, могут менять свою криминальную специализацию в зависимости от условий их функционирования и конъюнктуры «черного» рынка, сулящей им более выгодное приложение своих возможностей. Преступность как бизнес не могла бы развиваться до уровня организованности, если бы, как уже отмечено, не удовлетворяла потребности в специфических услугах и вещах, лежащей в основе мощного рыночного спроса, будь то наркотики, секс, азартные игры, оружие, престижные иномарки автомобилей, ажиотаж вокруг художественных ценностей или «золотая лихорадка». Именно поэтому расширяются масштабы контрабандного ввоза огнестрельного оружия из-за рубежа, продолжается незаконное отчуждение государственной собственности в процессе приватизации, перераспределение валового внутреннего продукта путем преступных махинаций в кредитно-финансовой и во внешнеэкономической сферах, на валютном и потребительском рынках, интенсивно развивается процесс интеграции российских наркодельцов в систему международной торговли наркотиками. Именно поэтому в центре внимания криминальных элементов находятся свободные экономические зоны, приграничные территории, места добычи и переработки топливно-энергетических ресурсов, транспортные магистрали.

31 См.: Дементьев А. С. Основные направления оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью // Оперативно-розыскная работа. 1995, № 1. С. 9; От соглашения — к прямым контактам// Вестник МВД РФ. 1993, № 1—2. С. 49; Осипов Н. Н., Барчуков В. П. Незаконный оборот наркотиков и меры противодействия ему//Вестник МВД РФ. 1993, № 4—5. С. 84; Давыдов А. Г. Оперативная обстановка по линии борьбы с преступностью, связанной с иностранными гражданами, и обеспечение их безопасности на территории РФ//Обеспечение безопасности иностранных граждан. С. 40; Информационный сборник НЦБ Интерпола в РФ. 1996, № 19. С. 71.

31

 

>>>32>>>

Не в последнюю очередь по этой же причине лидеры организованной преступности эксплуатируют возрождение национального самосознания в качестве своеобразной идейной основы для формирования и укрепления этнических криминальных группировок, оправдания беззакония и террора по отношению к гражданам иной национальности или веры32.

Особую озабоченность руководства МВД России вызывает преступность на автодорогах, достигшая, по его оценке, социально опасных масштабов. Разбойные нападения на водителей с целью завладения грузами или автомобилями распространены повсеместно и вызывают негативный международный резонанс. Причиненный ими ущерб исчисляется десятками миллионов долларов США.

В структуре иностранной преступности высок удельный вес организованных преступлений: в целом около 70%, а по отдельным видам (убийства, захват заложников, грабежи и разбойные нападения на российских и иностранных грузоперевоз-чиков) —более 75%.

Во многих городах России образовались преступные группировки, специализирующиеся на нелегальной переправке граждан России, в том числе преступников, в Западную Европу, а также на вербовке россиянок для последующего вовлечения их в организованную проституцию за рубежом.

По данным МВД России, в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Хабаровске, Чите, Иркутске и других крупных городах сформировались иностранные диаспоры (национальные общины) сомалийцев, арабов, курдов, эфиопов, вьетнамцев, китайцев, монголов и других, которые оказывают своим соотечественникам помощь в нелегальной транзитной миграции и осуществлении преступной деятельности 33.

Преступные организации, сформировавшиеся по этническому признаку, высокими темпами растут, в частности, в Дальневосточном регионе России. Наряду с либерализацией пограничного контроля, слабостью и пробельностью иммиграционного законодательства этому способствует естественная, а порой и искусственно формируемая национальная замкнутость иностранных диаспор. Так, согласно межправительственному

32  См.: Состояние правопорядка в России и некоторые результаты борьбы с преступностью в 1995 г. //Вестник МВД РФ. 1996, № 1. С. 78—81.

33  См.:   О   состоянии  и  неотложных   мерах   по'усилению  борьбы  с  преступностью, связанной с иностранными гражданами: Указание МВД России от 19 марта 1996 г. № 1/4947.

32

 

>>>33>>>

соглашению РСФСР и КНДР «О сотрудничестве в заготовке древесины» (1985 г.) на территории Хабаровского края находится около 6 тыс. северокорейских рабочих, контроль за поведением которых до последнего времени осуществлялся лишь корейской стороной. В настоящее время впервые за период действия соглашения по инициативе УВД края ведется расследование всех случаев смерти граждан КНДР34.

Для указанного региона актуальной становится проблема борьбы с международными пиратскими организациями, базы которых находятся на территории ряда стран Юго-Восточной Азии. Связанная с проблемой безопасности мореплавания, она тем не менее покрыта завесой повышенной секретности, оправдываемой коммерческой или военной тайной. Имея легальную возможность избегать таможенного досмотра и провозя на судах контрабандные грузы, представители отдельных компаний и ведомств не заинтересованы в огласке инцидентов с пиратами.

Между тем в последние годы участились случаи незаконной торговли оружием российскими моряками в иностранных портах. В этой связи японскими властями, например, произведен ряд арестов наших моряков, значительно ужесточены меры контроля и пресечения подобных фактов. Широкий резонанс вызвало задержание капитана траулера «Ус», в каюте которого было обнаружено 40 автоматов системы Калашникова, «.не замеченных» при таможенном досмотре судна, выходившего в море из российского порта. Характерно, что на борту судна в роли матроса-камбузника находился следовавший в Японию прокурор г. Советская Гавань Хабаровского края.

В Приморском крае, по оперативным данным, действуют отечественные и иностранные преступные группы, занимающиеся поставкой «живого товара» в увеселительные заведения стран Юго-Восточной Азии, а также переправкой иностранцев по поддельным документам в Западную Европу. Прикрываясь вывесками различных легальных фирм, они остаются неуязвимыми и избегают уголовного преследования.

Перед правоохранительными органами Дальневосточного региона, особенно Амурской области, Приморского и Хабаровского краев, острой остается проблема преступности, связанной с корейскими и особенно с китайскими гражданами, продолжающими нелегально оседать на российской территории.

34 См.: Сенкевич А. И. Из опыта организации работы с иностранными гражданами в УВД Хабаровского края//Обеспечение безопасности иностранных граждан. С. 133—134.

3   Зак. 68                                                                                                           33

 

>>>34>>>

Так, в Приморском крае лидирующее положение среди выявленных иностранных преступников занимают китайцы (их доля превышает совокупную долю граждан СНГ примерно в 5 раз) и корейцы, (их удельный вес в структуре тяжких преступлений иностранцев приближается к 32%). Представителями этих этнических общностей совершается более половины выявленных экономических преступлений со стороны иностранных граждан. В целом 70% иностранных преступлений на территории края совершают корейцы и китайцы, проживающие там нелегально 35.

Сложная ситуация складывается вокруг приграничной торговли. Высокая доходность челночного бизнеса привлекает в приграничные края и области российского Дальнего Востока тысячи китайских торговцев. При этом вокруг «китайских рынков» формируется криминальная инфраструктура, пропускающая через себя оружие, наркотики, нелегальных мигрантов, фальшивые документы, огромные суммы укрытых от налогообложения доходов.

При оценке масштабов иностранной и в целом транснациональной преступности следует учитывать как неполноту статистического учета соответствующих преступлений, так и их высокую естественную латентность.

Так, 6 из 9 европейских государств, в которые направлялись запросы для выяснения наличия и характера деятельности «русской мафии» за рубежом, согласно их сообщениям, вообще не ведут учет правонарушителей по признаку национальной принадлежности. Такой учет ведут всего около 20 стран мира 36.

Что касается естественной латентности, то, по оперативным данным, доля преступлений, совершенных иностранцами, нелегально проживающими в России, составляет 25—30% от общего числа преступлений данной категории. Значительна доля и неизвестных иностранных жертв преступлений.

Выяснение реальной картины скрытой транснациональной преступности в России затрудняется также из-за отсутствия точных данных о численности иностранцев-нелегалов. По ориентировочным данным Федеральной миграционной службы, на

35  См.:   Приморье  наводнили   преступники   из   зарубежья//Щит   и   меч. 1997, № 49. С. 1.

36  См.:   «Русская  мафия»  за  рубежем:   мифы  и  реальность//Информационный  бюллетень  НЦБ Интерпола в  РФ.   1995, №  13.  С.   17;  Уголовная юстиция:  проблемы  международного сотрудничества. С. 230—231.

34

 

>>>35>>>

территории России незаконно проживает до 600 тыс. иностранцев. Неофициальные же оценки колеблются в диапазоне от нескольких сот тысяч до 2 млн человек. Только в Сибири и Дальневосточном регионе, по данным спецслужб, нелегально проживает около 1 млн китайских граждан. Угроза демографической, экономической, а возможно, и криминальной китайской экспансии в Дальневосточном регионе становится вполне вероятной, если учесть, что только в одной сопредельной китайской провинции Хэйлунцзян в ближайшее время ожидается массовая безработица, которая, по прогнозам, коснется 20 млн человек. Уже сейчас в некоторых дальневосточных населенных пунктах и районах приграничной зоны России число китайских граждан превышает численность коренного населения. Видимо, интенсивным притоком в Россию китайских граждан, особенно криминально ориентированных лиц, можно объяснить печальное лидерство китайцев в приведенной выше официальной статистике иностранной преступности.

По оперативным данным, среди нелегально проживающих в России иностранцев получили распространение рэкет, грабежи, разбои, убийства и другие тяжкие преступления. О многих преступлениях, совершаемых в среде соотечественников, в правоохранительные органы не сообщается из-за боязни мести, незнания языка, процедуры возбуждения уголовного преследования и по другим причинам. Крайне редко поступают заявления от иностранцев-нелегалов и в случаях, когда они становятся жертвами посягательств со стороны российских преступников, что обусловлено прежде всего их незаконным проживанием и, следовательно, угрозой выдворения.

О латентности транснациональной преступности можно судить и по ряду косвенных признаков. Например, в 1992— 1994 гг., согласно оценкам зарубежных специалистов, на одно из первых мест в Европе по экспорту цветных металлов вышли страны Балтии, не располагающие соответствующими природными ресурсами. В связи с насыщением западного рынка незаконно вывезенными из России сырьевыми и иными природными ресурсами некоторые их виды (цветные металлы, нефтепродукты, лесоматериалы; рыба и морепродукты) в ряде случаев реализуются там по демпинговым (бросовым) ценамзг.

37 Примечательно, что перекрытие контрабандного вывоза сырья из России с использованием «калининградского транзита» привело к двойному повышению цен на бензин в странах Балтии и значительному подорожанию металлов на Лондонской сырьевой бирже. См.: Щит и меч. 1997,

№ u

3*                                                                                                                                                35

 

>>>36>>>

Десятки обнаруженных в европейских странах предметов антиквариата, в частности икон явно российского происхождения, при проверке среди похищенных в России не значатся; последнее объясняется также слабой активностью периферийных подразделений уголовного розыска в использовании возможностей Интерпола.

Этот перечень можно было бы продолжить, но изложенное представляется достаточным для иллюстрации тезиса о высоком уровне латентности транснациональных преступлений в России.

Еще сложнее обстоит дело с выяснением параметров той части транснациональной преступности, которая затрагивает интересы России за рубежом. Если вспомнить положение с учетом иностранных преступлений в европейских странах, то можно предположить, что наряду с естественной там существует и значительная искусственная, в том числе учетная (измерительная), латентность преступности38. О том, что учетная ла-тентность преступлений существует и в других странах мира, свидетельствует тот широко известный факт, что обязательной регистрации в ряде государств подлежат лишь так называемые индексные преступления. Так, в США на федеральном уровне относительно полно и единообразно учитывается лишь восемь составов наиболее тяжких и распространенных, или так называемых индексных, преступлений. Во Франции уголовной статистикой фиксируется 22 состава преступлений, в Германии — 24, в Англии — 70 39.

Традиционно высокой является и естественная латентность преступности. Например, в США, где на протяжении многих лет отмечается самый высокий в мире абсолютный уровень регистрируемой преступности (от 12 до 15 млн в год), по оценкам самих же американцев, фактически совершается до 35 млн преступлений40. Результаты международных исследований уровня виктимизации населения показывают, что органам по-

38  О   видах   криминальной  латентности   см.:   Горяинов   К.   К.,   Исичен-ко А. П., Кондратюк Л. В. Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования. М., 1994. С. 12—29.

39  См.: Фокс В. Введение в криминологию / Пер. с англ. М., 1980. С. 265; Криминология. М., 1995. С. 190.

40  См.,  напр.:   Ольков   С.   Г.   Философия    преступности.    Тюмень,    1994. С. 31—33; Иншаков С. М. Зарубежная криминология. М., 1997. С. 229.

36

 

>>>37>>>

лиции становятся известными не более 30—40%  совершаемых преступлений 41.

Комплексных исследований транснациональной преступности, насколько можно судить по доступной нам литературе, в мире не проводилось. Вместе с тем имеются свидетельства растущего внимания европейских криминологических центров к проблеме преступности иностранцев. Так, по данным Хельсинкского института по предупреждению преступности, ассоциированного с ООН (ХЕЮНИ), до 20% преступлений во всех европейских странах совершается иностранцами, причем их доля в общей массе преступников существенно выше удельного веса иностранцев в структуре населения. По отдельным странам этот показатель колеблется в значительных пределах. Так, в Австрии и Испании доля иностранцев в числе всех выявленных преступников ежегодно составляет 9%, в Греции и Кипре— 10—12%, во Франции — 15—17%. В Германии иностранцы совершают каждое четвертое-пятое раскрытое преступление, в Швейцарии и Люксембурге — каждое третье-четвертое.

В некоторых странах, например в ФРГ, в связи с большим притоком иностранцев наблюдается особый криминальный феномен — так называемые преступления ненависти, т. е. преступления, совершаемые против иностранцев и других «непохожих» людей. Ксенофобские настроения в отношении иностранцев отмечаются также в Болгарии, Польше, а их дискриминация, в том числе в сфере уголовной юстиции, наблюдается даже в криминологически благополучной Японии42.

Не ставя под сомнение приведенные данные об удельном весе иностранцев в структуре преступности в европейских странах, отметим для сравнения, что в России соответствующая цифра, отражающая долю иностранных преступников и потерпевших 43, судя по официальной уголовной статистике, пока не превышает 2,7% (табл. 2). Даже при сохранении темпов при-

11 См.: Звекич У. Сравнение обзоров виктимизации в странах Восточной и Центральной Европы//Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М„ 1993. С. 57.

42  См.: Криминологические исследования в мире. М., 1995. С. 5, 33, 107— 108,   192;   Уголовная   юстиция:   проблемы   международного   сотрудничества. М., 1995. С. 231; Шабад Г. В Польше становится все опаснее//Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ.  1995, № 14. С. 66—68.

43  Критику  ущербности   отечественной   статистики  потерпевших   от   преступлений, включая  иностранцев, см.:  Квашис В   Е., Вавилова Л.  В. Зарубежное законодательство и практика защиты жертв преступлений. М.,  1996. С. 36.

37

 

>>>38>>>

роста иностранной преступности, наметившихся в начале 90-х годов, прогнозные оценки на ближайшие годы не выходили за пределы трех процентов. Это, однако, не дает оснований для благодушия и самоуспокоенности. Приведенные выше данные и оценки состояния и динамики иностранной преступности в России свидетельствуют о ее негативных тенденциях, которые могут проявляться во всей полноте по мере дальнейшего расширения международных связей россиян и адаптации иностранцев к нашим специфическим условиям перехода к рыночным отношениям. Для иллюстрации сошлемся на конкретные примеры. По сообщениям в средствах массовой информации, президент одной из южнокорейских торговых фирм в течение месяца под предлогом поставки продовольствия мошенническим путем собрал 500 тыс. долларов США у приморских бизнесменов и, оформив с помощью их хабаровских коллег въездную визу в Китай, скрылся на его территории. В декабре 1996 года российские преступники похитили в г. Пятигорске малолетнюю дочь гражданина Вьетнама и в качестве выкупа за ее освобождение требовали 6 тыс. долларов США. В подобных случаях при всей их серьезности не обходится и без курьезов. Так, двое молодых москвичей похитили иностранного «бизнесмена». Приняв его за японца, они в течение трех суток пытались ему объяснить, что хотят получить за него выкуп. И только после ареста преступников выяснилось, что иностранец— гражданин КНР, приехавший в Россию на заработки44.

Хотя в мире еще нет организации, ведущей глобальный учет транснациональных преступлений, по учетам Интерпола, охватывающим десятки стран (статистику представляют не все страны-члены этой организации), можно судить о масштабах и динамике некоторых видов преступности.

Так, мировая незаконная торговля наркотиками, по данным 77 стран, характеризуется такими параметрами: в 1990 году в этих странах изъято 27 тонн кокаина, 1285 тонн (целый железнодорожный состав!) марихуаны, 25,5 тонны опиума и 14 тонн героина. В России в последние годы из незаконного оборота ежегодно изымается 35—50 тонн наркотических средств.

Если учесть, что, по оценкам специалистов, полиции удается выявить лишь 10—15% от общей массы наркотиков, нелегально распространяемых в мире, а за последние годы их потребление возросло, то для ориентировочного подсчета незакон-

44 См.:  Информационный сборник НЦБ  Интерпола  в  РФ.   1996,  №  18. С. 49, 51.

38

 

>>>39>>>

ного годового оборота наркотического зелья указанные цифры необходимо увеличить по меньшей мере в 7—10 раз. Не удивительно, что доходы наркомафии в мире оцениваются колоссальной цифрой — 600 млрд долл. США 45.

Кражи произведений искусства и антиквариата характеризуются размахом и динамикой, ставящими это явление в круг самых острых международных проблем. Из-за плохого учета этих преступлений даже на национальном уровне объем наносимого ими ущерба трудно обозрим.

По данным К. С. Родионова, в Италии за период с 1954 по 90-е годы было украдено около 40 тыс. произведений искусства, во Франции — 12 тыс. Для этих преступлений характерны угрожающие темпы прироста: если в 1970 году во Франции было украдено 1260 произведений искусства, то в 1978 году — уже 3707, т. е. в 2,5 раза больше. Подобная динамика наблюдается и в других странах Европы, в том числе и в России.

Еще одну группу преступлений, сразу же выдвинувшуюся в разряд международных, составляют преступления, посягающие на безопасность полетов на воздушном транспорте. Эти преступления, выполняемые в террористической манере и исключительные по своей общественной опасности, совершаются по самым разнообразным мотивам: из-за желания убрать экономического конкурента, супругу или супруга, получить наследство или страховку и т. д. Разумеется, распространены и политические мотивы, которых мы здесь не касаемся.

О том, что самолет может быть орудием опаснейших преступлений, английский криминолог Б. Томпсон предупреждал еще в 1923 году, т. е. тогда, когда авиация была овеяна романтикой (как еще недавно космонавтика), а воздухоплавание как транспорт только зарождалось.

Динамика количества захватов (с покушениями) воздушных судов, фиксируемая Международной организацией гражданской авиации (ИКАО), показывает, что всего за два года, с 1967 по 1969 год, рост этих преступлений принял буквально взрывной характер — с 6 до 81.

Сознавая глобальный характер опасности, в которой находится гражданская авиация, Международный союз пилотов в конце 1969 года обратился с письмом в ООН, призывая эту международную организацию повлиять на поиск средств пре-

45 См.: Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ.  1995, № 14. С. 59.

39

 

>>>40>>>

дотвращения захвата самолетов. В противном случае союз пилотов угрожал всемирной забастовкой.

Перед лицом этой опасности ИКАО в срочном порядке были подготовлены две конвенции: Гаагская — о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970 г.) и Монреальская -о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971 г.). К выработке рекомендаций по предотвращению захватов подключился Интерпол. И надо сказать, что и конвенциями, и Интерполом, и национальными правоприменительными органами была разработана система мер, которая существенно изменила тенденцию этого вида преступлений.

Последующее их снижение — свидетельство эффективности принятых мер по их предотвращению.

При анализе факторов транснациональной преступности необходимо прежде всего учитывать, что и характер, и динамика транснациональной преступности — лишь одно из побочных, наряду с локальными войнами, культурным декадансом, сексо-манией, наркоманией и т. п., негативных явлений, причины которых заключены в социальных противоречиях, а именно в противоречиях бытия и духовности; институциональном противоборстве религий, идеологий, поляризирующем взгляды на справедливость, свободу и другие общечеловеческие ценности; различии экономических базисов, культурно-исторических традиций, правовых и нравственных систем и т. д.

С позиции оптимизма обозначенный выше процесс глобализации, иные факты истории, например падение тоталитарных режимов, свидетельствуют о том, что в третьем тысячелетии превалирующим все-таки будет процесс духовного сближения человечества на почве свободного и справедливого развития этнических потенциалов.. История подвела человечество к той черте, переступить которую означало бы самоуничтожение.

После второй мировой войны, когда человечеству пришлось заглянуть за край пропасти, характер эпохи стал медленно меняться. Оказалось, что идеалы демократии и свободы вовсе не противостоят духовности, свидетельством чего явилось движение «пассивного сопротивления» имперским метрополиям. Духовный авторитет этой борьбы был настолько силен, что нашел отклик и в элитных кругах метрополий. После войны начинается распад мировой колониальной системы, и к концу 60-х годов появилось около 70 новых самостоятельных государств. Вчерашние колонии и зависимые страны стали самостоятельными субъектами международно-правовых отношений,

40

 

>>>41>>>

а их граждане вышли из-под юрисдикции метрополий. Таким образом, здесь произошло то, что можно назвать разломом (расколом, разрывом) единого правового пространства.

К началу 90-х годов начал распадаться лагерь социализма. Этот распад дал «вторую волну» стран, ставших независимыми субъектами международного сообщества.

И, наконец, закручиваемая десятилетиями спираль молчаливого сопротивления режиму распрямилась внутри Союза ССР, что послужило причиной появления «третьей волны» самостоятельных государств — субъектов международных отно^ шений.

При этом все то, что ниже рассматривается в качестве ближайшей причины роста транснациональной преступности в России в 90-х годах, по существу уже на протяжении полувека генерирует и определяет динамику транснациональной преступности в мире: раскол общего правового пространства, свободное перемещение населения через границы, потоки бедного населения из бедных трудоизбыточных в богатые страны. В этих условиях сразу же стали очевидны значение экономического неравенства, полярность бедности и богатства, грабительской политики капитализма (в полном соответствии с его критикой К. Марксом и В. И. Лениным).

Тот политический строй «правового демократического государства» со свободной рыночной экономикой, в который сумел эволюционировать европейский и североамериканский капитализм, более или менее решил проблему классового противостояния, но лишь частично и по отношению к собственному классу трудящихся. Что касается миллионов рабочих рук, прибывших в последние десятилетия в Европу и Америку из бывших колониальных и зависимых стран, то они оказались в этих странах на положении людей второго сорта, выполняющих «черную» низкооплачиваемую работу. А это не только является самостоятельным фактором высокой криминальной активности мигрантов-иностранцев, но и служит социальной базой все еще сохраняющейся идеологии классовой или национальной борьбы, организационные формы которой нередко приобретают характер как политического, так и общеуголовного терроризма.

Не удивительно, например, что именно Северная Америка и Европа — главные «потерпевшие» от захвата самолетов: анализ Интерполом 182 случаев такого захвата показал, что 75 случаев приходятся на Северную Америку и 42 — на Европу (не считая бывших социалистических стран), т. е. 64% преступлений этой категории.

41

 

>>>42>>>

Среди причин преступности вообще и транснациональной в частности редко называют такую, как открытая конфронтация носителей различных культур. Однако именно характер взаимодействия рас, наций и культур — это присуще глобализации— все чаще привлекает внимание криминологов. Так, М. Дельмас-Марти пишет о «напряженности, порождаемой конфронтацией между различными культурными слоями, которые в условиях индустриального общества подвергаются прогрессирующей маргинализации»46.

Речь идет не только о вытеснении культуры национальных меньшинств, но и о том, что при встрече с культурой более живучей и адаптированной культура меньшинства воспринимает «великую» культуру часто со стороны ее профанических бытовых проявлений. Например, культура Запада воспринимается как поп-культура, сексомания, криминомания и т. п. Тем самым снижается собственный порог недозволенного. Эти противоречия проявляются как в международном культурном «контексте», так и в границах некоторых многонациональных государств.

В этой связи значительный не только познавательный, но и прикладной интерес представляют суждения о преступности среди иностранцев, опубликованные известным немецким криминологом Г. Шнайдером. Автор, в частности, отмечает, что опыт США и других стран свободной иммиграции (некоторое время Германия также относилась к их числу) показал уязвимость этой политики с позиций борьбы с преступностью. Большое число иностранцев, свободно въезжающих в страну, дезорганизует общество и приводит к росту преступности. При объяснении причин и особенностей преступности среди иностранцев автор опирается именно на теорию конфликта культур. Такой конфликт возникает, когда иностранцы следуют нормам поведения своей страны (конфликт внешних ценностей) или не могут психологически совместить ее ценности с ценностями страны пребывания (конфликт внутренних ценностей). Конфликт культур как фактор преступности — это, по убеждению Г. Шнайдера, конфликт духовных, внутриличностных, усвоенных норм. Вот почему, каким бы парадоксом это ни показалось, вероятность совершения преступлений иммигрантами растет по мере усвоения ими ценностных ориентации страны пребывания, особенно во втором поколении иммигрантов. Ибо вме-

46 Уголовная юстиция: проблемы международного сотрудничества. С. 23. 42

 

>>>43>>>

сте с этим усвоением усиливается и вероятность внутреннего конфликта ценностей. По этой же причине иностранцы нередко становятся и жертвами преступлений, поскольку они не интегрируются в общество принявшей их страны, создают свою субкультуру и в результате вовлекаются в социальные и психологические конфликты 47.

Изложенные соображения могут быть полезны для объяснения прежде всего иностранной преступности, экспортируемой в Россию из стран ближнего зарубежья, а возможно, и преступности российских этнических групп с учетом многонационального состава бывшего Советского Союза и нынешней Российской Федерации. В связи с этим актуальными представляются следующие рекомендации немецкого криминолога:

«Для предупреждения правонарушений и преступлений иностранцев необходимы не только меры экономической и социальной помощи с целью включения их в общество страны пребывания. Как коренное население, так и иностранцы должны сами проявлять больше готовности к взаимному согласию и восприятию друг друга. Основной предпосылкой этого является разумная политика приглашения иностранцев, ограничивающая размеры и интенсивность иммиграции и предусматривающая разрешение трудностей и для коренного населения, и для иностранцев...» 48.

Разумеется, только конфликтом культур невозможно охватить все многообразие факторов транснациональной преступности даже применительно к той ее части, котороую мы для краткости именуем иностранной.

Ее неблагоприятные тенденции в России объясняются прежде всего двумя факторными комплексами, действие которых оказалось исторически совпавшим.

Первый из них определяется той органической перестройкой экономического, политического, правового режимов, которая осуществляется не столько государством, сколько в государстве Россия и которая, в конце концов, должна привести к гражданскому обществу открытого типа с режимом правового государства.

Расширение участия иностранных граждан в российской экономике и культуре является нормальным явлением, прису-

47  Подробнее об  этом  см.:  Шнайдер   Г.   И.  Криминология / Пер.  с  нем. М, 1994. С. 179—186.

48  Шнайдер Г. И. Указ. соч. С. 185.

43

 

>>>44>>>

щим цивилизованным странам, и его активизация должна всячески стимулироваться. Проблемный характер в России это явление приобрело в связи с тем, что государство ни в правовом, ни в организационном плане к нему не подготовилось и не спрогнозировало его возможного негативного развития.

В частности, не были учтены многочисленные международные рекомендации и опыт Миланского (1985 г.) конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, в одной из рекомендаций которого указывалось: «Ввиду взаимосвязи между предупреждением преступности, ее развитием, новым экономическим порядком изменения в социально-экономической структуре должны сопровождаться надлежащими реформами в области уголовного правопорядка...». Этот же Конгресс рекомендует странам, осваивающим механизм свободной экономики, «сделать более строгими законы, регулирующие деятельность коммерческих предприятий...»49.

У нас же ситуация правового регулирования рассматриваемой сферы такова: новый Гражданский кодекс вводился в действие поэтапно, начиная с 1995 года, новый Уголовный кодекс вступил в силу с 1 января 1997 года, а новый Уголовно-процессуальный кодекс все еще не принят.

Результатом подобного правового бессилия и порождаемого им правового нигилизма явились, в частности, нелегальное проникновение в Россию иностранных граждан, занимающихся активной экономической деятельностью, и коррумпированность российских чиновников, создающая условия для противоправной деятельности иностранцев.

Распад СССР породил еще один комплекс факторов, негативно отразившихся на многих сторонах общественной жизни россиян, в том числе на их правовой защищенности. Одним из следствий распада явился уже упоминавшийся разрыв ранее единого правового пространства. В условиях «прозрачности» границ между вновь образованными государствами и отсутствия соответствующих межгосударственных соглашений это породило ситуацию, когда стало возможным, совершив преступление на доступной территории одного государства, скрываться от ответственности на территории другого. При этом в категории иностранцев оказались все жители бывших союзных

49 Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка, пп. 1 и 8.

44

 

>>>45>>>

республик, не являющиеся гражданами России50. Именно эта ситуация, породившая соблазн и открывшая возможность безнаказанно совершать преступления, привела к тому, что доля преступлений со стороны лиц из ближнего зарубежья на территории России в последние годы составляет 70—85% от числа всех раскрытых преступлений, совершенных иностранными гражданами.

Провоцирующий фактор потенциальной безнаказанности в современных политических и правовых условиях проявляется также в довольно высокой криминальной активности иностранных граждан. Так, если в 1992 году на каждое преступление со стороны иностранцев и лиц без гражданства приходилось три-четыре преступления против них, то уже в 1993—1994 гг. «гости» совершали более полутора, а в 1995—1996 гг.— три «ответных» преступления на каждое преступление в отношении их (табл. 2).

Как уже отмечалось, одной из закономерностей переживаемого Россией периода являются более тесные и открытые деловые, политические и культурные связи с зарубежными странами. По среднестатистическим данным, ежегодно в Россию прибывает свыше 6 млн иностранных граждан. Увеличивается число иностранцев, прибывающих по частным приглашениям и в командировки. В учебных заведениях обучается свыше 100 тыс. студентов более чем из 130 стран мира. На основе межправительственных договоров на объектах народного хозяйства многих регионов России трудится более 200 тыс. иностранных рабочих и специалистов. Определенная часть иностранных граждан проживает в стране постоянно, имея вид на жительство. Отдельную группу иностранцев составляют лица, получившие в России убежище. Новый российский закон «О беженцах» 1993 года регламентирует вопросы предоставления убежища в соответствии с нормами международного права. Расширению географии пребывания иностранцев в стране способствовали и принятое в декабре 1990 года решение Правительства РФ о значительном, почти вдвое, сокращении количества городов России, закрытых для посещения иностранными гражданами, а также ряд двусторонних договоров России о безвизовом ту-

60 Мы не согласны с авторами, предлагающими отказаться от признания статуса иностранцев за гражданами республик бывшего СССР. Другое дело — их выделение при криминологическом анализе преступности. См., напр.: Обеспечение безопасности иностранных граждан. С. 27—28, 32, 79, 86, 114.

45

 

>>>46>>>

ристическом обмене (например, с Китаем) и частных поездках граждан (Белоруссия, Казахстан, Украина).

Поэтому все большее число иностранцев вступает в широкий круг отношений как в экономической, так и в социальной, бытовой сферах. Порой эти отношения характеризуются значительной конфликтностью, в том числе связанной и с нарушением законов. Кроме того, есть основания полагать, что в числе иностранных граждан, приезжающих в Россию в поисках работы, значительна прослойка криминально активного и маргинального элементов. Так, свыше 80% китайцев, прибывающих в Приморье, имеют у себя на родине статус «ожидающего работу», т. е. фактически безработного. В основном это неквалифицированные рабочие.

В общем процессе миграции есть компоненты, которые самым непосредственным образом связаны с транснациональной преступностью. Прежде всего, это нелегальная миграция и. Об объеме этого явления можно судить по приведенным выше цифрам о количестве незаконно проживающих в России иностранцев.

Процесс нелегальной миграции имеет в себе как стихийную, так и организованную составляющую. По данным милиции (полиции) разных стран, нелегальная миграция в значительной мере управляется организованными преступными формированиями, занимающимися вербовкой, переправкой за границу, обеспечением легендированного проживания мигрантов в промежуточных (транзитных) странах. В указанные формирования в настоящее время активно вливаются и славянские группировки, действующие как на территории России, так и за ее пределами.

Показательно, что нелегальная миграция резко возрастает в странах, где действуют международная наркомафия и террористические организации, которые могут и уже используют маршруты и связи мигрантов для транзитной перевозки наркотиков, оружия и переброски отдельных преступников или криминальных групп.

Анализ сведений о нелегальных мигрантах, осуществленный НЦБ Интерпола в Российской Федерации, показал наличие хорошо отрегулированного процесса их перемещения через тер-

51 В России уголовно наказуемым признано лишь незаконное пересечение охраняемой государственной границы (ст. 322 УК РФ). Поэтому другие проявления и последствия . нелегальной миграции, например нелегальное проживание, перемещение, транзитный проезд в другие страны, правомерно рассматривать в качестве фоновых явлений анализируемой преступности.

46

 

>>>47>>>

ритории стран .СНГ. Нередко граждане государств Юго-Восточной Азии, Африки, Ближнего и Среднего Востока прибывают с визами, выданными по фиктивным паспортам. Оказавшись в России, эти иностранцы прежде всего стремятся попасть в Москву и Санкт-Петербург, где с ними в контакт вступают посредники для дальнейшего перемещения в Западную Европу. Условно выделяются вьетнамский, пакистано-индийский, банг-ладешский, афганский и китайский каналы переброски нелегальных мигрантов через российскую территорию на Запад52.

В связи с масштабностью нелегальной миграции значительное распространение получили преступный бизнес на изготовлении и торговле поддельными документами, хищении их бланков, коррупция чиновников МИД, МВД и т. п. По оценке Международной организации по проблемам миграции, контрабанда мигрантов зачастую приносит прибыли не меньше, чем незаконная торговля наркотиками, а в рамках СНГ, по расчетам специалистов, транзит нелегальных мигрантов вышел по доходам на третье место после незаконной торговли наркотиками и оружием 53.

Одним из условий, определяющих размеры нелегального проникновения в Россию иностранных граждан, является современное состояние пограничного режима и охраны границ. Это же условие в ряде случаев создает напряженную атмосферу межнациональных отношений и конфликтов локального характера.

Серьезным фактором, определяющим некоторые характеристики транснациональной преступности в России, является смыкание националистических и криминальных мотивов деятельности некоторых преступных группировок, которые, используя коррумпированные связи, занимаются незаконной приватизацией недвижимости, вывозят стратегическое сырье в обмен на оружие и наркотики, осуществляют поставки в горячие точки оружия, боеприпасов и военного снаряжения.

Проникновение структур организованной преступности в националистические движения и в незаконные вооруженные формирования способствует ее активной политизации, использованию боевиков для совершения как общеуголовных преступле-

52  См.: Симоненко E. H. Проблемы борьбы с нелегальной миграцией на территории   России // Информационный   бюллетень   НЦБ   Интерпола   в   РФ, 1994, № 10. С. 22—25; Он же. Проездом через Россию//Оперативно-розыскная работа. 1994, № 4. С. 50—55.

53  См.: Панов В. П. Указ. соч. С. 3, 109; Информационный сборник НЦБ Интерпола в РФ. 1996, № 19. С. 66.

47

 

>>>48>>>

ний, так и террористических актов, захвата заложников, диверсий и других особо тяжких преступлений.

Значительное распространение в числе транснациональных преступлений получает контрабанда оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. В этой связи сложная обстановка отмечается на северо-западных рубежах России, особенно на границах Псковской и Ленинградской областей с республиками Прибалтики. Интенсивные международные перевозки, торговля и возможность контрабандного транзита оружия привлекают в этот регион множество дельцов «черного» рынка и криминально ориентированных лиц, стремящихся взять под контроль доходы от контрабанды. Ежегодно в указанных областях изымаются сотни единиц контрабандного оружия зарубежного производства, поступающего в Россию из Эстонии и Латвии. Значительная их часть перехватывается в Москве и других городах. При этом наблюдается тенденция роста распространенности оружия иностранных марок.

По данным погранвойск России, ежегодно в пунктах пропуска через границу выявляется и изымается до 2 тыс. единиц оружия, задерживается немало иностранцев, причастных к международным террористическим организациям. Сотрудники органов внутренних дел в процессе предупреждения и раскрытия преступлений выявляют оружие и боеприпасы, изготовленные в Польше, Китае, Германии, Чехии, Австрии, Израиле и других странах54.

В последнее время весьма напряженная обстановка складывается на южных рубежах России с Грузией и Азербайджаном. Помимо прочего их охрану осложняют фактическая открытость азербайджано-иранской границы и отсутствие сплошного рубежа охраны границ России с Грузией и Азербайджаном. Это делает реальной угрозу проникновения наемников и систематических поставок оружия и боеприпасов в горячие точки Кавказа и Закавказья, что для России крайне нежелательно в связи с наличием межнациональных противоречий в северокавказских республиках РФ. Особую тревогу вызывают факты организванного, в том числе вооруженного, противодействия преступных группировок и части местного населения мерам по пресечению нарушений границы55.

54  См.: Боровский Н. Ф., Куражов А. В. Не допускать хищений оружия, боеприпасов,   взрывчатых   веществ    и    взрывных   устройств // Вестник   МВД РФ. 1996, № 6. С. 73.

55  См.:   Иванов   В.   В.   Совместно   с   пограничными    войсками//Вестник МВД РФ. 1996, № 5. С. 100.

48

 

>>>49>>>

Интенсивность вооружения уголовного элемента на фоне роста его криминальной активности дает основание прогнозировать дальнейший рост как незаконного оборота оружия, так и совершения опасных вооруженных посягательств на жизнь и здоровье людей, корыстно-насильственных преступлений, террористических актов с использованием огнестрельного оружия и взрывных устройств.

В последние годы стремительно растет поток автотранспорта, следующего через западные и восточные границы России. При этом отмечается и увеличение количества перемещаемых через границу похищенных автомобилей. Все более отчетливый транснациональный характер приобретает криминальный автобизнес в европейских странах. Наряду с растущим спросом на личные транспортные средства этому способствуют высокая доходность данного бизнеса и сравнительно низкая степень риска для преступников.

Правоохранительные органы практически всех стран отмечают возрастающий уровень профессионализации преступных групп, специализирующихся на перепродаже краденых автомобилей. Для их легализации преступники все чаще используют поддельные документы (справки-счета, таможенные удостоверения, доверенности), похищенные бланки технических паспортов, печати и штампы торгующих, таможенных организаций, регистрационно-экзаменационных подразделений ГАИ. Так, в трех городах Италии из регистрационных учреждений почти одновременно было похищено около 16 тыс. незаполненных бланков, удостоверяющих право собственности на автомобили. По свидетельствам практических работников, фальшивые техпаспорта можно распознать только с помощью экспертизы. Европейским центром подделки документов на похищенный автотранспорт считается Польша, а в СНГ — Москва.

Среди профессионалов криминального автобизнеса по их узкой специализации выделяются «кучера», в функции которых входит только угон автомобилей, «курьеры», перегоняющие их из одной страны в другую, «связные», которые обеспечивают непосредственных исполнителей преступлений заказами, фальшивой документацией и поддерживают постоянную связь с лидерами криминальных групп и зарубежными заказчиками.

Краденые автомобили транспортируются как самоходом, так и с помощью контейнеровозов или на судах морского и воздушного флота. Автомашины, перегоняемые из России, чаще всего пересекают границы прибалтийских республик, Белоруссии и Украины и сбываются в странах Восточной Европы; обратным

4   Зак  68                                                                                                      49

 

>>>50>>>

маршрутом следует автотранспорт, похищенный в Австрии, Германии, Голландии, Польше. Большинство легальных и нелегальных сделок, связанных с приобретением автомашин для жителей стран СНГ, соовершается в Финляндии, Германии и Польше. Последняя, по оценкам зарубежных специалистов, будучи крупным авторынком, становится и транзитной страной для сбыта краденых автомобилей в Центральной и Восточной Европе, на территории СНГ. Дальневосточный регион России в этом отношении «обслуживает» в основном Япония.

Криминальный автомобильный бизнес нередко бывает сопряжен с так называемым авторэкетом, т. е. квалифицированным вымогательством автомобилей иномарок у их владельцев. В последнее время интенсивность этих криминальных проявлений перемещается с дальневосточных на западные рубежи России. Например, автомагистрали между Германией и Россией превратились в «дороги риска», контролируемые организованными преступными группами.

Острота проблемы борьбы с контрабандным сбытом автотранспорта, похищаемого в России и за ее пределами, как можно уверенно предположить, в ближайшие годы не спадет, а, возможно, даже усилится. Это связано с растущей автомобилизацией населения, открытостью государственных и таможенных границ, в частности в странах Европейского Союза, несоответствием порядка регистрации и учета транспортных средств в России международным стандартам, отсутствием эффективных международной и национальной систем выявления похищенных автомобилей, согласованного международного уголовно-правового механизма противодействия этим преступлениям и др.

Широкое распространение получил преступный антикварный бизнес, т. е. хищения и контрабандная перепродажа художественных, исторических и культурных ценностей. Среди транснациональных преступлений незаконные операции с ними в России занимают одно из первых мест (после нарко- и оружейного бизнеса). По данным Интерпола, только в странах Западной Европы действуют более 40 специализированных преступных групп, занятых контрабандными поставками этих ценностей из России на мировой рынок. В США, Италии, Израиле, Франции, Англии предметами российской культуры торгуют более 100 магазинов, а в ФРГ — 6 тыс. таких магазинов56. Не случайно ежегодно фиксируется значительное количество посягательств на указанные ценности. За пять лет (1992—1996) в

56 См.:   Преступность — угроза  России.  М.,   1993.   С.  89—91. 50

 

>>>51>>>

России зарегистрироваио более 19 тыс. их хищений. В 1996 году только в результате операции «Антиквариат» раскрыто 1800 преступлений, изъято 3300 икон, 61 живописное полотно, около 500 орденов и 250 медалей, предотвращен незаконный вывоз из России около 1 тысячи икон, 42 картин, почти 400 предметов декоративно-прикладного искусства, 100 кг янтаря-сырца и других ценностей57. Участились случаи квалифицированных хищений с применением техники, нейтрализующей сигнальные устройства. Отмечаются факты совершения разбоев и грабежей в местах хранения художественных ценностей, а также рост групповых преступлений, совершаемых по' заказам недобросовестных коллекционеров и скупщиков краденого. Все это дает основание предполагать, что культурные ценности России, где десятилетиями не проводятся инвентаризации в музеях и где только 15% единиц хранения прошли научную обработку и должным образом учтены58, будут оставаться предметом особого внимания как отечественных, так и иностранных преступников.

Прогностические оценки дальнейшего развития транснациональной преступности в целом показывают, что ее эскалация, характерная для многих стран мира, в России будет усиливаться за счет нерациональной открытости и слабой защищенности границ, непродуманного создания новых свободных экономических зон, неудовлетворительного контроля за соблюдением режима пребывания иностранцев на территории страны. Фактическая безнаказанность многих иностранцев за нелегальное пересечение границы и нахождение в России, отсутствие должного контроля за их передвижением, пренебрежительное отношение к местным традициям россиян, насаждение своих нравов, а порой и антиобщественное поведение отдельных групп нелегалов способствовали в ряде мест формированию атмосферы нетерпимости, а в некоторых случаях приводили к открытым конфликтам, повлекшим человеческие жертвы. Расширение географии стихийного расселения таких иностранцев таит в себе опасность дальнейшего нарастания напряженности.

57  См.:   Прозоров  В.   Когда  за  державу не только   обидно//Милиция. 1997, № 4. С. 5.

58  См.: Иншаков С. М. Указ. соч. С. 328.

4*                                                                                                                   51

 

>>>52>>>