III. ВИДЫ СПЕЦИАЛЬНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

1 2 3 4 5 6 7 

В юридической литературе существует единодушие в том, что специальные виды освобождения от уголовной ответст­венности регламентируются 'нормами Особенной части уго­ловного законодательства, однако отсутствует единство по вопросу о том, в каких именно нормах Особенной части пре­дусматриваются такие случаи освобождения от уголовной ответственности.

Нами в свое время высказано мнение, что специальные виды освобождения от уголовной ответственности по дейст­вующему ныне законодательству имеют место в случаях, когда:

1) лицо, завербованное иностранной разведкой, не совер­шило никаких действий во исполнение полученного задания по проведению враждебной деятельности против СССР и доб­ровольно заявило органам власти о своей связи с иностран­ной разведкой <(ч. 2, ст. 1 Закона Союза ССР от 25 декабря 1958 г. «Об уголовной ответственности за государственные преступления», п. «б» ст. 64 УК РСФСР)1; ' 2) лицо дало взятку в результате вымогательства со сто­роны должностного лица .или отосле дачи взятки добровольно заявило о случившемся (ч. 3 ст. 3 Указа Президиума Верхов­ного Совета СССР от 20 февраля 1962 г. «Об усилении уго­ловной ответственности за взяточничество», примечание к ст. 174 УК РСФСР);

1 Нам кажется, что, в силу положений ст. 10 названного Закона от 25 декабря 1958 г. (ст. 73 УК РСФСР), данное правило распространяется и на случаи, когда гражданин СССР был завербован иностранной раз­ведкой для проведения враждебной деятельности против другой страны социализма, но не выполнил задания и. заявил о случившемся. Подобный же подход предусматривается нормами уголовного законодательства брат­ских стран (см... например: § 3 ст. 124 и ст. 129 УК ПНР 1969 г. —Уго­ловно-процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы Польской На­родной Республики. М., 1972, с. 54—55).

2*            19

 

3)             лицо добровольно сдало огнестрельное оружие, боевые

припасы и взрывчатые вещества, хранящиеся у него без соот­

ветствующего разрешения (ч. 2 ст. 1 Указа Президиума Вер­

ховного Совета СССР от 11  февраля 1974 г. «Об усилении

ответственности за .незаконное ношение, хранение, приобре­

тение, изготовление и сбыт огнестрельного   оружия,    боевых

припасов и взрывчатых веществ», примечание к ч. 1 ст. 218

. УК РСФСР);

4)             лицо, уплатившее  калым   (выкуп)   за  невесту, добро­

вольно заявило об этом соответствующему должностному ли­

цу (ч. 3 ст. 127 УК Туркменской ССР, ч. 2 ст. 130 УК Тад­

жикской ССР)2.

В то же время отдельными авторами предпринимается по­пытка либо значительно расширить, либо несколько сузить круг 'Предусмотренных законом специальных видов освобож­дения от уголовной ответственности.

По мнению Ю. М. Ткачевокого и А. С. Молодцова, спе­циальные виды освобождения от уголовной ответственности, кроме 'перечисленных, имеются в виду и в тех случаях, когда, во-первых, санкции статей Особенной части УК содержат указание на возможность применения к виновным мер об­щественного воздействия и, во-вторых, когда в нормах Закона Союза ССР от 25 декабря 1958 г. «Об уголовной ответствен­ности за воинские преступления» (глава XII Особенной части УК РСФСР) указывается на применение за содеянное правил Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил Союза ССР (пп. «б» ст.ст. 239, 241, 243, '244, 250, 255, 256, 257, 258, 260, 268, п. «г» ст. 245, п. «д» ст. 259 УК РСФСР)3.

Действительно, в главах II, III, IX и X Особенной части УК РСФСР имеется 15 санкций, которые, наряду с наказа­нием, предусматривают 'возможность применения за содеян­ное мер общественного воздействия (ст.ст. 94, 97, 112 ч. 2, 123, 1241, 127. ч. 1, 128 ч. 1, 130 ч. 1, 131 ч. 1, 192, 200, 207, 208 ч.   1, 2121  ч.   1   и  ст.  221).  Кроме  того,  примечание  к

2              См.: ТенчовЭ. С.   К вопросу о юридической природе, основаниях

и порядке применения специальных видов освобождения от уголовной от­

ветственности. — В сб.:  Юридические гарантии применения права  и ре­

жим социалистической законности в СССР. Вып. I. Ярославль, 1975, с. 63.

3              Советское уголовное право. Общая часть. М., 1974, с. 349—350; М.,

1981, с. 403; Молодцов А. С.   Уголовная ответственность и меры об­

щественного воздействия. Ярославль, 1977, с. 64.

Отметим, что в монографии «Давность в советском уголовном праве» (М., 1978, с. 33) Ю. М. Ткачевский упоминает всего о двух случаях спе­циального освобождения от уголовной ответственности (п. «б» ст. 64 и примечание к ст. 174 УК РСФСР).

20

 

ст. 227 УК РСФСР допускает применение мер общественного воздействия к лицам, совершившим деяния, указанные в ч. 2 этой статьи, если эти деяния и сами лица не представляют большой общественной опасности. На наш взгляд, наличие з перечисленных санкциях ссылки на возможность применения мер  общественного воздействия  является  показателем  того, что в соответствующих статьях Особенной части имеются в виду так называемые малозначительные преступления. Такой вывод прямо вытекает из п. 2 ст. 51 УК РСФСР, относящего к малозначительным преступлениям деяния, за которые, сог­ласно статье Особенной части, допускается применение мер общественного воздействия. Преамбула же ст. 51 УК РСФСР предусматривает, что лицо, впервые совершившее подобное малозначительное преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд. Как обоснованно отмечается в литературе, ири освобож­дении лица от уголовной ответственности с передачей дела на рассмотрение товарищеского суда решение об этом при­нимается на основе положений именно ст. 51 УК РСФСР4. Таким образом,    в    случае   совершения    малозначительных преступлений,  когда  виновные  могут быть  исправлены  без использования  репрессивных мер, к ним  применяется  один из общих видов освобождения от уголовкой ответственности. Что касается примечания к ст. 227 УК РСФСР, то и оно не вводит новый, специфический вид освобождения от уголов­ной ответственности, но ориентирует органы правосудия на возможность  применения  существующих   видов   освобожде­ния, предусмотренных нормами Общей части УК, при усло­вии, если указанное в ч. 2 этой статьи деяние и лицо, его со­вершившее, не представляют большой общественной опасно­сти. По аргументированному мнению А. П. Чугаева, в подоб­ных  ситуациях  лицо  освобождается  от  уголовной  ответст­венности либо с передачей на поруки  (ст. 52 УК РСФСР), либо с привлечением к товарищескому    суду    (ст.    51    УК РСФСР)5. К этому следует добавить, что в тех случаях, когда субъектом деяния, указанного в ч. 2 ст. Ј27 УК РСФСР, яв­ляется лицо в возрасте от 16 до 18 лет, по-видимому, возмож­но освобождение его от уголовной ответственности в соответ­ствии с ч. 3 или 4 ст. 10 УК РСФСР.

Вызывает сомнение также приведенное выше утверждение

4              См.:  Кузнецова  Н.  Ф.   Освобождение от уголовной ответствен­

ности о передачей дела в товарищеский суд. М., 1964, с. 18, с. 49; Бусы.

рев Н. А.   Указ. соч., с. 12:   Келий а С. Г.  Указ. соч., с. 149—150.

5              См.: Чу г а ев А. П. Указ. соч., с. 41—42.

Л

 

о том, что специальные виды освобождения от уголовной от­ветственности имеются в виду в санкциях 13 статей главы XII Особенной части УК РСФСР, предусматривающих при­менение правил Дисциплинарного Устава Вооруженных Сил СССР. Подобное мнение, вероятно, базируется на существу­ющей в литературе точке зрения, согласно которой в указан­ных случаях речь идет именно о преступлениях, влекущих применение норм Дисциплинарного Устава, и о замене уго­ловной ответственности за эти преступления дисциплинарной6. Однако большинство авторов обоснованно считает, что закон предусматривает применение правил названного Устава не за преступления, а за дисциплинарные проступки, что эти одноименные с преступлениями нарушения воинской дисцип­лины обладают по сравнению с ними меньшей степенью об­щественной опасности и что критерием их отграничения о г преступлений служит наличие смягчающих обстоятельств, которые и позволяют оценить содеянное как проступок7. Та­кая позиция в полной мере соответствует понятию преступ­ления в советском уголовном праве. В соответствии с ч. 2 ст. 1 Основ уголовного законодательства (ч. 2 ст. 1 УК РСФСР) уголовное законодательство не только определяет, какие деяния являются преступлениями, но и устанавливает наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступления. В данной связи не лишено оснований мнение, согласно которому преступлением признается лишь та'кое дея­ние, за совершение которого в законе предусматривается воз­можность применения уголовного наказания; отсутствие же в законе указания на уголовную наказуемость деяния озна­чает и исключение деяния из числа преступлений8.

Иногда предпринимается попытка сузить, по сравнению с законом, перечень специальных видов освобождения от уго­ловной ответственности. В частности, отдельные авторы отно-

6              См.: Уголовное право. Часть Особенная. М..  1969, с. 449; Советское

уголовное поаво. Особенная часть. М., 1975, с. 431.

7              См.:  Кузнецова Н.  Ф.   Преступление  и  преступность.  М.,   1969,

с.   103;   Комментарий   к  Уголовному  кодексу   РСФСР.   М.,   1971,   с.   487;

Курляндский   В.   И.   Уголовная  ответственность   и   меры  обществен­

ного воздействия. М.,  1965. с.  123;   Кудрявцев В. Н.   Общая теория

квалификации  преступлений.  М..   1972,  с.   14;  Уголовный  кодекс  Украин­

ской   ССР.   Научно-практический   комментарий.   Киев,   1978,  с.   617;   Ч е-

ч е л ь Г. И.   Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в

индивидуализации наказания. Саратов, 1978, с. 78.

8              См.: Курс советского уголовного поава, т.  1. Л.,  1968, с.  164—165;

Курс советского уголовного права, т. 2. М., 1970, с. 25.

 

сят правило п. «б» ст. 64 УК РСФСР к институту доброволь­ного отказа, регулируемому в ст. 16 УК РСФСР9. Конечно, для подобной трактовки имеются определенные поводы. Во-первых, в п. «б» ст. 64 УК РСФСР законодатель вместо тер­мина «освобождение от уголовной ответственности» использу­ет выражение «лицо не -подлежит уголовной ответственно­сти», которое характерно для случаев отсутствия состава пре­ступления «, в частности, для случаев добровольного отказа от доведения преступления до конца. Во-вторых, в п. «б» ст. 64 УК РСФСР говорится о лице, завербованном иност­ранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, но не расшифровывается, что следует понимать под такой вербовкой. Предположим, что этот акт еще не сое­динен с фактическим совершением гражданином какого-либо деяния из числа перечисленных в п. «а» этой статьи. В подоб­ном случае мы встречаемся с приготовлением или покушени­ем на измену Родине, например, с приготовлением к шпио­нажу либо бегству за границу или с покушением «а прове­дение иной враждебной деятельности против нашей страны. В этих ситуациях действительно возможен добровольный от­каз от доведения преступления до конца. Но, как справедли­во отмечает К. А. Панько, при добровольном отказе от дове­дения до конца намерения изменять Родине надлежит при­менять универсальное правило, сформулированное для любых случаев добровольного отказа в ст. 16 УК РСФСР10.

По мнению В. С. Кляпина, факт дачи завербованным ли­цом согласия иностранной разведке на проведение враждеб­ной деятельности против СССР всегда представляет собой лишь создание условий для измены Родине, и потому прави­ло пункта «б» ст. 64 УК РСФСР (ч. 2 ст. 61 УК БССР) каса-етея только приготовления к этому преступлению". Между тем  вербовка граждан иностранной разведкой   возможна   и

9              См.: Чугаев А. П.   Указ. соч., с. 33; Курс советского уголовного

права, т. 2. М., 1970, с. 437 (автор тома. — А. А. Пионтковский). Отметим,

что оба этих автора впоследствии свою позицию пересмотрели (См.: Курс

советского уголовного права, т. IV. М., 1970, с. 94; Чугаев А. П.   Раз­

витие  системы  уголовно-правовых   мер  воздействия  в  свете  Конституции

СССР.  — В  сб.:   Конституция  развитого социализма  и   вопросы  государ­

ства и права. Саранок, 1979, с. 139).

10            См.:  Панько К. А.   Добровольный отказ от преступления по со­

ветскому уголовному праву. Воронеж, 1975, с. 29.

11            См.:  К л яги н  В.  С.   Ответственность за  особо опасные государ­

ственные  преступления.  Минск,   1973,  с.   127—128;   его   же.   Некоторые

вопросы теории  и  практики  борьбы  с особо опасными  государственными

преступлениями. Минск, 1976, с. 85—86.

23

 

практически встречается в случаях совершения трех окончен­ных форм измены Родине — перехода на сторону врага (в военное время), бегства за границу или отказа возвратиться из-за границы (в мирное время). Если такое завербованное иностранной разведкой лицо не приступает к выполнению полученного от нее задания по сбору шпионских сведений, практическому осуществлению антисоветских пропагандист­ских акций, то и в этом случае мы встречаемся со своеоб­разным «добровольным отказом». Но это, как обооноваино пишет Г. 3. Анашкии, будет не добровольный отказ от дове­дения преступления до конца, предусмотренный ст. 16 УК. РСФСР, а деятельное раскаяние, отказ от -продолжения дея­тельности, уже образующей оконченное преступление — из­мену Родине12. Следовательно, о применении правила п. «б» ст. 64 УК РСФСР речь может идти лишь при условии, что имело место оконченное преступление — измена Родине в од­ной из трех указанных форм. Что касается употребляемого в этом пункте выражения «не подлежит уголовной ответст­венности», то его.использование признается в литературе не­точным, ибо такая терминология пригодна для случаев отсут­ствия состава преступления, но не для ситуаций, когда реша­ется вопрос об освобождении от уголовной ответственности за уже совершенное лицом преступление13.

Исходя, по-видимому, из рассмотренных соображений, большинство советских криминалистов считает, что в п. «б» ст. 64 УК РСФСР регламентируется специальный вид осво­бождения от уголовной ответственности14.

Таким образом, нормы Особенной части действующего уголовного законодательства »е дают достаточных оснований ни для расширения, ни для сужения перечня видов специаль­ного освобождения от уголовной ответственности. Это, одна­ко, не исключает возможности дальнейшего расширения та­ких видов в процессе совершенствования уголовного законо­дательства.

12            См.: Анашкин Г. 3.  Ответственность за измену Родине и шпио­

наж. М., 1964, с. 116—117.

13            См.:   Карпушин  М.  П.,    Курляндский  В.   И.   Указ.  соч.,

с. 211—212.

14            См.: Меньшагин В. Д.,   Куриное Б. А.  Научно-практический

комментарий к Закону об уголовной ответственности за государственные

преступления. М., 1961, с. 23; Курс советского уголовного права, т. 2. Л.,

1970, с. 383;  Келина С. Г.   Указ. соч., с. 87;   Панько К. А.   Указ.

соч., с. 28—30; Молодцов А. С.  Указ. соч., с. 63; Б а р к о в А. В.  Уго­

ловный закон и раскрытие преступлений, с. 32—33.

24