6. ПРИМЕНЕНИЕ МОДЕЛИРОВАНИЯ В КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 

Как известно, основными способами собирания, исследования и оценки доказательств являются следственные действия, в результате проведения которых следователь получает основной объем доказательств, служащих главным средством установления обстоятельств и деталей расследуемого события. Для выявления специфики использования ситуационного моделирования в криминалистической тактике целесообразно рассмотреть особенности его применения в ходе различных стадий одного и того же следственного действия.

В криминалистической и уголовно-процессуальной литературе вопрос о структуре следственного действия рассматривается неоднозначно.

По мнению одних авторов, структура следственного действия представлена тремя стадиями: подготовительной, стадией непосредственного хода следствия, фиксацией его результатов. Другие ученые, на наш взгляд, вполне справедливо расширяют перечень элементов структуры за счет выделения так называемого “обеспечивающего этапа”2, а также этапа “оцен­ки результатов следственного действия”3. (С позиций нашего исследования целесообразно рассматривать следственное действие в качестве совокупности его следующих этапов: 1) принятие решения о цели следственного действия и необходимости его проведения; 2) подготовка следственного действия (прогнозирование его возможных результатов, планирование его проведения); 3) непосредственный ход следственного действия; 4) фиксация его результатов и их оценка.

При производстве следственных действий в большинстве случаев следователь воспринимает и отражает в сознании значительно большую по объему информацию по сравнению с той, которая фиксируется в протоколах и приложениях к ним. Можно сказать, что реальность отображается им как бы на двух уровнях: на процессуальном, строго очерченном рамками закона, и на уровне сознания следователя в виде мысленной информационной модели. И поскольку в модели помимо достоверных содержатся и вероятные знания (полученные версионным путем, либо при использовании типового моделирования), а также и предварительные выводы и суждения следователя, постольку информационная модель расследуемого события в ходе расследования имеет главным образом криминалистическое значение (хотя к концу расследования и находит частичное воплощение в обвинительном заключении, получая своего рода процессуальный статус). С этих позиций именно анализ информационного состояния модели криминального события на конкретный момент расследования и приводит следователя к выводу о необходимости проведения того или иного следственного действия. Определяя, данные о каких элементах преступления в модели уже имеются, какие сведения подлежат дополнительной проверке, а какую информацию отыскать еще необходимо, следователь намечает конкретные цели и задачи выбранного им следственного действия.

Таким образом, стадию принятия решения о проведении следственного действия можно рассматривать как анализ следственной ситуации познавательного типа (проблемной), состоящий в уяснении следователем основных задач поиска (что о преступлении уже известно, а что еще выяснить предстоит, как, каким именно образом и т.п.). Соответственно на стадии “обеспечивающего” этапа ситуационное моделирование выступает как средство систематизации и синтеза информации о преступлении, поисков “пробелов” в знании о преступлении, а также как эффективное средство, помогающее в определении основных направлений расследования.

Общеизвестно, что эффективность проведения любого следственного действия во многом обусловлена его предварительной подготовкой. Роль подготовительной стадии значительно возрастает при проведении действий, связанных с оперированием большим объемом информации, а также трудоемких в техническом отношении, либо сложных в ситуационном плане (например, наличие конфликта между участниками следственного действия, необходимость тактического риска и т.д.).

Традиционно в рекомендациях по криминалистической тактике роль подготовительной стадии сводится, как правило, к составлению устного или письменного плана проведения того или иного следственного действия. Например, подготовка сложного допроса, связанного с выяснением широкого круга обстоятельств и с использованием значительного объема исходной информации, согласно таким рекомендациям, заключается в составлении письменного плана, в котором должны быть отмечены обстоятельства, подлежащие выяснению при допросе, имеющиеся на сей счет данные, а также примерный список вопросов допрашиваемому.

При определенной пользе такого рода подготовки к допросу все же очевидно, что предлагаемый план вовсе не учитывает возможностей возникновения в процессе допроса различных следственных ситуаций, разрешение которых также требует некоторой подготовки. Результаты проведенного интервьюирования следователей свидетельствуют о том, что любые тактические рекомендации, так же, как и предлагаемые учеными алгоритмы решения следственных задач, если они разработаны без учета ситуационных факторов, на практике оказываются малоэффективными. Этот же опрос показал, что в ряде случаев даже те следователи, которые имеют определенный опыт работы, иногда в процессе расследования оказываются в такой ситуации, которая представляется им абсолютно незнакомой и неразрешимой. Именно в таких случаях и оказывается весьма эффективным применение ситуационного моделирования - метода, позволяющего оперативно распознать и адекватно оценить наличную следственную ситуацию, незнакомые ситуационные факторы свести к известным, типичным, для которых уже разработаны оптимальный алгоритм или программа по их разрешению.

Рассматривая специфику подготовительной стадии следственного действия, А.В. Дулов отмечает, что прогнозирование всегда предшествует конкретному планированию. Это представляется нам вполне резонным, поскольку в оптимальном варианте план решения какой-либо задачи всегда должен составляться с учетом всех факторов, которые способны предопределять ход самого решения и его результат. С этих позиций одним из условий подготовки следственного действия можно назвать предварительную прогностическую деятельность следователя, которая может быть успешно осуществлена посредством построения перспективной мысленной динамической ситуационной модели, отражающей: а) условия проведения предстоящего следственного действия; б) возможные варианты хода этого действия, возможность возникновения тех или иных следственных ситуаций; в) предполагаемое поведение участников; г) соответствующие варианты поведения самого следователя.

Такого рода предварительный “сценарий” следственного действия является перспективной его моделью, которая, как и любая ситуационная модель, должна быть многовариантной (количество ее вариантов определяется количеством типов реально возможных ситуаций). В процессе же непосредственного хода следственного действия, в зависимости от возникновения той или иной ситуации, и будет реализован соответствующий вариант ситуационной модели. В такой модели (“сценарии”) должны быть освещены и следующие вопросы: как шаг за шагом может возникнуть (или по воле следователя и не возникнуть) та или иная ситуация; какие имеются альтернативы, возможные варианты поведения следователя и подследственного. Ценность модели “сценария” определяется возможностью предварительного конструирования различных вариантов будущего.

Таким образом, моделирование следственного действия - это один из вариантов перспективного моделирования, направленный на оптимизацию подготовки и организацию предстоящего следственного действия. В отличие от него моделирование в ходе следственного действия - вариант ретроспективного моделирования, выполняющий функцию реконструкции отдельной криминальной ситуации или криминального события в целом.

Использование ситуационного моделирования в стадии непосредственного хода следственного действия значительно оптимизирует процессы диагностики возникшей следственной ситуации и принятия правильного в ней решения.

Анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что возникновение конкретной следственной ситуации в ходе того или иного следственного действия обусловлено следующими факторами.

1. Этапом расследования. Например, в следственных действиях, проводимых на первоначальном этапе расследования, чаще всего возникают ситуации познавательного типа.

2. Проводимым следственным действием. Так, для осмотра места происшествия наиболее характерно возникновение познавательных (проблем­ных) и ситуаций организационно-управленческого типа, для допроса подозреваемого - конфликтных, тактического риска и т.д.

3. Позицией, линией поведения следователя или иного участника следственного действия (конфликтные ситуации).

4. Качеством подготовки к проводимому действию. Отсутствие или небрежное проведение необходимых подготовительных действий может создать организационно-неупорядоченные следственные ситуации, в отдельных случаях даже ведущие к нарушению уголовно-процессуальных норм.

Так, например, при проведении проверки показаний обвиняемой Михеевой по делу об убийстве ею своего мужа необходимо было выяснить механизм нанесения ударов потерпевшему С. Но поскольку следователь заранее не позаботился о доставке муляжа на место происшествия, “роль” потерпевшего С. выполнял один из понятых, что, разумеется, явилось существенным нарушением закона.

С позиций моделирования определенные особенности имеет и процесс фиксации результатов проведенного следственного действия. Как известно, основным средством фиксации является протокол (ст. 141 УПК РФ), дополнительными - планы, схемы, фотоснимки, фонограммы, видеозапись (ст.ст.141, 1411 УПК РФ).

Что касается протоколирования результатов следственного действия, заметим - построенная в сознании следователя мысленная модель расследуемого события, являющаяся одним из средств хранения, обнаружения и отбора криминалистически значимой информации, может быть зафиксирована в протоколе лишь частично. Видеозапись следственного действия может быть рассмотрена в качестве модели следственного действия в тех случаях, когда возникает необходимость исследования, изучения проведенного следственного действия (например, при рассмотрении уголовного дела в суде, либо при использовании такой видеозаписи в дидактических целях).

Описанные нами возможности предлагаемого метода мы рассмотрим применительно к допросу, поскольку допрос является наиболее распространенным в практике следственным действием и в то же время - одним из наиболее сложных по тактике его подготовки и проведения2. Кроме того, анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что для допроса характерно возникновение самых разнообразных типов сложных следственных ситуаций, причем в подавляющем большинстве случаев эти ситуации требуют весьма оперативного осмысления и своевременного разрешения.

Изучение протоколов допросов, проводимых следователями при расследовании насильственных преступлений3, позволило нам возникающие в ходе проведения этого следственного действия ситуации в 25% охарактеризовать как конфликтные, в 10% - как ситуации тактического риска, в 46% - как ситуации познавательного типа (проблемные), в 19% - как ситуации организационно-управленческого типа (организационно-неупорядочен­ные). Вопросы тактики подготовки и проведения допроса достаточно детально разработаны в криминалистической литературе. Однако рекомендуемые учеными тактические приемы (или их комбинации) в основном рассчитаны на выход следователя из конфликтных ситуаций. Тем не менее ситуации тактического риска, возникающие в процессе допроса, требуют не менее пристального внимания при их анализе и в процессе выработки линии поведения следователя. Кроме того, при отсутствии должной подготовки следователя к предстоящему допросу возникают и так называемые организационно-неупорядоченные ситуации (разновидность ситуаций управленческого типа), появление которых предпочтительнее заранее предупредить, но при их возникновении - уметь их грамотно и своевременно разрешить. Представляется, что криминалистам необходимо осуществить теоретический анализ всех возможных типовых ситуаций допроса, а также и разработку рекомендаций (алгоритмов, программ) по их разрешению.

Ситуации допроса следователь диагностирует, как правило, непосредственно в ходе его проведения. Вместе с тем с учетом информационного и психологического компонентов ситуации расследования (количество и качество доказательственной информации, наличие в сознании следователя модели личности допрашиваемого и степень ее адекватности оригиналу) представляется возможным и предварительное прогнозирование ситуаций предстоящего допроса. Составление такого рода прогнозов оказывается довольно эффективным, поскольку оно позволяет не только “вычислить” возможные при конкретном допросе ситуации, но и также дает возможность заранее наметить благоприятные для следствия направления их трансформации, предусмотреть для них комплекс тактических приемов по их разрешению. Применение ситуационного моделирования позволяет даже самую, на первый взгляд, атипичную ситуацию свести к одной из типичных, дает возможность своевременно выбрать или разработать наиболее подходящий алгоритм ее разрешения.

Методические основы моделирования ситуаций допроса - особенности познания ситуации, специфика ее диагностики, способы оптимального разрешения - рассмотрим по каждому типу ситуаций.

Среди ситуаций познавательного типа особое внимание следует уделить рассмотрению проблемных ситуаций, характеризуемых наличием противоречий между знанием и незнанием следователя, между тем, что ему уже известно по делу, и тем, что установить еще предстоит. Одним из способов разрешения проблемных ситуаций можно считать построение следователем мысленной информационной модели расследуемого события, а также ее последующее исследование. Анализ модели позволит следователю выяснить: какого рода информацию и о чем именно можно получить в ходе предстоящего допроса; определить цель и наметить конкретные задачи допроса, уяснить суть возникшей информационной проблемы.

В проблемных ситуациях имеет свою специфику и тактика допроса обвиняемого (подозреваемого). При возникшей необходимости следователь должен уметь скрыть от допрашиваемого те или иные, известные ему обстоятельства, или же, наоборот - не показать то, что в системе доказательства имеются определенные “пробелы” и неясности. В таких ситуациях эффективен, к примеру, тактический прием по созданию у обвиняемого преувеличенного представления об объеме собранных по делу доказательств.

Например, расследуя умышленное убийство, совершенное неоднократно судимым П., к моменту первого допроса подозреваемого следователь располагал ограниченной информацией о произошедшем: в его распоряжении было лишь заявление о совершении преступления, показания нескольких свидетелей и заключение судебно-медицинской экспертизы трупа. Однако в папку, в которой находились материалы дела, следователь предусмотрительно положил пачку не относящейся к делу исписанной бумаги. Явившись на первый допрос, П. сразу обратил внимание на то, что “материала на него собрано довольно много”, и отказался от выбранной им тактики отказа от дачи каких бы то ни было показаний.

Среди ситуаций управленческого типа особого внимания требует разрешение организационно-неупорядоченных ситуаций. Возникновение таких ситуаций может быть следствием незнания следователем всей совокупности собранных по делу доказательств, отсутствия должной подготовки к допросу, ненадлежащего его технического обеспечения. Безусловно, организационно-неупорядоченные ситуации целесообразнее заранее предотвращать, чем впоследствии разрешать. В этом плане эффективным средством их профилактики является предварительная подготовка к допросу и тщательное его планирование.

Результаты проведенного анкетирования показали, что следователи по-разному расценивают значимость подготовки предстоящего допроса обвиняемого. Так, из 72 опрошенных нами следователей - 21%, как правило, предварительно не планируют допрос обвиняемого вообще, мотивируя свое игнорирование подготовки либо своим достаточно большим практическим опытом работы, либо тем, что наиболее удачными у них получаются допросы “экспромтом”. 46% следователей предпочитают заранее наметить краткий перечень вопросов, подлежащих выяснению, 17% опрошенных - мысленно составляют детальные планы допроса, 12% - готовят письменные планы, а 5% следователей для этой цели периодически используют и метод моделирования.

Использование моделирования при подготовке к допросу заключается в том, что следователь строит перспективную модель предстоящего допроса - многовариантный его сценарий (в соответствии с количеством возможных типов ситуаций), заранее “проигрывает” соответствующие варианты сложных ситуаций и намечает линию своего поведения. Справедливо отмечает Г.А. Зорин, что “если программа следственного действия носит характер жесткого алгоритма без обратной связи, то действие заранее обречено на неудачу. Именно поэтому многие следователи утверждают, будто планирование ничего следователю не дает, поскольку действия участника следственного действия многовариантны и непредсказуемы.

Нам представляется, что есть смысл подготовку допроса рассматривать в узком (составление плана, модели, сценария) и широком плане (опреде­ление целей и задач допроса, сбор необходимой для проведения этого следственного действия информации о преступлении и о личности допрашиваемого). Что касается модели личности допрашиваемого, то ее построение следователю предпочтительно начинать до проведения допроса, в ходе его подготовки, хотя, разумеется, окончательный вид такая модель может принять лишь в процессе непосредственного контакта следователя с допрашиваемым, поскольку именно на этом этапе возможна правильная “диагностика” личности обвиняемого.

В целом структуру подготовительной стадии допроса, полагаем, можно представить в следующем виде. 1. Изучение материалов уголовного дела, выявление противоречий, проблем, неясностей, определение цели и задач предстоящего допроса. 2. Установление круга доказательств, необходимых для их предъявления допрашиваемому. 3. Прогнозирование содержания полученной информации. 4. Изучение материалов о личности допрашиваемого, построение модели его личности. 5. Определение и выбор места допроса. 6. Прогнозирование поведения обвиняемого на допросе. 7. Прогнозирование (посредством ситуационного моделирования) возможных при допросе ситуаций, выбор способов влияния на их трансформацию и разрешение. Определение системы необходимых тактических приемов, определение возможности рефлексивного управления допрашиваемым. 8. Материально-техническое обеспечение допроса.

Конфликтные ситуации с нестрогим соперничеством довольно часто имеют место при допросе обвиняемых. Наверное, не будет ошибкой заметить, что уже даже в самой процедуре допроса такие ситуации как бы заранее запрограммированы. По сути дела, любой допрос можно рассматривать как особую жизненную ситуацию, в которой происходит общение двух людей, различных по своему процессуальному положению, статусу, наконец - общественным ролям. В ходе допроса получают развитие ролевые отношения “следователь - допрашиваемый”, в которых аналогично ролевым отношениям типа “врач - пациент”, “ученик - учитель”, “начальник - подчиненный” уже изначально ролевыми установками заложено неравенство участников общения. Именно эти обстоятельства на первоначальном этапе общения следователя и подозреваемого и обусловливают появление скрытого конфликта с нестрогим соперничеством.

Пожалуй, оптимальным способом разрешения этого вида ситуации можно считать установление психологического контакта с допрашиваемым. Для этого может быть использована методика контактного взаимодействия, включающая в себя следующую программу поиска общих или совпадающих интересов: а) оценку и принятие принципов и качеств, предлагаемых для общения; б) выявление качеств, опасных для общения; в) накопление согласия; г) индивидуальное воздействие и адаптация к партнеру; д) выработку общих правил и взаимодействие.

При изобличении обвиняемого во лжи (в ситуациях нестрогого соперничества) с учетом наименьшего тактического риска может быть использован ряд комбинаций тактических приемов типа: снятие напряженности в ходе беседы перед допросом; конкретизация показаний по вопросам, по которым допрашиваемый дает правдивые показания; оказание помощи в припоминании забытого; использование положительных черт в личности допрашиваемого; использование противоречий в его показаниях и т.д.

Для конфликтных ситуаций со строгим соперничеством характерны крайне противоположные интересы следователя и допрашиваемого. Не только следователь, но и обвиняемый, как правило, заранее обдумывают линию своего поведения на допросе. Нежелание обвиняемого давать показания, его ложь могут рассматриваться в качестве первопричины конфликта.

В ситуации, когда допрашиваемый дает ложные показания, в его сознании одновременно сосуществуют два параллельных варианта развития преступного события, две его модели (одна - “истинная” модель в реальности имевшего место события, другая - “ложная”, созданная обвиняемым, как правило, заранее и детализируемая им в процессе допроса). “Ложная” модель - интерпретированный обвиняемым вариант “истинной” модели расследуемого события, в котором искажены отдельные факты, добавлены новые, вымышленные обстоятельства. Элементы “истинной” модели (то, как было на самом деле) и “ложной” (то, как обвиняемый стремится представить развитие событий следователю) переплетаются в сознании допрашиваемого. В стадии непосредственного хода допроса обвиняемому приходится детали “истинной” модели оперативно заменять на соответствующие детали модели “ложной”. В этом случае в его сознании протекает несколько мыслительных процессов одновременно: воссоздание “истинной” модели преступного события, принятие решения о том, что следует от следователя скрыть, построение в сознании модели “ложной” и оценка того, насколько она представляется следователю достоверной. В подобных ситуациях “истинная” модель конкурирует в сознании обвиняемого с моделью “ложной”, создавая тем самым реальные предпосылки для проговорок или противоречивых высказываний.

В конфликтных ситуациях со строгим соперничеством задача следователя состоит в умении познать ход и логику мыслей обвиняемого, в способности “вычислить” мысленные модели а) ситуации допроса, б) преступного события, которыми допрашиваемый оперирует в своем сознании. Представляется, что в подобных ситуациях именно рефлексивный подход позволит следователю прогнозировать характер показаний обвиняемого на допросе, равно как и его поведение в процессе предстоящего следственного действия, а в зависимости от этого и определить линию своего поведения.

Вместе с тем лицу, производящему допрос, следует учитывать и то, что на повторных допросах обвиняемый, уже имея в своем сознании модель личности следователя, будучи осведомленным о его профессиональных и личностных качествах, в свою очередь, и сам пытается прогнозировать тактические замыслы следователя. Таким образом, “главным элементом мышления в конфликтных ситуациях является имитация рассуждений одного участника конфликта другим, для чего они должны обладать мысленными моделями друг друга”.

Имитация действий обвиняемого, построение модели его поведения могут быть осуществлены на основе: а) данных о личности обвиняемого (анализ его поведения до совершения преступления, в момент задержания, на следствии); б) качества и объема доказательственной информации, имеющейся в распоряжении следователя; в) моделей типичного поведения. Подчеркнем, что рефлексивное управление обвиняемым возможно лишь тогда, когда следователь располагает для этого достаточной информацией.

Сущность самого рефлексивного подхода заключается в том, что в конфликте “противники” имитируют рассуждения друг друга и строят рефлексивные модели, отражающие как собственное представление об объективной ситуации о своих и противника целях и стратегиях, так и ситуационные модели, которыми может оперировать противник.

Рефлексивное управление предоставляет широкий простор для мыслительной деятельности, позволяет как следователю, так и обвиняемому мыслить друг за друга и учитывать это при построении своей тактической линии. Успех каждого из них зависит от точности и обширности их взаимной осведомленности. Основными компонентами, положенными в основу мыслительной деятельности, определяющей превосходство в рефлексии являются: а) общеобразовательный уровень; б) уровень профессиональной подготовки; в) уровень осведомленности; г) умение строить и варьировать мысленные модели и рассуждения другого лица.

Итак, использование ситуационного моделирования в криминалистической тактике позволяет решить целый комплекс задач:

1) способствует построению, проверке и оценке информационной модели расследуемого события и составляющих ее криминальных ситуаций;

2) в значительной мере оптимизирует подготовку и планирование следственного действия;

3) является универсальным средством тактического прогнозирования: а) возможностей возникновения тех или иных ситуаций следственного действия и их разрешения; б) поведения участников следственного действия; в) собственного поведения следователя;

4) помогает в диагностике, оценке, а при необходимости - и в разрешении конкретной ситуации следственного действия;

5) повышает эффективность принимаемых следователем решений;

6) позволяет разработать систему воздействия на отдельных участников процесса, являющихся источниками криминалистически значимой информации;

7) выступает оптимальным средством оценки результатов следственного действия.