УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ УГО­ЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТ­ВА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

Реальной мерой по проведению в жизнь советской уголовной политики является намеченный Программой КПСС и разви­тый в решениях XXIV и XXV съездов КПСС курс на совер-

1              И. И. Горелик и И. С. Тишкевич справедливо замечают, что непри­

менение   некоторых   статей   УК   является  вполне   естественным.   «Однако

количество дел той или иной категории еще не определяет значение соот­

ветствующих   уголовных   законов:   последние   всегда   выполняют  и   преду­

предительно-воспитательную  функцию.  И  то.  что ряда  преступлений  нет

на   практике  или  они  встречаются   крайне   редко  и  только  в  отдельные

годы,   в   определенной   степени   обусловлено   наличием   соответствующих

уголовных   законов,   признающих   такие   деяния   преступными». — В   кн.:

«Вопросы   уголовного   права    (Особенюй   части)   в   практике   Верховного

Суда БССР». Минск, 1976, с. 33.

2              См.  Дурманов Н. Д. Советский  уголовный  закон. М.,   1967,  с.  249—

259;  Блум М. И. Вопросы действия советского уголовного закона во вре­

мени. — «Ученые   записки    Латвийского    государственного    университета»,

т. 44, 1962, с. 8—14; Наумов А. В. Теоретические вопросы применения уго-_

ловно-правовых норм. Автореферат. Киев,  1975;  Наумов А. В., Новиченко

А. С. Законы логики при квалификации преступлений. М.,  1978.

56

 

шенствование нашего законодательства, укрепление социали­стического правопорядка. Осуществленные КПСС в этом на­правлении мероприятия в области законотворческой деятель­ности обеспечили приведение юридических норм «в соответ­ствие  с  новым  уровнем,  достигнутым   нашим  обществом»1.

Криминализация и декриминализация общественно опас­ных деяний как составная часть уголовной политики озна­чает не только определение присущими ей средствами круга деяний, которые могут и должны быть признаны преступле­ниями или исключены из их числа, но и выражение той ли­нии при оценке общественно значимых поступков людей, ко­торая позволяет с учетом многообразия индивидуальных оттенков конкретного поступка человека решить вопрос о его наказуемости.

Так, в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. (ст. 43 Основ) сказано, что лицо, совер­шившее преступление, наказуемое лишением свободы на срок до одного года или другим менее тяжким наказанием, при условии, если это лицо может быть исправлено без примене­ния наказания, может быть освобождено от уголовной ответ­ственности с привлечением к ответственности администра­тивной.

В этом проявляется определяющее значение политической оценки таких обстоятельств, как изменение социально-по­литической обстановки в стране, необходимая оборона, край­няя необходимость и др., которые учитываются при решении вопроса о признании того или иного деяния преступлением или не преступлением.

Не меньшее значение для решения вопросов криминали­зации и декриминализации имеет политическая оценка сов­местной преступной деятельности и отдельных ее форм, пер­воначальных действий по подготовке к преступлению и иных обстоятельств, характеризующих преступное деяние.

Политическая оценка, например, укрывательства преступ­ного деяния или обнаружения лицом своих преступных наме­рений имеет решающее значение для правотворческой и пра­воприменительной деятельности. Так, отнесение укрыватель­ства вообще к уголовно наказуемой деятельности (как это было в УК РСФСР 1926 г.) расширяет границы криминали­зации, и напротив, отнесение к соучастию только заранее обещанного укрывательства сужает эти границы. Реализация предложения о наказуемости приготовления не как одной из стадий преступной деятельности наравне с покушением и оконченным преступлением, а только в случаях, указанных в законе, явилась бы одним  из приемов декриминализации.

1 Материалы XXV съезда КПСС. М„ 1976, с. 82.

57

 

Уголовная политика формирует отношение к решению проблемы вины, создает предпосылки и формирует отноше­ние к возрастному критерию ответственности граждан за пре­ступления и к другим общим вопросам уголовной ответст­венности.

Таким образом, криминализация, так же как и декрими­нализация, предполагает четкую политическую оценку того круга деяний, которые признаются преступлением, и общих положений уголовной ответственности ', что в совокупности позволяет на практике определить содержание тех конкрет­ных деяний, которые обладают признаками преступления и в борьбе с которыми допустимо применение таких мер госу­дарственного принуждения, как наказание.