СОВЕТСКАЯ   УГОЛОВНАЯ   ПОЛИТИКА      ОБ      ОСНОВАНИЯХ УГОЛОВНОЙ     ОТВЕТСТВЕННО­СТИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 

Последовательно демократическими являются положения со­ветской   уголовной   политики   об   уголовной   ответственности

1 См. Попов Л. Л. Убеждение и принуждение. М., 1968, с. 9—22: По­пов Л. Л., Шергин А. И. Управление. Гражданин. Ответственность. Л., 1975, с. 6—21; Алексеев С. С. Социальная сущность права в советском обществе. М„ 1971. с. 110-118; Ребане И. А. Убеждение и принуждение в деле борьбы с посягательствами на советский правопорядок. — «Ученые записки Тартуского университета». 1966, № 182; Труды по правоведению, вып. 5, с. 177—186; Молодцов А. С. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия. Ярославль, 1977. с. 5—21; Ромашкин П. С. О роли убеждения и принуждения в социалистическом государстве. — Сб. «Советская общественность на страже социалистической законности». М , 1960. с. 43--82.

 

и ее основаниях. Советская уголовная политика исходит из того, что основанием уголовной ответственности может быть только осознанное общественно опасное поведение человека. Ни состояние личности, ни события, ни образ мыслей, ни прошлое субъекта, ни объективные условия, в которых нахо­дится или находилось лицо, ни что иное, кроме преступления, не могут породить уголовного правоотношения, не могут быть основанием уголовной ответственности.

Советские юристы последовательно придерживаются по этому вопросу принципиальной позиции, высказанной в свое время К. Марксом. «Лишь постольку, поскольку я проявляю себя, — писал К. Маркс, — постольку я вступаю в область действительности, — я вступаю в сферу, подвластную законо­дателю. Помимо своих действий я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом. Мои дей­ствия— это единственная область, где я сталкиваюсь с за­коном, ибо действие — это единственное, для чего я требую права существования, права действительности, и в силу чего я, таким образом, подпадаю под власть действующего права» '.

Из этих слов с несомненностью вытекает, что только со­вершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, может быть основанием уголовной ответ­ственности2.

Это положение советской уголовной политики находит от­ражение в действующем законодательстве. Статья 3 Основ уголовного законодательства определяет: «Уголовной ответ­ственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в со­вершении преступления, то есть умышленно или по неосто­рожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние. Уголовное наказание применя­ется только по приговору суда». Следовательно, единственным основанием уголовной ответственности по советскому уголов­ному праву является совершение лицом умышленно или по не-

1              .Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 14—13.

2              См. Брайнин  Я. М.  Уголовная  ответственность и  ее основание в со­

ветском уголовном  праве. М.,   1963, с.  8—86;   Карпушин  М.  П.,  Курлянд-

ский   В.   И.   Уголовная   ответственность  и   состав   преступления.   М.,   1974,

с.  14—40,  183—260;  Кудрявцев В. Н. Теоретические основы  квалификации

преступлений.  М.,   1963,  с.  83—92;   Лейкина   Н.  С.  Личность  преступника

и  уголовная ответственность. Л.,   1968, с. 22—43;  Волков Б. С.  Проблема

воли и уголовная ответственность. Казань, 1965, с. 103—136; УтевскийБ.С.

Вина   в советском   уголовном  праве.  М.,   1950,  с.  21—75;  Стручков  Н.  А.

Уголовная   ответственность   и   ее   реализация   в   борьбе   с   преступностью.

Саратов,   1978,  с.   44—54;   Огурцов   Н.   А.   Правоотношения   и   ответствен­

ность в советском  уголовном  праве.  Рязань,   1976,  с.   153—179;  Молодцов

А.   С.   Уголовная    ответственность   и   меры    общественного    воздействия.

Ярославль,   1977, с. 31-—35;  Лясс Н.  В.  К  вопросу об основаниях  уголов­

ной    ответственности. — «Вестник    Ленинградского     университета»,    1960,

№ 17, с. 132.

 

 

 

44

 

45

 

осторожности предусмотренного в уголовном законе общест­венно опасного деяния — преступления.

На совершенно других позициях находится буржуазное уголовное законодательство. Буржуазное уголовное право, ставящее своей целью оправдание массовых репрессий, приме­няемых в отношении прогрессивно настроенных трудящихся, допускает возможность признания основанием уголовной от­ветственности и применения наказания или мер социальной защиты, являющихся по своей репрессивной силе столь же тяжкими, как и наказание, не только совершение преступных действий, но и неугодный образ мыслей, опасное состояние личности, признание лица прирожденным преступником и т. п.

В Соединенных Штатах Америки фактически преступлени­ем объявлена принадлежность к Коммунистической партии, .в ряде штатов признается преступлением, влекущим тяжелое наказание, брак между представителями белой и чер­ной расы, «неуважение» к конгрессу и т. п.