Введение

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 

Человек, его права и свободы являются в соответствии с Конституцией России высшей ценностью нашего общества, а их защита — это главная обязанность государства. Неотъемлемой частью реализации данной задачи является эффективная борьба с преступностью, которая опирается на законодательную базу, соответствующую социальным потребностям. В этой связи в литературе сформулирован принцип научной обоснованности закона и практики его применения в сфере борьбы с преступностью.

Вместе с тем его нельзя сводить лишь к необходимости учета достижений правовых наук, хотя такой подход наиболее распространен. Ведь правовое регулирование целенаправленно воздействует на поведение людей, которые на основе индивидуализированного отражения действительности интериоризируют и реализуют определенную систему ценностей. Поэтому законодательные и правоохранительные органы должны знать и учитывать закономерности и механизмы поведения, обусловленные особенностями психической деятельности человека в ситуациях, значимых для правовой оценки. Таким образом, принцип научной обоснованности правового регулирования включает и обязательность использования данных психологической науки.

Этот вывод в полной мере распространяется на сферу уголовно-правового регулирования ответственности и наказания за действия (бездействие), рассматриваемые государством и обществом как преступные. Здесь необходимо устанавливать способность субъекта осознавать значение своих действий и руководить ими в ситуации преступления, цели и мотивы инкриминируемых поступков, особенности психического состояния, психологические свойства личности. А осуществление этих требований, обеспечивающих законность и справедливость уголовного преследования и наказания виновных, невозможно без востребования положений психологической науки. В своей совокупности они образуют психологические основы уголовной ответственности и наказания, обусловливая адекватную характеристику базовых понятий, используемых уголовным правом.

 

Конечно, масштабность и значимость данной проблематики требуют тесного взаимодействия теории уголовного права с юридической психологией. Однако в отличие от разработки аналогичной проблематики на стыке криминологии и психологии, теории уголовного процесса и психологии это направление не развивалось с должной интенсивностью.

Для действующего закона, для его интерпретации в практике и для исследований специалистов по уголовному праву характерна позиция (правильнее назвать ее иллюзией) самостоятельного, без участия психологов, раскрытия содержания ряда основных понятий и институтов уголовного права, которые фактически требуют психологического анализа. В свете настойчивых попыток законодателя расширить, начиная с 60-х годов, использование данных о личности и мотивах поведения в решении вопросов уголовной ответственности и наказания, проблемы и односторонние подходы в правовом регулировании, связанные с невостребованием профессиональных психологических знаний, проявились особенно отчетливо.

Это выразилось не только в неточном использовании терминов, относящихся к сфере психологии, но и к самоограничению логико-правовым подходом при определении содержания ведущих понятий и институтов. Не учитывалась необходимость анализа психологического механизма выбора варианта поведения, реальных границ предвидения и осознания субъектом значения своих действий, способности руководить ими и т. п. И закономерным результатом этого стало объективное вменение, превратившееся в бич нашей следственной и судебной практики.

В качестве иллюстрации сказанного сошлемся на оценку возможностей водителя избежать аварии исходя из среднего времени реакции; на констатацию «особой жестокости», основываясь исключительно на множественности повреждений; на использование квалификации «должностное хищение в пользу третьих лиц» в противоречии с психологической характеристикой мотивов должностного хищения. Количество подобных примеров можно было бы значительно умножить.

В психологическом анализе (конечно, увязанном с логико-юридическим и криминологическим анализом) нуждаются такие базисные институты уголовного права, как возраст ответственности и его возможные нижний и верхний пределы, вменяемость, невменяемость, пограничные состояния, границы вины при неосторожности, институты

 

Введение                                                     З

освобождения от уголовной ответственности в связи с позитивной направленностью поведения, круг, связанных с личностью обстоятельств, которые влияют на характер и степень ответственности и наказания и др. Без такого анализа, требующего в свою очередь системно-методологической и содержательной разработки его концепции, невозможно, по нашему мнению, обеспечить соответствие уголовного законодательства и его реализации современным требованиям общества, его основным ценностям.

Вместе с тем анализ литературы по юридической психологии, уголовному праву и смежным областям знаний приводит к выводу об отсутствии целостной концепции психологических основ уголовной ответственности и наказания вопреки масштабности и значимости проблемы.

Здесь прежде всего сказывается рассмотренная выше позиция правовой науки, законодательных и правоохранительных органов, считающих самодостаточными логико-юридический и криминологический подходы при конструировании и применении норм и институтов уголовного права. Невостребованность психологической науки — это лишь следствие данной позиции, не учитывающей уголовно-правовую значимость внутренней психической деятельности, направляющей внешнее поведение, того, что всякий поступок сам является уже единством внешнего и внутреннего1. Не менее значимо и отсутствие должной определенности предмета юридической психологии в рассматриваемом аспекте.

В этой связи нельзя не отметить важность и своевременность постановки отдельными авторами вопроса о необходимости исследования юридической психологией закономерностей правового регулирования в сфере борьбы с преступностью (М. И. Еникеев, М. В. Костицкий, А. Р. Ратинов, А. М. Столяренко и др.). Но, к сожалению, в работах, специально посвященных предмету и системе юридической психологии как отрасли знания и учебной дисциплине, этот подход не получил развития.

Мы считаем, что психологические основы уголовной ответственности и наказания принадлежат к числу наиболее значимых проблем юридической психологии. Если исходить из того, что психология — наука о закономерностях психической деятельности человека и их реализации в поведении, то очевидно, что и предмет юридической пси-

1 См Рубинштейн С.Л Проблемы общей психологии. М., 1973 С 154.

 

хологии включает базовые закономерности правового регулирования этой деятельности на уровне формирования концепции законодательства, следственной и судебной практики в сфере уголовно-правовых мер борьбы с преступностью.

Однако, констатируя отсутствие целостной теории использования профессиональных психологических знаний в уголовно-правовом регулировании, необходимо подчеркнуть, что в ряде юридических и психологических работ уже создан значимый задел для системного развития такого направления.

Так, серьезные попытки использования данных психологии, разумеется, ограниченные базовой специализацией авторов, предприняли некоторые исследователи-юристы при рассмотрении проблем неосторожной вины, возраста ответственности, мотивов преступления, вменяемости и т. д.

Ряд положений психологической науки, значимых для разработки проблем уголовной ответственности и наказания, обоснован в работах специалистов по юридической психологии.

Необходимо отметить в этой же связи значимость ряда коллективных исследований отдела правовой психологии НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Прокуратуры РФ. Имеются в виду, в частности, исследования проблем мотивации преступлений, обстоятельств, влияющих на степень и характер ответственности, способности к виновной ответственности при задержке психического развития, пределы виновной ответственности в экстремальных ситуациях, психологические аспекты неосторожной вины1.

Однако при значимости данных работ для темы нашего исследования соответствующие вопросы рассматривались либо попутно с основным направлением исследования и в этой связи во многих случаях высказывались суждения лишь гипотетического характера, либо имели своим предметом отдельно взятую, хотя и значимую проблему Надо учитывать и то, что в условиях происходящей правовой реформы в научный оборот введен большой объем нового материала, который требует анализа именно с позиций системного использования положений юридической психологии. Эта задача не могла быть в поле зрения авторов исследований прошлых лет.

1 Конкретные работы указываются в сносках к соответствующим главам и в библиографии.

 

Введение                                                    5

Поэтому актуальной является задача рассмотрения комплекса психических явлений, процессов, свойств личности и ее психических состояний, закономерностей поведения, существенных для уголовно-правового регулирования на законодательном и правоприменительном уровнях. То есть исследовать возможности (методологию и содержание) использования специальных психологических познаний в уголовно-правовой борьбе с преступностью.

В связи с тем, что психологические проблемы уголовной ответственности и наказания характеризуются обширностью и многосторонностью, выходящими за пределы возможностей одного монографического исследования, автор ограничивает исследование вопросами, относящимися к Общей части Уголовного кодекса.

Именно ее понятия, институты и нормы выражают руководящие сквозные идеи уголовно-правового регулирования, которые определяют сам подход к конструированию конкретных составов и обязательные ориентиры для решения вопросов ответственности и наказания. Поэтому выдвигаемую нами гипотезу о необходимости системного использования на профессиональном уровне психологических знаний в уголовно-правовом регулировании надо прежде всего рассмотреть на материалах Общей части УК. Что же касается аналогичной исследовательской задачи в отношении Особенной части, то ее реализация является самостоятельным этапом дальнейшего развития обосновываемого нами направления юридической психологии.

В свою очередь в рамках Общей части УК следует сосредоточить внимание на группе взаимосвязанных понятий, институтов и норм, которые: а) реализуют личностный подход в уголовно-правовом регулировании; б) требуют непосредственного использования профессиональных психологических знаний в законопроектной работе и в правоприменении (в отличие от других, не менее важных норм и институтов, где достаточно опосредованного использования определенного минимума психологических данных юристами); в) требуют детального анализа психологических свойств и состояний личности виновного и потерпевшего, либо психологических свойств и состояний субъектов общественно полезных действий лишь внешне сходных с преступными. Выделенные нами с использованием этих критериев понятия, институты и нормы Общей части УК представляют определенную целостность в качестве предмета научного исследования, так как являются взаимосвязанными. При этом мы учитывали и наличие ряда

 

6                                                      Введение

проблем, нетрадиционных или новых для уголовно-правового регулирования. Конкретно речь идет о комплексе институтов, определяющих:

условия (предпосылки, границы) уголовной ответственности: нижний и верхний ее пороги; последствия фактического недостижения нижнего возрастного порога; вменяемость — невменяемость; последствия воздействия на поведение субъекта психических расстройств или особых состояний личности, не исключающих вменяемости;

условия и основания освобождения от уголовной ответственности за действия, внешне сходные с преступлением, но носящие общественно полезный характер (на материалах института обоснованного риска, как вновь вводимого и тесно связанного с психологическими проблемами);

обстоятельства, связанные с личностью виновного и потерпевшего и влияющие на уголовную ответственность и наказание.

Таким образом, настоящее исследование является попыткой разработки концепции использования специальных психологических познаний в уголовно-правовом регулировании борьбы с преступностью на теоретическом, законодательном и правоприменительном уровне как частной теории юридической психологии.

Автор стремился в данной работе:

определить и обосновать возможности и компетенцию юридической психологии при разработке теоретических проблем уголовной ответственности и наказания;

определить круг базовых понятий, норм и институтов Общей части УК РФ, формирование и применение которых требует использования на профессиональном уровне знаний из области психологии;

разработать критерии взаимодействия и разграничения компетенции психологической, психиатрической, юридической наук при определении обязательных признаков субъекта уголовной ответственности;

исследовать полноту и точность отражения в уголовном законе комплекса особенностей личности и психических состояний, влияющих на способность осознавать значение своих действий и руководить ими в рамках вменяемости;

исследовать психологический аспект института обоснованного риска как принципиально нового для уголовно-правового регулирования и непосредственно использующего соответствующее психологическое понятие;

 

Введение                                                     7

разработать психологические аспекты обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность (наказание);

рассмотреть возможность расширения участия психологов при решении вопросов ответственности и наказания конкретных лиц.

При рассмотрении этого круга проблем автор стремился раскрыть и свое видение специфики методологии исследования исходя из ее понимания как комплексной характеристики принципов и способов теоретического освещения фактического материала.

В процессе исследования мы руководствовались фундаментальными работами в области теории психологии. Особое внимание уделено и анализу трудов по судебной психиатрии, предметом которых являются вопросы вменяемости и невменяемости. Неотъемлемой составной частью теоретической базы исследования явились труды по юридической психологии, уголовному праву и процессу.

Автор опирался на конституционное и отраслевое законодательство — уголовное (и прежде всего УК РФ 1996 г.), процессуальное, уголовно-исполнительное, а также на законодательство о психиатрической помощи.

В необходимом объеме осуществлено изучение уголовных дел и экспертных материалов; обобщений правоприменительной, в том числе экспертной, практики. Использован более чем 20-летний опыт автора по производству судебно-психологических экспертиз и дачи консультаций органам следствия и суда.

Автор имел возможность использовать документы рабочих комиссий по подготовке нового уголовного законодательства, материалы дискуссий юристов, психологов, психиатров по этим проблемам.