§ 1. Природа преступных последствий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

1. Понятие преступных последствий. Каждое человеческое действие вызывает изменения в окружающей действительностидАн ги'общественные свойства преступного действия (бездействия) проявляются в том, что оно влечет за собой наступление вредных последствий!./^ В наиболее общей форме можно оказать, что эти врег?-ные последствия состоят 'в разрушении общественных ценностей, дезорганизации социалистического правопорядка, причинении вреда советским людям. Преступления, совершаемые їв социалистическом обществе, объективно ослабляют созидательные усилия трудящихся нашей стіраньї, направленные н<а осуществление грандиозных задач построения коммунизма. ^інТІреступньІе последствия разнообразны по своему тгфактеру. Наиболее распространенным их видом является причинение материального ущерба социалистическому / государству, общественным- организациям и отдельным гражданам^НВипезультате хищения, уничтожения и повреждения "Государственного и общественно-го имущества и личного имущества граждан, должностных злоупотреблений и халатного отношения к своим обязанностям, преступной бесхозяйственности, нарушения правил движения на железнодорожном, водном, воздушном и автомобильном транспорте, выпуюка недоброкачественной (продукции и ряда других преступлений причиняется большой материальный ущерб, похищается или приводится в негодность значительное количество промышленных товаров, продуктов питания, сырья, оборудования и другого имущества. Опасность этого вида

9*                                                                                            131

 

>>>132>>>

преступных последствий очевидна. «Нельзя забывать,— указывал тов. Н. С. Хрущев в отчетном докладе на XXI съезде КПСС,— что главное в строительстве коммуниз-ма — это производство материальных ценностей для улучшения жизни людей»1. Разрушая эти ценности, расхищая народное добро, преступники в известной мере отдаляют достижение изобилия материальных благ, являющееся одним из условий построения коммунистического общества.

№ ГЕще. более тяжким является вред, причиняемый преступниками жизни нездоровью граждан. Убийства, телесные Іповрежден'шш транспортные преступления, нарушения правил техйийи безопасности на производстве и строительстве, хулиганство с насилием над гражданами и другие преступленияшшзывают человеческие жертвы, причиняют увечья, ведут к утрате трудоспособности^ Если имущественный ущерб в большинстве случаи может быть возмещен, то вред жизни и 'здоровью граждан является по существу иевошолнимым. В условиях Советского государства, проявляющего всемерную забо-тую людях, указанные последствия особенно нетерпимы.

^»^Человеческие жертвы, причинение вреда здоровью и имущественный ущерб в целом можно охарактеризовать как материальные последствияУпричиняемые преступлениями социалистическому обществу — населению страны, ее производительным силам. По своей физической природе материальные последствия всегда связаны с разрушением или повреждением предметов внешнего MHpaj

^Однако последствия, наступившие в результате преступления, не сводятся к материальному вредм: На это обращали внимание еще русские дореволюционные криминалисты2. В советской литературе^эту мысль наиболее полно выразил А. Н. Трайнмн. «(Последствиями,— писал он,— должны быть признаны не только изменения, происходящие в сфере внешней физической природы, но и факты, относящиеся к сфере политической, психической, м о p а л ьн ой1 ...П о с л ед-ствиями могут в одинаковой мере быть, с одной сто-

1 Н. С. Хрущев, О контрольных цифрах развития народного хозяйства на 1959—1965 годы, стр. 134.

а См., например, Н. С. Т а г а н ц е в, Русское уголовное право, часть общая, т. I, стр. 48—49.

132

 

>>>133>>>

роны, разрушенный завод, сожженый дом 'или смерть жертвы, а с другой — ослабление престижа власти или унижение человеческого достоинства»1. Этот нематериальный ущерб не может быть точно подсчитан, однако он является таким же реальным, как и ущерб имущественный.

ЛугГематериальные последствия могут быть двух ви-дов2. Во-первых, к ним относится вред, причиняемый интересам личности: унижение чести и достоинства человека, нарушение его политических, трудовых и других неимущественных трав, личной свободы и прочих охраняемых законом интересов граждан3. Во-вторых, нематериальные последствия могут наступить в сфере деятельности государственного аппарата или общественных организаций. Раскрытие социальной природы нематериальных последствий приводит к выврду о том, что они представляют собою н a p у ш єни е^/со ци_а-л ц-стических ж> бщес т венных отношени HjJ^j

Социалистические общественные отношения есть совокупность материальных и идеологических отношений, складывающихся между людьми — членами советского социалистического общества4. Они включают как эконо-

1 A.   H.   T p а й н и н,   Общее  учение  о  составе  преступления, стр. 143.

2  См. А. С. M и х л и н,   Понятие   и виды последствий   преступления,  «Вопросы  уголовного права  и  процесса», М.,   1958, стр. 45 и ел.

3  И.   Реннеберг    отмечает, что ущерб    человеческой    личности включает лишение жизни, телесные повреждения,  причинение  вреда  нравственной неприкосновенности  и  развитию,  воспрепятствование свободе принимать решения    и совершать    действия,  а также иное  воздействие  на  личность,  отрицательно  влияющее на  формирование воли   (см.  И.    Реп неб ер г,   Объективная    сторона  преступления, стр. 36).

4  Б. С. Никифоров относит к сфере    общественных    отношений не только отношения между людьми, но и отношения между государственными    учреждениями     и    общественными     организациями

(см. Б. С. Никифоров, Объект преступления по советскому уголовному праву, автореферат докторской диссертации, стр. 15). Однако эти отношения, хотя и существуют в действительности, есть лишь своеобразная форма отношений между людьми в обществе, так как учреждения и общественные организации сами суть институты надстроечного порядка, представляющие собою результат и форму отношений между людьми. Как справедливо указывает С. Ф. Кечекьян, «социальной реальностью» любой организации всегда являются люди и их отношения в классовом обществе (см. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 109 и ел.1).

133

 

>>>134>>>

мические, базисные отношения, так и общественные отношения надстроечного характера (деятельность государственного аппарата и общественных организаций, семейные связи, отношения людей в области идеологии, культуры, науки, просвещения и т. д.). Нарушая нормальную работу хозяйственных организаций, деятельность органов государственной власти или управления, препятствуя осуществлению правосудия и т. д., преступления причиняют серьезный ущерб интересам социалистического общества, тормозят его дальнейшее прогрессивное развитие.

/Тэолее глубокий анализ преступления как социального явления привел советских криминалистов к единодушному выводу о том, что и в тех случаях, когда преступные последствия носят материальный характер, все же в конечном счете вред причиняется общественным отношениям и их участникам1.!

В чем состоит этот вред?~Очевидно, его следует рассматривать как нарушение, разрыв соответствующего общественного отношения, воспрепятствоваиие его свободному развитию или изменение его в направлении, противоречащем его социальному назначению. Так, кража, уничтожение или повреждение чужого имущества делает невозможным осуществление права собственности на это имущество; получение взятки нарушает правильную деятельность соответствующего звена государственного аппарата; спекуляция ослабляет систему советской торговли и ведет к возрождению частнопредпринимательских отношений, в корне противоречащих 'принципам социализма, и т. д.

Вред, причиняемый социалистическим общественным отношениям и их участникам, может быть результатом не только преступления, но и иного антиобщественного поступка. Что же касается преступных последствий, то это — юридическое понятие, и как таковое оно имеет два специфических, юридических признака.

Первый признак состоит в том, что преступное последствие — это вред, причиненный не любым со'Циа-

1 См., например, A. H. T p а й н и н, Учение о составе преступления, М., 1946, стр. 72—73; Б. С. Никифоров, Объект преступления по советскому уголовному праву, стр. 22.

134

 

>>>135>>>

листичеоким общественным отношениям, а только тем из «их, которые охраняются уголовным законом1.

Советское уголовное законодательство охраняет от причинения вреда наиболее важные отношенчя социалистического общества, обеспечивающие осуществление принципов социализма и поступательное развитие его по пути к коммунизму. Как вытекает из ст. 7 Основ уголовного законодательства, преступление причиняет вред советскому общественному или государственному строю, социалистической собственности, личности, политическим, трудовым, имущественным и другим правам граж-дан, а также всему социалистическому правопорядку. Особенная часть уголовных кодексов содержит ограниченный перечень объектов посягательства — тех групп общественных отношений, которые находятся под уго-ловноправовой охраной. Преступное последствие может наступить лишь в области этих отношений и, следовательно, всегда представляет собою ущерб, причиненный объекту преступно го посягательства.

Второй признак преступного последствия состоит в том, что им признается не любой ущерб, причиненный объекту посягательства, а только определенный ущерб, предусмотренный соответствующей уголовно-правовой нормой.

Эту мысль подчеркивал Н. Д. Дурманов, указывая, что преступное последствие представляет собою «качественные изменения, которые причинены объекту посягательства...»2. '

Оспаривая это положение, А. Н. Трайнин3, а затем и Т. В. Церетели4 утверждали, что, напротив, последствие носит «относительный» характер и что вряд ля можно провести качественное различие, например, между 10 тыс. руб., находящимися в кассе до хищения, и

1  См.  Н.  И.  Загородников,   Понятие  объекта   преступления  в советском уголовном  праве, «Труды ВЮА»,  вып.  XIII, М., 1951,  стр.  37;   Н. Ф.  Кузнецова,  Значение преступных  последствий для уголовной    ответственности,    стр.  10;    А. С. M и х л и н, Понятие  и  виды  последствий  преступления, стр.  44.

2  Н. Д. Дурманов, Понятие преступления,  стр. 57.

3  А. Н. Трайнин,    Общее    учение    о  составе   преступления, стр. 141—142.

4  Т. В. Церетели,    Причинная    связь    в   уголовном   праве, стр. 23.

135

 

>>>136>>>

9 тыс. руб., которые остались там после хищения, Совершенного Ікассиром1.

Очевидно, решение этого вопроса зависит от того, что понимается под качественными изменениями в объекте. Если иметь в виду физическую сторону дела, то действительно не всегда изменения во внешнем мире, причиняемые преступлением, таковы, чтобы они могли образовать новое качество. Например, при краже похищенная вещь не меняет своих физических свойств.

Однако в данном случае речь должна идти не о физических, а о социальных свойствах преступного последствия. Уменьшение суммы денег в кассе на 1 тыс. руб. есть количественное изменение с физической точки зрения, по оно (Представляет собой резкий качественный скачок в социальном (юридическом) смысле, так как нарушено право государственной собственности, совершено преступление2.

Когда «относительные» физические изменения в объекте предусматриваются в уголовноправовой норме, они с социальной точки зрения приобретают четко очерченный, качественный характер и получают в ряде случаев силу общеобязательного критерия при разграничении преступного и непреступного. При этом решение, принятое законодателем, не является произвольным; в его основе лежат анализ и учет объективных закономерностей социальных явлений.

Таким образом, второй признак преступного последствия состоит в том, что оно представляет собою не всякий вред, причиненный объекту посягательства, а только такой вред, который достаточно опасен с точки зрения господствующего класса и потому предусмотрен уголовноправовой нормой. Этот признак есть не что иное, как противоправность преступного последствия, его запрещенность уголовным законом. І/ТПодводя итоги сказанному, можно определить пре-

jf                                                                                   *                                    «

1  А.  Н. Трайнин,    Общее    учение    о составе    преступления, :стр. 142.

2  Особенно наглядно  это видно на примерах   норм, предусматривающих уголовную ответственность лишь при наступлении четко очерченного в законе последствия.   Например, согласно ст.  83 УК Казахской  ССР  незаконная  порубка леса,  если ущерб  превышает 100 руб., при   определенных   условиях    признается    преступлением; если  же  ущерб меньше,  то  содеянное    рассматривается    как  проступок.

136

 

>>>137>>>

•стуїпное последствие как n p е д у с м о т p е н ;н ы й у г о-ловноіправовой нормой материальный

или нематериальный в Ір е д, причиненный преступным действием (бездействием) объекту посягательства — охраняемым з а-ко и ом социалистическим общественным отношениям и их участника м^0

Попытаемся теперь более подг>отаю проанализировать црироду преступных последствий.

2. Основные и дополнительные последствия. Множественность последствий, причиняемых преступлением, объясняется там, что общественные отношения, на которые посягает преступник, как и все другие явления природы и общества, находятся между собой во взаимосвязи и взаимодействии. Каждое общественное отношение теснейшим образам связано, переплетается с другими отношениями в той же и смежных областях жизни, влияет на них, порождая, изменяя или прекращая эти отношения, и испытывает с их стороны такое же воздействие. При поражении каких-либо общественных отношений неизбежно в той или иной степени страдают и другие, связанные с ними отношения. Поэтому при совершении преступления обычно причиняется ущерб по крайней мере нескольким видам смежных общественных отношений1.

Это обстоятельство не вызывает сомнений применительно к составным преступлениям. Общеизвестно, что разбой, например, причиняет вред личности потерпевшего, а также государственной, общественной или личной собственности.

Но -подобное положение, хотя это и не таїк очевидно, имеет место и в простых преступлениях. Хулиганство нарушает общественный порядок и вместе с тем чможет причинить вред достоинству, телесной неприкосновенности, здоровью граждан, а нередко — праву собственности и другим охраняемым законом интересам. Массу

1 Б. Выбирал указывает, что преступное посягательство против одного общественного отношения (или комплекса общественных отношений) одновременно ведет к нарушению других общественных отношений (или других комплексов общественных отношений), которые с ним связаны (см. В. Vybiral, Pojema vyznam objektu trestneho Cinu v Ceskoslovenskera sociolistickem treslnim pravu. Praha, 1956, s. 138).                                                                  ". ,

137

 

>>>138>>>

разнообразных последствий могут вызвать должностное, хозяйственное, ваинекое, транспортное и другие преступления1.

Бели с этой тачки зрения проанализировать различные преступления, предусмотренные уголовным законодательствам, то мы увидим, что почти каждое из »их вызывает несколько вредных последствий, причиняет ущерб нескольким общественным отношениям, охраняе-мьям уголовным законом.

Однако этан последствия не являются равноценными. /Среди иихИможно выделить основные последствия и лололнительны e^if (^Основными после деталями следует считать те, имен-до для предотвращения которых установлена данная утсшжнолраівоівая норма. В составных преступлениях оба (или насколько) последствия будут основными. Например, норма об уголовной ответственности за разбой установлена для охраны как личности, так и имущества граждан.

В простых преступления« основным, как правило, является одно последствие^При этом правильное определение такого посдедогжия нередко достигается лишь в результате научного уяснения смысла закона. Так, перечисляя вредные последствия преступного нарушения правил по технике безопасности, А. Б. Сахаров правильно п'ишет, что это (преступление «нарушает социалистическую организацию хазяйства, срывает нормальный ход производственного процесса, ведет к простоям и т. п., а иногда причиняет и крупный материальный ущерб государству. Однако наиболее существенным, определяющим для данного преступления признаком является его направленность против важнейших благ и интересов самого участника социалистического производства — его жизни, здоровья, трудоспособности»2.

1  Весьма  обстоятельно характеризует  комплекс    общественных отношений,    нарушаемых    при      преступной     бесхозяйственности, Т. Л. Сергеева. Она указывает, что это преступление нарушает пра вильную деятельность  хозяйственной  организации,  причиняет  вред социалистическим  отношениям собственности,  социалистической  системе хозяйства и т. д.   (Т. Л. Сергеев а,   Советское уголовное право в   борьбе  с  бесхозяйственностью    и    расточительством,  М., 1955, стр. 49—53).

2  А. Б. Сахаров, Уголовноправовая охрана условий труда в СССР, стр. 41.

138

 

>>>139>>>

В данном случае основным последствием, ради предотвращения которого издана указанная норма, является вред личности трудящегося. Остальные отмеченные А. Б. Сахаровым последствия являются дополнительными.

В<ред, причиненный жизни и здоровью граждан, является, с нашей точки зрения, основным последствием т»них преступлений, как нарушение правил строительных Іработ, нарушение правил хранения взрывчатых и радиоактивных веществ, нарушение правил по борьбе с эпидемиями, неоказание помощи больному и др. ^основное последствие (или возможность его наступления).,, всегда является элементом состава преступления. ./Если оно не наступило (или в зависимости от конструкции состава не могло наступить), уголовная ответственность за оконченное преступление исключается.

Следует отметить, что в некоторых случаях основные (последствия носят альтернативный характер1. Так, злоупотребление властью или служебным положением в качестве преступного последствия может (включать существенный віред государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и ингере-сам'граждан.

.ХД оіп о л я и т е л ь н ы е последствия наступают не во всех случаях. Основным последствием хулиганства является нарушение общественного порядка. Однако, кроме того, оно может быть сопряжено с легкими телесными повреждениями. Это — дополнительное последствие./^

Причинение вреда здоровью и телесной неприкосновенности лраждан может быть дополнительным последствием многих преступлений: диверсии, бандитизма, сопротивления представителю власти, изнасилования и др. По общему правилу, дополнительные последствия не могут быть более тяжиими, чем основные, ибо иначе они выходят за рамки данной уголовноправовой нормы.

В чем состоит значение дополнительных последствий? Прежде всего они учитываются при создании уголовншравоівой нормы.

1 См. A.  H. T p а й н и п,   Общее учение о составе    преступления, стр. 109—110.

139

 

>>>140>>>

Например, устанавливая ответственность за хулиганство, оцеиивая степень его общественной опасности, законодатель не может не учитывать, что нарушение общественного порядка прій этом преступлении в подавляющем большинстве случаев связано с »внесением оскорблений, побоев гражданам, повреждением имущества и другими вредными последствиями. Именно с учетам таких обстоятельств хулиганство признается обще-ственно опасным, уголовно .наказуемым, и за его совершение устанавливается определенная санкция.

Возьмем другой пример. Если проанализировать вредные последствия спекуляции, то мы найдем, что в результате ее нарушается плановость социалистического распределения, создается .нехватка товаров широ-<шго потребления и страдает систем а торговли; авторитет советской торговли їв глазах трудящихся ослабляется; спекулянтами вздуваются цены, что отражается на интересах граждан; наконец, спекуляция вносит в общество противоречащий социалистическому строю дух наживы, корысти и частного предпринимательства, который может повести к попыткам возрождения частнособственнических интересов и отношений. Предусматривая уголовную ответственность за спекуляцию и устанавливая высокую санкцию за это преступление, законодатель имеет в виду все перечисленные вредные последствия.

Это не означает, что среди указанных последствий нельзя выделить главного, основного. Напротив, такое выделение в большинстве случаев возможно и является необходимым для правильной политической и юридической оценки преступления. Так, основным последствием спекуляции признается нарушение интересов советской торговли, и это определяет отнесение данного преступления к группе преступлений против социалистического хозяйства.

Являются ли дополнительные последствия элементом состава преступления? Да, но с существенной оговоркой. Дополнительные последствия есть факультативный элемент состава: если они наступили, они будут являться элементом состава, если же их в данном случае не было, то уголовная ответственность не исключается, поскольку наступили основные последствия (или в зависимости от конструкции нормы могли наступить) .

140

 

>>>141>>>

В чем же состоит практическое значение дополнительных последствий?

ßo-первых, в том, что если эти последствия имели место, то они «е требуют дополните л иной квалификации, поскольку признаются элементом данного состава преступления. Это имеет весьма важное значение при решении вопроса о совокупности преступлений.

Каїк известно, идеальная совокупность преступлений1 отличается от единого (единичного) преступления тем, что преступные последствия при ней не охватываются одной уголов неправовой нормой. Следовательно, если мы устанавливаем, что весь комплекс наступивших последствий подпадает под одну уголовноправовую норму, то идеальной совокупности преступлений не будет; налицо единичное преступление.

Например, сопротивление лицу, наполняющему обязанности по военной службе, при котором потерпевшему были нанесены побои или причинены легкие телесные повреждения, нет необходимости квалифицировать по двум статьям; это единое преступление, предусмотренное п. «а» ст. 4 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления. Причинение боли и нанесение легких телесных повреждений являются здесь дополнительными последствиями, которые охватываются указанной нормой.

Таким же образам при хулиганстве, связанном с посягательством на здоровье и личное достоинство граждан, следует применять только одну статью о хулиганстве, если дополнительные последствия не выходят за ее рамми.

По делу С. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала, что нанесенные потерпевшему Ф. повреждения «охватываются ст.\74 УК РСФСР (хулиганство.— В. К.) и квалифицировать их по совокупности еще и по ч. 2 ст. 143 УК РСФСР (легкие телесные повреждения.— В. К.) оснований не было»2.

Если бы, однако, нанесенные повреждения являлись тяжкими, то содеянное следовало бы квалифицировать

' При идеальной совокупности одними и теми же действиями выполняются два или более составов преступления. Например, часовой на посту похищает охраняемое им имущество.

2 «Советская юстиция» 1959 г. № 10, стр. 58.

141

 

>>>142>>>

по совокупности статей о хулиганстве и тяжких телесных повреждениях, ибо такие последствия ст. 74 не охватываются.

Во-вторых, наступление или отсутствие дополнительных последствий имеет значение при определении меры наказания. Если, например, бандитское нападение в одном случае повлекло гибель людей или тяжкие телесные повреждения, а в другом случае таких последствий не было, то, несмотря на одинаковую квалификацию, эта разница не может не учитываться наряду с другими обстоятельствами при решении вопроса о степени ответственности виновных.

Деление последствий на основные и дополнительные является относительным и имеет смысл лишь в пределах каждой конкретной уголоаноправовой нормы. Более того, если определенное последствие предусмотрено в квалифицированном виде данной нормы, оно для этого вида становится основным. Такой случай имеет место в ст. 122 УК Узбекской ССР, предусматривающей уголовную ответственность за умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества. Вторая часть этой статьи в качестве преступных последствий указывает на «человеческие жертвы или иные тяжкие последствия». Таким образом, основным последствием, ради предотвращения которого создана данная часть статьи, является не только имущественный ущерб, но и вред жизни и здоровью граждан (хотя указанная статья и помещена в главе о преступлениях против социалистической собственности)1.

В связи с этим возникает вопрос о соотношении дополнительных no-следствий с объектом преступного посягательства. Являются ли они согласно данному

1 Вопрос о комплексном характере преступных последствий не нашел еще подробной разработки в нашей литературе. По этому вопросу высказывался М. А. Гельфер в статье «Некоторые вопросы общего учения об объекте преступления в советском уголовном праве», «Ученые записки ВЮЗИ», вып. 7, М., 1959, стр. 45. Н. Ф. Кузнецова, признавая по существу комплексный характер последствий, объединяет их условным понятием «единого ущерба», который в целом является элементом состава соответствующего преступления (Н. Ф. Кузнецова, Значение преступных последствий для уголовной ответственности, стр. 19, 79, 117, 124, 136— 137, 142 и др.).

142

 

>>>143>>>

\

выше определению «вредом, причиненным объекту преступного посягательства»?

Нам представляется, что на этот вопрос следует ответить положительно. Важно лишь правильно установить объект данного преступления. Если бы, например, мы считал« объект/ом нарушения правил движения на железнодорожном транспорте только «порядок несения службы на транспорте»1, то, конечно, было бы совершенно непонятно, каким образом такие последствия этого преступления, как несчастные случаи с людьми, повреждение имущества и т. д., можно признавать элементами указанного состава.

Когда же под объектом данного преступления правильно понимается нормальная работа транспорта, т. е. «бесперебойность, ритмичность, плановость и т. д., а также безопасность работы, в особенности, в сфере движения и перевозок», при которой обеспечивается неприкосновенность жизни и здоровья граждан и гарантируется сохранность государственного, общественного и личного имущества2, то отнесение упомянутых последствий к числу элементов состава не может вызвать никаких сомнений. При этом сложный, комплексный характер преступных последствий получает правильное объяснение в сложности самого объекта преступного посягательства3.

3. Структура преступного последствия. Рассмотрим теперь .подробнее, 'в чем заключается віред, причиняемый объекту преступного посягательства.

Так как преступное последствие представляет собою О'бщестівеїнно вредное 'изменение в объекте, то его структура зависит от структуры самого объекта — социалистических общес'теен'ных отношений.

Общественное отношение может выражаться в двух формах: либо в форме общественной связи, позиции по отношсн'ию к другим людям (ее можно раскрыть как

1  См. М. А. Ш н е й д е р,   Преступления    против трудовой дисциплины  на  железнодорожном  транспорте  Союза  ССР,  автореферат кандидатской диссертации, М., 1949, стр. 13.

2  См.  С. А. Д о м а х и н,    Ответственность за преступления на автотранспорте, М.,  1956, стр. 6—7; Н. С. Алексеев, Транспортные преступления, Л., 1957, стр. 54.

3  См. Б. С.  Никифоров, Объект преступления по советско му уголовному праву, стр. 31 и др.

143

 

>>>144>>>

возможность или общественную необходимость определенного поведения), либо в форме фактического поведения, практической деятельности людей.

Анализируя объект должностных преступлений, Б. С. Никифоров указывает, что они посягают на обеспеченную условиями жизни в социалистическом государстве и советскими законами возможность государственного аппарата правильно, эффективно работать: «...всякое должностное преступление затрудняет реализацию указанной возможности»1. Аналогичным образом в различных сферах жизни социалистического общества имеются общественные отношения, выражающие и обеспечивающие гражданам «возможности жить, пользоваться здоровьем...»2, государственным и общественным организациям — «возможности использовать имущество в соответствии с его народнохозяйственным назначением и планом» и т. д.3.

Однако общественное отношение — это не только возможность определенного поведения, но и прежде всего — это фактическое поведение, практическая деятельность людей. «Социолог-материалист, делающий предметом своего изучения определенные общественные отношения людей,— писал В. И. Ленин,— тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и слагаются эти отношения»4. И далее, говоря о том, как реальные личности творят историю, В. И. Ленин пишет: ...«У них уже «помыслы и чувства» выразились в действиях, создали определенные общественные отношения.., исследуя действительные общественные отношения и их действительное развитие, я исследую именно продукт деятельности живых личностей»5.

Общественное отношение, выражаясь в действиях или определенном положении людей по отношению друг к другу и обществу в целом, иногда имеет материальные предпосылки (условия) своего существования и может быть закреплено в определенных материальных формах. Такими предпосылками (условиями) являются,

1  Б.  С.  Никифоров,  Объект преступления    по    советскому уголовному праву, стр. 35.

2  Та м  же,  стр. 12.

3  Т а м же, стр. 13.

4  В. И. Ленин,  Соч.. т. 1, стр. 385.

5  Т а м    же,   стр.   388.

144

 

>>>145>>>

например, вещи. Это качество вещей отмечалось в граж-данскоправовой литературе1. Уничтожение, изменение или устранение вещей из сферы конкретных общественных отношений может нарушить эти отношения или полностью их прекратить (например, кража имущества нарушает отношения собственности).

Материальной формой закрепления соответствующих общественных отношений являются деньги, документы, печати и тому подобные предметы, которые удостоверяют наличие определенных отношений.

Все эти предметы и вещи принято именовать предметами преступлений.

В ряде случаев условиями и предпосылками существования определенных общественных отношений служат другие общественные отношения, без наличия которых первые не могут беспрепятственно развиваться (например, неприкосновенность личности есть необходимая предпосылка для того, чтобы граждане активно участвовали в общественной жизни, пользовались политическими, трудовыми, имущественными и другими правами).

Таиим образом, интересующие нас общественные отношения, которые могут явиться объектом преступного посягательства, существуют не изолированно, а в составе целого комплекса связанных между собою предпосылок, условий и форм, находящихся в тесной и в большинстве случаев необходимой взаимосвязи.

Наконец, следует указать и на правовую сторону этого вопроса. Как отмечалось выше, для регулирования и охраны фактических отношений устанавливаются правовые отношения, обеспечивающие определенное поведение их участников. Образно говоря, вокруг конкретных общественных отношений2 складывается некая «правовая оболочка», состоящая обычно из системы правоотношений одной или нескольких отраслей прача.

1  О. С. Иоффе   писал    о гом, что   вещи   и их   экономические свойства, не являясь объектами прав, вместе с тем «обусловливают либо единственно-возможную форму, либо  границы  выбора  между различными формами поведения людей, как участников отношений, регулируемых гражданским  правом»   (О.  С. Иоффе,   Правоотношения  по  советскому гражданскому  праву,  Л..   1949,  стр. 92).

2  В  отличие от правоотношении    их  можно именовать «фактическими отношениями», имея в виду условность этого термина.

10. В  H   Кудрявцев

145

 

>>>146>>>

Иногда забывают о существовании этой правовой оболочки, что ведет к недооценке противоправности как признака посягательства на социалистические общественные отношения1, или, что более распространено, фиксируют внимание только на этой правовой оболочке, не анализируя скрытых за ней фактических общественных отношений, представляющих основное ядро объекта преступного посягательства2.

Между тем объект преступления охватывает как реаль-ные (фактические) общественные отношения, так и их правовую форму или оболочку. При этом главным и основным его элементом (ядром) является то общественное отношение, ради охраны которого установлена данная уголов'неправовая норма. Помимо этого отношения, объект включает в себя различные вспомогательные общественные отношения, а также материальные формы и условия своего существования, которые неизбежно страдают при посягательстве на указанное основное отношение3.

1  См.  В.  Ф.  Кириченко,   Значение ошибки  по    советскому уголовному праву, «Сознание действующего лица не должно охватывать вопроса о том или ином регулировании явлений жизни нормами права. Это лежит за рамками, интересующими советское уголовное право...» (там  же, стр. 36).

2  Так, например,    Н. И. Загородников   считает    объектом преступлений  против  жизни  и  здоровья  не  саму  личность,  а  только «совокупность  известных  общественных  отношений,  относящихся к охране   личностей...»   («Понятие   объекта   преступления  в  советском уголовном праве», стр. 42  (разрядка моя.— В. К.). Аналогично мнение Г. А. Кригера в статье «К вопросу о понятии объекта преступления  в  советском  уголовном  праве» «Вестник МГУ» 1955 г. №  61, стр.   122.

3  В этом   смысле   следует    согласиться   с Б. С. Никифоровым, что «при более глубоком  исследовании обьекта  именно как общественного отношения проблема предмета преступления по сути дела снимается. При  таком   исследовании  обнаруживается,  что  то,   что в   настоящее   время   принято   именовать   предметом,   соотносится   с объектом  не как части    не названного   единства,    расположенные внешне по отношению друг к другу, а как составная часть целого —  с самим целым, которое помимо «предмета» включает в себя и  другие элементы»   (Б.  С.   Никифоров,   Объект  преступления по советскому уголовному праву, стр. 18). Б. Выбирал, высказывая в общем такое же мнение, подчеркивает, что тем не менее нельзя предмет  посягательства  смешивать  с  объектом   как  целым.  Предмет,  в  частности,   не  может  служить  разграничению преступлений,

146

 

>>>147>>>

С вопросом о структуре объекта преступного посягательства, которая, как видно, является достаточно сложной, не следует смешивать подчиненного вопроса -о названии, обозначении объекта конкретных преступлений в особенной части уголовного права. Это название в силу своей краткости не может в большинстве случаев полностью отражать содержание всего комплекса нарушаемых преступлением отношений. Да в этом и нет необходимости. В наименовании объекта важно указать на то главное общественное отношение, ради охраны которого установлена данная уголовноправовая норма. Поэтому, например, когда указывают, что объектом хищения государственного имущества является социалистическая собственность1, то такая формулировка является вполне достаточной, хотя в ней ничего не сказано о нарушении права собственности, а также о предмете даиного преступления.Напротив, обоана-чение объекта через его второстепенные стороны и условия существования не дает достаточной возможности правильно вскрыть социальное существо и юридическую природу соответствующего преступления2.

Иногда, однако, сформулировать в кратком наименовании объекта те реальные отношения, ради охраны которых установлена данная норма, затруднительно. Так, раскрывая объект разглашения государственной тайны, следовало бы указать, что при этом преступлении страдают или могут пострадать разнообразные общественные отношения в сфере организации обороны страны от внешнего нападения; может быть нарушена

так как одинаковый предмет может быть элементом разных общественных отношений (Pojema vyznam objektu trestneho öinu v Ceskoslovenskem sociolistickern trestnim, s. 33).

1  См.,  например,  Т. Л.  Сергеева, Уголовноправовая охрана социалистической   собственности   в   СССР,  стр.   15.

2  Так, М.  П. Михайлов, начав    с    травильной    предпосылки  о том, что общественные отношения собственности не могут существовать независимо от материальных вещей, имущества, затем приходит к резкому противопоставлению этих явлений  и утверждает: «Не собственность и не право на имущество, и даже не само имущество  вообще,  а личное имущество советских граждан — вот непосредственный объект преступления при краже»  (М. П. Михайлов, Уголовная ответственность за кражу    личного    имущества и разбой, стр. 43). При этом под имуществом автор понимает «только совокупность материальных вещей  (предметов)   внешнего мира» (там   же, стр. 45—46), чем усугубляет свою ошибку.

10*

147

 

>>>148>>>

внешняя безопасность СССР, ослаблена оборонная промышленность, боевая мощь Советской Армии и Военно-Морского Флота; в конечном счете могут пострадать политические и экономические основы советского государственного и общественного строя1. Однако в учебниках по особенной части уголовного права в методических целях все это обыкновенно кратко обозначается как «интересы обороны СССР»2, и этого определения достаточно, хотя, строго говоря, понятие «интерес» не совпадает с понятием «общественное отношение» и носит отчасти субъективный характер3.

Сказанное дает возможность сделать вывод, что общественно опасное деяние может нарушать общественное отношение:

а)   непосредственно, т. е. путем  воспрепятствования тем действиям, в которых оно выражается   (например, при   сопротивлении   представителям   власти  во время исполнения    ими    возложенных     на    них    обязанностей),   или

б)   опосредствование, .путем воздействия на следующие его элементы, формы или условия существования:

— на субъекта соответствующего общественного отношения (угроза начальнику в связи с его служебной деятельностью; насилие над должностными лицами или общественными работниками);

1  В. Д. Меньшагин указывает, что преступления против обороны СССР могут посягать на:   1)   интересы комплектования  Вооруженных Сил СССР, 2)  интересы    технического    и    хозяйственного обеспечения    Вооруженных    Сил СССР,    3)     интересы   оборонной промышленности  и оборонного строительства, 4)   интересы общественной  безопасности  тыла  Советской Армии,  5)   сохранность государственной тайны  и  6)   неприкосновенность государственных  границ  (см.    В. Д . Меньшагин,   Преступления    против    обороны СССР, автореферат докторской диссертации, М.,   1951, стр. 27).

2  См.  В.  Д.   Меньшагин,    Преступления    против    обороны СССР, учебное пособие для слушателей  ВЮА, М..   1946, стр. 5 и 114;   «Советское  уголовное  право,    особенная    часть»,    М.,     1958, стр.  371   и др.  Однако  неверно ограничивается  внешней  стороной объекта этого преступления X. М. Ахметшнн, который считает непосредственным  объектом     разглашения     государственной     тайны только «порядок хранения  сведений,    составляющих   государственную тайну,  соблюдение  которого    обеспечивает    сохранность этих сведений в тайне» («Воинские преступления», М., 1956. стр. 173).

3  «Интерес составляет цель субъективного права, но не  может быть  его  сущностью»,— отмечает  С.   Ф.  Кечекьян   («Правоотношения в социалистическом обществе», стр. 52).

148

 

>>>149>>>

-  на материальные предметы (кража, уничтожение государственного имущества);

-  на  материальную форму   закрепления   соответствующих отношений  (подделка денег и документов);

в) особый вид нарушения общественного отношения имеется в том случае, когда это нарушение совершает сам субъект данного отношения. При этом лицо исключает или пытается исключить себя как субъекта из данного общественного отношения и тем самым разрывает его (например, при дезертирстве) или же, оставаясь его субъектом, не совершает тех действий, которые являются общественно необходимыми (при бездействии власти), либо, наконец, незаконно видоизменяет те общественные отношения, в которых оно состоит, пытаясь придать им противоречащий социалистическому правопорядку характер (в случае ростовщичества, продажи квартир и комнат, получения взятки и пр.).

При этом всегда нарушаются и те административные, гражданскоправовые, финансовые и другие конкретные правовые отношения, в которых состоит данное лицо.

Теперь можно сделать вывод и о структуре преступного последствия. Нетрудно видеть, что^преступное последствие имеет сложный характер и включает как минимум следующие элементы:

1)   нарушение    того    фактического     общественного отношения,  ради охраны которого установлена даиная уголовноправовая    норма    (например,   при   хищении — нарушение    экономических    отношений    собственности, при неповиновении начальнику — ослабление боеспособности войок), либо материальный или моральный вред участнику этого отношения  (например, при убийстве — лишение жизни);

2)   нарушение соответствующих правовых отношений, которые установлены  для  охраны  данного  блага   (при хищении — нарушение права собственности, при неповиновении — нарушение порядка воинской  подчиненности, при убийстве — нарушение   правовых   отношений, обеспечивающих неприкосновенность личности)."]?

Этот второй   элемент    всегда   имеет   место, так именно через правовую форму производится нару охраняемого блага.  Однако  главным  и  определя

149

 

>>>150>>>

является первый элемент, ибо ради его охраны существует уголовное законодательство.

По делу Ч. доказан факт утери обвиняемым 93 тыс. штук автобусных билетов. Таким образом, был нарушен порядок обращения с государственным имуществом и произошло противоправное воздействие на предмет преступления. Однако было установлено также, что утерянными билетами никто не воспользовался. Верховный Суд СССР указал, что, поскольку фактически действиями Ч. «не причинено ущерба ни государству, ни частным лицам, не было оснований привлекать его по этому делу к уголовной ответственности, а следовало ограничиться мерами дисциплинарного воздействия»1.

В преступлениях, которые совершаются путем воздействия на материальные предметы (формы, условия или предпосылки существования общественных отношений), преступное последствие может включать и т p е-тий, материальный элемент. Так, при преступном повреждении или уничтожении государственного имущества не только нарушаются экономические отношения собственности и опосредствующие их правовые отношения, по также подвергается вредным изменениям предмет преступления — материальная вещь2.

Материальный элемент также не является определяющим. Именно этим объясняется то обстоятельство, отмеченное многими авторами, что причинение вреда предмету преступления еще не дает полных данных для решения вопроса об объекте преступного посягательства3. Основным ядром объекта преступления являются фактические общественные отношения между людьми, и если они не нарушены и не могли быть в данном случае нарушены, то содеянное лишь формально является преступлением.

4. Преступные последствия и уголовная ответственность. Из сложной структуры объекта вытекает, что

1  «Судебная    практика Верховного Суда  СССР»    1956 г. № 1, стр.   12.

2  Отсюда видно в частности, что    разница    между материальными  и нематериальными  последствиями  непосредственно  обусловлена   структурой  объектов  преступных  посягательств.

3  «Изменения  в предмете нас интересуют   лишь как доказательство    общественно   вредных   изменений   в   объектах»,— правильно пишет Н. Ф. Кузнецова  («Значение преступных последствий для уголовной ответственности», стр. 83).

150

 

>>>151>>>

в качестве элемента состава преступления в одних случаях выступает фактическое вредное последствие, а з других — возможность его наступления.

Каждое преступление посягает «а охраняемый законом объект. Однако, как правильно указывается рядом авторов, посягательство ,на объект может быть двояким: это или «.причинение конкретного вреда охраняемому правом объекту, или «оставление его в опасность причинения вреда»1. Другими словами, /все преступления можно разделить на такие, которые фактически причиняют преступные последствия, и такие, которые создают реальную возможность их наступления.

К первым относятся: убийство, телесные повреждения, изнасилование, кража, спекуляция, обман покупателей, потрава посевов, злоупотребление властью или служебным положением, халатность, хулиганство, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность, неповиновение начальнику, дезертирство и тому подобные преступления.

Ко второй группе относятся: оставление в опасном для жизни состоянии, неоказание помощи больному, нарушение правил охраны труда, подделка документов, понуждение свидетеля к даче ложных показаний, разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну, недонесение о преступлениях, угроза убийством, нарушение правил хранения взрывчатых и радиоактивных веществ, незаконное врачевание, изготовление ядов и наркотиков, нарушение правил караульной службы и другие преступления.

Не вызывает никаких сомнений, что любое из преступлений второй группы может повлечь преступное последствие. Если бы оно не было возможно, то сами подобные действия не признавались бы общественно опасными и преступными. Но возможность не есть действительность. Когда мы переходим к анализу, например, конкретных случаев нарушения правил хранения ядовитых или взрывчатых веществ, мы видим, что вовсе не каждый подобный случай фактически оканчивается причинением ущерба. Вредные последствия наступают

1 Т. Л. Сергеева, Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву, М.—Л.. 1949, стр. 29. См. также А. С. M и х л и н, Понятие и виды ' последствий преступления, стр. 32 и ел.

151

 

>>>152>>>

не во всех случаях незаконного аборта или незаконного врачевания, не при любом нарушении правил производства строительных работ, правил несения караульной службы и т. д. Таким образом, не каждое конкретное преступление, совершенное в реальной действительности, фактически влечет наступление преступных последствий; но каждое деяние, предусмотренное уголовным законом, способно повлечь этот вред. Элементом составов второй группы и является не фактическое вредное последствие, а только возможность его 'наступления. Следовательно, уголовная ответственность может наступить в соответствующих случаях при отсутствии фактических преступных последствий.

Против такого решения высказывается только одно возражение. Некоторые считают, что если, например, от нарушения правил хранения взрывчатых веществ и не возник взрыв, то все же вредное последствие при всех условиях было налицо, а именно: был нарушен социалистический правопорядок. Так, Н. Ф. Кузнецова рассуждает подобным образом применительно к незаконному хранению ядовитых веществ: «Ущерб незаконного хранения ядов носит нематериальный характер и заключается в нарушении установленной в СССР системы обращения с ядами...»1.

Но это возражение неубедительно. Конечно, всякое незаконное хранение ядойитых и сильнодействующих веществ причиняет известный вред, а именно — нарушает правовые отношения, регулирующие порядок хранения этих веществ, установленные в целях охраны жизни и здоровья граждан. Но нарушение этих отношений — только один элемент вредного последствия, причем элемент не главный. Реальным вредом от незаконного хранения ядовитых веществ будет их использование кем-либо, отравление, смерть человека. Именно ради того, чтобы не допустить этих вредных последствий, и создана соответствующая норма.

Противоположная точка зрения по существу ведет к сглаживанию разницы между случаями, когда причинен реальный ущерб интересам граждан, государственных и общественных организаций, и случаями, когда

1 Н.  Ф.  Кузнецова,   Значение преступных  последствий для уголовной ответственности, стр 46.

152

 

>>>153>>>

такой ущерб не наступил, хотя и Мог наступить, безусловно, нарушение правоохранительных норм, правопорядка тоже существенно, однако не следует забывать о том, что все же правопорядок выполняет служебную роль, его соблюдение является не самоцелью, а лишь средством охраны, регулирования и развития фактических общественных отношений.

Две указанные разновидности: фактический ущерб и реальная возможность его наступления — исчерпывают все возможные случаи преступных посягательств1. Советскому уголовному законодательству неизвестны и не могут быть свойственны нормы, которые устанавливали бы ответственность за «простое непослушание воле законодателя» и запрещали бы такие деяния, которые являются, по выражению Н. Д. Сергеевского, «фиктивно вредными и фиктивно опасными»2. Если деяние •не причиняет и не может причинить реального вреда социалистическим общественным отношениям и их участникам, оно не является преступлением. Это положение имеет важное политическое и юридическое значение.

Выше уже подчеркивалось, что в качестве преступления советский законодатель рассматривает не образ мыслей, не «опасное состояние» личности, а конкретное действие или бездействие.

Однако для характеристики института уголовной ответственности недостаточно ограничиться этим положением. Многие представители буржуазной науки уголовного права формально признают конкретное деяние одним из условий наступления уголовной ответственности. Однако это деяиие они в соответствии со своими реакционными политико-юридическими взглядами считают лишь доказательством отрицательных качеств лица, поскольку им нарушена воля законодателя, выраженная в уголовноправовой норме. Следовательно, во главу угла ставится не объективная вредность того или иного деяния для интересов общества, а «непослушание воле законодателя» как своеобразное проявление «опас-

1  С этим    вопросом    не следует   смешивать   вопрос   о «материальных» и  «формальных» преступлениях.  Как  мы  увидим  ниже, «формальные»   преступления   также     либо     причиняют     реальный ущерб, либо создают возможность его наступления.

2  См. Н. Д. Сергеевский,   Русское уголовное право, СПб., 1905, стр. 50.

153

 

>>>154>>>

ного состояния» личности, которое и служит при этом действительным основанием применения репрессии.

Вполне понятно, что при таком подходе к вопросу об основаниях ответственности преступные последствия теряют реальное значение. Большинство буржуазных теоретиков вовсе не исследуют вопроса о преступных последствиях1. Да и уголовные кодексы многих капиталистических государств построены таким образом, что указания на вредные последствия в нормах особенной части, как правило, не содержатся2.

Это положение становится тем более понятным, если учесть, что анализ преступного последствия тесно связан с характеристикой классовой сущности преступления, поскольку он раскрывает систему общественных отношений, отвечающую интересам господствующего класса и охраняемую уголовным законом.

Советское уголовное законодательство, как и советская уголовноправовая теория, решает вопрос о значении преступных последствий с совершенно противоположных классовых позиций. Опасным с точки зрения социалистического общества является только такое деяние, которое причиняет или может причинить реальный вред социалистическим общественным отношениям и их участникам. В преступном последствии на деле реализуется та общественная опасность действия (бездействия), из-за которой оно и было запрещено уголовным законом. Как справедливо пишет Н. Ф. Кузнецова, «раскрыть общественную опасность преступления — это значит в первую очередь и главным образом показать, какой вред для социалистического общества несет с собой данное преступление.., сколь отрицательно влияет, тормозит, подрывает выполнение тех или иных политических и хозяйственных задач, поставленных партией и правительством, совершенное лицом преступление»3.

См., например,    G. Clark,   Outlines   of american    law, New York,   1947.

2  Характерно, что из 51 статьи особенной части Единого кодекса военной юстиции США  1952 года  (Uniform    Code    of    Militany Justice)  ни   одна   не   (предусматривает    вредных    последствий в качестве квалифицирующего признака или отягчающего обстоятельства. Почти все статьи построены    по типу «усеченных»    и «формальных» составов.

3  Н. Ф. Кузнецова,    Значение преступных   последствий для уголовной ответственности, стр. 28.

154

 

>>>155>>>

По всем этим причинам советское уголовное законодательство признает фактическое наступление вредных последствий или реальную возможность их наступления неотъемлемым признаком всех составов преступлений1.

Как будет показано ниже, значение преступных последствий при построении законодательства, а также при решении конкретных уголовных дел в последние годы неуклонно возрастает. По-видимому, на фоне этой тенденции в нашей литературе появились высказывания, связанные с некоторой переоценкой преступных последствий.

Так, Н. Ф. Кузнецова считает, что фактическое наступление вредных последствий является неотъемлемым признаком всех без исключения преступлений и в связи с этим предлагает и само преступление определять «не как действие или бездействие.., а как общественно опасное посягательство на социалистические общественные отношения»2 как «причинение преступного ущерба социалистическим общественным отношениям»3.

В этих формулировках правильно то, что преступление не исчерпывается совершенным действием, а продолжается, как правило, и далее, включая нарушение охраняемого законом объекта. Но при этом упускается из виду, что все же главным и решающим звеном в этой цепи остается именно действие (бездействие) лица, его поведение, а не тот объективный ущерб, который причинен этим поведением. Признание основанием уголовной ответственности причиненного вреда не соответствовало бы самой ее природе, ибо цель уголовной ответственности состоит в исправлении и перевоспитании виновного (и воздействии на других членов общества), а эту цель достигнуть можно лишь тогда, когда ответственность наступает в связи с поведением человека и в меру этого поведения.

Вот почему в основе определения преступления должно лежать указание на действие или бездействие,

1  Такой же точки  зрения    придерживаются и многие криминалисты   зарубежных  социалистических    государств. См.,    например, F.Pol ас се k,  Skutkova podstata  trestneho, cinu    Bratislava,   1957, s.   108.

2  H. Ф. Кузнецов,    Значение преступных    последствий для уголовной ответственности, стр. 49.

3  Т а м    же,  стр.   147.

155

 

>>>156>>>

совершенное виновным. Этот вопрос совершенно правильно разрешен в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, признающих преступлением предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на социалистические общественные отношения.

Возрастание роли последствия в составе преступления, 'наблюдаемое в последнее время, не следует, с нашей точки зрения, понимать как одновременное умаление значения действия (бездействия). Напротив, его следует рассматривать как создание условий для более глубокого и всестороннего учета качеств самого совершенного действия (бездействия), определения его фактической вредности для охраняемых законом объектов, потому что общественная опасность действия именно и находит свое конкретное воплощение в наступивших преступных последствиях, в характере и тяжести вызванного им вреда.