§ 2. Понятие преступного   бездействия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 

1. Отличие бездействия от действия. Прежде чем рассматривать разницу между преступным действием и преетупньІІМу£>єІздейст'вІиам, необходимо указать на их • общие черты/Преступное бездействие, как и действие, является формой общественно опасного поведения человека, характеризуется четким« юридическими признаками и обладает аналогичными социальными свойствами. Преступное бездействие — это не расплывчатое «опасное состояние» преступника, а конкретное поведение, имеющее определенные границы во времени и пространстве. Основными признаками преступного бездействия (как и действия) являются его общественная опасность и обусловленная ею противоправность, которые рассматриваются в конкретных обстоятельствах места, времени и обстановки совершения пшк?гупления.!я

If Общность^ействия и бездействия определяется тем, что социальная сущность этих актов поведения зависит не от того, имеется или отсутствует в данном случае телодвижение, а от того, в каких условиях, в какой связи и взаимозависимости с окружающими явлениями и процессами совершается этот акт паведения^Неуди-вительно поэтому, что по мере бурного развития науки и техники области социально опасного действия и бездействия значительно сближаются. Действие человека все больше играет роль не механической силы, а «команды», «сигнала» для действия технических устройств и автоматических приспособлений1. Теперь, когда управление производственными процессами во многом автоматизировано, достаточно подчас просто «нажать кнопку» (например, для перевода железнодорожной стрелки при автоблокировке), чтобы вызвать тяжелую катастрофу. Однако такие же последствия могут быть вызваны и тем, что соответствующий работник не произвел требуемого действия (не нажал необходимой «кнопки») в соответствующий момент, чтобы остановить развитие разрушительного процесса.

Представим себе, что пилот в нарушение инструкции повел самолет с отклонением от указанного маршрута

1 См., например, Л. Т с п л о в, Очерки о кибернетике, «Московский рабочий»,   1959,  стр.   18—19.

84

 

>>>85>>>

и это привело к аварии. Неправильное управление самолетом в данном случае осуществляется посредством действий. Но если допустить, что самолет управлялся автопилотом и летчик в нужный момент «только» не выключил его и не взял штурвал самолета в овои руки для изменения курса воздушного корабля, то в поведении летчика следует уже усмотреть бездействие. Как видно, внешняя форма этого элементарного акта человеческого поведения в известных условиях имеет второстепенное значение.

В конкретных уголовных делах подчас и не возникает нужды проводить это тонкое различие между отдельными формами поведения. Общность преступного действия и бездействия дала основания объединить эти термины в общем понятии преступного деяния, которым пользуется общесоюзное и республиканское уголовное законодательство (ст. 7 Основ уголовного законодательства).

Однако эта общность все же не означает, что з физическом и социальном плане действие и бездействие совершенно тождественны. Прежде всего физическая природа их различна.

Бездействие — это негативная форма поведения, и с этой точки зрения оно противоположно действию. При преступном бездействии поведение лица состоит в том, что оно не совершает общественно необходимых действий1. Поэтому нельзя дать удовлетворительного определения преступного бездействия, не исходя при этом из характеристики того полезного действия, которое данное лицо должно было совершить^Преступное бездействие обычно и определяется как общественно опасный в данных условиях места, времени и обстановки акт поведения, состоящий в несовершении лицом того действия, которое оно должно было и могло в ы-п ол н и т ъ,^

[1\о этой же причине и о способе бездействия можно говорить лишь условно, указывая на те действия, которые не совершило данное лицо (например, убийство ребенка путем некормления его, уничтожение имуще-

1 Преступное бездействие, пишут криминалисты ГДР, состоит в несовершении действия, которое было необходимым для сохранения и укрепления общественных отношении (Lehrbuch des Strafrechts der DDR Allg. t., Berlin, 1959, S. 330).

85

 

>>>86>>>

ства путем непринятия мер к спасению его от затопления и т. д.). Так же условно можно говорить и о средствах или орудиях совершения преступления при преступном бездействии, имея в виду те предметы, или, точнее, те естественные или технические процессы, которые привели к преступному результату при бездействии виновного (например, лицо использовало случайно возникший пожар в учреждении для уничтожения служебных документов, которые оно обязано было по своему служебному положению спасти).

Таким образом, основное различие между преступным действием и преступным бездействием. лежит во внешней, исполнительской, физической сфере: при бездействии в отличие от действия лицо не предпринимает никаких внешне выраженных поступков (жестов, телодвижений, слов), которые в данной обстановке представляли бы общественную опасность. Напротив, конкретная обстановка такова, что она требует определенного вмешательства человека; преступник же не делает этого. Он не совершает тех действий, которые необходимы в интересах общества и потому требуются нормами права; те же действия, которые им совершаются в период его преступного бездействия, обычно не имеют юридического значения (например, не имеет существенного значения, находился ли военнослужащий в период просроченного отпуска в гостях, дома, в ресторане, хотя эти обстоятельства следует учитывать при характеристике личности виновного^!/

Непосредственная зависимость пгаятия и содержания преступного бездействия от соответствующего фактически невыполненного действия вовсе не означает, что преступного бездействия как формы поведения в реальной действительности не существует, что оно есть лишь плод нашего сознания. Такое представление о бездействии, свойственное некоторым представителям буржуазного позитивизма1, исходит из механического сведения человеческих поступков лишь к физическим актам, телодвижениям. Между тем, как указывалось выше, человеческое поведение — это социальное явление; преступное бездействие является общественно опасным и противоправным поступком.

1 См.,  например,   Э.   Я.   Немировский,    Основные  начала уголовного права, Одесса,  1917, стр. 400—418.

86

 

>>>87>>>

Каждый гражданин социалистического общества является участником разнообразных общественных отношений, и его активное поведение есть необходимое условие общественного разделения труда. Поэтому не только активное действие, нарушающее общественные отношения, но в ряде случаев и бездействие, невыполнение определенных функций (трудовых, общегосударственных и др.), может представлять общественную опасность.

Бездействующее лицо само не разрушает и не уничтожает какие-либо материальные ценности, но его пассивное поведение не только не приносит никакой пользы обществу, но и создает необходимые условия для разрушительной работы стихийных сил. В этом главным образом и состоит общественная опасность преступного бездействия.            /

2. Возможность действовать/Из того обстоятельства, что преступное бездействие невозможно охарактеризовать с «исполнительской», физической, стороны, отнюдь не вытекает, что это только нормативная категория. Если нельзя описать то, чего не делал преступник, то можно и нужно установить, что ему надлежало делать и что он м о г выполнить. Поэтому с физической стороны анализ объективного элемента преступного бездействия в значительной мере состоит в изучении обстановки совершения преступления, которая давала возможность обвиняемому действовать в соответствии с законом, а с юридической — в изучении содержания его обязанностей1.

Бездействие лица может рассматриваться как преступное при прочих равных условиях лишь в том случае, если это лицо имело возможность в дайной обстановке совершить требуемое действие. Недостаточно установить только факт бездействия. Как уже говорилось, поступок человека должен быть проявлением его разума и воли. Если лицо вследствие объективных обстоятельств не имело возможности выполнить требуемое действие, то его бездействие, невмешательство было проявлением не его воли, а непреодолимой силы. Уголовная ответственность в этом случае исключается за

1 Обязанность при преступном бездействии рассматривается в § 4 настоящей главы,

87

 

>>>88>>>

отсутствием состава преступления (отсутствует объективная сторона состава). У

С. был признан виновным в том, что, работая бухгалтером сектора общественного питания орса, преступно-халатно относился к своим обязанностям: не контролировал работу бухгалтерии столовой и затягивал обработку материалов ее инвентаризации, что привело к недостаче. Верховный Суд СССР отменил обвинительный приговор по делу и указал, что на С. в связи с длительным незамещением должности бухгалтера столовой было возложено исполнение этих обязанностей без освобождения его от основной работы. С. был очень перегружен работой и не успел в установленные сроки оформить результаты инвентаризации. Что касается контроля за работой бухгалтерии столовой, то он и не мог его осуществлять, так как временно сам исполнял обязанности бухгалтера этой столовой1. Дело С. было прекращено за отсутствием состава преступления.

По делу Л., осужденной также за преступную халатность, Верховный Суд СССР указал, что «Л. работала в явно ненормальных условиях». Будучи материально ответственным лицом за сырье, получаемое для изготовления кондитерских изделий, и за готовую продукцию, изготовленную цехом, старший мастер Л. вместе с тем была лишена возможности контролировать хранение и выдачу этого имущества, так как цех работал круглосуточно и рабочие самостоятельно брали сырье для работы, а готовая продукция в склад не сдавалась. Поэтому Верховный Суд СССР признал правильным оправдательный приговор ею этому делу, вынесенный народным судом2.

Напротив, по делу С. было установлено, что обвиняемый имел полную возможность совершить требуемые действия. Будучи сторожем на току колхоза «Красный партизан», С. допустил хищение 66 ц пшеницы. «Из материалов дела видно,— указала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР,— что С. охранял ток с оружием в руках и, увидев преступников,

1  См. «Судебная   практика    Верховного Суда    СССР»    1954 г. № 1, стр. 18.

2  См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1953 г. Л» 6, стр. 20.

 

>>>89>>>

иМел возможность предотвратить хищение зерна, но он этого   не  сделал»1.

Анализ возможности совершения требуемого действия является необходимым условием для правильного решения вопроса о наличии или отсутствии в этих случаях состава преступления. Однако какие требования следует предъявлять к обвиняемому при анализе его возможностей?

Этот вопрос достаточно ясно решен советскими криминалистами применительно к преступной небрежности. Оценивая возможности лица, следует исходить из лично ему присущих физических и психических качеств, его состояния в момент совершения поступка, уровня знаний, квалификации, а также из всей совокупности внешних обстоятельств, в которых он действовал. При этом, «какими бы личными качествами ни обладал данный индивид, какая бы необычайная проницательность или сообразительность его ни характеризовала, от него нельзя требовать больше той общеобязательной предусмотрительности, проявление которой ожидается от определенной категории лиц»2.

^ /Преступная небрежность — это только частный слу-( чай бездействия, который состоит в том, что лицо не проявляет необходимой внимательности к собственному поведению. Очевидно, из тех же общих предпосылок надлежит исходить, когда мы рассматриваем и другие случаи бездействия. В основе оценки возможностей обвиняемого по выполнению требуемого действия должен лежать субъективный критерий: мог ли данный конкретный человек, учитывая его знания, опыт, физическое и психическое состояние, в данной обстановке совершить то действие, которое от него требовалось, если бы он проявил максимум доступной ему энергии и активности. При этом «верхней» (максимальной) границей этих требований является объективный критерий: обязанность совершить требуемое действие. Эта обязанность, будучи нормативной категорией, имеет более или менее общий характер3.,)

1  «Судебная практика    Верховного    Суда  СССР» 1953 г. № 4, стр. 8. См. также «Судебная   практика   Верховного   Суда   СССР.» 1951  г. № 2, стр. 23  (дело М.).

2  В.   Г. Макашвили, Уголовная ответственность за  неосторожность,  стр.  143.

3  См.   §   4   настоящей   главы.

89 I

 

>>>90>>>

Судебно-прокурорская практика идет именно по этой линии, учитывая реальные возможности того или иного лица в данных условиях места, времени и обстановки совершить требуемое действие.

Чаще всего невозможность выполнить то, что требовалось, вытекает из объективных причин. Так, по делу И. было установлено, что склад, который было поручено ему охранять, отстоял шагов на 100 от ворот и не был виден с того места, где И. должен был находиться. «По независящим от него обстоятельствам..,— указал Верховный Суд СССР,— И. физически не мог осуществить надлежащую охрану склада комбината, а поэтому его осуждение по ст. 111 УК РСФСР следует признать неправильным»1. Здесь, как и в приведенных выше делах С. и Л., возможность совершить требуемые действия исключалась в силу сложившейся объективной обстановки.

Но могут быть и субъективные причины: неопытность должностного лица, отсутствие необходимых знаний, ненадлежащее состояние здоровья и т. д. Верховный Суд СССР отменил обвинительный приговор по делу Н., допустившего порчу машины, указав, что Н. был добросовестным, но явно неопытным работником и только по своей неопытности допустил наступление указанных последствий2. Такое же решение было принято и по делу Ж., допустившего бездействие в силу крайнего переутомления и усталости, наступивших вследствие не зависящих от «его обстоятельств3.

Невозможность совершить требуемое действие в силу субъективных причин обычно совпадает с невозможностью предвидеть общественно опасный характер последствий своего поведения. Такие дела часто прекращаются из-за отсутствия умысла и неосторожности4. Одна-

1  «Судебная практика Верховного  Суда  СССР»  1951   г.    № 2, стр.  18.

2  См. «Сборни« постановлений Пленума и  определений    коллегий Верховного    Суда СССР, 1944 г.», М., 1948, стр.  144. См. также дело К.   (там   же, стр.  154), дело М.     («Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1938 г. и первое полугодие 1939 г.», М., 1940, стр. 69) и др.

3  См.  «Сборник постановлений  Пленума   и  определений  коллегий Верховного Суда СССР за  1938 г. и первое полугодие 1939 г.», М.,  1940, стр. 68—69.

4  Так, по делу   врача А. указывалось   на «отсутствие   доказательств о небрежном или недобросовестном отношении» ее к своим

90

 

>>>91>>>

ко, строго говоря, основной причиной отсутствия состава преступления здесь является то, что нет фактической базы для неосторожности или умысла, ибо нет главного элемента объективной стороны — самого преступного действия или бездействия.

Возможность совершить требуемое действие всеми советскими авторами рассматривается как неотъемлемый признак преступного бездействия. Но является ли это признаком только бездействия или соответствующие требования должны относиться и к действию (возможность воздержаться от преступного действия)? Если это так, то почему указанную возможность анализируют только применительно к бездействию?

Возможность противоположного, правомерного,поведения (возможность полезного действия при преступном бездействии и возможность воздержания от преступного действия), разумеется, является общим условием для наступления уголовной ответственности за любое преступное деяние. Это вытекает, как указывалось выше, из принципа ответственности человека лишь за такой поступок, в котором проявляются его воля, свобода его поведения. Разница же между бездействием и действием здесь состоит в том, что противоположность преступному действию — воздержание от него всегда или почти всегда возможно. От лица требуется при этом только одно: не совершать ничего преступного, на него не возлагается никаких обязанностей по активному поведению. Поэтому возможность воздержаться от преступных действий, по общему правилу, презюми-руется, и ее приходится устанавливать лишь в редких случаях (физическое принуждение, угрозы, непреодолимая сила). Что же касается бездействия, то возможность действовать положительным образом, как более сложное требование, не может презюмиров'аться и должна быть всякий раз доказана обвинением и установлена судом.

Не случайно поэтому ряд статей особенной части прямо предусматривает в диспозиции возможность со-

обязанностям. Как видно из материалов дела, А. — молодой врач с небольшим стажем работы — объективно не могла поставить правильный диагноз в сложном случае, когда даже гораздо более опытный специалист допустил бы ошибку. Поэтому в ее поведении и с объективной стороны нет преступного бездействия (см. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1955 г. № 5, стр. 9).

91

 

>>>92>>>

вершения надлежащего действия. При этом употребляются такие выражения, как «имел возможность оказать помощь» (ст. 110 УК Казахской ССР), «помощь могла быть оказана» (ст. 110 УК Узбекской ССР), «меры могли быть приняты» (ст. 203 УК Узбекской ССР), а также содержатся указания на отсутствие уважительных причин (например, ст. ст. 9, 10, 11 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления). Однако и в тех статьях, где нет подобных указаний, возможность совершить общественно полезное действие подразумевается как необходимое условие наступления ответственности за преступное бездействие.

3. Границы преступного бездействия. Длящиеся преступления. Так каїк бездействие не имеет характерных внешних проявлений (телодвижение, слово), то его объективные границы во времени и пространстве не могут определяться теми же физическими признаками, что и границы действия. В основе определения границ бездействия лежат главным образом социальные лри-зва'ки.

/Началом преступного бездействия является тот момент, гопда в совокупности имеются три следующих об-' стоятельства: а) обязанность лица выполнить определенное действие; б) возможность совершить его в данных условиях и в) невыполнение данным лицом тех действий, которые от него требуются. Необходимо, чтобы бездействие лица в данной обстановке было противоправным и общественно опасным. Отпадение хотя бы одного «Із этих обстоятельств или наступление преступных последствий означает прекращение бездействия.^

Указанные три условия обычно возникают и прекращаются не одновременно. В приведенном выше деле сторожа С. обязанность по задержанию преступников существовала с момента его заступления на пост. Но возможность возникла лишь в тот момент, когда он заметил расхитителей социалистической собственности. Этот момент был началом преступного бездействия С., которое завершилось с окончанием хищения, т. е. с отпадением этой возможности. Напротив, в деле 3., который не выключил после окончания работы электроутюг, что вызвало пожар в помещении артели, возможность совершения действия существовала значительно раньше, а обязанность возникла только в тот момент,

92

 

>>>93>>>

когда 3. уходил домой из помещения артели1. Окончилось преступное бездействие 3. в связи с возникновением пожара.

Разрушительная, вредоносная работа технических средств и естественных сил природы, для которой был« созданы условия бездействующим лицом, не охватывается понятием преступного бездействия. В деле 3. его бездействие состояло не в том, что возник пожар, а в том, что 3. не выключил утюг. Бездействие стрелочника, не переведшего стрелку при приближении поезда, окончилась не в момент катастрофы, а в момент прохода поезда через стрелку, так как после этого отпала возможность совершить требуемое действие. С наступлением вредных последствий бездействие прекращается лишь в том случае, если до последнего момента существует возможность вмешаться и предотвратить преступный результат. При этом, следовательно, в какой-то промежуток времени бездействие происходит «параллельно» с действием вредных факторов, создавая для них благоприятные условия.

Вопрос о начале и конце преступного бездействия существен для определения ответственности соучастников, для решения вопроса о добровольном отказе и др. Кроме того, он имеет специфический интерес применительно к так называемым длящимся преступлениям.

Что такое длящееся преступление?

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»2 длящееся преступление определялось как такое преступление, которое осуществляется непрерывно в течение определенного времени. С этим определением с некоторыми оговорками3 можно было бы согласиться.

1  См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1951 г. № 7, стр. 21.

2  См.  «Сборник действующих  постановлений  Пленума  Верховного Суда СССР (1924—1951 гг.)», М., 1952, стр. 69.

3  Следовало    бы указать,    во-первых, что это    деяние    длится на   стадии  оконченного  преступления.   Во-вторых,  строго  говоря, приведенное определение относится ко всем случаям преступного бездействия,  в то время  как   практически   признаются   длящимися только такие преступления, которые продолжаются  значительное    время,    исчисляемое    днями,    неделями    и т. д. Наконец,

93

 

>>>94>>>

Но далее в указанном постановлении длящееся преступление неправильно характеризуется как «непрерывно осуществляемое n p е с ту п 'н о е состояние» (разрядка наша.— В. К.). Эту ошибочную точку зрения проводят и авторы учебника «Советское уголовное право, часть общая», которые, основываясь на указанном постановлении, пишут: «Начинаются длящиеся преступления с момента наступления преступного состояния и кончаются в момент выхода из этого состояния»1.

В действительности длящиеся преступления и «преступное состояние» не имеют между собой ничего общего. Как подчеркивалось выше, советскому уголовному праву неизвестна ответственность за «преступное» или «опасное» состояние. По нашему законодательству, которого строго придерживается и судебно-прокурорская практика, вменяется в вину всегда совершение (или несовершение) конкретных действий, имеющих четкие юридические признаки, ограниченных во времени и пространстве. Иное пони'Ман'ие этого вопроса неизбежно повело бы к нарушению основ социалистической законности.                                                                     (

Какова действительная природа длящихся преступлений?

Всякое длящееся преступление начинается с акта активного преступного действия (самовольное оставление воинской части, незаконное приобретение оружия, побег из-под стражи, вступление в банду) или с акта преступного бездействия (неявка военнослужащего в срок из отпуска), который дает оконченный состав. Однако длительность этих преступлений (дезертирства, незаконного хранения оружия, участия в вооруженной банде и т. д.) образуется не за счет первоначального акта, а за очет последующего бездействия, продолжающегося вплоть до задержания преступника или до отпадения какого-либо из элементов состава. Сущность этого бездействия состоит в том, что виновный не выполняет конкретной обязанности — вернуться в воин-

3-третьих, следовало бы уточнить понятие «осуществляется непрерывно». В действительности и в длящемся преступлении возможны перерывы. Например, солдат, находящийся в самовольной отлучке в другом городе, обязан вернуться в часть, и эта обязанность существует непрерывно, но практическая возможность ее осуществления зависит, в частности, от расписания поездов.

1 «Советское уголовное право, часть общая», М., 1959, стр. 329.

94

 

>>>95>>>

скую часть, сдать оружие органам власти и т. д. Таким образом, ,в основе длящегося преступления лежит невыполняемая лицом правовая обязанность, возникшая в связи с его поступком, и поэтому ему может и должно быть предъявлено вполне конкретное обвинение в совершении или несовершении определенных действий.

Правовая обязанность, невыполнение которой образует длящееся преступление, может относиться к различным сферам общественных отношений. Например, в случае дезертирства она вытекает из всеобщей воинской обязанности советских граждан. При незаконном хранении оружия обязанность сдать его органам власти обусловлена тем, что оружие изъято из гражданского оборота. При побеге из места заключения существует правовая обязанность отбывать наказание, назначенное приговором суда.

Естественно, что с отпадением указанной обязанности прекращается преступное бездействие, состоявшее в ее невыполнении, а тем самым прекращается и длящееся преступление. Это обстоятельство, по-видимому, недостаточно учитывается некоторыми авторами. Так, по поводу дезертирства распространенная точка зрения состоит в том, что оно прекращается лишь в связи с задержанием преступника или его явкой с повинной1. Между тем следовало бы считать дезертирство (а также уклонение от л'ризыва) оконченным, в частности, при условии, что субъект достиг непризывного возраста или по состоянию здоровья стал негодным к военной службе. Это не исключает его ответственности за содеянное, но с указанного момента следовало бы исчислять срок давности уголовного преследования за совершенное преступление.

По этим же причинам нельзя признать достаточно точным утверждение, что побег Іиз-іпод стражи «является самостоятельным преступлением» и ответственность за него «не исключается даже в том случае, когда лицо, совершившее побег, было затем признано невиновным в совершении того преступления, в связи с которым оно находилось под стражей»2. Вполне понятно, что обя-

1  См.,  например,  А.  А.  П и о н т к о в ск и и, В. Д.   Меньша-г и н,    В.  М.    Чхиквадзе,  Курс   советского    уголовного   права, особенная часть, М., 1959, стр. 712.

2  «Советское   уголовное    право,   особенная    часть»,    М      1958, стр. 327.

95

 

>>>96>>>

вернуться для отбывания наказания может быть порождена только законным обвинительным приговором. Если же он отменен и виновный реабилитирован, то такая обязанность отпадает (хотя ранее совершенный побег не аннулируется).

Верховный Суд СССР в определении по делу С. указал, что «последующее прекращение дела, по которому осужденный содержался под стражей, не устраняет ответственности за побег, однако дает основания для снижения наказания или для применения ст. 8 УК РСФСР»1. Нам представляется, что и срок давности уголовного преследования за побег в этом случае следовало бы исчислять не с момента задержания такого лица, а с более раннего момента — прекращения дела, по которому он должен был содержаться под стражей.

Эта постановка вопроса вряд ли должна встретить серьезные возражения. Однако возникает мысль и о более радикальном решении проблемы длящихся преступлений. Не следует ли вообще отказаться от этого понятия применительно к пО'бегу из-под стражи и дезертирству?

Почему, например, признается длящимся преступлением побег из-под стражи? Сам факт побега, разумеется, представляет общественную опасность и должен быть наказуем. Однако есть ли нужда, кроме того, возлагать на бежавшего из-под стражи юридическую обязанность вернуться в место заключения и рассматривать невыполнение этой обязанности как общественно опасное и уголовно наказуемое бездействие? Нам думается, что нет. Иногда аргументируют необходимость сохранения понятия длящихся преступлений применительно к таким деяниям, как побег из-под стражи и дезертирство, тем, что в противном случае к указанным лицам будет применяться амнистия, хотя бы они и не были еще задержаны. Но этот аргумент неоснователен по двум причинам. Во-иервых, решение вопроса о понятии и признаках состава преступления никак не может ставиться в зависимость от вопроса о его наказуемости; последовательность здесь должна быть обратной. Во-вторых, по существу данного возражения можно было бы сказать, что оно исходит из стремления усилить реп-

1 «Судебная  практика   Верховного  Суда  СССР,   1947»,  вып.  I, М,    1948,   стр.    21.

96

 

>>>97>>>

рессию, между тем вряд ли в современных условиях это вызывается необходимостью. По нашему мнению, вполне достаточно было бы карать сам факт побега из-под стражи (или дезертирства) в пределах существующих давностных сроков, так же как мы наказываем кражу независимо от того, было ли возвращено собственнику похищенное у него имущество, и не возлагаем на вора такую дополнительную обязанность.

Длящиеся преступления — только один из видов смешанных преступлений, образованных актами действия и бездействия. Возможны и нередко встречаются в практике случаи, когда акты действия и бездействия разделены во времени и пространстве (например, в транспортных, должностных, хозяйственных преступлениях).

Примером может служить дело Р. Будучи охранником завода и одновременно являясь дежурным по переезду, расположенному рядом с воротами завода, Р. грубо нарушил специальную инструкцию по охране переезда. Пропустив на подъездные пути завода паровоз с четырьмя вагонами, он не закрыл шлагбаум переезда, не проверив, свободен ли путь, открыл ворота завода и Іал разрешение на выезд автомашины. Произошло столкновение машины с маневровым паровозом, повлек-Іее человечески-е жертвы и причинившее значительный Іатериальньїй ущерб1. В преступном поведении Р. имеются элементы и действия, и бездействия. Он был осужден за должностную халатность.

При привлечении к уголовной ответственности за треступное бездействие всегда необходимо точно уста-Іовить все эпизоды, все отдельные акты невыполнения :оответстзующих обязанностей и правильно определить

начальный и конечный моменты. Как указывается в эяде определений Верховного Суда СССР, обвинение з треступном бездействии всегда предполагает «наличие конкретных обстоятельств, выражающих собой преступное отношение обвиняемого к своим обязанностям и обосновывающих сущность обвинения»2. Неясное, рас-

1   См. «Судебная    практика    Верховного    Суда СССР»  1953  г. № 2. стр.  15;  см. также    «Судебная    практика    Верховного    Суда СССР,> 1954 г. № 1, стр.  17 (дело Р.).

2  См.  «Судебная  практика    Верховного    Суда  СССР»   1949 г.. № 8, стр.  33  (дело М.);  № 6, стр. 34   (дело М.);  «Судебная практика    Верховного    Суда    СССР,    1946», вып. IV,    М., 1947, стр.  13 (дело Ч.—О.); вып. I, стр.  12  (дело К.)  и др.

7. В. Н.  Кудрявцев I

97

 

>>>98>>>

плывчатое указание на бездействие обвиняемого без ссылки на то, в чем оно конкретно выражалось, не может служить достаточным основанием для вынесения обвинительного приговора.