§ 4. Совершенствование мер по предупреждению незаконного задержания

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 

Деятельность, направленная на совершенствование мер по предупреждению незаконного задержания, как и любого другого правонарушения, прежде всего, требует изучения причин, условий и мотивации данного незаконного поведения.

Рассматривая детерминацию незаконного задержания, факторы, способствующие совершению этих правонарушений, следует делить на объективные и субъективные[299]. Г.А. Аванесов пишет: «Взаимопроникновение объективного и субъективного начал прослеживается на всех уровнях преступности... Это вызывает необходимость, во-первых, исследования объективных и субъективных причин преступности в единстве, в диалектической взаимосвязи и, во-вторых, изучения этих причин на основе комплексного анализа»[300]. При этом к объективным причинам следует относить «явления и процессы, происходящие вне и помимо… воли» субъекта правонарушения, а к субъективным – «то и только то, что входит в сознание правонарушителя или иным образом характеризует его личность»[301]. Благодаря такой группировке причин и условий можно наилучшим образом отразить все детерминанты преступлений.

Считаем, что вполне обоснованным будет рассмотрение детерминации незаконного задержания, начиная с причин и условий объективного характера, которые можно условно разделить на внешние и внутренние.

К внешним детерминантам незаконного задержания необходимо отнести недостатки ведомственного контроля и прокурорского надзора за соблюдением законности задержания, несовершенство уголовно-процессуального законодательства, факторы повышенной психической напряженности и экономический.

Проведенным исследованием были выявлены некоторые недостатки ведомственного контроля и прокурорского надзора за соблюдением законности задержания. Во-первых, субъекты контроля и надзора всегда преследуют корпоративные интересы – субъекты в значительной мере не заинтересованы в выявлении фактов незаконного задержания. Во-вторых, контроль и надзор за законностью уголовно-процессуального задержания осуществляется, как правило, по фактам задержаний относительно «легального» характера, в основном путем проверок материалов уголовно-процессуального задержания[302]. Естественно, что подавляющая часть процессуально оформленных задержаний являются законными, а процессуально неоформленные задержания (как правило, незаконные) остаются в «тени».

Совершенно справедливо 12,4 % опрошенных утверждают, что одной из причин незаконного задержания является несовершенство уголовно-процессуального законодательства. «Недостаточная правовая оснащенность заставляет сотрудников милиции идти на превышение власти либо использовать блеф как метод достижения законных целей»[303].

Проблемы уголовно-процессуального законодательства, связанные с задержанием, мы подробно рассматривали во второй главе. Среди основных проблем следует выделить отсутствие законодательного закрепления адекватного понятия уголовно-процессуального задержания; не всегда возможное соблюдение требуемых законом уголовно-процессуальных условий задержания; отсутствие четкой регламентации исчисления сроков уголовно-процессуального задержания, перечня субъектов, обладающих правом уголовно-процессуального задержания; отсутствие законодательного закрепления детального порядка задержания и др.

Среди внешних объективных детерминант незаконного задержания особое место занимает фактор повышенной психической напряженности, так как принимать решение о задержании человека достаточно часто приходится в крайне сжатые сроки – при дефиците времени, порой подвергая себя риску, в экстремальных условиях[304]. Сотрудник может выбрать не самый лучший вариант поведения, когда он принимает решение, действуя в цейтноте. Ему может просто не хватить времени для тщательного анализа ситуации, выбора альтернативы и оценки всех последствий[305], в результате чего допускаются не только тактические ошибки[306], но и совершаются умышленные противоправные действия. По данным опроса, 38,7 % респондентов заявили, что редко бывает достаточно времени для принятия верного решения в возникшей ситуации с задержанием подозреваемого. Результаты исследования уголовных дел подтверждают мнение респондентов: в 24,5 % случаев задержание производилось именно в момент совершения или непосредственно после совершения преступления.

Немаловажную роль в рамках внешних объективных причин и условий совершения незаконного задержания играет экономический фактор – существенное несоответствие размера денежного содержания должностных лиц правоохранительных органов их труду. И.И. Карпец писал: «Главными интересами человека являются экономические, материальные интересы»[307]. Оплата труда, ее условия и размер для большинства людей служат одним из главных стимулов к работе. «Материальная заинтересованность, и размер заработка в том числе, действует как некий самостоятельный фактор…»[308]. С этим обязательно нужно считаться, в противном случае неизбежны любые действия личности по улучшению своего материального состояния. Пример тому – уголовное дело из судебной практики: оперативный уполномоченный уголовного розыска У., действуя за вознаграждение, обещанное пострадавшим Г. в случае благополучного возвращения его похищенного имущества, с целью достижения желаемого результата организовал незаконное задержание М. с помещением его в камеру ИВС на 10 часов[309].

Не так давно денежное содержание значительной части должностных лиц правоохранительных органов оставляло желать лучшего. Для примера: в 2001 г.: в г. Омске средняя заработная плата капитана милиции (юстиции) – 2500-3000 руб., а водителя маршрутного такси – 6000 руб.; в г. Красноярске средняя заработная плата капитана милиции (юстиции) – 3500-4000 руб., а рабочего Ачинского глиноземного комбината – 6000, Красноярского алюминиевого завода – 9000 руб.

Современная ситуация с денежным содержанием сотрудников правоохранительных органов несколько лучше, но волнует вопрос: это надолго? По данным опроса сотрудников органов дознания и следователей, 20,6 % из них указывают, что заработная плата удовлетворяет минимальные потребности, живут «от зарплаты до зарплаты» – 68,1 %, и только 11,3 % считают, что заработная плата является для них вполне приемлемой.

Подвергнув анализу внешние объективные обстоятельства, оказывающие влияние на состояние законности производства задержания должностными лицами правоохранительных органов, обратимся к внутренним, которые порождены системой общественных отношений в правоохранительных органах. К внутренним детерминантам необходимо отнести: «процентоманию» – данный характерный термин одной из причин преступности в системе правоохранительных органов используется А.А. Купленским[310], негативную практику производства задержания, «давление руководства».

Система регистрации преступлений и учета их раскрываемости (выявления правонарушений), существующая сегодня, позволяет манипулировать цифрами[311]. Она позволяет укрывать от регистрации «бесперспективные» преступления, заставляет расследовать зарегистрированные преступления любыми способами и средствами, далеко не всегда законными, т.е. позволяет повысить процент раскрываемости независимо от уровня и качества работы правоохранительных органов.

Процентомания имеет прямую связь с негативной практикой производства задержания сотрудниками правоохранительных органов.

Задержал подозреваемого человека – значит, раскрыл преступление. Эту связь, которая далеко не является закономерностью, подтверждают значительное большинство опрошенных: 65,9 % должностных лиц органов дознания, 47,2 % следственных подразделений. При этом задержание может носить незаконный характер, осуществляться без основания и не иметь уголовно-процессуального оформления. Таким образом, задержание подозреваемого человека часто преследует цель – выгодную возможность получения доказательств обвинения от самого задержанного. Причем подобное задержание не считается уголовно-процессуальным, в случае «неудачи» факт задержания, как правило, необоснованного, не получает в дальнейшем документального закрепления.

По всей видимости, в связи с этим в УПК РФ законодатель закрепил новое основание признания доказательства недопустимым – п. 1 ч. 2 ст. 75. К недопустимым доказательствам законодатель отнес «показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суд». Вместе с тем, помня о недопустимости подобных показаний, никто и не стремится их получить, т.е. оформить как показания, использовать в качестве доказательства. Незаконно полученные сведения благополучно используются в качестве вспомогательной, ориентирующей информации, а поэтому должностные лица заинтересованы получить их «любой ценой», в том числе и посредством незаконного задержания.

Также, в ходе исследования уголовных дел нами было обнаружено, что в практической деятельности процессуальное оформление задержания осуществляется на бланках, форма которых не всегда позволяет отразить в нем необходимую информацию о производстве задержания. Так, в 54,8 % бланков отсутствовала графа о дате и времени задержания, в 76,3 % бланков – графа о месте задержания. 26,7 % бланков протокола содержали сведения о порядке исчисления сроков уголовно-процессуального задержания со ссылкой на недействующий нормативный акт. Остается надеяться, что с принятием УПК РФ ситуация с бланками протоколов задержания несколько улучшится. Законодательное закрепление образцов бланка задержания, безусловно, будет способствовать укреплению законности производства задержания.

Согласно результатам опроса сотрудников ОВД и следствия 29,4 % опрошенных утверждают, что одной из объективных причин незаконного задержания является «давление руководства». К аналогичным результатам приводят исследования и других авторов. А.С. Рабаданов указывает на то, что «32 % опрошенных, действуя при задержании преступников, в большей степени принимают во внимание позицию руководства подразделений... а не положения... закона»[312]. В.И. Динека отмечает, что «по результатам опроса работников ОВД, они получают до 75 % указаний, содержащих в себе элементы противоправности, заведомого противоречия законам»[313].

Рассмотренные объективные детерминанты предопределяют субъективные причины и условия незаконного задержания, которые являются, по существу, их следствием. Учитывая данное обстоятельство, рассмотрим содержание следующих субъективных детерминант незаконного задержания: низкий уровень профессионализма, юридическая неграмотность, небольшой опыт практической деятельности.

Основным субъективным фактором производства незаконных задержаний является низкий уровень профессионализма сотрудников правоохранительных органов.

Профессионализм сотрудников правоохранительных органов среди нравственно-психологических и деловых качеств работника является ведущим[314].

Профессиональные навыки человек начинает приобретать в годы обучения выбранной специальности[315]. Юридическая грамотность – неотъемлемый элемент нормального осуществления функциональных обязанностей по производству задержания. В этой связи необходимо отметить, что 17,6 % опрошенных сотрудников органов дознания и следователей имеют высшее и 24,5 % – среднее юридическое образование. Таким образом, в среднем 2/5 практических работников правоохранительных органов обладают достаточным уровнем образования.

Вместе с тем юридическую неграмотность как одну из причин незаконного задержания указали 33,2 % респондентов. Достоверность приведенной цифры подтверждают другие данные. Например, 62,1 % опрошенных сотрудников органов дознания и следствия ошибочно считают, что уголовно-процессуальное задержание имеет место только в том случае, если о факте задержания человека составлен протокол. Только 35,9 % считают, что срок уголовно-процессуального задержания исчисляется с момента фактического ограничения лица свободы передвижения. 66,9 % опрошенных ошибочно полагают, что правом уголовно-процессуального задержания обладают только следователь, дознаватель и сотрудник уголовного розыска.

Важной составляющей частью профессионализма сотрудника правоохранительных органов является также опыт практической деятельности, который в настоящее время можно охарактеризовать как небольшой. Об этом утверждают 26,2 % опрошенных. И, как правило, это опыт негативный. Данное обстоятельство обусловлено сравнительно небольшим жизненным опытом сотрудников правоохранительных органов и, особенно, непродолжительным профессиональным стажем работы. Профессиональное ядро подразделений сегодня составляют молодые сотрудники (средний возраст – 24 года), чей стаж работы редко превышает пятилетний барьер (31,8 %). Более чем у половины сотрудников (56,3 %) стаж менее трех лет. Вряд ли можно вообще говорить о наличии в правоохранительных органах профессионального ядра[316].

Причем стаж практической работы сотрудника правоохранительных органов, равный 4-7 годам, согласно результатам исследования С.А. Денисова, и является тем самым периодом времени, когда сотрудник совершает незаконное задержание[317]. Этому есть объяснение. Первые 2-4 года молодой специалист реализует положительные установки, заложенные в период обучения в образовательном заведении. В сознании сотрудника происходят сложные психологические процессы по формированию профессионального сознания юриста со всеми его недостатками[318]. Накапливается негативный опыт, толерантное отношение к правам и интересам подозреваемого, которыми вытесняются положительные установки. Эти процессы и являются теми условиями, которые провоцируют сотрудника на совершение должностных правонарушений, в том числе и на совершение незаконных задержаний.

Безусловно, сами по себе причины и условия совершения незаконного задержания не могут самостоятельно определять поведение сотрудников правоохранительных органов, не преломляясь через личную мотивацию каждого из них[319]. Мотивы объясняют природу общественно опасного поведения, они очень важны для профилактической работы[320].

Опрос сотрудников органов дознания и следствия позволил выявить несколько групп наиболее распространенных мотивов совершения незаконного задержания.

Ведомственно-корпоративные мотивы являются самыми распространенными среди всех остальных. Сотрудников правоохранительных органов прежде всего интересует процент раскрываемости преступлений, складывающийся из отношения количества действительно раскрытых преступлений к количеству всех зарегистрированных преступлений.

Существенное значение в повышении процента «раскрываемости» имеет задержание лица по подозрению в совершении преступления. Об этом могут свидетельствовать результаты исследования, полученные в ходе изучения материалов уголовных дел: 86,7 % задержанных по подозрению в совершении преступления были осуждены. Желание получить необходимый процент «раскрываемости» служит главным мотивом незаконного задержания, отмечают 67,5 % опрошенных сотрудников правоохранительных органов, поскольку уголовно-процессуальное задержание в значительной степени облегчает расследование преступлений.

Корпоративный интерес часто способствует созданию атмосферы нетерпимого отношения к сотрудникам, строго соблюдающим требования закона, из-за того, что они «портят» показатели работы всего подразделения. Испытывая постоянное значительное психологическое давление, и они постепенно начинают «улучшать» показатели. Согласно опросу сотрудников правоохранительных органов причиной совершения сотрудниками незаконных задержаний в 29,8 % случаев являются мотивы «улучшения» показателей своей деятельности.

Среди сотрудников правоохранительных органов нередко можно услышать мнение о возможности и даже целесообразности нарушения законности при осуществлении задержания. Подобные суждения образуют группу так называемых идейных мотивов. Так, 71,9 % опрошенных заявили, что без нарушений законности уголовно-процессуальное задержание вообще невозможно, и только 28,1 % ответили, что нарушать законность уголовно-процессуального задержания нельзя ни при каких обстоятельствах.

По распространенному убеждению респондентов (67,8 %), к случаю, при котором незаконное задержание оправданно, следует отнести достоверное знание о причастности лица к совершению преступления, но невозможность доказать это законными средствами.

Несмотря на то что состав незаконного задержания прямо не предусматривает мотивы совершения преступления, например, такие, как корысть или иная личная заинтересованность, тем не менее они имеют важное значение для уяснения причин и условий совершения незаконных задержаний и их предупреждения.

По мнению В.Н. Кудрявцева, «мотив корысти означает не что иное, как стремление удовлетворить потребность (действительную или мнимую) в материальных благах»[321]. Является очевидным, что задержанный человек, преследуя цель своего освобождения, использует для этого любые средства, в том числе и материальное вознаграждение. Сотруднику может быть обещано также материальное вознаграждение самим потерпевшим за быстрое раскрытие преступления. А эффективным средством для этого может служить незаконное задержание подозреваемого.

Уголовно-процессуальное задержание может стать и способом расправы сотрудников правоохранительных органов с неугодными им лицами.

Доказательством вышесказанного являются результаты опроса сотрудников правоохранительных органов. Иногда (это утверждают 2,7 % опрошенных) мотивом незаконных задержаний выступают корысть или иная личная заинтересованность (месть).

Выявленные причины, условия и мотивация совершения незаконных задержаний позволяют разработать адекватные меры по предупреждению данных правонарушений.

Связь причин, условий преступности и преступности, по справедливому мнению С.В. Бородина, следует рассматривать в более широком аспекте, нежели «причины преступности – преступность», поскольку сама преступность – это только один из видов социальных отклонений[322]. Поэтому для пресечения функционирования причин и условий совершения незаконного задержания необходимо предпринимать не единичные независимые друг от друга мероприятия, а комплекс превентивных мер, образующих систему предупреждения. Система предупреждения незаконного задержания, представляющая собой динамичный комплекс превентивных мер, должна воздействовать на факторы объективного и субъективного характера, порождающие противоправное поведение.

Как мы уже отмечали, значительная часть сотрудников правоохранительных органов имеют высшее и среднее юридическое образование, которое они получали в различных образовательных учреждениях, что не исключает их недостаточную правовую осведомленность, заблуждения и т.д. С увеличением стажа работы, повышением по службе, большей загруженностью максимально упрощается отношение сотрудников к уголовно-процессуальным требованиям, предъявляемым к производству задержания человека. Сотрудники правоохранительных органов подвергаются профессиональной деформации.

С учетом сказанного совершенствование предупреждения незаконного задержания следует осуществлять путем реализации комплекса мер, который должен объединять в себе:

1. Совершенствование правовых мер предупреждения незаконного задержания:

норм, регулирующих уголовно-процессуальное задержание человека;

нормы, предусматривающей уголовную ответственность за совершение незаконного задержания.

2. Совершенствование организационных мер предупреждения незаконного задержания:

профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов;

контроля и надзора за соблюдением законности уголовно-процессуального задержания.

В ходе исследования мы неоднократно касались проблем несовершенства уголовно-процессуального закона в части норм, регулирующих задержание человека по подозрению в совершении преступления. Считаем, что существенные проблемы, связанные с задержанием, во многом будут устранены, если законодателем будут приняты поправки в УПК РФ, которые мы предлагаем внести. Данные поправки носят комплексный характер. Они направлены на совершенствование всего института задержания подозреваемого, а не его отдельных элементов.

Особое место в предупреждении незаконных задержаний занимает совершенствование нормы, предусматривающей уголовную ответственность за заведомо незаконное задержание.

Универсальность бланкетной диспозиции очевидна. Бланкетный характер сохраняет постоянство диспозиции статьи, избавляет диспозицию от перегруженности признаками, которые уже имеют точное описание в других нормативных актах. Пример тому – принятие нового УПК РФ – уголовно-процессуальный закон изменился, а уголовный закон остался неизменным (ст. 301 УК РФ), и нет необходимости его менять.

Вместе с тем, как нами отмечалось ранее, ч. 1 ст. 301 УК РФ не достаточно конкретизирована в уголовно-правовом смысле. УПК РФ не дает представления о нормах, не выполнение требований которых является общественно опасным. Так, согласно опросу следователей и сотрудников органов дознания, 30,2 % опрошенных испытывают затруднения в толковании понятия «незаконное задержание», которое содержит диспозиция ч. 1 ст. 301 УК РФ, 21,8 % опрошенных аналогичные трудности испытывают в отношении понятия «заведомость». Более того, респонденты прямо указывают, что причиной неэффективности применения ч. 1 ст. 301 УК РФ является несовершенство самой уголовно-правовой нормы (29,3 %), при этом 26,7 % опрошенных сожалеют, что в законе не указаны критерии общественно опасного, т.е. преступного незаконного задержания.

Основываясь на результатах проведенного исследования, мы предлагаем изложить диспозицию ч. 1 ст. 301 УК РФ в следующей редакции:

«Заведомо незаконное задержание, т.е. умышленное задержание лица по подозрению в совершении преступления без предусмотренного на то основания, – …».

Предлагая данную редакцию, мы руководствуемся одним из основных принципов Уголовного кодекса Российской Федерации – принципом законности. Диспозиция, даже если она носит бланкетный характер, в любом случае должна содержать признаки, которые характеризуют незаконное задержание как общественно опасное деяние. Только уголовный закон должен определять преступность и уголовную наказуемость уголовно-процессуального нарушения.

Признаки задержания лица по подозрению в совершении преступления будет легко установить в уголовном законе, если будет закреплено в УПК РФ предлагаемое нами определение понятия «задержание». Указывая на то, что задержание должно быть именно задержанием человека, мы исключаем возможность ошибки расширительного толкования задержания как задержания предмета, вещи (такое возможно: в рамках административного судопроизводства, например, имеет место задержание автотранспортного средства).

В предлагаемой редакции уголовный закон будет прямо указывать на вид общественно опасного, преступного нарушения требований уголовно-процессуальных норм – задержание без предусмотренного на то основания.

Установить субъектов преступления будет нетрудно, поскольку в предлагаемой нами редакции ст. 91 УПК РФ вопрос о должностных лицах, наделенных правом уголовно-процессуального задержания, четко оговаривается.

Прямое указание на умышленную форму вины должно будет упростить уяснение признаков субъективной стороны состава преступления.

Санкцию статьи мы оставляем без изменений, поскольку считаем, что она вполне соответствует общественной опасности деяния. Изначально были посылки, свидетельствующие, на первый взгляд, об отсутствии такого соответствия. Но это не так. Специальная норма предполагает, как правило, изменение санкции по сравнению с общей нормой, но это изменение не обязательно должно быть в сторону увеличения, ужесточения санкции. Санкция (срок лишения свободы, например) может быть и снижена.

Санкция за заведомо незаконное задержание и есть подобный случай. Более низкая санкция за заведомо незаконное задержание, по сравнению, например, с санкцией за превышение должностных полномочий, обеспечивает справедливость назначения наказания за преступление, которое совершается, как правило, в условиях превышения допустимого профессионального риска.

К правовым мерам предупреждения незаконного задержания, образующим комплекс, примыкают меры организационного характера.

Процесс профессиональной подготовки сотрудника правоохранительных органов начинается с обучения в юридическом образовательном учреждении. Исходя из особенностей проблемных моментов производства уголовно-процессуального задержания, выявленных исследованием, в учебные программы по уголовному процессу необходимо включить, во-первых, семинарские занятия по изучению требований норм, регламентирующих задержание по подозрению в совершении преступления; во-вторых, практические занятия по отработке навыков производства задержания с использованием алгоритма действий при производстве задержания, а также составлением протокола.

В процессе проведения семинарских и практических занятий необходимо формировать у обучаемых представление о том, что задержание человека по подозрению в совершении преступления – это только создание условий для установления причастности лица к совершенному преступлению, а не доказательство вины задержанного в совершении преступления, что будет способствовать принятию более взвешенных, независимых решений о производстве уголовно-процессуальных задержаний, исключит такой негативный фактор, как желание увеличить статистику раскрываемости преступлений.

Аналогичные семинарские и практические занятия необходимо включить в учебные программы курсов профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов. Особенно важно, чтобы проблемные моменты задержания были четко уяснены сотрудниками руководящего состава правоохранительных органов и учитывались ими при производстве задержания, поскольку в практической деятельности руководитель подразделения должен быть примером, что является достаточно эффективным методом воспитания.

Кроме того, в рамках совершенствования профессионализма сотрудников правоохранительных органов руководителям подразделений следует проводить совещания, организовывать семинары, консультационные занятия по проблемам задержания по подозрению в совершении преступления.

Необходимо менять не собственно систему регистрации преступлений и учета их раскрываемости (выявления правонарушений), а отношение к ней. В учебных программах курсов профессиональной подготовки и повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов должны быть предусмотрены семинарские и практические занятия по обучению руководителей подразделений правильному и эффективному использованию данных системы регистрации и учета. Статистические данные должны использоваться, главным образом, для организации эффективной деятельности по предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений.

Справедливо мнение, что «высокий уровень профессионализма... достижим лишь в условиях, когда каждый... сотрудник будет уверен, что государство гарантирует надежную защиту его прав и как человека, занятого опасным и тяжелым трудом, и как авторитетного представителя власти»[323]. В этой связи важно отметить, что мерой предупреждения преступлений, в том числе и незаконных задержаний, должно стать увеличение денежного содержания сотрудников правоохранительных органов. Заработная плата сотрудников правоохранительных органов в любом случае должна быть значительно выше стоимости минимальной потребительской корзины, оплаты неквалифицированного труда рабочего. Представитель власти не должен стесняться назвать сумму своего ежемесячного заработка из-за ее незначительности.

К числу организационных мер по предупреждению незаконного задержания, относятся ведомственный контроль и прокурорский надзор за его законностью. Этот вопрос достаточно освещен в юридической литературе[324]. В целом названная мера представляет собой эффективное, теоретически и практически отработанное направление в предупреждении незаконных задержаний.

Вместе с тем проблемные вопросы контроля и надзора за законностью задержания, носящего скрытый, незадокументированный характер, требуют к себе дополнительного внимания. Собственно, такие категории, как контроль и надзор за законностью в отношении задержаний, являются неэффективными. Здесь уместнее говорить о выявлении и пресечении незаконных уголовно-процессуальных задержаний.

Если проанализировать ситуацию объективно, то процессуально неоформленное задержание – это вариант упрощения уголовного судопроизводства или даже его «доусовершенствование» практикой.

Необходимо признать, что задержание лица по подозрению в совершении преступления, как правило, является единственным способом создания условий для проведения следственных действий с его участием. Вместе с тем в отдельных случаях уголовно-процессуальные нормы категорически запрещают производство задержания.

Следует также признать, что не всегда продолжительность задержания столь значительна, чтобы вызвать практическую необходимость составления протокола. Существуют ситуации, когда задержание человека длится ровно столько, сколько длится его краткий устный опрос, после чего лицо допрашивается лишь в качестве свидетеля, поскольку в ходе данного опроса устраняются все подозрения.

Несмотря на существенность приведенных аргументов в оправдание незаконного задержания, подобные варианты уголовно-процессуальных нарушений, которые выражаются в несоблюдении уголовно-процессуальных условий задержания, его процессуальном неоформлении, могут быть способом укрытия заведомо незаконного задержания. Кроме того, действующий уголовно-процессуальный закон необходимо стремиться выполнять максимально точно.

Таким образом, часть уголовно-процессуальных задержаний, обоснованность, а тем более законность которых вызывает сомнение в силу того, что они не сопровождались процессуальным оформлением (согласно опросу следователей и сотрудников органов дознания это 17,4 % от общего числа задержаний), остается вне ведомственного контроля и прокурорского надзора. Исключение составляют случаи, когда жалобы на незаконное задержание поступают субъекту контроля или надзора от самих незаконно задержанных.

Случаи, когда задержание человека по подозрению в совершении преступления не было процессуально оформлено, но это было обязательным и возможным, важно выявлять. Факты и обстоятельства подобных незаконных задержаний достаточно легко устанавливаются путем изучения материалов дела и (или) личных бесед с участниками уголовного судопроизводства, на которых прямо или косвенно пало подозрение в совершении преступления. Все это позволит определить не только нарушения уголовно-процессуального оформления задержания, но и его обоснованность.

В рамках ведомственного контроля и прокурорского надзора необходимо отметить, что юридически грамотное активное поведение граждан при необоснованном задержании в значительной мере упростило бы предупреждение незаконных задержаний. В этой связи будет справедливым утверждение, что взаимодействие субъектов контроля и надзора со средствами массовой информации в целях предупреждения преступлений сотрудников правоохранительных органов приведет к значительному снижению фактов нарушений законности со стороны последних[325].

Каждый человек должен иметь представление о праве сотрудников правоохранительных органов на задержание, при этом он должен четко знать собственные права и особенно обязанности. Данные знания позволят избегать конфликтных ситуаций, применения более жестких мер к задерживаемому со стороны сотрудников правоохранительных органов. В случае необоснованного задержания уверенный в своей правоте человек будет принимать адекватные меры.

Именно средства массовой информации обладают в настоящее время уникальной возможностью эффективно довести необходимые знания до каждого человека персонально. Для этого субъектам контроля и надзора следует организовывать радио- и телепередачи на соответствующие юридические темы с участием их представителей, публиковать статьи в периодической печати.