ГЛАВА ВТОРАЯ. МОТИВ, ЦЕЛЬ И КВАЛИФИКАЦИЯ ОСОБО ОПАСНЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 

Особо опасные государственные преступления занимают важное место в системе советского уголовного права. Являясь деликтами, посягающими . на советский государственный и общественный строй, они всегда рассматривались в советском уголовном праве как наиболее тяжкие и исключительно общественно опасные деяния. Тяжесть ущерба, который таят в себе эти преступления, ие может идти ни в какое сравнение с ущербом, причиняемым другими, так называемыми общеуголовиыми преступлениями. Но дело не только в ущербе. Каков бы ни был ущерб от преступления сам по себе, он имеет уголовно-правовой смысл и значение только в связи* с субъективными свойствами, с особенностями внутреннего отношения виновного к этому деянию. Именно субъек-швные свойства деяния придают противоправному поведению, направленному на причинение вреда общественным отношениям, характер того или иного преступления.

Особо опасные государственные преступления являются посягательствами, характеризующими отношение виновного лица к советскому государственному и общественному строю. Для оценки ягиу пряшш вопбтп н~ш~ риедедедия-4Цхишш1О.и.-ответственности в каждом

 значение имеет

 его

 р

рЗодгшаедру                                                                                                                                                                                Невозможно

найти какую-либо Ару^тсТруппуттре^уплений, где бь внутренняя сторона деяния и психологические свойства

И)

 

личности, в особенности побуждения и цели, которым он ]1одчи^ился в своем поведении, имели бы такое значение.

В JfoflbTnHHPTRP гтятрн ряапУгтя r.ff ТГППГТ ""g™"Y ™.

сударственных преступденияк   "бяяатрнь^тм   условием^ р                                                                                                                                                                                                                                     к уголовной ответственности выставляется

 ттрль, я именно •— цель подрыва   и ослабле-

 6        УК                                                                                                                     СР)

р                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 р

 С.стр.тгкпй вияедц (СТ. СТ. 66, 70 УК РСФСР), ПрОВО-

кации войны и международных осложнений (cf. b/ УК РСФСР). ослабления'Советского государства (.ст. ст. 68, 69 УК РСФСР), совершения особо опасных государствен-ных преступлений (лт. 72 УК РСФСР). Стремление к по-стиж£ншо_дасаааиных-Ц£Д£Й. и составляет отличительную^-черту jpaccM^TpHBaeM^jL^npecTyn^Hii|L^jno6oe  сбще-

ственно^опа£ное_деяние1_ BjroMj                                                                                                                                                                                                     Ј

ективную сторону какого-либо другого состава, должно быть отнесено к_особо опасным государ^тпрнн'''м прр-стушениям. если в нр.м яаключенааюцифическая для

jfib\ иреступлени^Дедь, Специфичное г'ь цели особо опас^.. ных государед-венных  преступлении, а также   тяжесть ,.

го ИМИ Вреда И опррпр.гтяют my место  вного пр"а в а.

 у

Д                                                                                                                                                                                                                                                                                                           ^^у

ства составов" особо., опасных

 большин nppЈiyj3-

лекий, но и основной-дриздак. с помощью, которого было гайохано само понятие этих преступлений. Как известно, первые декреты Советской власти' о 'орьбе с контрреволюцией и ее пособниками не содер-али в виде правила описания отдельных особо опасных государственных преступлений, но зато неизменно подчеркивали цель посягательства — контрреволюционными признавались действия, ставящие целью свержение Советской власти, подрыв революции и сопротивление социалистическим преобразованиям производственных отношений. Так, в обращении СНК РСФСР «К па-селению» от Ъ ноября 1917 г. предлагалось предавать революционному суду всякого, «кто посмеет вредить народному делу* '. Более подробные указания на этот счет содержались в циркуляре Кассационного отдела ВЦИК °т 6 октября 1918 г.2 Контрреволюционными циркуляр признавал действия лиц, которые организуют контрреволюционные выступчения или участвуют   в организа-

1                   СУ РСФСР 1917, № 2, сг 22

2                 СУ РСФСР 1918, № 44, ст. 533.

 

циях, «ставящих своей целью свержение Советского правительства» или учиняют бесчинства «с целью внести дезорганизацию в распоряжения Советской власти_ или ослабить нравственные чувства или политические убеждения окружающих» '. Упоминание о контрреволюционной цели содержалась также в декрете ВЦИК от 20 июня 1919 г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» 2, в Положении о революционных военных трибунах 1919 г,3 и других законодательных актах первых лет Советской власти. На этом признаке главным образом основывалось и определение общего понятия контрреволюционного преступления, даваемого в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. и уголовных кодексах других союзных республик, а также в Положении о государственных преступлениях 1927 г.4. Правда, дополнение, внесенное в ст. 57 УК РСФСР 1922 г. Постановлением ВЦИК з июле 1923 г., предусматривало ответственность по статьям главы УК о контрреволюционных преступлениях за действия, которые хотя и не были непосредственно направлены на достижение указанных целей, тем не менее заведомо для совершившего содержали в себе покушение на основные вайоевания социалистической революции. Однако это дополнение, обусловленное появлением новых форм враждебной деятельности в переходный период, в УК РСФСР

1926                   г. и Уголовные кодексы других союзных республик, а также в Положении о государственных преступлениях

1927                   г. не вошло.

Основным свойством контрреволюционного преступления  Положение  1927 г. признавало  его направлен-

1                      В учебнике «Советское уголовное право. Часть Особенная» (изд. ЛГУ, 1959) говорится, что уголовное законодательство «периода проведения социалистической революции» не разграничивало контрреволюционный мятеж, массозые   беспорядки и бандитизм,  поскольку «уголовный бандитизм часто перерастал в бандитизм политический» (стр. 32), В качестве примера назван циркуляр от 6 октября '918 г Для такого утверждения, думается, нет оснований. Циркуляр Кассационного отдела ВЦИК, на который ссылаются азторы учебника, хотя и не придавал какого-либо значения поводам при оценке контрреволюционных преступлений, но зато че-лго подчеркивал их политическую направленность. К контрреволюционным преступлениям были отнесены выступления, направленные «против Советов и их исполнительных комитетов или отдельных советских учрежтенизд.

2                 СУ РСФСР, 1919, № 27.

3                   СУ РСФСР, 1919, Ms 8, ст. 549

4                   СЗ СССР, J927. Л» !2 гт 123

32

 

псють против Советской власти, внешней безопасности и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции. Не ограничу ваясь этим требованием в общем определении, законодатель счел необходимым указать на контрреволюционную цель как на необходимый признак в отдельных составах контрреволюционных преступлений (ст. ст. 2, 3, 7, 9 Положения), имевших по своему внешнему прояв-1ению большое сходство с другими преступлениями. Следует, однако, отметить, что в судебной практике эти требования не всегда соблюдались. Были случаи, когда по статьям о контрреволюционных преступлениях квалифицировались общественно опасные деяния, совершаемые при отсутствии цели подрыва или ослабления Советской пласти '. В значительной мере этому способствовало произвольное, оправдываемое ссылками на объективные обстоятельства толкование понятия контрреволюционных преступлений, даваемое в работах и выступлениях А. Я. Вышинского, а также отсутствие глубокого иссле-ювгния этих вопросов, в особенности мотивов, целей и других психологических характеристик* виновного в теории Советского уголовного права 2.

Недооценка значения точного установления   субъективных свойств особо опасных государственных преступ- не только затрудняла возможность   определения

1 В целях устранения имеющихся в судебной практике недостатков по применению ст ст. 7, 9, 11 Положения о государственных прьступ.-ениях 1927 г. Птенуч Верховного.Суда СССР в своем пссга-ьовлечич от 31 декабря 1938 г. отметил, что по смыслу э^их статей применение их возможно «лишь в тех случаях, когда по обстоятельствам дела установлено, что подсудимый действовал с контрреволюционной целью > (Сборник действующих постановленю" Пленума Верховыго С\да СССР 1924—1957 г, М., 1958, стр. 5). Вместе с тем и в дальнейшем в судебной практике встречались факты грубого нарушения социалиоическсй законности и ос\жденкя по указанным статьям чнц, в действиях которых не содержалось пели под рыва или ослабления Советского государства.

д 2 Б. А Викторов. Цель и мотив в тяжких преступлениям М, !9оЗ, стр 25—26 Не только исследование психологических особенностей, но, как иэавитьно ошечалосъ в литературе, вообще анализ в°П|ч,соз ответственности за особо опасные юсударггвемые ri"x'*fvr--■ешм. по cyneciD/ ' водился «к скупим : CMvcHia;. ~л у з? о >у, ее-^ержащ                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          б       (Об

 у

 iov-ас с^щесгвекные сшибка  (Особг 'твеьные пр^с-утегйя   \i, i960, стр 6;.

 

социального смысла этих преступлений, но и, в особенности, понять эволюцию, которую они претерпели за время существования Советской власти и в соответствии с этим наметить в борьбе с ними правильную судебную политику, Нередко на практике к оценке особо опасные государственных преступлений „йодходили с прежнеи меркой, применявшейся в первые годы существования Советской власти. Между тем глубокие соцйально-эко иомическис преобразования, происшедшие в нашей стране, не могли не повлиять существенно катч. на характер мотивов и стремлений, с которыми связывались представления лица о целях своих действий, так и на содержание особо опасных государственных преступлений.

Как известно, в первые годы Советской власти особо опасные государственные преступления являлись выражением классовой борьбы^, которая после победы социалистической революции не прекращается, а принимаем новые формы. Особо опасные государственные преступления совершали тогда главным образом представители свергнутых эксплуататорских классов, «бывшие» люди — фабриканты, помещики, чиновники старого государственного аппарата, белые офицеры и др., т. е. люди. которые, по выражению В. И. Ленина, «с ненавистью возросшей во сто крат, бросились в бой за возвращенис-отнятого «рая» '. Иначе говоря, в первые годы существования Советской власти особо опасные государственные преступления совершались, как правило, из идейных побуждений, по политическим мотивам, в основе которых лежали классовые интересы: ненависть к Советской власти и социалистической революции, месть на почве не довоЛьства мероприятиями Советской власти по преобразованию общества, стремление свергнуть Советскую власть и реставрировать старые порядки, оказать помощь иностранной военной интервенции.

Разумеется, в первые годы были факты контрреволюционной деятельности и по другим мотивам. Не все, конечно, лица, совершающие особо опасные государствен ные преступления, действовали из тех или иных, но обязательно только политических соображений — нередко спутниками таких мотивов являлась корысть, трусость и другие низменные побуждения. На судебных   процес-

• В. И. Ленин. Соч., т. 28, стр 233

34

 

по делу шахтинской вредительской организации и •сПромпартии» было установлено, например, что члены /тих организаций, среди которых были в основном лица, враждебно настроенные к советскому строю, в том числе и бывшие собственники, не являлись, однако, людьми только идейной политической борьбы — все они получа-■ш за вредительскую работу от бывших собственников и белоэмигрантских групп, находящихся за границей, и учреждений иностранных государств значительные возна-1раждения'. С другой стороны, как подтверждает опьь борьбы с контрреволюцией, особо опасные государственные преступления иногда являлись спутниками разнузданного эгоизма и совершались по узко низменным и шкурническим побуждениям2. Представители свергнч-тых эксплуататорских классов пытатись рпв'<"'"> в борьбу с Советской властью различные уго юььы > меты «.Буржуазия,— говорил В. И. Ленин,— идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы, спаивая их для целей погромов» 3

Вместе с тем мотивы, определявшие содержание этих преступлений, были мотивами политическими, обусловленными идейными побуждениями, ненавистью к Советскому государству и проводимым им социалистическим преобразованиям. Они Накладывали свой отпечаток и на характер совершаемых в то время особо опасных государственных преступлений. Наиболее распространенными формами являлись: саботаж (порча, торможение) производства, продовольственного снабжения Армии и населения, сопротивление проведению в жизнь законов республики и распоряжений Советского правительства; агитация и пропаганда, направленные к подстрекательству и совершению указанных преступлений; организация заговоров и восстаний; мятежи, поддержанные ино-

1                  Н. В. Крыленко Обвинительные речи по наиболее важным ■юлитическим процессам, М, 1937, стр. 328.

2                 Это обстоятельство и -послужило, видимо, основанием для утверждения о том, чго «между общеуголовными и антисоветскими преступлениями в этот период невозможно" было провести резкого Разграничения»   (см   «История советскою уголовного права». Д1, '948, стр. 53), с чем, разумеется,   согласиться нельзя   Смешанные мотивы хотя и затрудняли оценку конкретных случаев, по но исключали возможности четкого разграничения контрреволюционных и других преступлений.

3                 В И. Ленин Соч, т 26, стр  «6

 

странной военной интервенцией; порча и разрушение железнодорожных путей и средств сообщения, телеграфного и телефонного сообщения и другого «государственного и общественного имущества и т. д. Иначе говоря, подрывная деятельность классово враждебных элементов облекалась в такие формы, которые больше всего соответствовали указанным побуждениям.

Таким образом, специфика рассматриваемых преступлений в первые, годы социалистической революции определялась не только их направленностью против со-йетского государственного и общественного строя, но и Наиболее распространенными в то время мотивами, в частности, антисоветскими побуждениями, определяемыми содержанием идейной и политической борьбы, идейными stii generis убеждениями. В соответствия' с этим И наименование^ которое было придано таким преступлениям, а именно — наименование контрреволюционных Преступлений, — как нельзя более удачно отражало их существенные черты и характерные особенности.

В Дальнейшем политические мотивы в этих преступлениях хотя и имели ярко выраженную антисоветскую Направленность, но уже не играли прежней" роли и не обусловливали однозначно поведер^е-виновного лица Даже тогда, когда они совершдлиСьлюдьми, близко связанными с капиталистическим миром'.

Наряду с враждебными советскому строю мотивами заметную роль в совершении особо опасных государственных преступлений стали играть и иные побуждения, ^являвшиеся причиной совершения многих преступлений. Все это, разумеется, не могло не повлиять "существенным образом на динамику и характер этих преступлений.

В н-абтоящее время особо опасные государственные преступления занимают ничтожный процент в сравнении с другими преступлениями. Но дело не только и не столько в этом. Изменилось их социально-политическое содержание. С победой социализма-в СССР особо- опасные государственрые преступления стали представлять Различные формы враждебной деятельности агентуры империалистических государств. Большая часть испол-

См. Н, В. Крыленко.   Обвинительные речи важным политическим процессам. М., 1937, стр 328 38

по наиболее

 

телей этих   преступлений — субъекты,   заброшенные

вне и подбираемые в основаом из антисоветски настро-_ bv эмигрантов, бывших немецко-фашистских пособников и других реакционных элементов '. В своих действиях они руководствуются не всегда только ненавистью к советскому строю; в отдельных случаях денеж ные мотивы, боязнь репрессии со стороны иностранной разведки и другие узко личные побуждения   могут ока-

ться более существенными, чем идейные соображения, ге политические только мотивы привели на нашу Роди-таких матерых шпионов, как Пауэре, Винн и др. В феврале 1959 года для выполнения шпионских заданий американо-турецких разведок на территорию СССР были заброшены турецкие подданные Кумель-Гиль Риза Айдын-оглы и Иса Камиль-оглы. На суде они ~ явили, что не политические мотивы привели их на тер-

торню Советского государства, а нужда и нищета заставила их пойуи на службу к американо-турецким разведчикам 2.

Отдельные субъекты этих преступлений* из числа советских граждан, которых разведка империалистических государств пытается при помощи различных уловок и "^ ищрении использовать в своих преступных   целях, —

авным образом, лица, неустойчивые в моральном и политическом отношении, не имеющие твердых моральных принципов, опустошенные, а нередко просто уголовные элементы, запутавшиеся в своих преступных махинациях 3. И, естественно, We политические мотивы и не антисоветские настроения лежат в основе их преступного поведения. Среди них почти нет лиц, которые работали бы бескорыстно, за идею. Как правило, они руководствуются -элементарными, эгоистическими побуждениями —

1                    См. Н. В. Турецкий. Особо опасные государственные преступления М., 1965, стр. 26.

2                   См. Б. А. Викторов Указанная работа, стр. 44. Г 3 А н а ш-к и н отмечает, что у подавляющего   большинства   осужденных за шпионаж «почти полностью отсутствовали идейные побуждения заниматься шпионажем Многим шпионам было совершенно безразлично, кому служить, для кого, рискуя головой, заниматься шпионажем» (Г. 3 А н а ш к и н Ответственность за измену Родине и шпионаж. М, 1964, стр  176—177).

3                   Особенно большой процент судимых в прошлом за различные преступления наблюдается среди лиц, привлеченных к ответственности за измену   Родине.   (См.   Г, 3. А н а ш к и н.   Ук,аз. работа, стр. 171).

37

 

корыстными интересами, карьеристскими соображениями и мотивами, а порой просто своеобразным стремлением как-то утвердить себя. Так именно действовали Пень-ковский, Вохмяков, Голуб и-др.

Голуб, находясь за границей в туристской поездке,, обратился к голландским властям с просьбой о предоставлении политического убежища. Свое поведение Голуб объяснил тем, что, работая научным сотрудником Уральского филиала Академии наук СССР, он не был признан и с ним не считались, он решил поэтому покинуть пределы СССР 1. Совершенно очевидно, что эти мотивы проявились у Голуба, не в результате каких-то идейных, политических, устремлений," а целиком былн связаны с отрицательными сторонами -его характера — высокомерием, карьеристскими тенденциями, пренебрежительным отношением к окружающим, стремлением «показать» себя и другими чертами, на которые его сослуживцы неоднократно указывали ему*._Корыстными » стяжательскими соображениями объяснил также свое поведение^изменник Пеньковский2.

Следовательно, по своим изначальным, исходным побуждениям особо опасные государственные преступления часто сближаются с другими общественно опасными деяниями — во многих случаях они проистекают из тех жечисточников, которые питают различные общеуголовные преступления3. Но из этого, однако, не следует, что в характере субъективной стороны особо опасных государственных преступлений нет черт, определяющих специфику этих- преступлений.

Особо опасные государственные преступления у* ™п-Т                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             2]5бj

других субъективных свойствах деяния. Мотив не исчер-пЩЗё^Кёр йТШзжя^г^~~7шЖ       особсГопас-

ности, цель, преступления. Мотив и_цель—понятия, тесно орязянныр, но -нр тп-^прственныеТ~ Действие может быть! оданзково_мотивировано, но по-разному целеиаправлено. ^ДЁй         же цели можноГ

38

1                    См. «Известия» от 1& апреля 1S62 г.

2                   См, «Комсомольская правда» от 6 мая 1963 т.

1 См также Г  3 Анашкин Цит. работа, сгр  184

 

b

»шться из неодинаковых побуждений. Это_„не.днаяих1_ко; нрчно "чТо~"моти"в и цель могу_2]_находитьсягв разных iutQz отелях и обуслдвливатьлйамо противоположное пове-йние. KajLTOBOggT^MOTHB песни должен соответствовать гГ

1 енные действия исходят не из бяагих по-Шдедщь точдолак же положительные действия не npeOTMajjiiojr^^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              моральная оценка моти-

вадолжна   с^отвётстаовать правовой   оценке___деяния. Вместе__с тем одинаковые антиобщественные_цели Mqryj __         антисоциальных побуждений.

р^^^|р^дн                                                                                                                                                                                     ц

ТТсГсвоей целенаправленности nrnfin ппягныр госуляр-^преступления резко отличаются от всех других,  ДеянийЧ]-1

В большинства "глуч"?П?Н

мым ,yi^^BHЈM-yrojTOBHOH_ ответственности бтуплеиия закон выставляет, тр^оий»ё~~

за эти пре-

 ДПЙНТ,Т  И

Hjift. Такая обрисовка субъективной стороны особо опасных государственных преступлений, несомненно, сыграет положительную роль в практическом разрешении вопросов ответственности за эти преступления. Грубые нарушения социалистической законности по делам о рассматриваемых преступлениях, имевшие место в прошлом, в немалой степени были связаны с неправильным определением субъективной стороны данных преступлений.

Установление цели — наиболее трудный момент в х&. р'актеристике пгобп опасных государственных преступи "*~~                                                                                                                                                                                                                                                                                                                1ряиилг) не бывает  ярко  выражена.

С ! На этом основании некоторые авторы усматривают специфику | особо опасных государственных преступлений в антисоветском ха-, рактере умысла. Однако понятие «антисоветский умысел», так же как и понятие «контрреволюционный умысел», характеризуют не столько целевую- направленность общественно опасных действий, сколько социальный смысл побуждений, которыми определяется поведение лица, совершающего особо опасное государственное преступление. Указание на антисоветский характер умысла как на отличительное свойство особо опасных государственных преступлений неточно характеризует социально-психологическую природу при««% в частности, мотивов, вызывающи, эти преступления. Оно, как правильно указывает Б. А. Виктор or (Указ. работа, стр. 44;. способно привести «к упрощенному пониманию и анализу с; бъ кг-в* л стороны бсоба опасных государственных преступлений, а -.льлоая тель, и к ошибкам в применении закона*.

31

 

Вряд чи можно найти какую-либо другую группу преступлений, где бы преступник стремился так тщательно скрыть намерения и цели своих действий "" оценки цели в составе особо

обращать тщательное  вниманиё^а'~устано1вление  всех обстонтел^сТв~дела7~в частности, способа ^действия, пос-cs[й©p}даижлцleJIШ^^

,—и_ар.

Большое значение в этом втнеш€-вдш-_ЕМ£ю.т также нравственная' <|шзиш|0«чя_лшшости, еб психологические особенндсх£Тотивы, склонностл^^штересм^^р^тие индивидуальные свойства,

шенном~"о~б"ществе»шо опасном деянии-Тллько^всесторон-ний учет особенностей внутренней психологической структуры виновного лица дает возможность понять цель, достичь__которую оно стремилось совершением преступления

В обвинительной речи по шахтинскому делу Н В Крыленко справедливо говорил, что для того, что* бы решить вопрос о виновности и ответственности лица,, «надо принять во внимание все совершенное им, весь комплекс дачных его психологических и всяких иных качеств, всю совокупность общественной к политической обстановки данного мог/ента, возможность изменения общественно-политической обстановки в следующий завтрашний момент и возможность опасности этого лица се-юдня и завтра на основании того, что он совершил вчера» '

При этом значительно повышается также воспитательное значение уголовного ^процесса, ибо, выясняя субъективные свойства преступления и преступника, мы обращаем внимание на психологические переломы, которые привели лицо к совершению преступления.

Уголовный закон непоср.едственно не уппшшялт о цп-тивах с0ВеРШ££2£0собоош1£^ Д

 пн иинптшчм

L... получая_деньги за свбе предаиль-гтво_Но было бы неправильно на этом основании полагать, что мотивы не играют большого значения для уго-

1 Н В Крыленко. Обвинительные речи по чопитическич процессам М , 5Q37, Сто 342

40

 

ловнрй_отв£1£1Деняости.         / р~атуре мы сталкиваемся, с явной недооценкой  мотивов при         фиосо^^паотыхл»с^у41Л|1С1а£Нныхпре Ч      всего в литературе характеристика

^д                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       р

тивов особо опасных государственных преступлений исчерпывается утверждением, что они не влияют на квалификацию преступления ', а в отдельных случаях о мотивах рассматриваемых деяний вообще не упоминается Совершенно очевидно, что такой взгляд на мотивы особо опасных государственных преступлений не ориентирует судебЧго-следственные органы на всестороннее раскрытие субъективных свойств преступления и преступника.

Формируясь в сознании лица, мотив  накладывает отпечаток на_весь психический ирицео:, щ^биудюЩий по-

y__jp                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     ^^

теризующими личность виновного, он содействует установлению цели, а через нее ^направленности умысла.^. М1й^б4                                                                                                                                                                                                    б

детельствует, насколько  четко виновный представлял Цель преступления, мог ли он учетт^                                                                                                                                                                                                                     й

 Н    б

 у поведения.^ Не обнаружив

^__                                                                                                                                                                                                                                                                                                         и    рр

Наглядным, примером тому может служить состав антисоветской агшации и пропаганды

Согласно закону (ст^ 7) дгитятшя и пропаганда признается aHTHCOBeTCKOujg__KBajiH^ji4HpyeTCfl как особо опасное государственное пресгу-вл-ение.-кесда ^£ховер-,шена сл^лью подрыва иди_ослабления Советской власти. Практдяее»и-эту цель^слановиТьГнельзя, не установив зшхива совершенных действий и не_Л1сслет.овав_ обстоятельств характеризудшщх- личнрсть„виновного. Например, чтоф*~©нределить_действительное содержание и направленность тех или иных, близких по форме к антисоветской агитации и пропаганде высказываний, необходимо выяснить, в связи с чем и пс каким мотивам это де* Л]1£2€€ Если обнаружится, что в основе таких высказываний лежадо^-лредположид, недовольство^Зознякшее в свягщ_с теми или иными трудностями или неправильны-

1                    См, например, Советское уголовное право. Часть Особ М, J957, стр 41, Государственные преступления, изд «Высшая школа» М, 1961, стр 32

2                  См также Б А Викторов Указ работа, стр 42

41

 

ми, бюрократическими действиями должностного лица, то, естественно, они не могут__ква^лифицироваться как антисоветская—а-ри-тация и пропаганда. Так^ё~~"деи£тви*-больше характеризуют недостатки воС[ТЩ^шш-~иих.арак-тера лица, нежеди.,мх направленность_"лр.отив советского государстяендого и общественного стцоя.

В отдельных случая~х7~если подобные действия связаны с систематическим распространением заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, они могут образозать состав преступления против порядка управления, прсдусмот ренный ст. i91 ' УК РСФСР. Напротив, если агитация и пропаганда г частности, распространение заведомо ложных измыш пений, порочащих советский государственный и общественный строй, совершаются по нолитиче ским мотивам, из классовой мести, ненависти к советскому государственному и общественному строю или из других низменных побуждений, то они приобретают антисоветский характер и, следовательно, должны рассматриваться как совершенные с целью подрыва или ослабления Советской власти.

.„.,.У£:тянпвление мотива помогает правильно раскрыть ^одерж£ние субъективной стороны^ идругих особо опас-v4?y^^^^^e^^^n2e^Y3J^^^LS^                                                                                                                                                                                        измены

a. Л .М&ерсии и J  ё   ""

терещый в этом отношении _пр_имёр_ "приведен" в статье В. С. Тйкунов'аГ «Социалистическая" Законность — руководящий -прттдагг "вг деятельности" органов государственной безопасности* '.

В канун одною из праздников рабочая Мария М. совершила умыш к нный поджог конторы строительства, где она работало. Расследованием было установлено, что преступление совершено в силу стечения тяжелых личных обстоятельств. Мария М. воспитывалась з дег-ском доме; по окончании 8 классов она поступила в ремесленное училище, где получила специальность штукатура-лепщика; на строительстве по специальности устроиться не смогла и поэтону работала подсобной рабочей; к этому прибавилось еще и то, что она оказалась беременной от человека, который бросил ее. Все это вместе взятое и надломило ее неокрепшую волю и вызвало ре-

«Советское

42

 и право», 1959, Ш 8, стр. 24-—25,

 

 совершить   это деяние.   После поджога  Мария М, сама рассказала о случившемся.

Таким образом, только взвесив все обстоятельства

а и в особенности мотивы, побудившие Марию М- со

_^шить преступление, можно было правильно- опреде

лить характер совершенных ею действий. Действия Марии М. не заключали в себе цели ослабления Советского государства. Можно сказать, что у нее отсутствовало да же сознание и понимание такой цели.

Мотив преступления, будучи нрпп^рргтственно свяаа-ii

с  личностью RM4i'^R."riT'rif—имеет также_исключительно

важное значение в индивидуализации ответственное!?!

TiE                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    явля_

~ЯСЬОТПР ЯВНЫМ пунктом и ппррпргтрниТГ

В. И. Ленин указывал: «В личном смысле разница между предателем по слабости и предателем по умыслу и расчету очень велика; в политическом отношения этой разницы нет, ибо политика — это фактическая судьба миллионов людей, а эта судьба не меняется оттого, преданы ли миллионы рабочих и бедных крестьян предателями по слабости или предателями из корысти» '.

Антиобщественные мотивы, в связи с которыми возникает "рётТПТмткггь""совершить "особо опасное государственное преступление, по своему содержанию могут бЫть~различными_ и не все они имеют одинаковое значение как в установлении цели, так и в определении степе-йЗб                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          и назначения                                                                                                                                                          ш57ТГ

своему характер_у_енЬ отчетливо делятся на две """Едесвие или,_как их иногдаим

ы. (классрваялесть, ненависть к_саяеташэду

СТрою^И ниямрнныр__мптнпы__[уп|ты£ть__......трусость,   ШЬ

jij. д.), являющиеся ваздидны-ми формямИ-Цьсь. аЕоЩма. Как те, так и другир могут быть ПйИЯНг ной совершения любого огпбп пнасного гог.ударственно ^лления_. Оддщсо_их значение и рол^м^1|ЩШДР£>^-антиобщественных целей в отдельных__!^££Якя >■

а к. напои.1\1_ег

 Родине

'" ми.пненавде1ыа к советскому- - государственномл и oG-В И Ленин Соч., т 30, етр 329

 

 рр         немаловажно^ место_зани- мотивы^как_трусость, малодушие \. боязнь "Г14даднае  п^ест^пление^[ЙВ 2

4                                                                                                                                                                                                                              ^^

Напролжа,_,в_ан_тисов.ехской агитации и пропаганде, террористическом акте_шдотив представителя иностранного государства_^1сазанные мотйвьГимеют_ничтожное значе-г. ние; на первый план" здесь выстщают^мотивы, обусловленные отношением ""виновного к советскому государственному и общественному строю. Шпионаж, террористический акт, вредительство, диверсия совершаются главным образом из корысти, ненависти к советскому государству, из политической мести.

ГТравильное установление мотива преступления-Л-бга

 б

 гтпрпны лгпЬТГппксиы*.

jjу                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           р

-государственных преступлений. Важное   значение приобретает в тех случаях._когда цель_не^указыва£1ся^в.

Как известно, за последнее время в советской юридической литературе развернулся большой спор о содержании субъективной стороны особо опасных государственных преступлений, в частности, о содержании умысла щзи.лзженё.£одине а ЛШШОяаже^^дд&^щ>ютна.лИ' сты — а таких большинство — высказыв_аготсхаа_11рймой

)   ч^^вщтяШ^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         что в-

результате „ею действий- может, быть причинен ущерб внешней безопасности „Союза ССР, но пожелает—наступления таких последствий ^Другие, напротив, полагают,,

'-В Указе Президиума Верховного Совета СССР^рт 17 сентября 1955-ь. «Об амнистий советских граждан, сотрудничявших с оккупантами в период Великой Отечественной войны» говорятся о применении амнистии к тем, советским гоажданам, которые в период войны по малодушию или несознательности оказывались вовлеченными в сотрудничество с оккупачтами («Ведомости Верховного Совета СССР», 1955, № 17, ст 345).

.2 Г. 3 Анашкин делит например, субъектов измены Родине-по мотивам на три группьг «Это лица, изменившие Родине, а) из-корысти и иных низменных побуждений; б) по малодушию или трусости; в) из ненависти к СССР, к советскому государственному строю и социалистической системе хозяйства»

(Г. 3 Анашкин. Указ. работа, стр. 171).

3 Г. Дмитриев, М. К а р п у ш и н. О характере умысла в осо бо опасных государственных преступлениях «Лравоведеьне>, 1964, №2, Б А Викторов, В. И К У Р л я р д с к и й. П С Дмчтри ев О характере субъективной стороны при измене Родине к шпио-

44

 

что зги

 ЖД^

дарства. нет оснований ограничивать ответственность за эти_Д0££1УМения требованием прямого умысла. На это стс4мжщщ1^[П2ОТЧ4шлюл^^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     аюх. _ _

состав ^преступления, нужно учктывать_не_только  р^ ^                                                                                                                                                                                                                          закона, но й~характер   преступления.

 ёЖш

д^£2£9??                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             рр    ру

Например, при опрёЖоешш. крлжи закон не упоминает о це^ги_преступления. но вряд «ли кто на этом основании решится утверждать, что цель не является конструктив-

црр

7/ Втпдупи^пряптт, дыгтавлдрмнй сторонниками yi. косвенного умысла. В H^7g^25

они, особо._..опасные государственною преступления со-вершаютацсак правило, не из идейных побуждений, ненависти к Советской вдасти, а из корысти, людьми, зачу тавщимися в своих собственных махинациях.  По

 о при    и^МРИР Р.-~)Япттр1

обязательностиГ^цели подрыва для Ссставд_ данного пре-

СТуПЛеНИЙ2.   На^ТОИХЬ   издротщлд   птврд   прптнтииупн

'                                                                                                                                                                                                                                                                                              ^ё"^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   б

данной точки_^£ёнияОни говорят, что требование  р Moxo_^S^Ј^_ajTЈHH3MeHe Рбдин'ё"¥""шгГионгл<е не должно_ обязательно связьтватьсТ~с2нШ1ичи^мЗнтисов5тских по-

на*е «Сойетское государство и право», 1965, № 2, Государственные преступления М , 1961, стр 31, 40, Советское уголовное право Часть Особенная Изд МГУ, 1964 стр 26—27.

1 В Д. М. е и ь ш а г и н, Б. А. К у р и я о в. Научно ipam & веский номментар.ш к закону об уголовной спветственчости за государственные ^преступления М, 1961 Л II. Смирнов Особо опасьые гог/дарственное преступления «-Советское государство и право», 1959, № 2 Г. 3 К и а ш к и ii Отретс1венность за Fiveey Родиче и мгаиопак М   196*1, стр 1Э4 и с ,сд

'См   Г  3  Д и а га к н и   Wa^ работа со   !'т

 

_

Суждении '

 основе корыстных

нои

 яностран- составляю-

щие ТсСударсхйеин'унх.тайну, не может не желать последствии — причинения    ущерба    внешней    безопасности

неладна _конечная

 измене Родине и шпионаже выстав-

тяётся соооражение о ущерб тому или

 действия

Д]у7го'ёы7ёнйё71Гапротив, исходихла_гого, что жела  £

 p_^JJД_J[-

£       внутренние потребности^   достигнуть того,   что ему_ну_уно,что тот, кто совершает умышленное престуП-

Спвершенно очевидно, что на основании   приведен ,ы\ соо^ражений""ббъектйвно"м> читателю очень трудно сделать оиределённ'ьГй тагоод* о характере субъективной старены ^змеды. Родине ^"шпионаж^ Вряд~лиТ _ка.к мы

 сторонни;ками_обеих   точё1<_зре^йя   в обосноьанче своих попожени?!    6снов?юе31Ешу0але__ J5 'Т^ёТ^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  ^обстоятельствах, ко'

 горые    ёТ115111Щё^""

 Й"

i8Aa

лшв5, .когда

пое^<д° всегп с                                                                                                                                                                                                                                                                                                           _

v '< ст m tj'hm общественно оиасньчн .! ' тедстви 71" л>1г- --S" г>- ! наказуемость изммьл_Во1щье ь tiF>oha

Ьпс"ьыа б советской юридической jnt'epa^vpe попытку CB?jart и я ил   ряисю wit ела при коэттзррзедюционьых преегуплечия/ г el ii' ^ev с1 i «.светских побуж^елий сделал Б 3 3 v ч с з   (Ун Cj.i с гос.пг Ча^ е Ос1бешая вып II. Касань, 1S25, : о 6С'

2 ^п te>- in jactw^TpiiBaTb субъ£ктив1ь т "lopoi        > з t-' 1 сг(,Г|^ь-»!   ри меи^т^чьис ' M^ircp"aibtstM npecT^ rii"*"iHv иаб^и '^т-л з У! „I* eci ой "мтер 1 ,ге< при ^эрс-кгари i ivs  toj-их обще

п<м то    '•a^i'b'     м^И"тВИЙ    Ь    С    HikOpopOii    ПрП » ' ЧЬ"'»     лЗЗЬ,

! °   "■ с -га тенденции ос icBand на форчуллровче 1рол ^г о    п.о

1я С.!1. ~ВЯ   В 4->4 0tiTj ПО'; ОГрс 1С ev" (5 УМЫ' 13  f ">  f t       r                                                                                                    1^1

up нпй.гось о™ь j»»'e вл ^s' io      ■'pa i        J^e.j  at  >'    i ■ in- ъ      1,мэ >^   9n    ^r 'j c~0 ■*•

 

жа в <.гтртском_^го.гтвн.чм &гаы!ласв"И не ставится в

.■окпнодатечьстве никогда не настоящее время  в завжд-

последствий, в частности, прич_инелщя_}жерба внешней

рит о

косновенностаили военной нощи ровка показывает лишь направленность

ИХ

ственього С1Рря,' но этим еще не подчеркивается фякти. ческое__наступление_посдедствий и характер намеренлй-виновного ^ДЯ^ пря_вовой_оттрнки ..иямеш^_рпдттр_нр и\ рает решающей роли отношение дидовного к наступав VHE15^KHiMSlljjLJixjijiЈ^                                                                                                                                                                                                          и са

\ibiji}                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           й Д

j_j})ajcr_HacTyruieHRH последствий. Достаточно вить,  что "было совершено _

й_ неприкосновенности^^ вредной мощи 'I о же самое можно сказать и,о шпионаже Собирание, передача^о хищение с иелью передачи сведений, составляющих ги сударе гвенную или военн>ю тайну, образуют окончен ный состав преступления вне зависимости от послед СТВ™£^Ш&?& шпионаж вызвал я ав_лшЕ_щщва1ь

Поскольку последствия лежат за пределами cocia&d  Измены^Родине и шпионажа^ то, естественно, в оценк( чт*их~деянии_ _н^ьз}Г1фида1аТ^11_|шцаю11лего   значения

6dЈ^

1ДИЦДК наступившим ^обш^ствщпо опасным" послед'тви  ',ям*~Это отношение, как свидегельствует судебная прак-.. !тика, может быть раздндньш и не__всегда оно связано с^ |желание^1 определенной цегт "Действия..о.бъе.кгивно__йю

(субъективно лицо может не желать причинения    р !__ 1_ак, оказание иностранному государ

 ~  рбй    е

^__                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         ру     ур

-ству помощи в проведении ~ враждебной "деятельности

1 За то   'то общественно гпаенех тостедств! k  ie т^стчя об? ьч эте iei гпм cjctsu) у^ !ены Родине v шпючма рьскачь 4Ч"Т1я р^ч советски <i криминап кгов См narpi'eu   С bptckjo ую товрор поаво Часть О* иОРнтя iO62 7Л  стр 24 С>- '   <-"1i4l   гг4 удтрст!ЗР1 ьие iptc~ -пен is1  ^    ' t     p p °1

 

 не-

 д:£__£_                                                                                                                                                                                         __                                                                                                                                                                                                                                                                              р

WSiPJL. вне шнел. „^езЛйаслотхи-Сов eicKoco—шеудареад а. A&MoHfflQej^WKeja^j^

A&MorHifflQeji^WKeja^j^

пр^совершешиуказанных действий по_лругим низмен* ным^мотива^ЛщоТТ^редающееиз ^орь1сциилиддых

личнь1х._виАйВ-^нос-транной---раз-ведке~сведения,   состав^ ляющие государственную  TaKHy,_bw»ceT^u -рт'з'лично   относиться ~1к $акту_ ^причиненного дщ

115Шопа£ностй, но и не желать_наступления ука-

 яадумывать-

До от этого gggepmeHHoe деяние не перестает  быть

Кузнецов в сентябре 1965 г, находясь с группой советских туристов в Финляндии, явился в американское посольство и попросил предоставления ему возможности выехать на постоянное жительство в США. Сначала его доставили в Стокгольм, а затем—-в Западную Германию, во Франкфурт-на-Майне.

Мотивом совершения этих действий явилась жажда стяжательства, подогреваемая дурнымя страстишками, запавшими в душу Кузнецова под влиянием различных обстоятельств. Чз;знецов жялъ Ленинграде, рос ч воспитывался в трудовой семье, окончил строительный институт. Перед ним открывались большие возможности.Однако он пренебрег этим, отказался от выполнения общественного дслга, вел беззаботный образ жизни, тратил много усш ий на приобретение заграничных вещей. Постепенно, псгрязая в болото мещанских интересов, Кузнецов привел к тому, что «только западный образ жизни делает человека счастливым».

Американскш разЕедка старалась «выжать» из Кузнецова все, что можно было выжать. И Кузнецов' не скромничал. Стараясь заработать на «красивую жизнь*», он подробно рассказывал все, что знал. Когда Кузнецов сказался больше не нужен американской разведке, его вышвыряулч на улицу. Спасаясь от го пода, он пришел в Мюнхенский монастырь, но вскоре огтуда ушел и через некоторое время, скопив на дорогу немного ценег^ прибыл в Бонн и обратился в Советское чосо (ьсгво за

 

л

"разрешением вернуться на Родину. Ему разрешили это

сделать ',

В данном случае не возникает сомнений в оценке поведения Кузнецова. Его действия образуют  изменнический акт, предусмотренный ст. 64 УК РСФСР. Стремясь осуществить задуманную цель, он сознательно совершал действия, причиняющие   ущерб внешней   безопасносш СССР. Но было бы большой натяжкой считать, что Кузнецов желал наступления этих последствий. Человек  с подобным кругозором не задумывается   много над последствиями своих действий для интересов Родины, так. же, как не задумывался над этим и Кузнецов Его желание не простиралось дальше мелочных интересов, обус ловленных его болезненным  эгоизмом и мещанским с> ществованием. Отмеченное обстоятельство не изменяв! оценки действий Кузнецова, хотя в чичном   отношении оно имеет большое значение, особенно в решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности, применения наказания и других мер воздействия  Витимо. оно сыграло не последнюю роль и в данном случ <е, при ре шении вопроса об освобождении Кузчецова   ст уюлов ной ответственности и удовлетворении его просьбы вер нуться в тот же коллектив, где он раньше работал.

Мы не можем согласиться с тем, '.то если   же 1апно дей'с*тшТв."ш. ишдтШельно, желанным является и   сб.-

дественно опасное

 мо'ут вызвать самые   Различные

 и отдаленности общественно опас_ ды£_дД£Д£ДС1Вия и, естес!венно, не все эти погледпвьа мдгутЛыть опосредованы желанием и находиться в соответствии _с волей лица, Они могут быть нас отько_о1_ далены от действия, что ui просто невозможен учесть и

пБЕдвйлеть. Слргювательчо, вопрос_о том.^в^оддгт 'пли

жт_обш,есгвеьно ona.ciio.e.n 'следствие в цель   действия^, з^виситот того, с к&ким последствием связывяет

K^

новный.

^                                                                                                                                                                                                                                               H* 07   18 ПоЯбрЛ   19о5 1

2 «Н"сг\пявыие вр^чпе нос рд тин, < < .г   о у ч   лю1_к  i,i}, мыч сюдс1Екем совершенных д i^ вчГ{, нельзя oai —гя\ kbstl иначе, как вызванные тем ж3 з«сла i 'ем каким бы ни порожден1.' л cjv • зги  ^исгсия» (Б   \ В пк   ор )    ^ьач рэб< та  стч °6)

J

 

и_5действовать с_лелью_причинения "ущерба» основано _йа^^меш,ендк. понятий «направленность» и «це^ь» прр-ступления. Эти понятия, хотя_И-Х£С_но__связанныс, не_тож-дё"ст"вённы~ё.   Направленность ' характеризует   больше

интересам они причиняет или могут причинить ущерб Цель же x"apjj<TepjisyeT~TOT результат, к~1которому^тр_е-й^^й совершая преступление '.

сп;_с: тем это_—_де_. щщищеннд р^

 направлеи-

ность

 _мх__у                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            р

 , й_пругг>й стороны, ня фоненаправ- чя__белееб

, В 0ТДе£ьнь1х случаях, когда   общественно опасный. результат__выступает   как цель действия   илп_

как_необходимое средство для реализащш__поставленно»

т совпадать_{например. шпионаж

 j4  безопасности Советского го-

сударства). В друшхЗй11сдулаяхГ1Шж15К1£ШЕ^аддк)т  и совпаллгь_не     yj

 относятся к числу  тех

реступлений, для отзетственности

J                                                                                                                                                                                                               jjj_jpp       pj[Ј^j) их

надр-адделяохиа. про.тлБ_.внешней безопасности' Советского государства. Сознаниеуказанных'~~ос.обенцостей совер-|црн,ных действий и должно входить в содержание умыш-леядоя ьины этих преступлений.__Что ^е.^кас_ае1ся_^лш1-

ледстаий, т. &„. бььIи»xщ«-JвeвaнaIlЬIJЛ^pёдатa^л_ял_их ви-

 ~б^                                                                                                                                                                                              ^      квали-

н,овншкили_от_носилоя к ним~без^злично, —^

фшации этих дё1;1пТй~не_21МёюТ_значения,  хотя^Гмогут

быть_\дт^ны при назначении наказания.

С субъек!^1|Тгой"етерстта~йз»е1га--Родиве и шпионаж ^lSE                                                                                                                                                                                                                                                                            лицо~сознает.  что оно coiep-

направленные в ущерб  *

* с^ави^имости, территориальной реприког.новеннпгти 6"CC       и                                                                                                                                                                                                                                   3£

1 < Натсавленность основывается на действии (пост\пке), ц\-и zt" п'Л1ены —на вивочни^е преступления». (Э. Лайм, Г. Левы* га.ть, rianosR.riei4-oc.Tb прест>1тлеиил и цель преступления Nr-'a us*i2, ^<- 0 '958, s чоб)

 

Я^^

 код влиянием

^р^        ^изического   "принуждения Следовательно, измена Родине ~"и шпионаж ~~мыслямь.

как                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      J~~~

____u__________        с__п~рямым умыслом ■

'Для привлечения~к ответственности за" "измену Роди *-.t и шпионаж надлежит установить, что лицо намерен но совершило перечисленные в законе действия, напраь 1енные в ущерб внешней безопасности (выдало враг\ государственную тайну, выступило с антисоветским.* клеветническими измышлениями и т. д.).

Характер этих действий и отношение к ним виновь^ о тица можно установить только с учетом всех обстоя г<~ тьстз ч особенно мотивов, целей, намерений, а также обстоятельств, характеризующих его личность.   Таким 1,образом, здесь, как и в других спучаях,  установление (мотива и цели преступления дает возможность правиль 'но разрешить вопрос о содержании субъективной сторо ! нь1 преступления и уголовной ответственности

V_________

1 Правильно указывает В. Д. Меньыагш*, что «нельзя говорить 1 л ревенном умысле при гаких цресэ-уплениях, где сауо деяние_Хдей сгвие или бездейстаие) Образует оконченный состав_преступлечия н )де в состаа~в& включается иа^хуплелие опрёделегаых общественно опасных последствий («Советское \толов1«>е право. Часть Об>лая» М, 1%2, гтр 146)      ^^"