1.5. Судебная одорология как исследование вещества ПЖС человека биологическим методом

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 

В 1965 г. впервые появились публикации, в которых сообща­лось о возникновении нового раздела криминалистики — «Су­дебная одорология», предметом изучения которой являлось ис­следование запаховых следов человека с использованием био­логического детектора — собаки [146]. Позднее появилось понятие «криминалистическая одорология», которая изучала не только запаховые следы человека, но и других живых и нежи­вых объектов, связанных с преступными действиями [147, 148].

В последующие годы появилось множество работ, рассмат­ривающих как методические практические аспекты идентифи­кации человека по его запаховым следам, так и теоретические вопросы такого исследования. Несмотря на продолжающуюся дискуссию о правовом статусе исследований с помощью собак-детекторов, никто уже не отрицает большой практической зна­чимости получаемых результатов для следствия.

Нечеткое, а порой и неправильное трактование основных понятий таких исследований приводит к ошибочному опреде­лению их роли и места в криминалистике.

57

Одорология — это наука о запахах. Поэтому сочетание «кри­миналистическая одорология» или «судебная одорология» озна­чает исследование запахов в раскрытии и расследовании пре­ступлений.

Что такое запах? В биологии понятие «запах» определяется как биологическое свойство воспринимать пахучие раздражи­тели. Существует и другое равноправное определение понятия «запах», используемое и в одорологических исследованиях. Это свойство испаряющихся на воздухе веществ вызывать у живых организмов специфическое раздражение нервных окончаний органов обоняния [149J. (Следует заметить, что вещества могут не только испаряться, но и переноситься с пылью). Таких ве­ществ большое разнообразие. Это парфюмерные, лекарствен­ные вещества, нефтепродукты и многие другие. Следователь­но, исследование всех веществ, обладающих такой качествен­ной особенностью, как запах, должно по определению быть включено в понятие «криминалистическая одорология». Одна­ко на практике это понятие имеет более узкий смысл. Судеб­ную одорологию определяют обычно как «учение о запахах с целью идентификации личности», а в криминалистической энциклопедии далее уточняется, что имеется в виду индивиду­альный запах человека, обусловленный рядом физиологичес­ких процессов и дополняемый так называемыми производствен­ными, бытовыми и прочими запахами. В своей работе «Проб­лемы судебной одорологии» А.А. Кириченко [150] приводит более 50 определений понятия «судебная или криминалисти­ческая одорология», которые, по существу, близки приведен­ному выше. Имеются определения более общего плана, пра­вильнее отражающие существо термина. Так, в одной из работ дано определение: «Криминалистическая одорология — это от­расль криминалистической техники, объединяющая комплекс­ную систему знаний о закономерностях образования, функцио­нирования и исчезновения запаха и связанных с ним явлений, разрабатывающая методы, научно-технические и биологичес­кие средства, криминалистические приемы и рекомендации обнаружения, консервации, исследования и использования одорологической информации в целях быстрейшего раскры­тия, расследования и предупреждения замышляемых, подго­тавливаемых и совершенных преступлений» [147]. М.В. Сал-тевский и В.Н. Глыбко определяют криминалистическую одо­рологию как «раздел криминалистики, изучающий запаховые следы» [ 151 ]. В других определениях судебной одорологии кон-

58

кретно указывается, что это исследование запаховых следов человека с помощью собак-детекторов [148].

В настоящее время судебная одорология представляет собой идентификацию человека по пахучим компонентам его пото-жировых или кровяных следов с помощью специально обучен­ных собак-детекторов.

В своей монографии А.А. Кириченко совершенно справед­ливо поднимает вопрос о необходимости унификации языка судебной одорологии. Однако предлагаемые и используемые им термины (следы запаха, образцы запаха, молекулы запаха и др.) и определение запаховых следов как разновидность газообраз­ных веществ представляются неудачными. По существу, ставит­ся знак равенства между веществом и его свойством, в то время как запах лишь одно из многочисленных свойств вещества.

Понятие запаха как объекта экспертного исследования явля­ется, наряду с использованием для его выявления собак, тем неприемлимым для многих криминалистов, что ставит под со­мнение судебно-одорологическую экспертизу.

Может ли запах, будучи свойством, являться объектом су­дебной экспертизы? В криминалистической и процессуальной литературе под объектом судебной экспертизы понимается ма­териальный носитель информации, т. е. материальная природа объекта судебно-экспертного исследования является одной из существенных сторон этого понятия. В этом смысле термин «сле­ды запаха», как предлагает А.А. Кириченко, ничуть не лучше «запаховых следов» и означает «следы свойства», что также пред­ставляется некорректным.

В данном случае объектом исследования являются, как пока­зано нами [152], свободные жирные кислоты липидной фрак­ции плазмы крови, которые выделяются с потовым секретом и обладают определенной летучестью и индивидуальностью для каждого человека. Следовательно, эксперты имеют дело со сле­дами опреленной липидной фракции, входящей в состав пота или крови, и объектом исследования является вещество, кото­рое анализируется в настоящее время с помощью биодетектора как запаховый след.

Использование биодетектора — специально подготовлен­ных собак — единственно возможный способ анализа таких веществ до тех пор, пока не будет установлен их качествен­ный и количественный состав, определяющий индивидуаль­ность каждого человека. Собаки, идущие по следу человека, могут ориентироваться на любое вещество, оставленное в его

59

следах: на парфюмерию, лекарства, производственные и быто­вые запахи. Отличие собак-детекторов от других служебных со­бак, идущих по следу человека, это их обученность на выявле­ние именно генетически обусловленной составляющей следов пота и крови человека [153].

В настоящее время не установлен конкретный состав веществ, определяющих индивидуальность человека, и то, каким обра­зом собака их определяет, но будучи материалистами, мы убеж­дены, что не существует каких-то исключительных свойств за­паха человека, доступных только обонянию собаки (показано, например, что и крысы различают человека по запаху), и рас­шифровка состава индивидуализирующих веществ даст возмож­ность заменить биодетектор инструментальным детектором. Высказывания ряда авторов о невозможности замены биоде­тектора — собаки инструментальным аргументированы тем, что у биологического детектора (собаки) имеется ряд уникальных свойств: высокая чувствительность, несопоставимая с чувстви­тельностью приборных детекторов, и избирательность, связан­ная с возможностью определять микропримесные количества веществ наряду с макроколичествами других, а также эффект синергизма, т.е. усиление запаха одних веществ в присутствии других. Однако все выше перечисленные особенности легко пре­одолимы в связи с развитием и совершенствованием инстру­ментальной аналитической техники и с возможностью в неко­торых случаях накопления веществ, определяющих индивиду­альный запах человека.

Кроме того, свойства запаховых следов человека, определяе­мые как летучесть, делимость, растворимость, адсорбция, раз­бавление и диффузия, являются свойствами любых газообраз­ных веществ.

Таким образом, то, что подразумевается под экспертизой запаховых следов человека, формально можно считать исследо­ванием состава потожировых выделений человека и (или) кро­ви, которое может проводиться либо биологическими, либо инструментальными методами. Особенностью такого исследо­вания в настоящее время является использование для иденти­фикации только биологического детектора — собаки. Однако раз­работанный в МВД РФ метод кинологической идентификации достаточно универсален и может быть использован для иденти­фикации любых летучих веществ, а не только индивидуализи­рующих человека веществ. Сенсорные способности животных в

60

настоящее время используются в разных областях науки и тех­ники для исследования молекулярных количеств веществ. Об­щий принцип таких исследований сводится к контролю реак­ций применяемой биологической системы (животных, насеко­мых, отдельных клеток и др.) на следовые количества выявляемых веществ [154].

Следовательно, в понятии «судебная одорология» совмеще­ны понятия запаха как объекта исследования, что само по себе не верно, и кинологического метода идентификации, достаточ­но универсального для исследования летучих компонентов как, например, метод ГЖХ.

Таким образом, было искусственно создано представление о судебной одорологии как новой совокупности знаний, претен­дующей на самостоятельный род (вид) судебной экспертизы. Это вероятно связано с тем, что в конце 60-х гг., когда появи­лась возможность собирать и анализировать запаховые следы, оставленные человеком, данной проблемой занимались ученые-криминалисты, не имеющие еще достаточного представления о механизме образования запаховых следов и их природе. Пер­вые, к сожалению, неудачные попытки определить вещества, являющиеся источником индивидуального запаха, связанные с невозможностью решить проблему простым анализом летучих компонентов потожировых выделений человека, привели к не­коей идеализации понятия «индивидуальный запах» человека и утверждению, что уникальность обонятельного детектора собак в принципе не позволяет заменить его инструментальными ана­литическими детекторами.

На наш взгляд, имеет смысл говорить не о судебной одоро­логии как самостоятельном разделе криминалистики, а о новой разновидности кинологической идентификации — биосенсор­ном методе анализа вещества потожировых (кровяных) следов человека. Этот метод имеет свои специфические особенности, связанные с определенной областью применения, — исследо­вание летучих веществ биосенсорами с очень высокой чувстви­тельностью по сравнению с современными инструментальны­ми методами и высокой избирательностью — возможностью идентифицировать микроколичества вещества в смеси с сотня­ми и даже тысячами других веществ. Биосенсорный метод при этом, как правило, не требует специальной подготовки объек­тов исследования и очень нагляден. Именно благодаря этому, в настоящее время он имеет ряд существенных преимуществ

61

перед инструментальными физико-химическими методами ис­следования и, несомненно, должен находиться в ряду аналити­ческих методов, используемых в криминалистике.

В то же время очевидно, что судебно-одорологичекая экс­пертиза в настоящее время представляет собой исследование вещества потожировых и кровяных следов человека биологи­ческим методом.

1.6. Интеграция научно-технических достижений и традиционной кримина­листики как основа формирования ново­го вида экспертизы — экспертизы ве­щества потожировых следов (ЭВПЖС) человека

На современном этапе развития науки наблюдается стира­ние граней между разными науками, и специализация знаний происходит «не по наукам, а по проблемам»! 155]. Это приво­дит, с одной стороны, к более глубокому проникновению в изучаемое явление, а с другой — позволяет рассматривать его с разных точек зрения. Таким образом, происходящие процес­сы интеграции и дифференциации составляют основу форми­рования пограничных естественных наук (например, биохи­мии, биофизики и др.), а также и специализированных экс­пертных наук.

Современное развитие криминалистической экспертизы как отрасли научного знания происходит путем интеграции дости­жений науки и, техники, расширяющих наши знания о свой­ствах исследуемых объектов, и тем самым позволяет решать эк­спертные задачи на более высоком информативном уровне. В то же время использование новых методов и подходов к исследо­ванию объектов требует глубокой профессиональной подготов­ки в довольно сложной и соответственно более узкой области знания (специальных познаний эксперта), что приводит к диф­ференциации криминалистических экспертиз, т.е. появлению новых видов и подвидов.

Протекающие параллельно процессы интеграции и диффе­ренциации взаимно влияют друг на друга и обусловливают ход развития криминалистической экспертизы как отрасли научно­го знания.

62

Процессы интеграции и дифференциации знаний в крими­налистической экспертизе ясно прослеживаются в становлении криминалистической экспертизы ПЖС человека.

Как известно, потожировые следы в виде отпечатков рук и босых ног традиционно являются объектом исследования судеб­ной трасологии, потожировые выделения человека (вещество потожировых следов) исследовались судебными медиками, а индивидуальный запах человека — экспертами биологами.

Анализ состава вещества ПЖС человека выявил его связь с индивидуальными особенностями и состояниями человека, что позволяет в настоящее время проводить исследование вещества ПЖС инструментальными аналитическими методами.

Проведенные нами исследования запаховых следов человека показали, что, по существу, такое, как принято считать, одоро­логическое исследование, является исследованием состава по-тожирового вещества (либо плазмы крови, имеющей близкий состав с потовым секретом) с помощью биодетектора (специ­ально подготовленных собак), т.е. отличается от других анали­тических методов исследования вещества только использовани­ем специфического, не принятого в инструментальном анали­зе, детектора.

Таким образом, ПЖС человека в настоящее время могут быть объектами исследования трех разных классов судебных экспер­тиз: криминалистической, судебно-биологической и судебно-медицинской, что определяется типом и качеством следа.

Независимо от того, в рамках какого вида экспертизы в на­стоящее время исследуются потожировые следы человека, во всех случаях исследование направлено на установление инди­видуального тождества, что является задачей криминалистичес­кой экспертизы. «Определяющим признаком криминалистичес­кой экспертизы, как твердых тел, так материальных образова­ний, не имеющих устойчивых пространственных границ, служит решаемость ею задачи индивидуального тождества», — пишет Р.С. Белкин [156|. В этом смысле экспертное исследование ве­щества ПЖС человека можно было бы отнести к разряду кри­миналистических экспертиз, как вид КЭМВИ. Но вещество ПЖС человека имеет биологическое происхождение и относится к выделениям человека.

Формально все выделения человека являются объектом су­дебной медицины. По определению «судебно-медицинская экс­пертиза — это научное исследование, производимое врачом по постановлению органов следствия или суда для дачи заключения

63

по медицинским и некоторым биологическим вопросам» [157|. Следовательно, исследование вещества потожировых следов человека с целью установления их принадлежности конкретно­му человеку (установление индивидуально-конкретного тожде­ства) не правомерно относить к разряду судебно-медицинских, так как объектом исследования является не потожировое веще­ство как таковое, а его следы, и для такого исследования необ­ходимы специальные познания в области химии, физики, био­логии, а не медицины.

Проводимые в настоящее время исследования вещества по­тожировых и запаховых следов человека по предметно-объект-но-методному основанию, по характеру требуемых специаль­ных познаний, по своему объему и структуре соответствуют раз­ряду криминалистических идентификационных.

В последние годы именно в рамках криминалистической идентификации удалось разработать и теоретически обосно­вать новый подход, позволяющий решить проблему установ­ления единичных объектов, нетрадиционных для криминалис­тики, и тем самым способствовать эффективному доказыва­нию конкретных обстоятельств при расследовании уголовных дел. На данном этапе развития судебной идентификации, счи­тает Т.А. Седова, когда задача выделения единичных объек­тов, общая для всех видов судебной идентификации, получила свое практическое решение только в рамках криминалистики, есть основание рассматривать эту направленность идентифи­кации в криминалистике как ее отличительный признак и вы­делить из других видов судебной идентификации [158]. Таким образом, идентификационное исследование потожировых сле­дов человека, не имеющих выраженного папиллярного узора, является примером нетрадиционной криминалистической иден­тификации, так как сводится к исследованию потожирового вещества следов.

Новые виды криминалистических экспертиз, пишет Р.С. Бел­кин [156], могут возникать как результат дробления традицион­ных видов в связи с появлением новых объектов либо новых задач, либо как следствие поиска инструментальных средств и методов решения традиционных криминалистических задач.

Основой создания родов экспертиз внутри классов и видов внутри родов является дифференциация по объекту [159]. Кро­ме того, возможно разграничение видов экспертиз по непос­редственному объекту исследования, поскольку они связаны с изучением различных свойств объектов [41].

64                                                                               /

I

Существуют два подхода в понимании объекта: пространствен­ный и качественный [160, 161].

Пространственный — это традиционный подход, связанный с объектами, имеющими устойчивую внешнюю форму (опреде­ленные пространственные границы), и предполагающий иссле­дование внешних форм объекта, т. е. морфологическое исследо­вание. Именно с этих позиций рассматривались потожировые следы человека в виде отпечатков пальцев, исследование кото­рых проводилось в рамках трасологической дактилоскопичес­кой экспертизы.

Применение качественного подхода в криминалистической идентификации позволило расширить понятие объекта и раз­двинуть его информационные рамки. Понимание объекта как системы качеств дало возможность обосновать определенность, отдельность и тех объектов, которые не имеют собственных про­странственных границ. Такой подход и позволяет отнести к объек­там криминалистической идентификации вещество потожиро­вых следов, которые могут иметь устойчивую внешнюю форму как отпечатки рук или ног, так и не иметь, как потожировые следы на одежде, белье и т. д., или динамические потожировые следы рук и ног.

Г.Л. Грановский прогнозировал большую информативность состава потожирового вещества следов пальцев рук человека для идентификационных и диагностических исследований.

С 1976г. по 1985г. в Нижегородской (в те годы именовав­шейся Горьковской) ЦНИЛСЭ проводились исследования со­става потожировых выделений человека. В конце 60-х гг. в ин­ституте химической физики Академии наук изучались летучие компоненты потожировых выделений человека.

В 1990 г. в РФЦСЭ (бывшем ВНИИСЭ) начали проводиться по плану НИР исследования вещества ПЖС человека с целью установления закономерностей взаимосвязи его состава с ин­дивидуальными и групповыми особенностями и состояниями человека. В результате проведенных исследований была пока­зана идентификационная и диагностическая значимость состава вещества ПЖС человека, и были установлены некоторые при­знаки состава потожирового вещества, отображающие свой­ства человека и условия образования следа. Были разработаны методики экспертного исследования вещества ПЖС. На осно­вании этого стало возможным выделение исследования соста­ва вещества ПЖС человека в самостоятельный вид экспертно­го исследования.

65

Процессы дифференциации уравновешиваются интеграцией знаний. Интегративные процессы в формировании знаний выс­тупают в качестве закономерности развития любой области на­уки и особенно ее методологической базы.

На первом этапе формирования нового вида экспертизы ПЖС обобщались данные медицинской диагностики, физиологии и биохимии человека о связи химического состава потожировых выделений человека со спецификой его состояний в норме и патологии. Затем накопленная информация преломлялась для определенных объектов экспертизы — потожировых следов и решения конкретных экспертных задач идентификации и диа­гностики. Кроме того, изучалась устойчивость, избирательность и изменчивость выявленных закономерностей состава вещества ПЖС, определяющих основные свойства человека. Было уста­новлено преимущество исследования липидных компонентов ве­щества ПЖС как не только наиболее информативных для реше­ния экспертных задач, но и составляющих основную часть су­хого остатка потожирового вещества, что позволяет проводить их анализ в микроколичествах вещества следов, поступающих на экспертное исследование. В соответствии с этим были обо­значены основные аналитические инструментальные методы ис­следования — хроматографические (ВЭЖХ, ГЖХ, ТСХ).

Биологический метод кинологической идентификации, ис­пользуемый для анализа состава вещества ПЖС человека, имеет в настоящее время существенные преимущества по сравнению с аналитическими инструментальными методами исследова­ния. Реальным субъектом такого исследования является не спе­циалист-кинолог (а тем более не собака-детектор), круг дей­ствий которого ограничен обеспечением оптимального режи­ма применения собаки-детектора, а специалист-криминалист, обладающий необходимыми познаниями в области химии, био­логии, кинологии и криминалистики и имеющий, как сложи­лось в экспертной практике МВД РФ, высшее химическое об­разование.

Исследование антигенов системы АВО в веществе потожи­ровых выделений человека, проводимое в судебно-медицинс­ких исследованиях, относится к иммунологическому биологи­ческому методу исследования и проводится специалистом био­химиком или биологом.

В соответствии с природой объекта и методами его исследо­вания для решения задач судебной экспертизы был определен круг специальных познаний, необходимых эксперту для про-

66

ведения исследований вещества ПЖС (биохимия, методы ис­следования биоорганических соединений, метод кинологичес­кой идентификации, основы физиологии человека, а также кри­миналистика и теория судебной экспертизы).

Таким образом, дифференциация знаний в области экспер­тизы ПЖС человека на основе интеграции достижений в обла­сти биохимии, биофизики и физиологии человека и разработ­ки новых методов исследования микроколичеств природных соединений привела к выделению нового объекта исследова­ния _ вещества ПЖС, что позволило значительно расширить круг объектов, пригодных для экспертного исследования, и решаемых экспертных задач, и, в конечном итоге, — к выде­лению нового вида экспертизы, вычленившейся из традицион­ной трасологической гомеоскопической дактилоскопической экспертизы.

Биологическое происхождение объекта исследования и ме­тоды его исследования (иммунологический, биосенсорный, биохимический, физико-химический) определяют проведение экспертного исследования вещества ПЖС человека в рамках судебно-биологической экспертизы.

Следовательно, интеграция знаний в области естественных наук и классической традиционной криминалистики привела к возможности исследования следов, непригодных ранее к иден­тификации, и в тоже время — новый подход к исследованию потожировых следов, изучение новых свойств такого казалось бы традиционного объекта трасологической экспертизы, как потожировые следы человека, применение новых методов ана­лиза привели к выделению этих исследований в новый вид в рамках судебно-биологической экспертизы, основанный на вза­имосвязанной информации об индивидуальных особенностях человека и составе его потожирового вещества — экспертиза вещества потожировых следов (ЭВПЖС) человека.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ЭВПЖС ЧЕЛОВЕКА

Экспертное исследование вещества потожировых следов че­ловека представляет собой новый вид судебно-биологической экспертизы.

Разработка и формирование научных основ ЭВПЖС челове­ка основывались на синтезе данных и методов биологии, био­химии и физиологии человека. Теоретической, методической и организационно-правовой основой служит криминалистика

67

(криминалистическая идентификация и криминалистическая диагностика), теория судебной экспертизы, судебная биология.

Класс — судебно-биологическая экспертиза.

Род — экспертное исследование биоорганических веществ (веществ животного и растительного происхождения).

Вид — экспертное исследование вещества потожировых сле­дов человека.

Предмет ЭВПЖС человека составляют установление фактов принадлежности ПЖС конкретному индивиду, связи конкрет­ного лица с расследуемым происшествием, а также диагности­ка состояний индивида, оставившего ПЖС, и условий образо­вания следа биохимическими и биологическими методами.

Объект ЭВПЖС человека — следы потожирового вещества поверхности кожи человека, отображающие свойства человека.

Искомый объект — человек (конкретный индивид).

Идентифицируемый объект — человек, непосредственный объект — потожировое вещество (выделения потовых и саль­ных желез на поверхности кожи человека).

Идентифицирующий объект — вещество ПЖС.

Свойства вещества ПЖС человека:

химические — компонентный состав и реакционная способ­ность компонентов;

физические — вязкость, поглощение света (оптические);

биологические — запах, микробиологический состав.

Признаки вещества ПЖС человека: наличие АК — серина, специфика липидного состава, реакция биодетектора, специ­фические бактерии.

Методы исследования: биохимические, биологические.

Специальные познания эксперта: биохимия и физиология че­ловека, методы исследования биоорганических веществ, мето­дика кинологической идентификации, криминалистика, осно­вы судебной экспертизы.

Задачи ЭВПЖС человека

Идентификационные

\. Имеются ли на представленных объектах потожировые следы конкретного лица?

2. Принадлежат ПЖС человека на представленных объектах одному или нескольким лицам?

Диагностические

1.   Имеются ли на представленных объектах потожировые следы человека?

2.   Какова давность образования ПЖС человека?

68

3.   Какова последовательность образования ПЖС человека?

4.   Каков пол оставившего след индивида? (Кем, мужчиной или женщиной, оставлен ПЖС?)

5.   Каков возраст оставившего след человека?

6.   Какие возможные заболевания имеет человек, оставив­ший ПЖС?

7.   Имеются ли специфические особенности состояния чело­века, оставившего ПЖС?

/. 7. Комплексный характер криминалистического исследования ПЖС человека

Объекты экспертизы как системные образования различают­ся по сложности своей структуры. Потожировой след представ­ляет собой системный объект, содержащий в своей структуре, по крайней мере, три идентификационных поля: морфологию сле­да, состав вещества ПЖС и состав микрофлоры, поэтому при его исследовании важную роль играет комплексный подход.

Современный период развития науки характеризуется в це­лом системным подходом к изучению явлений, интеграцией знаний и комплексным характером исследований. Одно из су­щественных проявлений интегративных тенденций развития современного научного естествознания — возрастание роли комплексных исследований, когда один и тот же объект одно­временно и последовательно исследуется разными методами представителями различных наук, а полученные данные обоб­щаются и синтезируются в едином знании о нем.

Использование принципа комплексности необходимо для преодоления дефицита информации при решении экспертных задач, а также для принятия процессуальных решений.

Первой формой интеграции знаний в криминалистике, от­мечает Е.Д. Богодухова [162], является использование основных положений фундаментальной науки — математики, физики, химии и разработанных этими науками методов и методик, т.е. комплексное исследование.

Комплексное исследование объектов экспертизы осуществ­ляется в нескольких формах: комплексное исследование в рам­ках одной экспертизы, комплексная экспертиза и комплекс экспертиз. Причем на разных этапах познания объекта эксперт­ного исследования эти формы могут переходить одна в другую,

69

что непосредственно связано с процессами дифференциации и интеграции знаний об объекте.

Равнозначные в гносеологическом плане понятия «комплекс экспертиз», «комплексная экспертиза» и «комплексное иссле­дование в рамках одной экспертизы» имеют специфические процессуальные и организационные формы [163, 164].

Комплексное исследование проводится экспертами разных экспертных специальностей (обычно специалистом по объекту и специалистами методных экспертных специальностей) в рам­ках моноэкспертизы при исследовании единого объекта. При этом экспертами, как правило, методных экспертных специ­альностей решаются подзадачи экспертного исследования, зак­лючающиеся в анализе различных свойств исследуемого объек­та комплексом методов в пределах методики судебной экспер­тизы (одного рода (вида). Порядок и последовательность применения методов определяется ведущим экспертом, облада­ющим специальными познаниями по объекту исследования. Ведущий эксперт синтезирует результаты проведенных иссле­дований и формулирует выводы, содержащие ответы на постав­ленные вопросы.

Главный признак комплексной экспертизы — это решение пограничных вопросов экспертиз разного класса или рода, ко­торые не могут быть разрешены на основе одной отрасли экс­пертных знаний. Порядок проведения исследований определя­ется всеми экспертами. Оценка полученных результатов также дается коллегиально. Роль ведущего эксперта заключается в орга­низации (координации) исследования.

Если решение вопросов, относящихся к разным классам (ро­дам) судебных экспертиз, одних и тех же объектов осуществля­ется экспертами разных специальностей без совместных иссле­дований и оценки полученных результатов, то имеет место ком­плекс экспертиз. Синтез полученных при таком исследовании результатов проводится следователем или судом.

Становление комплексного исследования ПЖС человека про­шло несколько этапов. Первоначально исследование ПЖС вы­полнялось только по морфологии видимых отпечатков пальцев методами, используемыми в дактилоскопии, и не являлось ком­плексным. Но поскольку следы потожирового вещества недо­статочно различимы, а чаще всего являются латентными, то возникла необходимость разработки способов их выявления, что привело к изучению «внутренних свойств» ПЖС, т.е. свойств вещества, которым они образованы.

70

Познание химических свойств потожирового вещества, т.е. его компонентного состава, привело к выбору реагентов, взаи­модействующих с основными компонентами вещества следа с образованием окрашенных соединений, делающих ПЖС види­мым, а позднее и к выбору штаммов микроорганизмов, утили­зирующих потожировое вещество (для которых потожировое вещество является субстратом) и образующих видимые коло­нии на папиллярных линиях.

Познание физических свойств привело к выбору веществ, хорошо адсорбирующихся на поверхности вещества следа и, тем самым, выявляющих его, а также люминесценции потожирово­го вещества и его производных.

Выявление потожировых следов с использованием химичес­ких и физических методов, предшествующее дактилоскопичес­кому исследованию, а также позднее появившаяся возможность статистической оценки значимости узоров папиллярных линий на стадии сравнительного анализа позволяют говорить о комп­лексном исследовании потожировых следов в рамках трасоло-гической, в частности, дактилоскопической экспертизы. В дан­ном случае экспертиза выполняется экспертом-трасологом (дак-тилоскопистом), использующим физико-химические методы для выявления ПЖС и статистический математический метод ана­лиза изображения папиллярных линий.

Дальнейшее накопление знаний о свойствах вещества ПЖС человека привело к выделению таких исследований в самостоя­тельный вид экспертного исследования, позволяющего только по составу вещества любых потожировых следов решать вопро­сы идентификационного и диагностического характера на ос­нове специальных познаний эксперта в области биохимии и физико-химических методов исследования. На этом этапе ПЖС человека могут являться объектом исследований либо трасоло-гической экспертизы, л/ибо экспертизы вещества ПЖС челове­ка. Целесообразность исследования ПЖС в рамках одного или другого вида экспертизы определяется в первую очередь каче­ством следа: без выраженного папиллярного узора — ЭВПЖС человека, при достаточно четком узоре папиллярных линий — дактилоскопия.

Для первой группы ПЖС — пятен — экспертное исследова­ние в настоящее время проводится в виде комплекса экспертиз: судебно-медицинской, судебно-одорологической, исследования вещества ПЖС инструментальными методами. В каждом случае исследование направлено на решение идентификационного или

71

диагностического вопроса, которое осуществляется исследова­нием компонентов потожирового вещества разными методами. При этом часто результаты исследований, полученные в рамках каждой отдельной экспертизы, не дают категорические ответы на вопросы, интересующие следствие или суд. В то же время совместное проведение таких исследований в рамках комплекс­ной экспертизы позволило бы экспертам на основе своих спе­циальных познаний синтезировать полученные ими данные в едином выводе на поставленный вопрос. Более того, поскольку исследование потожирового вещества следов в каждом классе экспертиз проводится в отношении одного и того же объекта и отличается только используемыми методами, то для решения обшей задачи идентификации (диагностики) представляется целесообразнее выполнять такое исследование в рамках одной экспертизы — ЭВПЖС человека, как комплексное исследова­ние, использующее разные методы для решения подзадач.

Для второй группы ПЖС человека с узором папиллярных ли­ний возможна ситуация, требующая комплексного исследования морфологии и вещества ПЖС человека. Часто на исследования попадают фрагменты отпечатков пальцев с числом элементов, недостаточным для однозначного решения вопроса о тождестве их с отпечатками конкретного человека. Такое исследование мо­жет быть дополнено данными о сравнительном анализе вещества ПЖС, что позволяет в совокупности привести к решению экс­пертной задачи. Кроме того, когда имеется даже четкий отпеча­ток пальца, но нет данных об оставившем след, то исследование вещества ПЖС вместе с дактилоскопическим (дерматоглифичес-ким) исследованием позволяет решать диагностические задачи о свойствах и состоянии оставившего след человека, об условиях образования следа, что имеет большое значение для следствия (для поисково-розыскной деятельности). В этих случаях речь идет о проведении комплексной экспертизы.

Проведение комплексной экспертизы имеет смысл лишь в том случае, если при этом возможно получение качественно новой информации. Т.А. Седова [158] отмечает, что специфика комплексной экспертизы заключается в исследовании особого интегративного объекта, каким и является в данном случае ПЖС — отпечаток пальца. При его комплексном исследовании происходит не просто суммирование данных об объекте, полу­ченных специалистами (экспертами) разных областей знаний, а объект рассматривается как единое целое всеми специалиста-

72

ми, а расчленение на отдельные исследования приводит к поте­ре значимой доказательственной информации.

Комплексная экспертиза характеризуется тем, что помимо прочего все участники экспертного исследования обладают не­которой пограничной областью знаний об объекте, что позво­ляет им делать общий вывод на основании различных исследо­ваний, т.е. в той или иной мере оценивать все полученные ре­зультаты. Каждый из экспертов, таким образом, может выступать в роли ведущего эксперта: оценивать качество следа, условия его образования, определять порядок проведения исследований и синтезировать полученные результаты.

Но область такого диффузного знания имеет определенные границы. Накопление знаний об объекте, усложнение методов исследования приводит к тому, что специалисту одной области знания не хватает общих познаний в другой области, чтобы оценить все полученные результаты комплексного исследова­ния. При этом возникает ситуация, когда производство комп­лексной экспертизы может завершиться либо частными выво­дами, ни один из которых не дает ответа на главный вопрос, либо один из экспертов, обладающий достаточными знаниями и опытом, обобщает полученные результаты и делает конечный вывод. В процессуальном смысле такая экспертиза является ком­плексной, и ее отличия от комплексного исследования в рамках одной экспертизы заключаются в проведении исследований эк­спертами разных родов или классов экспертиз.

Таким образом, всестороннее глубокое познание объекта может привести к такой дифференциации знаний, что специа­листу одной области экспертных знаний невозможно будет оце­нить результаты экспертов других специальностей. Из этого по­ложения теоретически возможны два пути дальнейшего разви­тия экспертных исследований.

Первый — вместо комплексной экспертизы проводить ком­плекс экспертиз. Исследование ПЖС раздельно в рамках экс­пертиз дактилоскопической, судебно-биологической вряд ли целесообразно, так как в этом случае органу, назначившему экспертизы трудно выбрать оптимальный порядок проведения исследований (что приведет к потере значимой информации и невозможности исследований в рамках одной из экдпертиз). Кроме того, необходимое обобщение полученных выводов от­дельных экспертиз для установления доказательств по делу пе­рекладывается на следователя или суд, которые тем более не

73

обладают необходимыми для этого специальными познаниями. Следовательно, этот путь не является решением проблемы.

Второй путь возможен, когда необходимость исследования обьекта в рамках комплексной экспертизы возникает постоян­но и является необходимым условием решения экспертных за­дач, а область пограничного знания выходит за рамки общих представлений об объекте.

В этом случае предлагается создание типовой экспертной методики комплексного исследования объекта. Большое значе­ние имеет четкое определение достаточности выявленных при­знаков для формулирования достоверных выводов, и главная роль в такой оценке принадлежит эксперту-интегратору, наи­более сведущему в смежных областях экспертных знаний. Сле­довательно, опять встает вопрос о фигуре ведущего экспер­та, который, в достаточной мере должен быть компетентен в вопросах всестороннего исследования объекта, т.е. должен иметь специальную подготовку по исследованию объекта в целом. В противном случае узкая специализация на основе дифференциа­ции знаний приводит к тому, что при производстве комплекс­ных экспертиз иногда не учитываются свойства, познание ко­торых лежит на стыке разных экспертных специальностей, и при этом возможна значительная потеря информации. Значит, формируется некоторая совокупность знаний об объекте, необ­ходимая для эксперта-интегратора в комплексных экспертизах. Такая интеграция специальных познаний при проведении комп­лексных экспертиз может стать основой для формирования но­вого рода (вида) экспертизы, в котором объект исследования рассматривается в целом, и специальные познания эксперта формируются на основе знания всех свойств объекта и специ­фических методов их исследования.

О перспективах развития комплексной экспертизы как этапа возможного формирования нового экспертного направления пишет Н.П. Майлис: «Исходя из практики комплексных экс­пертиз, интегрированные знания, безусловно, позволят сфор­мировать новую теорию и поднять на качественно высокую сту­пень экспертные исследования»[36].

Рассматривая ПЖС человека как целостный объект, облада­ющий взаимосвязанными внешними и внутренними свойства­ми, можно предположить возможность формирования нового вида экспертного исследования, переводящего исследование ПЖС из разряда комплексной экспертизы в комплексное ис-

74

следование в рамках моноэкспертизы. Основанием этого явля­ется следующее.

Генетика человека находит свое отражение как в рисунке папиллярных линий, так и в составе потожирового вещества. «Представляется, — пишет Т.А. Седова, — что ни пространст­венный, ни качественный подход, взятые каждый в отдельнос­ти, не решают криминалистической задачи определения объек­та как единичного» |158|. Состав ПЖВ человека обусловливает качество ПЖС и их сохранность, с одной стороны, а с дру­гой — характеризует индивидуальность и особенности состоя­ния человека. Это также свидетельствует о целесообразности рас­сматривать ПЖС как единое целое.

Однако значительная сложность исследований как морфоло­гии, так и вещества ПЖС человека, требующих существенно разной специальной подготовки, не позволяет в настоящее вре­мя говорить о возможности выделения таких исследований в новый вид экспертизы.

В дальнейшем при внедрении в практику комплексных ис­следований ПЖС человека и развития теоретических положе­ний нового рода экспертных исследований — материаловедчес-кой трасологии — вполне вероятно формирование и нового вида в рамках этого рода — криминалистического исследования ПЖС человека на основе интеграции дактилоскопической эксперти­зы и ЭВПЖС человека.

Экспертное исследование ПЖС человека в рамках нового вида экспертизы — материаловедческой трасологии может быть обусловлено следующим.

Исследования ПЖС человека трасологами, судебными био­логами, экспертами-методниками и судебными медиками от­личаются прежде всего специальными познаниями экспертов, а также непосредственным объектом экспертного исследования: морфология следа и вещество следа. При таком раздельном ис­следовании всегда необходимо учитывать все свойства ПЖС и возможности их исследования для определения последователь­ности проведения экспертных исследований, интеграции всей полученной информации об объекте и ее оценке для решения экспертной задачи, т.е. необходимо рассматривать ПЖС в це­лом и как объект для трасологического дактилоскопического исследования, и как объект для исследования вещества.

В работах, посвященных проблемам современной трасологии [36, 165, 166], Н.П. Майлис, по-новому трактуя понятие трасо­логии, говорит о новых аспектах в ее развитии: об интеграции

75

знаний трасологии и других экспертных специальностей. Трасо­логия, выполняя интегративные функции, позволяет развивать другие научные знания и теории, раскрывать закономерности той или иной области знания, дополнять и тесно связывать их друг с другом. Подчеркивается, что методологическая функция трасологии на современном уровне заключается в том, что она «способна не только синтезировать накопленные знания, но и интегрировать их в единую, логически стройную систему, раз­вивать и совершенствовать эти знания, пополнять их новыми, создавать систему теорий».

Новый концептуальный подход к трактовке содержания со­временной трасологии приводит к возникновению новых ас­пектов в развитии трасологии. «В настоящее время, — пишет Н.П. Майлис, — назрела необходимость интеграции знаний тра­сологии и теории экспертизы материалов и веществ. Отсутствие единой материнской науки, анализ и обобщение накопленного в экспертной практике материала позволяют переосмыслить существующие учения, определить новые подходы и выделить новый род (вид) экспертизы — материаловедческую трасоло­гию». К сожалению, выдвинутое автором очень актуальное, на наш взгляд, положение, способствующее дальнейшему разви­тию теории криминалистических экспертных исследований, не нашло пока своего продолжения.

Объектом исследования материаловедческой трасологии, ве­роятно, следует считать следы вещества, имеющие хорошо вы­раженную характерную специфическую морфологию.

В этом аспекте экспертиза ПЖС человека наиболее полно от­ражает выдвинутый тезис. Действительно, зародившись в рамках трасологии, такое исследование, опираясь на основные положе­ния трасологической, в частности, дактилоскопической экспер­тизы, охватывает и область исследования вещества следов. При этом состав вещества следов влияет на их морфологию и опреде­ляет такие свойства следа, как качество, сохранность.

С одной стороны, исследование вещества следа позволило значительно расширить круг объектов, пригодных для иденти­фикации, с другой — морфология ПЖС всегда содержит важ­ную информацию о существовании следов в конкретной об­становке события преступления, о взаимодействии и взаимо­связи с другими объектами материальной обстановки данного события. Только комплексный подход к исследованию ПЖС позволяет получить максимально значимую индивидуализиру­ющую информацию об оставившем потожировой след инди-

76

видууме и обстоятельствах образования следов на месте про­исшествия.

Таким образом, экспертное исследование ПЖС человека, основанное на комплексном исследовании, использующем тео­рию и методы трасологии и судебной биологии, можно рас­сматривать также в рамках нового рода экспертизы — материа­ловедческой трасологии как один из ее видов. Объектом иссле­дования данного вида экспертизы являются следы потожирового вещества поверхности кожи человека как единое целое, отобра­жающие свойства человека, которые проявляются во внешних и внутренних признаках следа.

Итак, криминалистическое исследование ПЖС человека про­шло несколько стадий своего становления: от монодактилоско­пического исследования к комплексному исследованию в рам­ках трасологической экспертизы с последующим выделением из нее (на основе дифференциации знаний об объекте) нового объекта экспертизы — вещества следа, исследование которого проводится в рамках комплекса экспертиз. В дальнейшем на ос­нове интеграции знаний о свойствах потожирового вещества и методах их исследования происходит формирование нового вида экспертизы — ЭВПЖС человека. Затем на основе интеграции дактилоскопической экспертизы и ЭВПЖС человека — комп­лексное исследование ПЖС в форме комплексной экспертизы и, наконец, возможно формирование нового вида экспертного исследования — экспертизы ПЖС человека.

Рассмотрим комплексный характер криминалистического исследования потожировых следов человека для решения задач обнаружения, диагностики и идентификации.

ОБНАРУЖЕНИЕ ПЖС ЧЕЛОВЕКА

Обнаружение — это установление факта наличия искомого объекта по совокупности необходимых и достаточных призна­ков, в данном случае наличие следов потожирового вещества.

Следы ПЖВ можно обнаружить визуально на глянцевых не­пористых поверхностях в виде матовых жировых наслоений, образующих иногда, когда имеются отпечатки рук или ног, узор папиллярных линий. На одежде потожировые следы также мож­но обнаружить в виде пятен беловатого цвета (налет соли) либо в виде участков обесцвеченной ткани в области воздействия пота. Однако чаще всего следы потожировых выделений человека бывают латентными, и для обнаружения их необходимо выя­вить: либо по запаху с использованием специально обученных

77

собак-детекторов (для свежих следов на крупных предметах: на мебели, салоне машины, участках пола и др.), либо по веще­ству путем обработки следов физическими, химическими или микробиологическими способами (для выявления отпечатков рук и ног), о чем говорилось выше. Решение задачи обнаружения ПЖС, включающей выявление и фиксацию, возможно экспер­том-трасологом либо кинологом или биохимиком на основе их специальных познаний.

Очевидно, что даже для решения задачи обнаружении возмо­жен комплексный характер взаимодействия экспертов: выявле­ние следов запаха человека (следов ПЖВ) экспертами-кинолога­ми, специалистами в области одорологических исследований, а фиксация — экспертами трасологами или экспертами-биохими­ками, микробиологами. В то же время возможна ситуация, при которой выявление и фиксация ПЖС осуществляются либо только кинологами, либо только трасологами, либо только специалис­тами в области биохимии, микробиологии. Поскольку обнаруже­ние, выявление и фиксация ПЖС, как правило, не являются конечной целью экспертного исследования, эксперт, проводя­щий эти действия, должен быть осведомлен о возможностях даль­нейшего исследования следов и использовать методы, позволяю­щие максимально сохранить все свойства ПЖС.

ДИАГНОСТИКА ПЖС ЧЕЛОВЕКА

Диагностическое исследование ПЖС человека направлено на установление характеристик или состояний человека и обстоя­тельств образования ПЖС.

Рассмотрим типичные экспертные ситуации.

Если обнаружены ПЖС с четким узором папиллярных ли­ний — отпечатки пальцев, то в этом случае решение ряда диаг­ностических задач: принадлежность следов человеку, его пол, возраст, заболевание, давность следа, теоретически возможно только путем дактилоскопических исследований, проводя мо­ноэкспертизу в рамках трасологической диагностики. Однако, в силу недостаточно разработанной методической базы установ­ления морфологических признаков диагностического характе­ра, представляется целесообразным в ряде случаев дополнять дактилоскопическое исследование биологическим исследованием состава вещества, т.е. проводить комплексную экспертизу с при­влечением экспертов разных экспертных специальностей: тра­солога и биолога (биохимика, специалиста в области биосен­сорного кинологического метода анализа). Ведущим экспертом

78

таких экспертиз целесообразнее быть эксперту-трасологу, обла­дающему познаниями о механизме формирования ПЖС, т.е. следообразования, имеющего общие представления о возмож­ностях исследования вещества следов и способного дать целост­ную криминалистическую оценку полученных результатов.

В случае обнаружения ПЖС с фрагментами папиллярных линий очевидна необходимость исследования как морфологии папиллярных узоров, так и состава вещества следов для получе­ния максимальной информации о состоянии оставившего след индивида и об условиях оставления следа. При этом необходи­мо проведение комплексной экспертизы с участием эксперта-трасолога и эксперта-биохимика, а если вещества достаточно, то и эксперта-кинолога. Роль ведущего эксперта может быть возложена как на эксперта-трасолога, так и на эксперта-биохи­мика, обладающих общими познаниями в смежной области ис­следования ПЖС человека.

Если обнаружены ПЖС в виде пятен, то основу экспертно­го исследования в данном случае составляет исследование ве­щества ПЖС. Морфологическое трасологическое исследование может дать информацию о механизме образования пятна и быть выполнено экспертом-биохимиком и (или) экспертом-биоло­гом _ специалистом в области кинологической идентифика­ции, обладающими общими познаниями в области трасоло­гии. В этом случае проводится комплексное исследование в рамках ЭВПЖС человека.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ ПЖС ЧЕЛОВЕКА

Один из основоположников судебной экспертизы справедли­во отмечал, что «для осуществления идентификации требуется всестороннее изучение свойств и признаков идентифицируемого объекта, т.е. требуется комплексное исследование... Комплекс­ный характер исследования для определения индивидуально-кон­кретного тождества — принципиальная особенность экспертно криминалистической идентификации» [167].

Рассматривая три возможных типа ПЖС, представляемых на экспертное исследование, можно также отметить, что в боль­шинстве случаев решения идентификационных задач необходи­мо проведение комплексных исследований методами трасоло­гии, биохимии и биосенсорного анализа, хотя не исключается возможность установления индивидуально-конкретного тож­дества при дактилоскопии четкого отпечатка пальца либо при исследовании вещества следа. Последнее в настоящее время

79

возможно только с использованием биодетектора собак. Комп­лексные исследования приобретают особую значимость, когда на основании трасологической экспертизы или при исследова­нии методом кинологической идентификации не удается сде­лать категорический идентификационный вывод. В этих случаях биохимическое исследование состава потожирового вещества следов может восполнить дефицит индивидуализирующей ин­формации и, в совокупности с данными других исследований, привести к решению идентификационного вопроса.

Таким образом, исследование ПЖС человека в целях реше­ния задач идентификации может проводиться в форме либо моно, либо комплексной экспертизы.

Проведение таких исследований в форме комплекса экспер­тиз не целесообразно, поскольку при этом суммарная оценка выявленных в каждом экспертном исследовании идентифика­ционных признаков осуществляется следователем (или судом), не обладающим специальными познаниями, что может привес­ти к их неправильному толкованию.

Методы и методики комплексного исследования ПЖС чело­века на разных стадиях экспертного исследования будут нами рассмотрены в следующих главах.