3. Право собственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 
РЕКЛАМА
<

 

    Понятие права собственности употребляется в двух основных

    значениях: как совокупность правовых норм, регулирующих отно-

    шения собственности, и как субъективное право собственника.

     В своем первом значении право собствеиности моделирует то

    юридическое отношение собственности, которое должно сопровож-

    дать экономическое отношение собственности в его статике. Если

    такое сопровождение становится адекватным, это означает, что

    правовые нормы о собственности отвечают существующим потреб-

    ностям развития экономики. Если же модель юридического отно-

    шения собственности, получившая закрепление в нормах права,

    не воспринимается экономикой, ее практическая эффективность

    будет равна нулю.

     Указанная модель формулируется гражданским законодатель-

    ством. В ГК РСФСР и законе О собственности в РСФСР содер-

    жатся нормы, относящиеся ко всем главным компонентам ныне

    применяемой модели юридического отношения собственности. Они

    включают в себя нормы о содержании субъективного права соб-

    ственности, правовом регулировании различных форм собственно-

    сти, приобретении и прекращении права собственности, защите

    права собственности.

    Принятая гражданским законодательством 1модель юридическо-

    го отношения собственности основывается на конституционном

    законодательстве, закрепляющем основные формы собственности.

    Практическая реализация этой .модели, помимо норм граждан-

    ского законодательства, обеспечивается дормами других отраслей

    права, прежде всего административного и уголовного. Поэтому

    институт права собственности следует считать комплексным пра-

    вовым институтом, основу которого составляют нормы граждан-

    ского права.

    Ключевые позиции в модели юридического отношения собст-

    венности занимает субъективное собственности, являющееся

    единым для всех собственников, вне зависимости от того, какие

    формы собственности они представляют.

     Субъективное право собственности определяет сущность и со-

    держание юридического отношения собственности. Оно позволяет

    отграничивать правоотношения собственности от других правоот-

    ношений, возникающих из договора, неосновательного обогащения,

    причинения вреда, интеллектуальной деятельности и т. д.

     Наиболее характерные особенности субъективного права соб-

    ственности в отличие от субъективных прав участников других

    гражданских правоотношений проявляются в следующем:

     1. Право собственности-это первоначальное субъективное

    право, непосредственно вытекающее из закона. Между законом,

    определяющим исходные положения имущества в обществе, и

    собственником не существует никакого промежуточного субъекта

    права. С момента своего возникновения и до нарушения третьими

    лицами- или добровольного со стороны собственника включения их

    в договорные отношения субъективное право собственности функ-

    ционирует в качестве автономного права, находясь за пределами

    гражданских правоотношений. Теория абстрактного правоотноше-

    ния, разделявшаяся многими советскими цивилистами, какой-либо

    практической ценности не имеет".

     2. Субъективное право собственности закрепляет за его облада-

    телем экономическую власть над условиями производства (его

    предпосылками и результатами), ведущегося на базе использова-

    ния собственником принадлежащего ему имущества. Эта власть

    предоставляет собственнику право присваивать производимый

    в процессе производства продукт. Экономическая власть над пред-

    метами потребления и другим имуществом, не включенным в сфе-

    ру производства, выражается в праве собственника использовать

    их по своему усмотрению. В связи с этим в понимании субъек-

    тивного права собственности обязательно должна быть отражена

    возможность собственника по своему усмотрению использовать

    принадлежащее ему имущество, включающее, разумеется, и сред-

    ства производства.

    По такому пути идет и законодательство о собственности в

    других странах. Так, согласно  903 Германского гражданского

    уложения, собственник вещи может... обращаться с вещью по

    своему усмотрению. В ст. 641 Гражданского кодекса Швейцарии

    предусматривается, что лицо, являющееся собственником вещи,

    может ... распоряжаться вещью по своему усмотрению.

    Такая формулировка закреплена и в законе О собственности

    в РСФСР. Собственник, - говорится в п. 2 ст. 2,-по своему

    усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим

    ему имуществом.

    Понятие по своему усмотрению в приведенных законах ис-

    пользуется как синоним термина своей властью, который пред-

    лагал использовать в определении права собственности А. В. Ве-

    недиктов. С юридической точки зрения понятие по своему ус-

    мотрению более определенное, чем понятие власть.

     С понятием экономической власти собственника, выражаемой

    в праве через категорию усмотрения собственника, тесно связано

    понятие интерес собственника. В своем определении права соб-

    ственности А. В. Венедиктов даже отдает ему предпочтение перед

    признаком своей властью".

     С этим трудно согласиться. Наличие интереса как такового

    присуще участникам всех разновидностей правоотношений (соб-

    ственникам, пользователям, арендаторам, хранителям, перевозчи-

    кам и т. д.). Без этого ни одно правоотношение функционировать

    не может. Кроме того, участник правоотношения, в том числе и

    собственник, может действовать в интересах других лиц или об-

    щества в целом, не преследуя при этом своих собственных выгод,

    например при дарении. А главное, категория интереса не охваты-

    вается понятием самого субъективного права собственности. Она

    находится за его пределами, в мотивационных сферах поведения

    собственника. Право собственности служит лишь средством реали-

    зации различных интересов, имеющихся у собственника, а не яв-

    ляется его самоцелью.

     3. Право собственности является наиболее полным имуществен-

    ным правом, предусматриваемым гражданским законодательст-

    вом. Оно основано на действии принципа дозволения совершать

    любые действия, не запрещенные законом. Собственник, - гово-

    рится в п. 2 ст. 2 закона О собственности в РСФСР, - вправе

    совершать в отношении своего имущества любые действия, не

    противоречащие закону.

     Право собственности неизмеримо шире права пользования,

    аренды, права оперативного управления и иных вещных прав,

    известных законодательству.

    Разумеется, должны быть установлены определенные грани-

    цы осуществления права собственности. В (мире не было и нет ни

    одного общества, в котором государство не устанавливало бы

    подобные границы. Абсолютного права собственности не сущест-

    вует. Не составляет исключения и наша страна.

    Закон предусматривает два вида ограничения в области осу-

    ществления субъективного права собственности.

    Во-первых, как это предусмотрено п. 9 ст. 2 закона О собст-

    венности в РСФСР, осуществление права собственности недолж-

    но нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц...

    При осуществлении своего права собственник обязан принимать

    меры, предотвращающие нанесение им ущерба здоровый,

    и окружающей среды. Вероятно, в законе должно быть сказано

    и о невозможности нарушения собственником процессов имущества

    в целом.

     Приведенный текст ст. 2 закона О собственности в РСФСР

    резко контрастирует с ранее действовавшим законодательством -

    ст. 5 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союз-

    ных республик 1961 г. и соответствующими статьями ГК союзных

    республик. Гражданские права, - говорилось, в частности, в ст. 5

    Основ охраняются законом, за исключением случаев, когда они

    осуществляются в противоречии с назначением этих прав в социа-

    листическом обществе в период строительства коммунизма. При

    осуществлении прав и исполнении обязанностей граждане и орга-

    низации должны соблюдать законы, уважать правила социалисти-

    ческого общежития и моральные принципы общества, строящего

    коммунизм.

     Идеологическая направленность приведенных ограничений в

    осуществлении права собственности ЦР" на практике это давало

    возможность государству сужать границы

    права собственности граждан и организаций до такой степени,

    что само право собственности нередко превращалось в простую

    фикцию. Так получилось, например, с правом собственности граж-

    дан на жилой дом в связи с паспортным режимом. В принципе

    ограничения, вводимые в интересах общества, могут иметь соци-

    альный характер. Поэтому в различных социально-экономических

    общественных системах они могут и не совпадать Важно, чтобы

    в целом они не превращались в барьеры, парализующие стимулы

    и интересы собственников в развитии производительных сил об-

    щества.

     Во-вторых при осуществлении права собственности собствен-

    ник в случаях, на условиях и в пределах, указанных в законе,

    обязан допустить ограниченное пользование его имуществом дру-

    гими лицами (п. 8 ст. 2 закона О собственности в РСФСР). Это

    прежде всего так называемое соседское право, выражающееся

    в установлении различного рода" сервитутов, связанных с исполь-

    зованием недвижимого имущества.

     Длительное время в советском праве и в юридической литера-

    туре сервитутное право было предано забвению. Считалось, что

    оно в принципе может применяться лишь в условиях существова-

    ния в обществе частной собственности на землю. В подобном ут-

    верждении содержалась только часть правды. Действительно,

    в связи с отсутствием частной собственности на землю сервитуты

    в их традиционном понимании существовать не могли. Вместе с

    тем в отношениях между владельцами и пользователями государ-

    ственных земель возникли многие не регулируемые законом вопро-

    сы, связанные с правом прохода, пользованием водой и т. д. Дру-

    гими словами, в условиях существования государственной моно-

    полии на землю была необходимость иметь категорию вещных

    прав, аналогичных (но не тождественных) сервитутному праву,

    не говоря уже о личных сервитутах, потребность в которых была

    еще более острой. Личные сервитуты должны были служить сред-

    ством охраны прав граждан против тех злоупотреблений, которые

    связывались с неправомерным использованием государственной

    (общенародной)  собственности государственными, партийными

    органами и их должностными лицами. Указанные злоупотребле-

    ния получили особенно широкое распространение в противоправ-

    ном захвате под дачи иные рекреации значительных и лучших

    участков побережья (морей и рек, в присвоении других ценных зе-

    мель, принадлежавших обществу, что исключало возможность

    для рядовых советских граждан пользоваться ими.

     В настоящее время при переходе к рыночной экономике, ког-

    да частная собственность на землю узаконена, потребность в сер-

    витутном праве становится очевидной. К сожалению, закон О

    собственности в РСФСР обходит молчанием вещное право граж-

    дан и юридических лиц.

     Говоря об ограничениях по осуществлению права собственно-

    сти, устанавливаемых государством, нельзя не отметить еще один

    очень важный их аспект. Речь идет о праве государства уста-

    навливать целевой характер использования недвижимого имуще-

    ства в отдельных сферах его применения, называемом нередко

    зонированием собственности. Так, в соответствии со ст. 4 Земель-

    ного кодекса РСФСР все земли Российской Федерации подразде-

    ляются на: 1) земли сельскохозяйственного назначения; 2) земли

    населенных пунктов (городов, поселков и сельских населенных

    пунктов); 3) земли промышленности, транспорта, связи, радиове-

    щания, телевидения, информатики и космического обеспечения,

    энергетики, обороны и иного назначения; 4) земли природоохран-

    ного, природо-заповедного, оздоровительного, рекреационного и

    историко-культурного назначения; 5) земли лесного фонда; 6) зем-

    ли водного фонда и 7) земли запаса.

     Каждая из этих категорий земель имеет свой правовой режим

    использования.

    Правовой режим зонирования может применяться и в отноше-

    нии других объектов недвижимой и нежилых строительства и вида застройки).

    Право собственности действует в течение всего времени,

    пока продолжает существовать соответствующее имущество, яв-

    ляющееся его объектом.

    Нередко говорят, что право собственности как субъективное

    1     право имеет бессрочный  характер. Подобное утверждение сле-

    дует воспринимать по меньшей мере условно. Это право может

    быть бессрочным лишь в переделах времени существования субъ-

    екта права собственности: срока жизни человека, если он являет-

    ся субъектом, или времени существования юридического лица,

    если оно выступает в качестве такового. Поэтому тезисы бессроч-

    ном действии субъективного права собственности необходимо вос-

    принимать безотносительно к смене его субъектов, оторваино

    (абстрагирование) от личности самих субъектов. Но дело не

    только в этом. Законом могут предусматриваться и такие объек-

    ты, время существования которых определено заранее. В таком

    положении находятся, в частности, отдельные виды ценных бумаг,

    относимые законодательством к числу объектов права собствен-

    ности, например вексель, чек, облигации, выпускаемые государ-

    ством и акционерными обществами.

     5. Наконец, право собственности являются- основополагающей

    РАЗНОВИДНОСТЬЮ прав, генерирующей все остальные категории

    вещных прав. И право полного хозяйственного ведения, и право

    оперативного управления, и право пожизненно наследуемого вла-

    дения землей и все другие вещные права имеют зависимый от

    права собственности характер. Они могут существовать лишь по-

    стольку, поскольку имеется их основа-право собственности.

     К сказанному следует добавить, что объектами права собст-

    венности могут быть далеко не все категории объектов, подпа-

    дающих под действие норм гражданского права. По закону в ка-

    честве таковых выступают вещи в их твердом, жидком "и газооб-

    разном состоянии, а также ценные бумаги.

    Таковы наиболее важные сущностныё характеристики субъект

    тивного права собственности, позволяющие индивидуализировать

    его и отграничивать от других имущественных и неимущественных

    прав, известных действующему гражданскому законодательству.

     Что касается позитивного определения права собственности,

    то оно не сводится к тем правомочиям владения, пользования и

    распоряжения, которые называются в ГК РСФСР и законе О

    собственности в РСФСР. Как правильно писал А. В. Венедиктов

    еще в 1948 г., право собственности отнюдь не исчерпывается

    тремя указанными правомочиями собственника, отнюдь не сла-

    гается из трех отдельных прав: владения, пользования и распоря-

    жения... Собственник может быть лишен всех трех правомочий

    и тем не менее может сохранить право собственности.

    Тенденция ухода от традиционной триады правомочий соб-

    ственника в направлении более широкого подхода к определению

    содержания субъективного права собственности четко определи-

    лась и среди ученых других стран.

     К сожалению, эти тенденции не отражены или же недостаточ-

    но отражены в новом законодательстве о собственности, принятом

    в последние годы в государствах - бывших союзных республиках

    СССР, включая Российскую Федерацию. В законе О собствен-

    ности в РСФСР, кроме того, далеко не лучшим образом решен

    вопрос о методологии самого подхода к определению содержания

    права собственности.

     Категория правомочий собственника по владению, пользова-

    нию и распоряжению имуществом подменена другой категорией-

    фактическим осуществлением данных правомочий, что далеко не

    одно и то же. Собственник,-говорится в п. 2 ст. 2 закона,-

    владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуще-

    ством. Подобное определение содержания права собственности

    вообще теряет какой-либо смысл, поскольку оно не основывается

    на категории правомочий. Положение не изменяется от того, что

    в следующем абзаце этого пункта предусматривается, что собст-

    венник может передавать на этот раз уже правомочия по владе-

    нию, пользованию и распоряжению имуществом другому лицу.

    Во-первых, откуда эти правомочия появились, если о них не шла

    речь в определении права собственности, а во-вторых, почему пе-

    редаются другому лицу правомочия собственника, а не само иму-

    щество во владение, пользование и распоряжение? В понятии до-

    говора имущественного найма, данного в ст. 275 ГК РСФСР, на-

    пример, идет речь о предоставлении нанимателю имущества во

    временное пользование, а ие о передаче правомочия по пользова-

    нию имуществом.

     Правда, далее в ст. 2 рассматриваемого закона говорится уже

    и о ВОЗМОЖНОСТИ передачи собственником имущества другому

    лицу, но только в собственность или управление. Вполне очевидно,

    что такая терминологическая путаница явилась следствием от-

    сутствия у составителей закона четкого представления о юридиче-

    ской индивидуальности используемых понятий.

     Возвращаясь к правомочиям собственника, следует сказать,

    что в советской правовой науке предпринимались попытки рас-

    ширить их перечень. В частности, ученые в области земельного

    права давно уже пришли к выводу, что применительно к праву

    государственной собственности на землю и другие природные

    объекты помимо правомочий по владению, пользованию и распо-

    ряжению существует по крайней мере еще одно правомочие -

    правомочие по управлению землями. С. А. Зинченко, исходя из

    того, что право государственной собственности является институ-

    том государственного права, считает управление единственным

    правомочием государства как собственника. В результате урегу-

    лирования отношений государственной собственности, - пишет

    он, - возникает право собственности, содержанием которого яв-

    ляется правомочие управления. Но, будучи общим, абстрактным,

    оно реализуется через более конкретные формы: планирование,

    осуществление програ-ммы (организация, контроль, регулирование,

    учет).

     Разумеется, на современном этапе развития отношений собст-

    венности в условиях усложняющихся структур экономики в про-

    мышленно развитых странах указанная триада правомочий соб-

    ственника во многих случаях стала утрачивать свои регулирую-

    щие функции. Созданная для обслуживания отдельных индивиду-

    умов, выступающих в качестве собственников, она, естественно,

    не была рассчитана на акционерные общества, государственные

    образования, государство, различного рода государственно-моно-

    полистические объединения, ставшие активными, а подчас и ре-

    шающими участниками экономических отношений. В лучшем слу-

    чае триада может служить лишь ориентиром в определении со-

    держания субъективного права собственности, но никак не исчер-

    пывающим показателем того, что с точки зрения закона дозволено

    собственнику в его практических действиях по отношению к при-

    надлежащему ему имуществу. Следует также иметь в виду, что

    проблема правомочий собственника возникает не только примени-

    тельно к государственной собственности на землю и другие при-

    родные объекты, к иному имуществу, принадлежащему государству,

    хотя именно в этой сфере она приобрела наиболее яркое выраже-

    ние. Повторим, что понятие права собственности, а следовательно,

    и перечень правомочий собственника должны быть едиными при- )

    менительно ко всем формам собственности и всем группам собст

    венников.

     Что касается правомочий собственника по владению, пользо-

    вамию и распоряжению имуществом, то их следует рассматривать

    как внешнее проявление сущности субъективного права собствен-

    ности - экономической власти собственника над отношениями по

    поводу принадлежащего ему имущества. Только в совокупности

    с характером -.- поведения, .собственника -по своему усмотрению

    данные правомочия приобретают     собственническое выражение

    Взятые сами по себе, в той или ) иной степени они могут

    принадлежать не только собственнику, но и другим субъектам права

    - залогодержателю, арендатору и т. п.

     По этой причине вряд ли уместно давать в законе понятия

    правомочий владения, пользования и распоряжения, как это сде-

    лано в законе О собственности Эстонской республики от

    13 июня 1990 г.  Владение,-говорится в п. 2 ст. 4 этого зако-

    на,-заключается в осуществлении власти над имуществом, поль-

    зование имуществом - в потреблении полезных свойств имущест-

    ва, а распоряжение - в определении судьбы имущества. К тому

    же приведенные понятия сформулированы далеко не лучшим об-

    разом. Во-первых, по своей форме они имеют неправовой харак-

    тер. Так, с позиций права дать понятие правомочия распоряжения

    означает определить юридическую судьбу имущества, а не просто

    судьбы имущества, как это сделано в законе. Например, простая

    передача собственником вещи другому лицу без заключения кон-

    кретного договора (купли-продажи, дарения, аренды, хранения

    и др.) не подпадает под понятие, связанное с определением юри-

    дической судьбы данной вещи. Так как юридическое основание

    такой передачи собственником не было оговорено, права нового

    владельца на полученную вещь остались неопределенными. В то

    же время сам факт передачи вещи новому владельцу, вероятно,

    можно считать действием, свидетельствующим о том, что собст-

    венник при стечении неблагоприятных для него обстоятельств

    в определенном смысле распорядился вещью, т. е. определил ее

    фактическую судьбу, хотя бы на какое-то время.

     Во-вторых, сущностная характеристика отдельных правомочий

    в эстонском законе страдает неточностями. Так, понятие владения

    как осуществления власти над имуществом неприемлемо. Катего-

    рия власти, если ее вообще можно использовать в данном контек-

    сте, скорее относится к сфере распоряжения имуществом, нежели

    к владению им. Правомочие владения заключается в возможности

    фактического обладания имуществом, но не более.

     Но дело даже не в том, нужно ли давать в законе легальное

    определение правомочий собственника. Главным, на наш взгляд,

    продолжает оставаться вопрос- о необходимых правомочиях соб-

    ственника, без которых субъективное право собственности как та-

    ковое существовать ие может. При этом мы исходим из того, что

    исчерпывающий перечень правомочий собственника в принципе

    недостижим. По мере развития производственных отношений соб-

    ственности он постоянно изменяется, да, вероятно, будет продол-

    жать изменяться.         

     Поэтому необходимо вновь вернуться к проблеме четвертого

    правомочия - правомочия управления. Могут ли считаться доста-

    точными правомочия владения, пользования и распоряжения Иму-

    ществом, составляющие известную триаду правомочий собствен-

    ника, без сопровождения их четвертым названным правомочием?

    Известно, что любое правомочие предполагает возможность

    создания его обладателем определенных условий, допустимых-аа-.

    коном, но еще не совершение самих действий. И если в одних слу-

    чаях действия по реализации правомочия могут совершаться толь-

    ко его обладателем (например, по реализации личного неотчуж-

    даемого права авторства), то в других-к участию в совершении

    действий могут привлекаться и иные лица. В число указанных

    правомочий, осуществляемых этими лицами, входят и правомочия

    триады собственника.

    Правомочия собственника по владению, пользованию и распо-

    ряжению принадлежащим ему имуществом могут осуществляться

    как самим собственником, так и другими лицами, а в определен-

    ных случаях - только другими лицами (например, при недееспо-

    собности собственника, когда к участию в осуществлении принад-

    лежащих ему правомочий вынуждены привлекаться родители,

    опекуны и попечители).

    Но означает ли это, что собственник лишается своих правомо-

    чий при осуществлении их другими лицами? Думается, что нет.

    По своей воле или в силу закона он лишается возможности осу-

    ществлять правомочия владения, пользования и (или) р.аспоря-

    жения имуществом, но не самих правомочий. Эти правомочия

    остаются у него в течение всего времени, пока он продолжает

    быть собственником.

    А у других лиц, к которым на определенное время перешло

    владение, пользование и (или) распоряжение имуществом, возни-

    кают свои правомочия, которые зависимы от правомочий собст-

    венника, но не идентичны им. Так, при сдаче вещи в аренду право

    .пользования вещью, т. е. право на извлечение ее полезных свойств

    в виде получения адендной платы, продолжает сохраняться у соб-

    ственника. Одновременно у арендатора возникает параллельное

    право пользования данной вещью, "выражающееся в возможности

    присвоения продукта (плодов) от использования арендованной

    вещи. В ст. 275 ГК РСФСР совершенно справедливо говорится

    о том, что по договору имущественного найма наймодатель обя-

    зуется предоставить нанимателе имущество во временное поль-

    зование за плату,_ноне передать право на пользование имуще-

   ством.

    Сказанное о правомочиях пользования в равной мере приме-

    няется и 1К правомочиям владения и распоряжения.

    Теория параллельно существующих правомочий владения,

    пользования и распоряжения известна и другим правовым систе-

    мам в мире, прежде всего германской системе. Наиболее отчетли-

    во она воплощена в Германском гражданском уложении в кате-

    гории непосредственного и посредственного владения. Если кто-

    либо владеет вещью в качестве пользовладельца, закладодержа-

    теля, арендатора, нанимателя, хранителя или на основании подоб-

    ного тому отношения, в силу которого он на время вправе или

    обязан по отношению к другому лицу владеть известной вещью, -

     говорится в ст. 868, - то это другое лицо также признается вла-

    дельцем (посредованное владение).

     Поэтому мы не разделяем мнение А. В. Бенедиктова о том,

    что собственник может быть лишен всех трех правомочий и тем

    не менее сохранить право собственности. Без правомочий не

    существует и права собственности. В действительности речь идет

    не о лишении собственника правомочий по владению, пользова-

    нию и распоряжению имуществом, а о лишении его возможности

    осуществлять эти правомочия.

     вообще говоря, возможность осуществления правомочий соб-

    ственника, если она к тому же основывается на его праве выбрать

    один из нескольких вариантов поведения, сама- по сёбё является

    правомочием. В подавляющем большинстве случаев такая возмож-

    ность предоставлена самому собственнику. Только он должен ,

     кто (он сам или другое лицо) и каким обра-

    зом умеет практически осуществлять имеющиеся у него правомо-

    чия по владению, пользованию и распоряжению имуществом. И

    только в очень ограниченных случаях, прямо-предусмотренных за-

    коном (при недееспособности собственника, принудительной реали-

    зации заложенного им имущества и т.п.), указанная возможность

    может переходить от собственника к другому лицу.

     Но в любом случае такое правомочие возможность) органи-

    чески входит в содержание субъективного права собственности ив

    законе обычно именуется управлением имуществом, хотя, исходя из

    его прямого назначения, должно было бы быть названо правам

    управления правомочиями собственника по владению, пользованию

    и распоряжению имуществом. Но даже если употреблять понятие

    управления имуществом, то оно вовсе не означает управление

    вещами, как об этом отмечается в литературе, в научном пони-

    мании управление имуществом всегда связано с действиями, каса-

    ющимися имущества как объекта соответствующего права, в дан-

    ном случае - права собственности. Сущностное понятие управле-

    ния имуществом находится в сфере правовых отношений, склады-

    вающихся между собственником и другими лицами по поводу

    принадлежащего ему имущества, но не отношения собственника

    (другого лица) к имуществу.

     Выделение права на управление имуществом в качестве само-

    стоятельного правомочия в содержании субъективного права соб-

    ственности диктуется и экономическими соображениями. В совре-

    менных условиях управление становится самостоятельной эконо-

    мической функцией собственности, осуществляемой обычно не са-

    мим собственником, а объединениями предпринимателей, органи-

    зующими и ведущими производство.

    По отношению к правомочиям владения, пользования и рас-

    поряжения имуществом право управления рассматривается как

    категория иного порядка. Если первые условно можно назвать

    лежачими структурными правомочиями права собственности, то

    право управления относится к категории динамических правомо-

    чий, призванных обеспечить реализацию правомочий владения,

    пользования и распоряжения имуществом со стороны собствен-

    ника. Выражаясь философским языком, право управления имеет

    своей целью превращение возможности в действительность, или,

    что то же самое применительно к юриспруденции, введение субъ-

    ективного права собственником в режим правоотношений, посред-

    ством которых оно может быть реализовано.

   Управление имуществом как отдельное правомочие собствен-

    ника предусмотрено и в законе О собственности в РСФСР. Рас-

    поряжение управление государственным имуществом, - гово-

    рится, например, в п. Зет, 20,- осуществляют соответствующие

    Советы народных депутатов и уполномоченные ими государствен-

    ные органы. Правда, в п. 2 ст. 2, в котором излагается содержа-

    ние субъективного права собственности, оно не называется право-

    мочием и к тому же употребляется односторонне-только в от-

    ношении других лиц, но не самого собственника.

     Учитывая изложенное, понятие субъективного права собствен-

    ности должно выглядеть следующим образом. Собственник вправе

    по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться,

    осуществлять лично или через других лиц. управление приналдле-

    жащим ему имуществом, а также совершать в отношении него

    любые другие действия, не запрещенные законом,