1. Государственная или народная собственность? : Право собственности в РФ в период перехода к рыночной экономике - Мозолин : Книги по праву, правоведение

1. Государственная или народная собственность?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 
РЕКЛАМА
<

 

    Понятие собственности в принципе следует употреблять толь-

    ко тогда, когда в соответствующей сфере общественных отноше-

    ний существует множественность собственников или как минимум

    два собственника, конкурирующих между собой за более эффек-

    тивное осуществление права на присвоение условий производст-

    ва. Если же в той или иной сфере общества, не говоря уже об

    обществе в целом, имеется только один монопольный собственник

    и никакой борьбы за присвоение условий производства нет, то

    использование категории собственности становится беспредмет-

    ным. Один-единственный собственник еще не собственник. Этим,

    в частности, и объясняется неиспользование во Французском

    гражданском кодексе термина собственности (ргорпё) в отно-

    шении имущества, находящегося в исключительном обладании

    общества. Те же самые причины, вероятно, вынудили законода-

    теля в ст. 6 закона О собственности в РСФСР отказаться от

    термина собственность применительно к земле, ее недрам, во-

    дам, растительному и животному миру, заменив его термином

    достояние. При отсутствии множественности собственников от-

    ношения в сфере производства строятся на совершенно иных на-

    чалах, менее способствующих развитию производительных сил

    в обществе.

     Сказанное имеет прямое отношение и к рассматриваемому

    вопросу о государственной и народной собственности.

     Прежде всего необходимо заметить, что в прежнее время,

    когда в стране господствовала концепция социалистического об-

    щенародного государства и права, сама постановка вопроса о диф-

    ференциации понятий государственной и общенародной (народ-

    ной) собственности была не только алогичной, но и противоправ-

    ной. Конституция СССР 1977 г. отождествляла эти понятия, рас-

    сматривая их как единое.

     Подобный подход базировался на отрицании существования

    в стране гражданского общества как самостоятельной организа-

     ции народа, отдельной от государства. Все общество, по сущест-

    ву, находилось в состоянии огосударствленного общества.

     Этому в немалой степени способствовало и марксистско-ле-

    нинское учение о социалистическом государстве, полностью вос-

    принятое советскими юристами. Классики марксизма-ленинизма

    оценивали социалистическое государство не как государство в

    обычном его понимании, а как полугосударство. Так, в письме

    к А. Бебелю от 18-28 марта 1875 г. Ф. Энгельс указывал, что

    Парижская Коммуна не была уже государством в собственном

    смысле слова. Ту же мысль проводил и В. И. Ленин, который

    считал, что при переходе от капитализма к коммунизму государ-

    ство еще необходимо, но это уже переходное государство, это

    уже не государство в собственном смысле... .

     На наш взгляд, советские юристы создали ошибочную теорию

    двухуровнего государства: государства в узком и широком

    смысле слова.Термин государство, - пишут авторы учеб-

    ника Теория государства и права, изданного в 1982 г. - упо-

    требляется то в узком смысле - в смысле механизма (маши-

    ны) общественной власти в классовом обществе, то в широ-

    ком - в смысле формы организации самого классового общест-

    ва. При этом первому понятию отказывается в праве считаться

    самостоятельным институтом: оно топится во втором понятии как

    его внутренняя часть. Понятие государственного аппарата, -

    отмечается в том же учебнике, - тождественно понятию госу-

    дарства в узком смысле - в смысле механизма (машины) об-

    щественной власти в классовом обществе. В этом качестве госу-

    дарственный аппарат выступает как управляющая подсистема

    государственно организованного общества (государство в широ-

    ком смысле)". И далее: Общенародное государство ...должно

    рассматриваться как форма организации общества Другими

    словами, государством становится все общество. Организацион-

    но-правовым механизмом подобного огосударствления общества

    являются Советы народных депутатов, официально провозгла-

    шенные как политические организации, охватывающие весь со-

    ветский народ. Вся власть - провозглашалось в ст. 2 Консти-

    туции СССР 1977 г., - принадлежит народу. Народ осуществля-

    ет государственную власть через Советы народных депутатов, со-

    ставляющие политическую основу СССР.

     Мы признаем право на существование только одного единого

    понятия государства, не отождествляемого с самим обществом.

    Это должно быть так называемое узкое понятие государства как

    политической организации, осуществляющей публичную власть в

    обществе. Это понятие применимо и в условиях современной Рос-

    сии. Из него следует исходить и при рассмотрении вопросов го-

    сударственной (муниципальной) и народной собственности.

    Если брать понятие народной собственности, то, как нам

    представляется, оно может распространяться лишь на имущество,

    находящееся в исключительном ведении общества. Это отдельные

    виды природных ресурсов и средств производства промышленно-

    го характера. Во всяком случае подобный вывод был справедлив

    для того времени, когда в стране было провозглашено .господство

    общенародной собственности. Он частично остается в силе и до

    настоящего времени, пока еще в стране не проведена широкая

    приватизация государственной и муниципальной собственности и

    не создана рыночная экономика.

    Понятие народной (общенародной) собственности включает в

    себя четыре взаимосвязанных компонента.

    Первый компонент уже назван - исключительный характер

    собственности, т. е. ее монопольное положение в соответствующей

    сфере отношений или в системе всех производственных отношений

    в обществе. Именно такое положение в значительной своей части

    занимала государственная (общенародная) собственность в быв-

    шем Союзе ССР.

    Второй компонент связан с источниками образования и под-

    держания имущества, находящегося в народной (общенародной)

    собственности. Если такое имущество ограничено небольшим или

    относительно небольшим числом объектов, то источниками его

    финансирования могут служить обычные государственные и муни-

    ципальные налоги, а в отношении чисто производственных объек-

    тов - доходы, получаемые от его коммерческого использования.

    И в этом случае каких-либо специфических проблем в части его

    финансирования у государства не возникает.

    Но если имущество, находящееся в народной (общенародной)

    собственности, чрезмерно объемно или, как это было в бывшем

    Союзе ССР, охватывает, по существу, все основные средства про-

    изводства, то для его создания и поддержания в работоспособ-

    ном состоянии обычного финансирования явно недостаточно. В

    этом случае государству приходится прибегать к изъятию всех

    доходов и прибылей, создаваемых и получаемых трудящимися и

    государственными предприятиями, за исключением того миниму-

    ма, который необходим для воспроизводства рабочей силы чело-

    века и обеспечения функционирования предприятий на минималь-

    но допустимом производственном уровне. Так именно и было во

    времена господства общенародной собственности. У рабочих и

    служащих изымалась вся созданная их трудом прибавочная

    стоимость произведенного продукта с оставлением им в мини-

    мальном размере заработной платы, необходимой для поддержа-

    ния жизни, и предоставлением им возможности пользоваться до-

    статочно скудными общественными фондами в области образова-

    ния, медицины, социального обеспечения. У государственных пред-

    приятий отбирались амортизационные отчисления и все прибыли,

    включая остаточные прибыли, кроме тех сумм, которые предназ-

    начались для выплаты рабочим и служащим заработной платы

    и создания фондов экономического стимулирования. Всенародная

    собственность на основные средства производства имела еще од-

    но важное последствие. Данный вид имущества исключался из

    собственности граждан. Они могли быть обладателями лишь

    предметов потребления.

    Третий компонент относится к использованию имущества, на-

    ходящегося в народной (общенародной) собственности. Если ис-

    ходить из основного назначения этого имущества, то оно должно

    использоваться для удовлетворения потребностей всего народа,

    проживающего в стране, регионе, на определенной территории, но

    не потребностей отдельных привилегированных социальных слоев

    общества и тем более бюрократического аппарата государства.

    Это собственность народа.

    Не случайно в юридической литературе бывшего Союза ССР

    большим признанием пользовалась теория раздвоенных субъек-

    тов государственной  (общенародной)  собственности, наиболее

         последовательным сторонником которой был С. М. Корнеев.

     Смысл данной теории сводился к тому, что субъектом государст-

    венной (общенародной) собственности в социально-экономиче-

    ском смысле считался народ, а субъектом права этой собственно-

     сти - государство.

     Такой была теория, но практика шла по иному пути. Госу-

    дарство, а точнее его бюрократический аппарат, использовало об-

    щенародную собственность в целях, далеких от интересов его

    собственника - советского народа. Народ оказался отстранен-

    ным от решения вопросов об использовании имущества, собствен-

    ником которого он числился. Никаких сколько-нибудь эффектив-

    ных правовых механизмов, позволявших осуществлять контроль

    за действиями государства, не говоря уже о предоставлении на-

    роду реальных возможностей по управлению общенародным иму-

    ществом, создано не было. Система представительных органов в

    лице Советов депутатов трудящихся оказалась малоэффективной.

    Усиленно распространявшаяся в последнее время концепция ни-

    чейной собственности применительно к государственной (общена-

    родной) собственности еще больше усугубляла и без того нера-

     достное положение.

     Четвертый компонент определяет структуру правового меха-

    низма, в рамках которого должно осуществляться промышленное

    использование средств производства, находящихся в народной

    (общенародной) собственности. Ясно, что государство, выполняв-

    шее функции по руководству экономикой, само производственной

    деятельностью не занималось, да и не могло заниматься. Для

    этого оно создавало и в настоящее время создает государствен-

    ные предприятия. Что же такое эти предприятия с позиций взаи-

    моотношений с государством? Хозяйственные органы государства,

    как утверждал А. В. Венедиктов и его последователи в данной

    области, или же что-то иное?

    Ответ был однозначным и не вызывал никаких сомнений.

    Концепция промышленного использования средств производства,

    находившихся в общенародной собственности, базировалась на

    том, что государственные предприятия рассматривались в качест-

    ве внутренних хозяйственных подразделений самого государства,

    а производственные отношения между ними - в качестве внут-

    ригосударственного рынка, функционировавшего по сценариям,

    составляемым Госпланом. Создавалась искусственно сформиро-

    ванная экономическая среда - пространство, в котором вместо

    общепризнанных объективных экономических законов, включая

    закон стоимости, действовали вновь изобретенные законы напо-

    добие закона о планомерном и пропорциональном развитии об-

    щества.

    В этом экономическом пространстве государственные пред-

    приятия действовали не как собственники, а как хозяйственные

    органы государства, наделенные правом оперативного управления

    в отношении закрепленного за ними имущества. Согласно ст. 26

    Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных

    республик 1961 г., имущество, закрепленное за государственны-

    ми, межколхозными, государственно-колхозными и иными госу-

    дарственно-кооперативными организациями, состоит в оператив-

    ном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах,

    установленных законом, в соответствии с целями их деятельности,

    плановыми заданиями и назначением имущества, права владения,

    пользования и распоряжения имуществом.

    Государство не только считалось полноправным собственни-

    ком указанного имущества, но и через административно-управ-

    леические органы (министерства, ведомства, комитеты) активно

    осуществляло свои права собственника, нередко вмешиваясь и в

    оперативную деятельность государственных предприятий по уп-

    равлению закрепленным за ними имуществом. Государственные

    предприятия уподоблялись куклам, поведение которых в сфере

    производства, финансирования полностью определялось из-за ку-

    лис приказами и распоряжениями органов Госплана, Госснаба,

    многочисленных министерств и ведомств.

    Все попытки расширения хозяйственной самостоятельности го-

    сударственных предприятий путем перевода их на полный хоз-

    расчет и самофинансирование при сохранении монополии госу-

    дарственной (общенародной) собственности на основные средства

    производства не дали никаких положительных результатов. Бо-

   лее того, они еще больше ухудшили экономическое положение в

    стране, поскольку нарушали равновесие системы, которая могла

    функционировать лишь при синхронном действии составляющих

    ее частей. А система в целом также начала давать сбои в связи

    с исчерпанием внутренних ресурсов в дальнейшем развитии про-

    изводительных сил. Одной из причин этого безусловно стало

    отсутствие у производителей - государственных предприятий

    экономических интересов собственника, стимулирующих поддер-

    жание и подъем производства.

    Подводя итог сказанному о структуре и назначении народной

    (общенародной) собственности, следует констатировать, что об-

    щенародная собственность как целостное явление при всем ее

    теоретическом и практическом несовершенстве, внутренних проти-

    воречиях и заложенных в ней возможностях для злоупотреблений

    со стороны государства могла существовать лишь в условиях ее

    распространения на все основные средства производства в обще-

    стве нерыночной экономики. В действительности же понятие

    собственности как таковой в этом случае размывалось, переходя

    в категорию всеобщего достояния народа (народов).

    Об этом свидетельствовало и законодательство, регулировав-

    шее данные отношения собственности. Так, законодательство

    Союза ССР и союзных республик вообще не знало института при-

    обретательной давности. Все задавненное имущество должно бы-

    ло быть в собственности государства. Согласно ст. 17 Основ граж-

    данского законодательства Союза ССР и союзных республик

    1961 г., на требования государственных организаций о возврате

    государственного имущества из незаконного владения колхозов

    и иных кооперативных и других общественных организаций или

    граждан исковая давность не распространялась. Государственное

    имущество, неправомерно отчужденное каким бы то ни было спо-

    собом, могло быть истребовано от всякого приобретателя, в том

    числе и добросовестного (ст. 28 Основ). Здания, сооружения, обо-

    рудование и другое имущество, относящееся к основным средст-

    вам государственных организаций, не могли быть предметом за-

    лога и на них не могло быть обращено взыскание по претензиям

    кредиторов (ст. 22 Основ). Вплоть до 1987 г. здания и сооруже-

    ния передавались от одной государственной организации к дру-

    гой безвозмездно (ст. 22 Основ). Исключалась общая собствен-

    ность государства с гражданами (ст. 26 Основ). Приведенные

    народную) собственность из обычного правового режима функ-

    ционирования собственности, применимого к собственности кол-

    хозов, иных кооперативных организаций и их объединений, соб-

    ственности профсоюзных и иных общественных организаций, лич-

    ной собственности граждан.

    Стремясь как-то преодолеть антисобственнический характер

    государственной (общенародной) собственности или во всяком

    случае ослабить его, мы выдвинули теорию, которую сегодня мож-

    но назвать теорией юридического разгосударствления (привати-

    зации) общенародной собственности. По времени это был пери-

    од, когда советское общество находилось в состоянии беременно-

    сти предстоявшей экономической реформой.

    Эта теория сводилась кратко к следующему. В системе обще-

    народной собственности должно быть два юридических собствен-

    ника: государственные предприятия, находящиеся на полном хоз-

    расчете и самофинансировании, и государство. Отмечалось, что

    с экономической точки зрения государственные предприятия не

    являются органами государства. Они составляют неотъемлемую

    часть производительных сил и производственных отношений, вхо-

    дящих в базис общества. У предприятий имеются свои собствен-

    ные экономические интересы, не совпадающие с интересами госу-

    дарства. Эти интересы коренятся в системе общественного про-

    изводства, выражая потребности и определяя стимулы деятельно-

    сти трудовых коллективов, занятых в производстве. Поэтому го-

    сударственные предприятия должны признаваться непосредствен-

    ными участниками присвоения результатов производства. Госу-

    дарство же может присваивать результаты производства лишь

    опосредственно - через систему налогов и иных платежей, вноси-

    мых предприятиями.

    В результате появляются две категории связанных между со-

    бой собственников: предприятия как непосредственные собствен-

    ники имеющегося у них имущества и государство как опосредст-

    венный собственник, осуществляющий стратегические функции по

    управлению народным хозяйством, основу которого составляют

    государственные предприятия. Юридически это означало приме-

    нение в отношении предприятий и государства сложноструктурной

    модели права собственности в двух ее возможных вариантах.

    При непосредственном варианте предприятия рассматривались

    как субъекты права хозрасчетной собственности (название носило

    естественно условный характер), а государство - как субъект

    права государственной собственности. Важно отметить, что при

    этом варианте, который в то время был господствующим, государ-

    ственные предприятия должны были получать правомочия собст-

    венника непосредственно из закона, но не от государства. При

    втором варианте, связанном с применением опосредственной

    сложноструктурной модели права собственности, государствен-

    ные предприятия подлежали преобразованию в акционерные об-

    щества и вопрос о праве собственности решался обычным обще-

    признанным путем. Акционерные общества становились собствен-

    никами имеющегося у них имущества, а государство - собствен-

    ником акций.

    Изложенная теория была рассчитана на начальный период пе-

    рехода к так называемой плановой рыночной экономике в усло-

    виях сохранения общенародной собственности на основные сред-

    ства производства. Она предполагала передачу производственно-

    го имущества, находившегося в общенародной собственности,

    главным образом в руки трудовых коллективов. Вопрос о част-

    ной собственности граждан на средства производства на том эта-

    пе развития общества еще не стоял.

    В настоящее время положение изменилось. События развива-

    ются таким образом, что та часть теории, которая касается непо-

    средственного варианта сложноструктурной модели права собст-

    венности, приобретает новые оттенки и направления (о них речь

    пойдет ниже). И основная причина этого - в самой системе от-

    ношений собственности, складывающихся в обществе на совре-

    менном этапе развития экономической реформы. Государственная

    (общенародная) собственность в рассмотренном выше виде несов-

    местима с рыночной экономикой, к которой движется российское

    общество. В этом нетрудно убедиться, проанализировав те четы-

    ре компонента, которые составляют ее суть.

    Монополия государственной (общенародной) собственности

    во многих сферах жизни общества, особенно в тех, которые свя-

    заны с производственной частью имущественных ценностей, в про-

    цессе нарастающей приватизации постоянно будет уменьшаться.

    На смену государственной (общенародной) собственности придет

    частная собственность граждан и юридических лиц, а следова-

    тельно, возникнет та множественность собственников, которая

    необходима для функционирования рыночной экономики. В соот-

    ветствии с указом Президента РСФСР от 29 декабря 1991 г.

    Об ускорении приватизации государственных и муниципальных

    предприятий в 1992-1994 гг. предполагается провести привати-

    зацию предприятий на общую сумму до 1 трил. руб. Речь идет не

    только о малой приватизации предприятий в сфере легкой, пи-

    щевой промышленности, торгового и бытового обслуживания

    граждан, но и о приватизации многих средних и крупных пред-

    приятий в отдельных отраслях промышленности". Так обстоит де-

    ло с первым компонентом, характеризующим сущность общена-

    родной собственности.

    Еще более разительные перемены наблюдаются в отношении

    действия второго компонента, связанного с источниками финанси-

    рования государственной (общенародной) собственности. Уже

    сейчас все расходы государства по созданию и поддержанию в

    работоспособном состоянии имущества, находящегося в общена-

    родной собственности, финансируются за счет общих налогов, по-

    ступающих к государству. Все другие источники финансирования

    аннулируются. Разумеется, государство может получать дивиден-

    ды не имеющиеся у него акции, размещать займы по дополни-

    тельному привлечению необходимых ему денежных средств, а

    также получать в своей стране и зарубежом банковские и ком-

    мерческие кредиты для финансирования своей деятельности. Но

    это не меняет общей картины функционирования общенародной

    собственности. Подобная практика распространена во всех стра-

    нах рыночной экономики. Главное состоит в том, что государст-

    венные и муниципальные предприятия включаются в общий ре-

    жим финансово-экономических отношений, в котором действуют и

    предприятия иных форм собственности. Государственные органи-

    зации в других областях жизни и вся социальная сфера в обще-

    стве финансируются в основном за счет налогоплательщиков.

    Вводятся определенные изменения и в действие третьего ком-

    понента, связанного с использованием государственной (общена-

    родной) собственности. В рыночной экономике в своей производ-

    ственной части она как бы дистанцируется от народа, не смеши-

    вается с ним, полностью передается в ведение государства, кото-

    рое становится юридически единственным субъектом, ответствен-

    ным за его использование. Такую собственность уже нельзя назы-

    вать народной (общенародной). Субъектом права собственности

    на нее становится государство. Правовой режим общенародной

    собственности сохраняется лишь для объектов общего пользова-

    ния, составляющих всенародное достояние, например отдельных

    видов земель, иных природных ресурсов, транспортных магистра-

    лей.

    Кардинально изменяется и сам правовой механизм производ-

    ственного использования имущества, находящегося в государст-

    венной собственности (четвертый компонент). Теперь на это иму-

    щество распространяются общие правовые нормы и институты,

    применяемые и в отношении имущества частных лиц. Никаких

    привилегий, касающихся правового положения данного имущест-

    ва. способов его защиты, государство в условиях рыночной эконо-

    мики не имеет и иметь не должно. Кстати, все привилегии, о ко-

    торых говорилось выше, уже отменены.

   В итоге то понятие общенародной собственности, которое су-

    ществовало в период административно-командного социализма,

    уходит в прошлое. Шаг за шагом оно заменяется новой концепци-

    ей государственной собственности, характерной для всех стран с

    рыночной экономикой. В этой концепции могут быть отдельные

    специфические черты, свойственные нашей, российской действи-

    тельности. Но в главном она должна соответствовать общемиро-

    вым стандартам, применяемым в том социально-экономическом

    типе общества, к которому мы идем.

    Одна из таких специфических черт состоит в том, что собст-

    венность, во всяком случае в ее подавляющей части, принадле-

    жит государству как самостоятельной политической организации,

    осуществляющей функции публичной власти, но не гражданскому

    обществу. Это не народная (общенародная) собственность, хотя

    она и должна использоваться в интересах народа. Государство

    является автономным субъектом собственности в экономическом

    смысле слова и субъектом права собственности. Никакого раз-

    двоения личности субъекта собственности, как это было в госу-

    дарственной (общенародной) собственности, в данном случае нет.

    Несколько иное положение сложилось в части собственности на

    объекты, попадающие в категорию общего достояния народа (на-

    селения), проживающего на территории страны или ее отдельно-

    го региона. Здесь можно говорить о народной собственности, на-

    ходящейся в управлении государства. На юридическом языке

    данную разновидность собственности можно называть исключи-

    тельной собственностью в том смысле, что никто, кроме самого

    общества, не может быть собственником имущества, прямо ука-

    занного в законе.