§ 4. Уровень правосознания как фактор эффективного регулирования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 

1,             налоговых отношений

|р             в Европейских Сообществах

Уровень правосознания физических лиц и соци­альных групп определяется общим уровнем культу­ры, знанием европейского права и развитостью навы­ков правового поведения.

Главной составляющей европейской правовой культуры является воспитание уважения к личнос­ти, ее правам и свободам, к правовым ценностям граж­данского общества.

Все государства — члены ЕС должны основы­вать свою правовую политику на общих принципах европейского права, к которым относятся приоритет прав и свобод человека и принципы правового госу­дарства, закрепленные в конституциях государств — членов ЕС.

"Любой нормативно-правовой акт Сообществ и Союза

подлежит обязательной проверке на его соответ-

*i       ствие общим принципам права, противоречие этим

* ~      принципам является безусловным основанием для

признания Судом ЕС его ничтожности"1.

1 Европейское право: Учебник / Под ред. проф. Л. М. Энтина. С. XII.

 

292

 

Глава &-Эффективность норм налогового права

 

§ 4. Уровень правосознания

Общая система правовых ценностей не упразд­няет различий англосаксонской и континентальной семей права, в условиях которых формировались пра­вовые традиции, определяющие социальное и про­фессиональное правосознание, оказывающее замет­ное воздействие на процесс формирования и разви­тия европейского права

Общность взглядов на развитие права ЕС юрис­тов континентальных стран Европы во многом опре­деляется принадлежностью этих государств к конти­нентальной системе права и едиными традициями пре­подавания на юридических факультетах Юридичес­кое образование основано на доктрине, создаваемой профессорами университетов, а также практикующи­ми юристами, приглашаемыми для чтения лекций Воспитанные в традициях верховенства закона в сис­теме источников правового регулирования обществен­ных отношений, юристы государств континентальной Европы привносят свое правосознание в процесс пра­вотворчества Сообществ, выбирая те правовые фор­мы, которые наиболее соответствуют привычным и удобным для применения источникам континенталь­ного права Это проявляется прежде всего в поряд­ке принятия решений, имеющих юридические послед­ствия для участников регулируемых отношений

В континентальном праве сложилась традиция отдавать предпочтение закону, а в современных ус­ловиях — сочетанию законов и актов делегированно­го законодательства в регулировании всех видов об­щественных и тем более налоговых отношений. Пра­восознание юристов, политиков и служащих Сооб­ществ из государств континентальной Европы сфор­мировано на основе принципов демократического го­сударства, в частности принципа разделения влас-

 

тей, поэтому правовые акты, регулирующие наибо­лее важные стороны общественной жизни, должны приниматься институтами власти, формируемыми на­селением, по аналогии с парламентом в государствах-членах Однако в ЕС изначально был закреплен иной порядок принятия правовых актов, диктуемый сооб­ражениями прагматизма и перспективы развития Со­обществ, возможного лишь в случае исполнения при­нимаемых решений.

Достижение целей учредительных договоров и со­хранение привычных и понятных принципов построе­ния институтов власти требовали такого разграниче­ния компетенции и создания таких правовых форм, которые бы позволили решить эту задачу И она была решена в результате объединения традиций континен­тальной и англосаксонской правовых семей и принятия правовых форм регламента и директивы

Отсутствие традиционных полномочий Европей­ского парламента (принятие общеобязательных пра­вовых актов) и соответствующая компетенция Совета и Комиссии были компенсированы обширной юрисдик­цией Суда ЕС и выдающейся идеей преюдициальной процедуры, корни которой следует искать в англо­саксонской правовой традиции Результатом сочета­ния принципов двух правовых систем стало призна­ние роли прецедента за решениями Суда ЕС

Формирование общеевропейского правосозна­ния — сложный и противоречивый процесс, который будет развиваться в течение многих лет, постепенно изменяя сложившиеся национальные правовые тра­диции и судебную практику государств — членов Европейского Союза Пока же судьи национальных судов, получившие образование в национальной пра­вовой школе, внутренне более склонны воспринимать

 

294

 

Глава ^Эффективность норм налогового права

 

§ 4. Уровень правосознания

 

295

 

 

 

аргументацию своих коллег в высших судебных орга­нах государства, нежели Суда ЕС, особенно по воп­росам разграничения компетенции. Так, Федеральный финансовый суд ФРГ, опираясь на позицию Федераль­ного конституционного суда в деле Maastricht1, квали­фицировал заключение Суда ЕС по делу № С-280/93Ъ2 от 5 октября 1994 г. как решение по вопросам, кото­рые не являются предметом права ЕС, а подлежат регулированию международными соглашениями, в частности ГАТТ и Договором о ВТО.

Национальная судебная практика содержит и дру­гие примеры сдержанного отношения к обширной юрисдикции Суда ЕС. И вне зависимости от рассмат­риваемого вопроса национальный судья применяет европейское право, сообразуясь с конституционными принципами, юридическими и лингвистическими обы­чаями страны3. Будучи приверженным национальным правовым традициям, судья не спешит руководство­ваться монистической доктриной Сообществ, справед­ливо полагая, что qui nimium properat, senus absolvit. В то же время он понимает, что унифицирующая деятельность Суда необходима для создания единооб­разной правоприменительной процедуры объединен­ной Европы, но при этом любые упрощения столь сложного процесса вызывают у него протест. Есте­ственно, что по ходу развития объединительных про­цессов экономической и социальной жизни Европы национальное правосознание в значительной мере

 

будет европеизироваться. Возможно, появится новый тип европейского судьи, для которого национальные правовые традиции станут обузой в применении пра­ва Сообществ, а многообразие его форм — досадным атавизмом, мешающим унифицированной процедуре их реализации. Единый порядок имплементации права на национальной территории — не самоцель, а сред­ство обеспечить эффективность решений Сообществ, и именно те государства, которые не спешат отка­заться от наработанного столетиями опыта правопри­менения, вносят в правовую практику ЕС необходи­мый элемент консерватизма, обеспечивающий ее ста­бильное развитие.

 

 

 

I   '"

 

1              Федеральный конституционный суд постановил, что герман­

ские суды имеют право не применять акты ЕС, принятые ultra

vires.

2              См.: Case C-280/93b, Federal Republic of Germany v. Council,

[1994] ECR 1-4973.

3              В наибольшей степени это характерно для Великобритании,

Италии и ФРГ.

 

Заключение

 

297