1.5. Решения Суда Европейских Сообществ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 

Активным участником процесса формирования европейского налогового права является Суд ЕС (Ев­ропейский Суд), оказывающий сильное воздействие на применение интеграционного налогового права в

 

национальных правовых системах. В соответствии с учредительными договорами и актами вторичного права Суд имеет исключительную компетенцию в толкова­нии их положений, а также норм налогового права, создаваемых институтами Сообществ.

Решения Европейского Суда являются обязатель­ными, а в части толкования норм европейского права имеют значение прецедента, которому должны следо­вать в своей практике судебные органы государств — членов ЕС.

Юрисдикция Европейского Суда, определяемая договором о ЕС, предполагает рассмотрение прямых исков, с которыми обращаются институты Сообществ, государства-члены, их физические и юридические лица, и исков, с которыми обращаются национальные судебные органы в порядке преюдициальной проце­дуры.

Для процедуры имплементации интеграционного налогового права особое значение имеют полномочия Суда по ст. 177 (н.н. ст. 234) Договора о ЕС, предус­матривающей преюдициальный порядок вынесения решений. Национальные судебные органы могут об­ращаться в Суд Сообществ с просьбой о разъяснении норм европейского права — статьи договора, регла­мента, постановления, директивы, если их содержа­ние неясно для суда или вызывает сомнения. При этом суд вправе воздержаться от такого обращения, руководствуясь доктриной очевидности закона. Одна­ко Европейский Суд критически относится к этой док­трине и последовательно расширяет практику выне­сения решений в преюдициальном порядке, ссылаясь на сложность системы европейского права и необхо­димость единообразного толкования и применения его норм.

 

К преюдициальной процедуре могут обращаться судебные органы высших и низших инстанций госу­дарств-членов. Право последних носит диспозитивный характер, а практика каждого из государств уста­навливает свой порядок обращения: либо непосред­ственно в Суд Сообществ (ФРГ; Нидерланды), либо после апелляции в высшие национальные судебные органы (Франция, Бельгия, Великобритания). Евро­пейский Суд поощряет практику непосредственного обращения, отвергая утверждение о том, что низ­шие суды, связанные решением вышестоящих су­дебных органов, лишаются возможностей, предусмот­ренных ст. 177 (н.н. ст. 234) Договора. Это, как считает Суд, поставило бы под сомнение его право решать вопросы в преюдициальном порядке на всех уровнях судов государств-членов1. Для судебных инстанций, решения которых не подлежат обжалованию по на­циональному праву, преюдициальная процедура яв­ляется обязательной. На этом настаивает Европей­ский Суд, давая соответствующее толкование ст. 177 (н.н. ст. 234) Договора о ЕС. Право любого националь­ного суда обращаться в Суд ЕС было сформулирова­но и закреплено в двух теперь уже классических делах: Da Costa Case и Van Gend en Loos Case. Однако практика судебных органов ряда государств свиде­тельствует о том, что стремление Суда предопреде­лять их решения, используя преюдициальную проце­дуру, приводит к конфликтам, поскольку не все го­сударства-члены готовы к темпам проведения поли­тики унификации права, предложенным Европейским Судом. Например, во Франции позиция Суда ЕС дол­гое время не встречала понимания со стороны выс-

' См.: Lasofc D., Bridge J. W. Op. cit. P. 216.

 

Глава 2. Интеграционное налоговое право

шего органа административной юстиции. Содержание спора, возникшего между Государственным советом Франции и Судом Сообществ1, составил вопрос о пря­мом применении директив, а по сути — доктрина оче­видности закона и отрицательное к ней отношение Европейского Суда. В Великобритании национальная судебная практика по вопросу о праве обращения в Суд ЕС также складывалась непоследовательно. Дол­гое время этот вопрос решался судами на основе мне­ния лорда Деннинга, высказанного в порядке obiter dictum* в деле Ви1тегл. Однако по истечении ряда лет, особенно после решения Высокого Суда по делу Samex*, подход лорда Деннинга перестал определять позицию английских судей, которые все в большей мере склонялись к мнению о том, что Суд ЕС более компетентен, нежели национальные суды, в толкова­нии права ЕС5. Таким образом, по мере укрепления

1 См.: Энтин Л. М. Указ. соч. С. 95—103.

"* Лорд Деннинг сформулировал ряд правил, которыми, по ею мнению, следует руководствоваться английским судьям при решении вопроса о необходимости обращения в Суд ЕС в по­рядке преюдициальной процедуры. Такое обращение, по мне­нию лорда Деннинга, может быть оправдано в следующих слу­чаях: а) если рассматриваемые правоотношения преимуществен­но регулируются нормами права ЕС; б) если обстоятельства таковы, что дело не может быть решено на основе доктрины очевидности закона; в) если судья полагает, что Суд ЕС мо­жет вынести преюдициальное решение отличное от принято­го в отношении аналогичного дела в прошлом; г) если обраще­ние в Суд ЕС не влечет за собой нарушения прав сторон су­дебного процесса (например, дополнительных расходов и уве­личения сроков рассмотрения дела в связи с необходимостью ожидания преюдициального решения Суда ЕС). Это тем более важно в случае, когда истец и ответчик возражают против об­ращения в Суд ЕС.

3              См.: Н. P. Bulmer Ltd v. Bollinger SA [1974] 2 WLR 202.

4              См.: Commissioners of Customs and Excise v. Samex // CMLR.

1983. №3. P. 194.

5              См.: The European Court and National Courts / Doctrine and

Jurisprudence, Slaughter, Sweet, Weiler, 1998. P. 218.

 

I

 

f 1. Источники интеграционного налогового права  45

психологического стереотипа единой Европы тенден­ция к признанию подхода Суда ЕС в этом вопросе просматривается достаточно определенно.

Европейский Суд настойчиво и последователь­но проводит линию на признание прямого действия-директив и решений Совета и Комиссии, расшири­тельно толкуя содержание ст. 189 Договора о ЕС. Распространяя ее положения относительно регла­ментов на директивы, Суд утверждает, что акты институтов Сообществ, непосредственно устанавли­вающие права и обязанности национальных физи­ческих и юридических лиц, не могут не иметь пря­мого действия, тем более что государства не всегда вовремя принимают необходимые имплементацион-н ые меры.

Взаимодействие Суда ЕС и национальных судеб­ных инстанций составляет conditio sine qua поп созда­ния европейского правового пространства и форми­рования общего для всех государств концептуально­го и практического подхода к правоприменению норм. Сообществ. Лидерство Европейского Суда в этом про­цессе во многом определяет направления его разви­тия и становится важнейшим условием имплемента-ц«и права Сообществ.

Количество делт рассмотренных Судом ЕС по i i юговым вопросам, исчисляется десятками. Пред-• шм его внимания были прямые иски и иски, на-u 111 вленные судами государств-членов в преюдици-а ii.iiom порядке. Весь этот обширный перечень нало­говых дел можно разделить на две категории:

• Решения Суда, разъясняющие нормы интегра­ционного права, но не содержащие запретительных положений;

46            ~~ Глава 2. Интеграционное налоговое право

• Решения Суда, разъясняющие нормы интегра­ционного права и содержащие запретительные поло­жения.

К первой категории дел следует отнести прежде всего решения, в которых Суд разъясняет значение терминов, содержащихся в актах институтов ЕС. На­пример, в Деле № 102/86 (Apple Case)1, Суд дал оп­ределение термина "вознаграждение" (consideration), разъяснив, что оплату поставки товаров следует по­нимать как вознаграждение при наличии прямой свя­зи между поставкой товаров и их оплатой. В Деле № С-186/89 (van Tiem Case)2 Суд дал расширительное тол­кование понятию "экономическая деятельность" (economic activity), подчеркнув, что оно охватывает все формы деловой активности, связанные с постав­ками товаров и получением соответствующего вознаг­раждения, поскольку лишь при таком понимании мо­жет реализовываться принцип нейтральности еди­ного НДС в отношении разных видов экономической деятельности. В Деле № С-60/90 (Polysar Case)3 Суд признал холдинговую компанию неплательщиком НДС, так как она непосредственно не участвует в экономи­ческой деятельности, являющейся предметом НДС, а лишь пассивно владеет акциями других компаний, входящих в холдинг. То есть статус плательщика НДС, по мнению Суда, предполагает непосредственное уча­стие лица в экономической деятельности, подлежа-

1 Case 102/86, Apple and Pear Development Council v. Customs and Excise Commissioners, [1988] STC, 221; см. также: Case C-16/93, Tolsma v. Inspecteur der Omzetbelasting Leeuwarden, [1994] STC 509. 2CaseC-186/89, van Tiem v. Staatsecrelaris van Financien, [1990]

ECR1-4363.

3 Case C-60/90, Polysar Investments BV v. Inspecteur der

Invoerrechten en Accijnzen, Arnbem, [1991] ECR 1-3111.

 

 

47

1. Источники интеграционного налогового права

щей обложению НДС. В Деле № С-200/90 (Denkavit Case)1 Суд разъяснил, как следует понимать положе­ния ст. 33 Шестой директивы, предусматривающие право государств-членов устанавливать любые виды налогов, за исключением тех, которые могут быть охарактеризованы как налоги с оборота. В своем по­становлении Суд дал расширительное толкование тер­мину "налог с оборота", указав, что таковым следует считать любой налог, имеющий основные характер­ные признаки налога на добавленную стоимость, даже если он не во всем похож на НДС.

Ко второй категории дел следует отнести реше­ния, в которых Суд на основе соответствующих по­ложений договоров сформулировал запреты в форме принципов, применяемых к налоговым отношениям, возникающим в рамках ЕС в связи с любой деятель­ностью, результаты которой являются предметом на­логообложения.

Запрет тарифных и нетарифных барьеров на границах внутри Сообщества означает недопусти­мость взимания таможенных пошлин и иных обяза­тельных платежей, имеющих равнозначный эффект (ст. 12 (н.н. ст. 25) Договора о ЕС), и запрет на количе­ственные ограничения импортируемых товаров или иных мер, также имеющих равнозначный эффект (ст. 30, 34, 36 (н.н. ст. 28, 29, 30) Договора о ЕС).

Европейский Суд ограничительно толкует поло­жение ст. 36 (н.н. ст. 30) и разъясняет возможность ее применения исходя из необходимости свести к мини­муму любые действия государств-членов, направлен­ные на ограничение принципа свободного движения

' Case С-200/90, Dansk Denkavit v. Skaateministeriet, [1992] ECR 1-2217; см. также: Case C-234/91 EC Commission v. Denmark, [1993] ECR 1-6273.

 

48

- Глава 2. Интеграционное налоговое право

товаров, лиц, услуг и капиталов. Показательно в этом смысле Дело № 120/79 (Cassis de Dijon)1.

Решение по делу "Cassis de Dijon" имело три важных последствия: во-первых, Суд сформулировал определение препятствий свободной торговле, расши­рительно истолковав положения ст. 30 (н.н. ст. 28) и ст. 37 (н.н. ст. 31) Договора о ЕС; во-вторых, Суд оп­ределил перечень обстоятельств, оправдывающих ог­раничения (justifications) действия положений Дого­вора о ЕС; в третьих, Суд установил определенные ориентиры для Комиссии в разработке единых пра­вил торговли внутри Сообщества2.

Для Суда основным критерием принятия реше­ния о наличии или отсутствии ограничений свободы перемещения является правовой режим местных и иностранных (из других государств — членов ЕС) объектов и субъектов правоотношений. Если он оди­наков, то нарушения принципа нет, если же разли­чен, то это основание изучить обстоятельства дела с точки зрения запрета тарифных и нетарифных барье­ров для свободного движения товаров, лиц, услуг и капиталов3.

Запрет дискриминации по признаку националь­ности (гражданства) и происхождения означает не­правомерность разного правового режима резидентов и нерезидентов из других государств — членов ЕС при налогообложении их доходов. Необходимые разъяс­нения положений Договора о ЕС, в частности ст. 6 (н.н. ст. 12), были даны Европейским Судом в ряде

1              См.: Case 120/79.(Cassis de Dijon), [1979] ECR 649.

2              См.: О. J. № С 256.2 of 3 October 1980.

3              См., например: Case 69/88 (H. Krantz GmbH & Co v. Ontvanger

der directe belastingen and Staat der Nederlanden), [1990] ECR

1-583; Case 18/84 (Commission v. French Republic), [1985] ECR

1339.

 

I 1. Источники интеграционного налогового права  49

дел, предметом рассмотрения которых являлись спо­ры о соответствии норм национального налогового законодательства праву ЕС в связи с налогообложе­нием физических и юридических лиц, получающих, доход на территории других государств-членов1.

H'J