10.3. Прекращение договора путем взаимозачета

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 
РЕКЛАМА
<

В соответствии со ст.410 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Таким образом, зачет (или взаимозачет) представляет собой один из предусмотренных законом способов прекращения гражданско-правовых обязательств путем взаимного погашения встречных требований. Экономико-правовое содержание взаимозачета известный русский цивилист Г.Ф. Шершеневич раскрывал следующим образом: "если должник по одному обязательству имеет в то же время право требовать от своего кредитора в силу другого обязательства исполнения такого же самого действия, то представляется совершенно излишним заставлять его исполнить свою обязанность в пользу того лица, которое само обязано сейчас исполнить то же самое. Освобождение должника от необходимости исполнить требуемое действие является средством удовлетворения кредитора, потому что он должен был бы отдать и потом получить".

С точки зрения отражения операций по зачету встречных однородных требований в бухгалтерском учете предприятий, взаимозачет нередко рассматривается как способ осуществления расчетов между хозяйствующими субъектами, поскольку отражается в учете подобно расчетным операциям. Именно поэтому взаимозачет достаточно часто рассматривают как чисто бухгалтерскую операцию, и в его осуществлении основное участие принимают бухгалтерские либо финансовые службы предприятий. Однако отметим, что зачет взаимных требований является достаточно сложной и комплексной операцией, поэтому он должен происходить с участием не только бухгалтерских и финансовых служб, но и юридических, снабженческо-сбытовых и иных подразделений предприятия. Их тесное взаимодействие и сотрудничество является непременным условием правильного и юридически грамотного оформления взаимозачета.

Нормативно закреплен ряд обязательных условий, соблюдение которых обеспечивает юридическую состоятельность взаимозачета:

- встречный характер требований, предъявляемых к зачету;

- однородный характер этих требований;

- наступление срока исполнения требований (кроме случаев, когда срок исполнения не указан либо определен моментом востребования);

- отсутствие предусмотренных законом или договором ограничений (запретов) на прекращение обязательства зачетом.

Встречный характер требований, предъявляемых к зачету, означает, что эти требования должны существовать между теми же лицами (сторонами), каждое из которых является кредитором по одному требованию и должником по другому.

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с кооператива платы за поставленный товар. Ответчик иск не признал, сославшись на прекращение обязательства по оплате товара зачетом встречного однородного требования. В судебном заседании было установлено, что до возбуждения производства по делу кооперативом (ответчиком) был заключен договор займа с предпринимателем. Предприниматель, получив сумму займа и имея денежное требование к акционерному обществу (истцу), возложил на это общество исполнение своего обязательства по возврату займа займодавцу, о чем сообщил письмом кооперативу. Кооператив по договору должен был оплатить акционерному обществу поставленный товар, но, полагая, что у него с наступлением срока возврата займа появилось право требования возврата суммы займа с акционерного общества, направил последнему письмо о зачете встречного однородного требования, в результате чего, по мнению ответчика, его обязательство по оплате полученного товара прекратилось на основании ст.410 ГК РФ.

Однако арбитражный суд доводы кооператива о зачете обоснованно отклонил. При этом было указано, что возложение исполнения обязательства на другое лицо (п.1 ст.313 ГК РФ) не представляет собой случая перемены лица в обязательстве, ибо не является переводом долга. У акционерного общества не возникло обязательства перед кооперативом, а лицом, обязанным возвратить заем кооперативу, продолжает оставаться предприниматель. Следовательно, основания для прекращения обязательства по оплате товара зачетом у кооператива отсутствуют, так как у него не имеется встречного требования к акционерному обществу (п.12 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречного однородного требования" // Приложение к газете "Учет. Налоги. Право", N 3 от 30.01.2002 г.).

Впрочем, из этого правила есть, по крайней мере, одно исключение. В соответствии со ст.412 ГК РФ в случае уступки права требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Между тем в этой ситуации зачет возможен лишь при условии, что встречное требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Например, унитарное предприятие является должником акционерного общества в части оплаты стоимости поставленной продукции. В свою очередь, акционерное общество обязано уплатить предприятию вознаграждение за работы, выполненные по договору строительного подряда. Впоследствии акционерное общество уступило право требования по договору поставки другому лицу (новому кредитору), о чем в письменной форме уведомило предприятие. Однако до того как предприятие получило уведомление об уступке, наступил срок оплаты акционерным обществом выполненных для него строительных работ. Так вот, в этом случае, руководствуясь ст.412 ГК РФ, унитарное предприятие вправе зачесть свое требование к акционерному обществу об оплате строительных работ против требования нового кредитора об оплате стоимости поставленной продукции.

Правда, в литературе высказывались и другие точки зрения по этому вопросу. Согласно одной из них, ст.412 ГК РФ предполагает состоявшийся одновременно с уступкой требования перевод долга (на место старых кредиторов и должников становятся новые) и основана на признании состоявшимся перехода долга старого кредитора к новому. При этом заявление о зачете должника означает одновременно, что тем самым было выполнено требование п.3 ст.382 ГК РФ. Конечно же, если рассуждать подобным образом, никаких исключений из общего правила, закрепленного в ст.410 ГК РФ, не происходит. В самом деле, если к новому кредитору одновременно переходит так же и долг первоначального кредитора перед должником, то в дальнейшем между новым кредитором и должником возникают встречные требования, которые могут быть погашены зачетом.

Однако, по нашему мнению, данная точка зрения не достаточно обоснована. Долг первоначального кредитора не может перейти к новому кредитору просто так, при отсутствии соглашения сторон о переводе долга или соответствующего указания об этом в законе. Кроме того, должник может иметь к первоначальному кредитору целый ряд встречных требований, возникших по разным основаниям, существовавшим к моменту получения уведомления об уступке. В итоге, если следовать логике вышеупомянутых авторов, к новому кредитору условно переходят долги по всем обязательствам первоначального кредитора перед должником, а конкретизация долга происходит после предъявления должником к зачету одного из требований, которые он имеет в отношении первоначального кредитора. С этим вряд ли можно согласиться.

Ссылка на п.3 ст.382 ГК РФ также представляется не совсем уместной, так как в нем рассматривается ситуация, когда должник исполняет обязательство первоначальному кредитору до получения письменного уведомления об уступке. В этом случае такое исполнение признается надлежащим, а риск неблагоприятных последствий несет новый кредитор. Применительно же к ст.412 ГК РФ должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору даже после получения уведомления об уступке. Важно, чтобы при этом были соблюдены условия, закрепленные в абзаце втором указанной статьи Кодекса.

В связи с этим, полагаем, что ст.412 ГК РФ предусматривает именно частный (исключительный) случай, когда взаимозачет производится при отсутствии встречных требований между сторонами (новым кредитором и должником). При этом она корреспондирует со ст.386 ГК РФ, согласно которой должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Отдельного внимания заслуживают так называемые многосторонние взаимозачеты с участием трех и более лиц, которые получили достаточно широкое распространение в современной хозяйственной практике. Отношение специалистов к подобного рода взаимозачетам неоднозначное. Так, некоторые из них рассматривают многосторонние взаимозачеты как ничтожные сделки, поскольку при их совершении не соблюдается одно из обязательных условий зачета, а именно условие о встречном характере требований.

С этим можно поспорить. Действительно, многосторонний взаимозачет не может быть квалифицирован как зачет встречных однородных требований в том виде, в каком он представлен в ст.410 ГК РФ. В то же время, закрепленный в ст.421 ГК РФ принцип "свободы договора" позволяет участникам гражданского оборота заключить любой договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Полагаем, что многостороннее соглашение о взаимозачете имеет полное право на существование как соглашение, хотя и не урегулированное прямо действующим законодательством, но в то же время ему не противоречащее. В какой-то степени данный вывод подтверждается существующей судебной практикой.

В практике отдельных хозяйствующих субъектов по-прежнему встречаются многосторонние взаимозачеты, в рамках которых производится погашение задолженности юридических лиц по налоговым и иным обязательным платежам в бюджет. Следует, однако, отметить, что с момента вступления в силу части первой Налогового кодекса РФ (1 января 1999 г.) такие многосторонние соглашения не могут быть квалифицированы иначе, как незаконные, а, соответственно, недействительные сделки. Дело в том, что Налоговый кодекс РФ значительно ограничил возможность прекращения налоговых обязательств зачетом. В порядке, установленном главой 12 НК РФ, может быть произведен только зачет излишне уплаченных либо излишне взысканных сумм налога, сбора или пени. Существенно ограничена также возможность погашения зачетом иных (помимо налоговых) обязательств перед бюджетом. Согласно п.1 ст.235 Бюджетного кодекса РФ в случае установления встречных обязательств между бюджетом и получателем бюджетных средств возможно проведения зачета денежных средств (исключительно при условии наличия задолженности получателя бюджетных средств по платежам в бюджет). При этом под получателями бюджетных средств понимаются не все юридические лица, а только бюджетные учреждения и или иные организации, имеющие право на получение бюджетных средств в соответствии с бюджетной росписью на соответствующий год (ст.162 БК РФ).

Путем взаимозачета в соответствии со ст.410 ГК РФ могут быть погашены только однородные требования. Следует согласиться с тем, что относительно понятия однородности требований единство мнений не обнаруживается ни в литературе, ни в судебной практике. В то же время, большинство авторов склоняется к точке зрения, согласно которой однородность зачитываемых требований сводится к однородности (тождественности) предмета обязательства. Иными словами, требование об уплате денег может быть погашено путем зачета встречного денежного требования, требование о передаче товаров определенного рода и качества путем зачета встречного требования о передаче товаров того же рода и качества и т.п. Необходимость соблюдения условия об однородности зачитываемых требований "вытекает из того положения, что кредитор не обязан принимать исполнения, не соответствующего точно установленному".

Наиболее спорным применительно к данному условию взаимозачета представляется вопрос о возможности зачета встречных требований в случае, когда предметом одного из них является уплата суммы основного долга, а предметом другого - уплата штрафных санкций (неустойки, штрафа, пени) либо возмещение убытков в денежной форме. Отвечая на этот вопрос, М.И. Брагинский ссылается на одно из Постановлений Президиума ВАС РФ, которым был признан неправомерным зачет требования о перечислении авансового платежа за полученный товар с требованием о взыскании пени, обеспечивающей исполнения обязательства по другому договору, по причине неоднородности соответствующих требований. В итоге, указанный автор приходит к выводу о том, что однородность требований должна проявляться не только в предмете обязательств, но и в их природе.

По нашему мнению, вывод о принципиальной невозможности погашения зачетом требований о взыскании суммы основного долга, с одной стороны, и о взыскании штрафных санкций или убытков, с другой стороны, нельзя признать верным. Единственная особенность, которая должна учитываться при осуществлении такого взаимозачета, связана с небесспорным характером требований о взыскании неустойки (штрафа, пени) и о возмещении убытков. Однако небесспорный характер того или иного требования является препятствием для его предъявления к зачету только до момента разрешения спора. Иными словами, если требование о взыскании штрафных санкций или убытков, а также размер этого требования подтверждены вступившим в законную силу решением суда или однозначно признаны контрагентом, то такое требование, на наш взгляд, вполне может быть предъявлено к зачету, в том числе против требования о взыскании суммы основного долга. Аналогичного мнения придерживаются и некоторые другие авторы.

Следующее условие, при наличии которого становится возможным взаимозачет, это наступление срока исполнения требований, предъявляемых к зачету (кроме случаев, когда срок исполнения не указан или определен моментом востребования).

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество предъявило иск к главе фермерского хозяйства о взыскании суммы займа, процентов за пользование займом, а также неустойки за двухлетнюю просрочку уплаты этих сумм. Ответчик иск не признал, сославшись на то, что его обязательства по возврату займа и процентов по нему прекращены зачетом встречного однородного требования, заявление о котором он сделал два года назад. В ходе рассмотрения спора было установлено, что между фермерским хозяйством и акционерным обществом заключен договор займа. Фермерское хозяйство сумму займа получило, однако своевременно причитающиеся займодавцу проценты не уплатило и заем не вернуло. Глава фермерского хозяйства, считая, что по договору поставки он имеет встречное денежное требование к акционерному обществу, направил обществу заявление о прекращении своих обязательств по договору зачетом встречного однородного требования. При этом в момент получения указанного заявления акционерным обществом срок исполнения им денежных обязательств по договору поставки не наступил.

Арбитражный суд удовлетворил иск акционерного общества, указав при этом, что зачетом встречного однородного требования могут быть прекращены лишь те обязательства, срок исполнения которых наступил. Поскольку срок исполнения обязательства акционерным обществом на момент получения им заявления о зачете еще не наступил, обязательства сторон не могли прекратиться путем взаимозачета по основанию, предусмотренному ст.410 ГК РФ. В связи с тем, что ответчик на момент предъявления иска обязательство по возврату суммы займа и уплате процентов по нему не исполнил, с него были взысканы указанные суммы, а также предусмотренная договором неустойка (п.18 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 69 от 29.12.2001 г.).

На практике нередко приходится сталкиваться с зачетами встречных однородных требований, которые производятся сторонами как бы "авансом", то есть до наступления срока платежа. К примеру, по одному из дел арбитражный суд признал недействительным акт о взаимозачете, датированный сентябрем, на том основании, что в указанном акте в обоснование встречных требований стороны сослались на счета-фактуры, датированные ноябрем и декабрем того же года. В другом случае, суд признал недействительным соглашение о взаимозачете, так как срок удовлетворения одного из погашенных требований наступил в конце месяца, в то время как само соглашение о взаимозачете было подписано в первых числах этого же месяца.

Зачет встречных однородных требований не допускается в случаях, предусмотренных законом или договором (ст.411 ГК РФ). Из этого следует, что иные правовые акты, относящиеся к источникам гражданского права, но не имеющие силу закона (указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и т.д.), не могут содержать нормы, ограничивающие возможность прекращения обязательства зачетом.

Четыре случая, при которых взаимозачет невозможен, прямо указаны в ст.411 ГК РФ, согласно которой не допускается зачет требований:

- если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек;

- о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

- о взыскании алиментов;

- о пожизненном содержании.

В отношении первого случая недопустимости взаимозачета следует обратить внимание на разъяснения, содержащиеся в п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65. Согласно этим разъяснениям обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. При этом сторона, получившая заявление о зачете, не обязана заявлять о пропуске срока исковой давности контрагенту, так как исковая давность может быть применена только судом, который применяет ее при наличии заявления при рассмотрении соответствующего спора (п.2 ст.199 ГК РФ).

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось с иском к товариществу с ограниченной ответственностью о взыскании задолженности по арендной плате и эксплуатационным платежам. Ответчик в отзыве на иск предъявленное к нему требование не признал, сославшись на прекращение его обязательства по арендной плате и эксплуатационным платежам зачетом встречного однородного требования, возникшего у него по другому договору с акционерным обществом. Истец в судебном заседании заявил о ничтожности зачета, поскольку право встречного требования возникло у ответчика в 1995 году, однако о зачете им было заявлено лишь в 2000 году, то есть по истечении срока исковой давности.

Суд первой инстанции в применении срока исковой давности отказал, мотивировав свое решение тем, что истец не заявил контрагенту о пропуске срока исковой давности после получения от ответчика заявления о зачете, как этого требует ст.411 ГК РФ. Суд апелляционной инстанции это решение отменил и удовлетворил требования истца. При этом было указано, что срок исковой давности истек в отношении требования ответчика, на основании которого сделано заявление о зачете. В соответствии со ст.411 ГК РФ не допускается зачет требований, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек. Гражданское законодательство не содержит требования о направлении стороной, получившей заявление о зачете, заявления о пропуске срока исковой давности другой стороне, поскольку исковая давность применяется только судом по заявлению, сделанному при рассмотрении спора (п.2 ст.199 ГК РФ). Поэтому обоснованные требования истца подлежат удовлетворению, несмотря на сделанное ответчиком заявление о зачете (п.10 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Однако в связи с этим возникает другой вопрос - насколько состоятелен с юридической точки зрения зачет встречных однородных требований в случае, когда сторона, имеющая право заявить о пропуске срока исковой давности, сама выражает волю на прекращение обязательств зачетом (направляет другой стороне заявление о зачете либо подписывает двустороннее соглашение о взаимозачете)? Так, по мнению отдельных авторов, в ст.411 ГК РФ (как и в ряде других императивных норм Кодекса) предусмотрены запреты, которые в равной степени исключают возможность зачета не только волеизъявлением одной из сторон, но даже и по достигнутому между ними соглашению. Иной точки зрения придерживаются авторы учебника по части первой Гражданского права, изданного под редакцией А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. По их мнению, "нельзя требовать зачета в отношении обязательства, по которому истек срок исковой давности. Оно может быть прекращено зачетом, если на его исполнение добровольно согласится должник".

Как писал в свое время Б.Б. Черепахин, "институт исковой давности устанавливает определенный срок, в течение которого допускается принудительное осуществление гражданских субъективных прав, в том числе путем использования права на иск (в материальном смысле). Истечение исковой давности погашает право принудительной защиты любыми дозволенными законом способами, хотя бы и без обращения к органам государства, например, путем зачета встречного однородного требования. Таким образом, исковая давность ограничивает во времени осуществление права против воли обязанного лица, в том числе с действенной помощью государства".

Иными словами, если в отношении требования кредитора истек срок исковой давности, то правовых средств принуждения должника к исполнению обязательства у кредитора нет. Однако должник все же может исполнить возложенную на него обязанность, несмотря на истечение исковой давности. Причем действия должника в этом случае рассматриваются как надлежащее исполнение обязательства и должник лишен возможности требовать возврата исполненного. Об этом прямо говорится в ст.206 ГК РФ, согласно которой должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Почему аналогичный подход не может быть использован в отношении прекращения обязательств зачетом, не совсем понятно. Тем более, что Президиум ВАС РФ в Информационном письме N 69 неоднократно приравнивает взаимозачет к надлежащему исполнению обязательства ввиду того, что и надлежащее исполнение и взаимозачет влекут одни и те же правовые последствия, а именно прекращение обязательств. Так, в п.2 Информационного письма приводится пример, когда арбитражный суд обязал судебного пристава-исполнителя вынести постановление об окончании исполнительного производства вследствие прекращения требования взыскателя (кредитора) зачетом встречного однородного требования должника. Высший Арбитражный Суд РФ согласился с такой позицией, несмотря на то, что в силу буквального толкования п.1 ст.27 ФЗ "Об исполнительном производстве" основанием для окончания исполнительного производства является именно фактическое исполнение исполнительного документа.

На наш взгляд, когда к требованию может быть применен срок исковой давности, и этот срок истек, взаимозачет действительно невозможен, но только в том случае, если он производится по одностороннему заявлению стороны- кредитора по такому "просроченному" требованию. Если же сторона, имеющая право заявить о пропуске исковой давности, тем не менее, сама выражает волю на прекращение обязательства зачетом (направляет другой стороне заявление о зачете либо подписывает соглашение о взаимозачете), то оснований считать такой взаимозачет юридически несостоятельным нет. Однако из буквального содержания ст.411 ГК РФ такой вывод однозначно не следует, в связи с чем, по нашему мнению, указанная статья Кодекса нуждается в соответствующих редакционных изменениях.

Важно заметить, что зачет встречных однородных требований может быть ограничен также иными федеральными законами и договором. Иллюстрацией этому могут служить два примера, приведенные в пунктах 13 и 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65. В одном случае, арбитражный суд признал не соответствующим действующему законодательству зачет встречных требований, в результате которого была погашена обязанность юридического лица по оплате акций, эмитированных акционерным обществом. При этом суд сослался на положения п.2 ст.99 ГК РФ, согласно которому не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу. В другом случае суд признал незаконным взаимозачет, вследствие которого прекратилось требование кредитора к предприятию, находящемуся в стадии банкротства. Мотивом для принятия судом такого решение послужило то обстоятельство, что действующее законодательство о банкротстве предусматривает специальный порядок удовлетворения требований кредиторов юридического лица, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве.

Особо обратим внимание на возможность ограничения зачета условиями договора. В судебной практике встречаются случаи, когда суды признают недействительными зачеты встречных требований только лишь потому, что по условиям договоров, из которых эти требования возникли, одна сторона должна оплатить переданные товары (выполненные работы, оказанные услуги и т.д.) путем перечисления денежных средств на банковский счет другой стороны. При этом в договорах не содержится указание на возможность прекращения обязанности по осуществлению платежа зачетом встречного однородного требования. Однако, совершенно очевидно, что поскольку возможность прекращения обязательств зачетом предусмотрена законом (ст.410 ГК РФ), то специально оговаривать такую возможность еще и в договоре никакой необходимости нет. Как следствие, взаимозачет может быть признан недействительным как противоречащий условиям договора, но только в том случае, если договор содержит прямой запрет на зачет встречных требований либо из условий договора однозначно вытекает намерение сторон ограничить возможность прекращения своих обязательств по договору путем зачета.

В большинстве случаев зачет встречных однородных требований производится по соглашению между сторонами. В то же время в силу прямого указания об этом в ст.410 ГК РФ для зачета встречных однородных требований достаточно заявления одной стороны. При этом правовые последствия такого взаимозачета наступают лишь при условии получения заявления о зачете другой стороной.

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в суд с иском о взыскании с кооператива долга за поставленную продукцию. Кооператив иск не признал, сославшись на прекращение своего обязательства по оплате зачетом встречного однородного требования, о котором он ранее уведомил истца. В доказательство этого была представлена копия заявления о зачете, направленного истцу. Суд первой инстанции согласился с мнением кооператива и в иске акционерному обществу отказал. Постановлением апелляционной инстанции это решение было отменено, исковые требования о взыскании задолженности за поставленную продукцию удовлетворены полностью. При этом суд апелляционной инстанции правомерно указал на то, что для прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования необходимо, чтобы заявление о зачете было получено соответствующей стороной. Истец же представил доказательства, свидетельствующие о том, что направленное ему по почте заявление о зачете было возвращено кооперативу организацией связи по причине указания неверного адрес акционерного общества. Следовательно, поскольку акционерное общество не получило заявление о зачете, зачет считается несостоявшимся (п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Для того, чтобы подписанный сторонами документ (договор, соглашение, акт и т.п.) мог быть квалифицирован как соглашение о взаимозачете, важно, чтобы из содержания этого документа явно следовала воля сторон на прекращение взаимных обязательств зачетом. Иногда в подтверждение состоявшегося взаимозачета стороны ссылаются на так называемые акты сверки взаимной задолженности, в которых указываются суммы встречных требований сторон друг к другу, а также выводится сальдо, представляющее собой итоговую задолженность одной стороны перед другой. Однако очевидно, что такого рода документы имеют лишь информационный характер. Они могут использоваться как одно из доказательств существования долга при рассмотрении спора в суде, однако не влекут последствий, предусмотренных ст.410 ГК РФ (прекращение обязательств зачетом).

Необходимо обратить внимание на особенности зачета встречных требований после того, как одна из сторон обратилась в арбитражный суд с иском к другой стороне. В этом случае зачет может быть произведен только при рассмотрении встречного иска, который принимается арбитражным судом на основании части 3 ст.110 АПК РФ.

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к унитарному предприятию о взыскании задолженности по договору строительного подряда. Ответчик в отзыве на иск указал, что он заявляет о зачете встречного однородного требования, поскольку истец имеет перед ним денежный долг по другому договору. Однако суд, изучив материалы дела и установив, что между сторонами действительно имеются встречные денежные требования, иск, тем не менее, удовлетворил, сославшись на то, что ответчик не воспользовался своим правом на предъявление встречного иска и, кроме того, не лишен возможности защиты своих прав путем предъявления отдельного иска. В решении суда было также указано, что по смыслу п.1 ч.3 ст.110 АПК РФ после предъявления к должнику иска не допускается прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования в соответствии со ст.410 ГК РФ. Ответчик может защитить свои права лишь предъявлением встречного искового требования, направленного к зачету первоначального требования, либо посредством обращения в арбитражный суд с отдельным исковым заявлением (п.1 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Интересными и в то же время достаточно важными представляются разъяснения Президиума ВАС РФ, касающиеся момента, с которого обязательства считаются прекращенными зачетом встречного однородного требования.

Согласно этим разъяснениям обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Допустим, акционерное общество является должником предприятия в части оплаты за поставленную продукцию. По условиям договора поставки срок оплаты продукции наступил 1 декабря 2001 г. В свою очередь предприятие является должником акционерного общества в части оплаты работ, выполненных по договору подряда. Срок оплаты работ наступил 15 декабря 2001 г. Через два месяца после наступления срока оплаты выполненных работ предприятие направило в адрес акционерного общества заявление о зачете, которое было получено последним по почте 20 февраля 2002 г. В такой ситуации, обязательство по договору поставки, равно как и обязательство, вытекающее из договора подряда, будут считаться прекращенными не с момента получения акционерным обществом заявления о зачете, а с 15 декабря 2001 г., то есть с даты наступления срока оплаты выполненных работ, так как этот срок наступил позднее, чем срок оплаты поставленной продукции.

С практической точки зрения, четкое представление о моменте прекращения обязательства зачетом важно для решения вопроса о применении штрафных санкций к неисправной стороне (неустойки за просрочку платежа и т.д.). В п.3 Информационного письма N 65 Президиум ВАС РФ приводит пример, когда банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с заемщика процентов за пользование чужими денежными средствами в связи с несвоевременным возвратом кредита. Ответчик иск признал частично, указав, что проценты за несвоевременный возврат кредита должны исчисляться до дня направления им заявления о зачете обязательства по возврату кредита встречным однородным требованием к банку, срок которого наступил. В свою очередь, банк, не возражая против возможности прекращения кредитного обязательства зачетом, заявил о необходимости исчислять проценты не до дня направления ответчиком письменного заявления о зачете, а до дня получения упомянутого заявления истцом.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, отметил, что исходя из смысла ст.410 ГК РФ для того, чтобы обязательство считалось прекращенным, необходимо уведомить другую сторону о зачете, и с этого момента обязательства считаются прекращенными. Поэтому проценты за пользование чужими денежными средствами подлежат начислению со дня просрочки возврата суммы до дня получения кредитором (банком) письменного заявления должника (заемщика) о зачете встречного однородного требования. Суд кассационной инстанции решение в части взыскания процентов, начисленных до момента получения банком заявления о зачете, отменил и в этой части в иске отказал. При этом было указано, что заявленное к зачету требование считается погашенным с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. В данном случае позднее наступил срок исполнения обязательства ответчика (заемщика).

Президиум ВАС РФ согласился с позицией суда кассационной инстанции и, со своей стороны, указал на то, что если встречные требования являются однородными, срок их исполнения наступил и одна из сторон сделала заявление о зачете, то обязательства считаются прекращенными в момент наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, и независимо от того, когда было сделано или получено заявление о зачете.

На наш взгляд, данное разъяснение Президиума небесспорно. С юридической точки зрения зачет встречных однородных требований представляет собой гражданско-правовую сделку, влекущую определенные правовые последствия, а именно прекращение обязательств (об этом, в частности, сказано и в п.13 Информационного письма N 65). Следовательно, по общему правилу, названные последствия (прекращение обязательств) должны наступать с момента совершения сделки, то есть с момента заключения сторонами соглашения о взаимозачете либо с момента получения стороной заявления другой стороны о зачете встречного требования. Иное применительно к моменту прекращения обязательства зачетом действующим законодательством не предусмотрено.

Иные вопросы прекращения обязательств зачетом:

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя.

Согласно материалам дела акционерное общество, являясь должником взыскателя, заявило о зачете встречного однородного денежного требования на том основании, что оно также имеет встречное требование к взыскателю, которое подтверждено судом и по которому также выдан исполнительный лист. О зачете встречного однородного требования акционерное общество сообщило в суд, вынесший решение, другой стороне в обязательстве, а также судебному приставу-исполнителю, предъявив последнему исполнительный лист. Судебный пристав-исполнитель отказался прекратить исполнительное производство на основании зачета.

Суд первой инстанции удовлетворил жалобу акционерного общества, руководствуясь статьей 410 ГК РФ, которая не ограничивает возможности прекращения обязательства зачетом встречного однородного требования на стадии исполнительного производства, и рекомендовал судебному приставу-исполнителю произвести зачет встречных однородных требований.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, указав, что Федеральный закон "Об исполнительном производстве" не содержит такого основания прекращения или окончания исполнительного производства, как зачет встречного однородного требования на стадии исполнительного производства, поэтому зачет по судебным актам, находящимся в стадии исполнения, противоречит статье 410 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции отменил, мотивировав это тем, что согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство заканчивается фактическим исполнением исполнительного документа. Зачет встречного однородного требования, так же как и надлежащее исполнение, представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение. Судебный пристав-исполнитель в данном случае обязан был вынести постановление об окончании исполнительных производств по исполнительным листам как одной стороны, так и другой (п.2 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Поставка товара сама по себе не приводит к прекращению возникшего из другого основания денежного обязательства поставщика перед получателем упомянутого товара по правилам статьи 410 ГК РФ. Для прекращения встречного однородного требования зачетом необходимо заявление хотя бы одной из сторон.

Субподрядчик обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с генподрядчика задолженности по выполненной работе.

Ответчик в судебном заседании наличие задолженности не признал, так как им по устной просьбе истца по счету-фактуре были отгружены радиаторы на сумму, равную указанной задолженности, следовательно, на основании статьи 410 ГК РФ его обязательство по оплате работ субподрядчика прекращено встречной поставкой.

Арбитражный суд, исследовав представленные сторонами доказательства, установил, что истец обоснованно требует от ответчика оплаты произведенных работ, а ответчик действительно поставил истцу радиаторы, общая стоимость которых равна задолженности ответчика. При этом суд, оценив конкретные обстоятельства поставки радиаторов, выяснил, что устная просьба истца и поставка товара в данном случае не привели к новации прежних обязательств сторон. Плату за поставленные радиаторы ответчик не получил.

Удовлетворяя требование истца и отклоняя возражение ответчика о прекращении его обязательства зачетом, суд отметил, что для прекращения обязательства зачетом согласно статье 410 ГК РФ необходимо не только наличие встречных однородных требований, срок исполнения которых наступил, но и заявление о зачете хотя бы одной из сторон. Так как ответчиком о зачете денежного требования заявлено не было, обязательства сторон не были прекращены по основаниям, предусмотренным статьей 410 ГК РФ (п.5 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. При зачете части встречного денежного требования должны учитываться положения статьи 319 ГК РФ.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с должника невозвращенного кредита и процентов за пользование кредитом.

Возражая против иска, ответчик заявил о частичном прекращении его обязательства зачетом встречного однородного требования к банку.

Арбитражным судом было установлено, что размер имеющегося у ответчика встречного однородного требования к банку был достаточен для погашения лишь части всех возникших из кредитного договора требований истца.

Ответчик полагал, что имеет право самостоятельно определить, какие из требований кредитора подлежат прекращению зачетом. В своем письме банку он указал, что зачетом погашаются его обязательства по возврату кредита, а также определенной части начисленных процентов за пользование им.

Истец в судебном заседании заявил, что ответчик не вправе был погашать зачетом в первую очередь требование о возврате самой суммы займа (капитальной суммы), поскольку в соответствии со статьей 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

Арбитражный суд, удовлетворяя иск банка, указал, что отношения сторон по частичному зачету встречного денежного требования прямо не урегулированы законодательством, поэтому при отсутствии соответствующего соглашения сторон и применимого обычая делового оборота к отношениям истца и ответчика должно применяться законодательство, регулирующее сходные отношения (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

Зачет встречного однородного требования (статья 410 ГК РФ) и надлежащее исполнение (статья 408 ГК РФ) представляют собой случаи прекращения обязательства. Поэтому в данном деле к частичному зачету встречного денежного требования должны предъявляться такие же требования, как и к исполнению денежного обязательства. Исполнение денежного обязательства при недостаточности произведенного платежа регулируется статьей 319 ГК РФ. Следовательно, при зачете части встречного денежного требования должны учитываться требования статьи 319 ГК РФ.

Таким образом, если иное не предусмотрено договором, при недостаточности встречного денежного требования заемщика для полного прекращения его денежного обязательства зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основная сумма долга (п.6 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Статья 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида.

Подрядчик предъявил заказчику иск о взыскании стоимости выполненных работ.

Ответчик иск не признал, сославшись на прекращение его обязательства по оплате зачетом встречного однородного требования.

Суд первой инстанции установил, что подрядные работы производились подрядчиком на кредитные средства, поскольку заказчик выполненные работы своевременно не оплачивал. Заемные обязательства подрядчика перед банком были обеспечены поручительством заказчика, который по предъявлении ему требований банка выплачивал проценты за пользование кредитом.

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции сослался на то, что требование по оплате работ и требование по возврату уплаченных процентов за пользование кредитом по договору поручительства не являются однородными, поэтому к данным отношениям не может быть применена статья 410 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции решение отменил. При этом в постановлении обоснованно было указано следующее.

Согласно статье 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Заказчик, являясь поручителем подрядчика по кредитному обязательству, удовлетворил требование банка об уплате процентов за пользование денежными средствами. Поэтому он получил права кредитора в части уплаты процентов за пользование кредитом в объеме, равном сумме, уплаченной банку. Требование заказчика является гражданско-правовым денежным обязательством, которое однородно денежному требованию подрядчика об оплате выполненных работ. Заказчик заявил о зачете в момент подписания акта сверки выполненных работ (п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Если иное не предусмотрено договором, арендатор имеет право после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя за счет собственных средств (пункт 2 статьи 623 ГК РФ).

В арбитражный суд обратился арендодатель с иском о взыскании с арендатора арендных платежей.

Ответчик не признал долга по арендным платежам, так как он с согласия арендодателя произвел за счет собственных средств неотделимые улучшения арендованного имущества, и после прекращения договора аренды заявил о зачете причитающихся с него арендных платежей в сумме, на которую произведены упомянутые улучшения.

Истец, не оспаривая факта произведенных улучшений, в судебном заседании указал, что зачет в данном случае невозможен, поскольку не предусмотрен статьей 623 ГК РФ.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, отметив при этом, что пункт 2 статьи 623 ГК РФ не предусматривает возможности зачета таких требований арендатора и, кроме того, до определения сторонами или судом стоимости улучшений, подлежащей уплате арендодателем арендатору, денежного обязательства у арендодателя не возникает.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и в иске отказал со ссылкой на следующее. В соответствии с пунктом 2 статьи 623 ГК РФ арендатор имеет право после прекращения договора на возмещение стоимости неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя, если иное не предусмотрено договором. Поскольку арендатор имеет упомянутое право, на арендодателе лежит корреспондирующая обязанность. Право на возмещение стоимости указанных улучшений, равно как и право на арендные платежи, является денежным требованием. Пункт 2 статьи 623 ГК РФ не обусловливает возникновение данного права арендатора наличием отдельного соглашения или судебного акта о взыскании сумм, израсходованных на неотделимые улучшения.

Так как статья 623 ГК РФ прямо не регулирует данные отношения по зачету встречных однородных требований, суд, руководствуясь общими положениями гражданского законодательства о зачете (статья 410 ГК РФ), признал произведенный арендатором зачет соответствующим закону и прекращающим обязательство арендатора (п.8 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Гражданское законодательство не предусматривает возможности восстановления правомерно и обоснованно прекращенных зачетом обязательств при отказе от сделанного стороной заявления о зачете.

Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском к арендатору о взыскании задолженности по арендной плате.

Ответчик иск не признал, обосновав свои возражения отсутствием у истца права требования арендной платы и прекращением обязательства зачетом встречного однородного требования (статья 410 ГК РФ).

Судом первой инстанции было установлено, что за несколько месяцев до обращения истца в суд ответчик известил арендодателя о том, что на основании статьи 410 ГК РФ его обязательство по арендной плате прекращено путем зачета встречного однородного требования. Арендодатель с проведением зачета не согласился, известив об этом арендатора соответствующим письмом, и обратился с иском о взыскании задолженности в суд. Ответчик, в свою очередь, выставил в банк истца инкассовое поручение о списании с последнего в предусмотренном договором безакцептном порядке суммы долга истца перед ответчиком, отказавшись от сделанного им до этого заявления о зачете встречного однородного требования. В связи с этим, по мнению суда, действия ответчика, направленные на получение задолженности с истца, свидетельствуют о том, что зачет не состоялся.

Суд апелляционной инстанции решение суда отменил и в иске отказал. В судебном акте было указано, что гражданское право не предусматривает возможности отказа от совершенного зачета. Действия ответчика по получению долга посредством безакцептного списания денежных средств со счета истца в данном случае не влекут каких-либо правовых последствий для состоявшегося зачета (п.9 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Обязательство по уплате покупной цены за товар и обязательство по выдаче кредита не могут быть прекращены зачетом.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании покупной цены проданных последнему акций.

Ответчик иск не признал, сославшись на прекращение его обязательства по оплате акций зачетом встречного однородного требования к банку о выдаче кредита, сумма которого равна покупной цене акций. Сроки исполнения обязательств по выдаче кредита и оплате акций к моменту заявления ответчиком о зачете, сделанного до возбуждения производства по делу, наступили.

Суд первой инстанции в иске отказал, мотивировав свое решение тем, что обязательства уплатить покупную цену акций и выдать кредит (уплатить сумму кредита) являются денежными, срок обоих обязательств наступил и указанные требования являются встречными, следовательно, обязательства прекратились зачетом. Срок возврата кредита к моменту рассмотрения спора не наступил, банк требования о досрочном возврате кредита не заявлял.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, иск удовлетворил, поскольку обязанности по предоставлению кредита и уплате долга различны по своей юридической природе и исходя из существа кредитного договора понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается (п.11 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Зачет как односторонняя сделка может быть признан судом недействительным по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Акционерная корпорация обратилась в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о признании недействительной ничтожной сделки о зачете требований (статья 168 ГК РФ), поскольку этот зачет не соответствует требованиям статей 99, 410, 411 ГК РФ.

Судом первой инстанции в иске отказано исходя из того, что само заявление о зачете встречных однородных требований не соответствует всем признакам сделки и является заявлением, определяющим материально-правовые условия зачета. При этом если одна из сторон правоотношения считает невозможным совершение зачета, она вправе обратиться с иском, основанным на своем праве требования, к другой стороне.

Суд апелляционной инстанции решение отменил, иск удовлетворил в связи с тем, что вывод суда первой инстанции нельзя признать правильным. В соответствии со статьей 411 ГК РФ не допускается зачет требований в случаях, предусмотренных законом.

Обращаясь с иском о признании сделки зачета недействительной на основании статьи 168 ГК РФ, акционерная корпорация ссылалась на пункт 2 статьи 99 ГК РФ, согласно которому не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу.

Данные обстоятельства, приведенные истцом в качестве основания иска, и соответствующие доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, исследованные судом первой инстанции, являются основанием для признания зачета ничтожным (п.13 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Арендатор имеет право зачесть стоимость произведенного капитального ремонта, вызванного неотложной необходимостью, в счет арендной платы и в том случае, когда им получена от подрядчика отсрочка оплаты работ, выполненных для него по договору строительного подряда.

Арендодатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с арендатора арендной платы.

Ответчик иск не признал, сославшись на прекращение его обязательства зачетом встречного однородного требования по основаниям, предусмотренным абзацем четвертым пункта 1 статьи 616 ГК РФ.

В судебном заседании было установлено, что арендатор в силу неотложной необходимости капитального ремонта арендуемого помещения и отказа арендодателя от выполнения такого ремонта заключил соответствующий договор с подрядной организацией, которая полностью выполнила свои обязательства, и результат работ был принят арендатором по акту приемки.

Также было установлено, что арендатор, являясь заказчиком в договоре строительного подряда, по договоренности с подрядчиком получил отсрочку в оплате выполненных работ. На момент заявления арендатором о зачете, сделанном до возбуждения дела судом, подрядные работы оплачены не были. Учитывая изложенное, суд первой инстанции посчитал, что арендатор при таких обстоятельствах не вправе был заявить о зачете встречного однородного требования, и иск арендодателя удовлетворил.

Суд апелляционной инстанции решение суда отменил и в иске отказал, указав при этом следующее.

Согласно пункту 1 статьи 616 ГК РФ нарушение арендодателем обязанности производить за свой счет капитальный ремонт дает арендатору право произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или зачесть ее в счет арендной платы. Суд первой инстанции установил стоимость произведенного капитального ремонта, сторонами не оспариваемую.

Гражданское законодательство не ставит осуществление права арендатора на совершение зачета при указанных условиях (пункт 1 статьи 616 ГК РФ) в зависимость от того, произведена оплата стоимости капитального ремонта подрядчику или нет. Из этой нормы также не следует, что производство капитального ремонта должно осуществляться арендатором непременно своими силами. Независимо от того, оплачена ли стоимость ремонта подрядчику, улучшения арендованного имущества составляют имущество арендодателя как собственника арендованного имущества. Поэтому арендатор правомерно заявил арендодателю о зачете встречного однородного требования (п.15 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Комиссионер вправе в соответствии со статьей 410 ГК РФ удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы 7из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (статья 997 ГК РФ), а также заявить о зачете на основании иных встречных денежных требований к комитенту.

Комитент обратился в арбитражный суд с иском к комиссионеру о взыскании поступивших комиссионеру денежных сумм от реализации товара, проданного им третьему лицу.

Ответчик иск не признал, сославшись на полученное истцом письмо о зачете встречного однородного требования.

Суд первой инстанции установил следующее. Между комитентом и комиссионером заключен договор комиссии, по которому комиссионер обязался реализовать товар, принадлежащий комитенту, за обусловленное вознаграждение. Доказательствами, представленными сторонами, подтверждаются факты реализации товара и получения комиссионером его стоимости от третьего лица, а также перечисления комитенту лишь части полученной им стоимости товара. При этом комиссионер не только удержал причитающуюся ему по договору комиссии сумму вознаграждения, но и заявил о зачете в отношении иной суммы, которую комитент был должен комиссионеру по другому гражданско-правовому договору.

Суд удовлетворил иск комитента частично, отказав во взыскании правомерно удержанной комиссионером на основании статьи 997 ГК РФ суммы, причитающейся ему по договору комиссии. Свое решение суд мотивировал положениями статьи 997 ГК РФ, которая предусматривает, что комиссионер может в соответствии со статьей 410 ГК РФ удержать лишь сумму, причитающуюся ему по договору комиссии, а не зачесть какую-либо иную сумму, которую он вправе требовать от комитента по другим, не связанным с договором комиссии основаниям.

Суд апелляционной инстанции данное решение изменил и в иске комитента отказал полностью со ссылкой на то, что статья 997 ГК РФ, устанавливая право комиссионера удержать в соответствии со статьей 410 ГК РФ причитающиеся ему по договору комиссии суммы, не ограничивает право прекратить встречные однородные требования комиссионера и комитента зачетом. Такое право предоставлено сторонам статьей 410 ГК РФ (п.16 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. Агент, заключивший от имени принципала договор с третьим лицом, имеет право на прекращение обязательства по передаче полученных от третьего лица денежных сумм зачетом встречного требования к принципалу по оплате вознаграждения.

Принципал обратился в арбитражный суд с иском к агенту о взыскании с ответчика полученных от третьего лица денежных сумм за проданный товар принципала.

Агент иск не признал, сославшись на частичное прекращение своего обязательства зачетом, о котором им было заявлено принципалу до возникновения судебного спора.

Суд первой инстанции установил, что между истцом и ответчиком заключен агентский договор, согласно которому агент обязался за вознаграждение совершать по поручению принципала сделки от своего имени, но за счет принципала, а также сделки от имени и за счет принципала по продаже товара, изготавливаемого последним. Агент заключил с третьим лицом договор купли-продажи от имени принципала, по которому был продан соответствующий товар. Денежные средства за проданный товар поступили на банковский счет агента, с которого агент перечислил часть средств на банковский счет принципала, удержав у себя сумму, равную его вознаграждению, обусловленному агентским договором.

Суд иск удовлетворил, мотивировав свое решение таким образом. Согласно статье 1011 ГК РФ к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, регулирующие отношения по договору поручения или договору комиссии, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени. Поскольку ответчик заключил договор с третьим лицом от имени принципала (истца), к правоотношениям сторон должны применяться правила гражданского законодательства, установленные для договора поручения, а не для договора комиссии. Право на удержание из сумм, полученных для контрагента, вознаграждения предоставлено гражданским законодательством лишь комиссионеру (статья 997 ГК РФ). Поверенному такого права законом не предоставлено (пункты 1, 2 статьи 972 ГК РФ). В силу статьи 974 ГК РФ поверенный обязан, в частности, передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и в иске отказал, сославшись на следующее.

Отсутствие у поверенного правомочия, аналогичного праву комиссионера не удержание вознаграждения из полученных для доверителя сумм, не означает, что к правоотношениям сторон по договору поручения не могут применяться общие положения обязательственного права. Согласно статье 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны. У агента на момент поступления ему денежных средств по условиям договора возникло право на получение от принципала вознаграждения, а у принципала - право на суммы, полученные для него агентом, сроки исполнения этих встречных обязательств наступили. Эти требования являются однородными. Агент заявил о зачете встречного однородного требования принципалу письмом, которое было получено последним до момента рассмотрения дела в суде. Исходя из этого обязательство агента (ответчика) в части уплаты суммы, равной размеру его вознаграждения, а равно обязательство принципала (истца) по уплате вознаграждения были прекращены зачетом (п.17 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).

Судебно-арбитражная практика. При недостаточности суммы встречного требования для прекращения зачетом всех обязательств, возникших из нескольких договоров, прекращенным считается обязательство по договору, срок исполнения которого наступил ранее, если иное не указано в заявлении о зачете.

Завод обратился в арбитражный суд с иском к торговой фирме о взыскании долга за поставленный товар, а также суммы санкций за просрочку оплаты.

Ответчик иск не признал, считая, что его обязательства по оплате товара были прекращены зачетом.

Суд первой инстанции установил следующее.

Между заводом и торговой фирмой были заключены два договора: на поставку дизельного топлива и на поставку бензина. Завод свои обязательства выполнил полностью. Фирма, имея к заводу встречное денежное требование, полученное по договору уступки требования, направила заводу заявление о зачете своих обязательств по оплате товара по договору поставки денежным требованием к заводу. При этом в направлении не было указано, по какому именно из двух договоров поставки фирма прекращает встречные обязательства зачетом. Сумма денежного требования фирмы к заводу была меньше суммы ее долга за полученный по договорам товар, фирма перечислила недостающие денежные средства на счет завода, указанный в договорах поставки. В связи с отсутствием в заявлении фирмы указания, какое конкретное обязательство подлежит прекращению зачетом, завод посчитал зачет не состоявшимся и предъявил фирме иск. Ответчик в отзыве на иск отметил, что поскольку как надлежащее исполнение, так и зачет являются способами прекращения обязательств, а отношения сторон регулируются нормами о договоре поставки, в данном случае необходимо по аналогии применять положения пункта 3 статьи 522 ГК РФ, и завод был обязан зачесть сумму встречного денежного требования фирмы в счет договора поставки дизельного топлива, так как срок исполнения по нему наступил ранее.

Суд иск удовлетворил со ссылкой на то, что обязательство может быть прекращено зачетом встречного однородного требования лишь в случае, когда лицо, сделавшее заявление о зачете, в достаточной степени индивидуализировало указанное обязательство. Так как ответчик в заявлении о зачете не индивидуализировал свое обязательство, подлежащее прекращению зачетом, зачет нельзя считать состоявшимся.

Суд апелляционной инстанции решение отменил и в иске отказал. При этом было указано, что гражданское законодательство не содержит норм, регулирующих случаи недостаточности суммы встречного требования должника для прекращения зачетом всех его обязательств по нескольким договорам, поэтому суду первой инстанции в силу пункта 1 статьи 6 ГК РФ надлежало применить аналогию закона. Сходные отношения урегулированы статьей 522 ГК РФ, из которой следует, что в случае недостаточности исполнения для прекращения обязательств по всем договорам погашаются обязательства по договору, срок исполнения которого наступил ранее (п.19 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001 г.).