9.1.1. Уступка права требования

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 
РЕКЛАМА
<

Необходимо отметить, что в условиях неплатежей уступка права требования стала широко использоваться во взаимозачетных операциях, которые позволяют хозяйствующим субъектам решать свои платежные проблемы без привлечения денежных средств. В то же время несоблюдение установленных правил уступки может привести к проблемам не менее серьезным, чем длительная задержка платежей. Поэтому при заключении договора цессии рекомендуем учитывать следующие моменты:

1. Уступка права требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

В этой связи важно обратить внимание на то обстоятельство, что по договору цессии можно передать только требование, вытекающее из гражданско-правового обязательства (купли-продажи, поставки, аренды, подряда и т.д.).

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском о возмещении ущерба, причиненного незаконным применением таможенным органом штрафных санкций за нарушение таможенных правил. В судебном заседании выяснилось, что штрафные санкции были применены не к истцу, а к другому юридическому лицу (совместному предприятию). Истец же приобрел право требования возмещения причиненного ущерба на основании договора цессии, заключенного с этим предприятием.

В такой ситуации арбитражный суд правомерно отказал акционерному обществу в удовлетворении исковых требований, сославшись на то обстоятельство, что отношения между совместным предприятием и таможенным органом основаны на властном подчинении, а в соответствии с п.3 ст.2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется. Следовательно, сделка об уступке права требования в рассмотренном случае является ничтожной как не соответствующая требованиям закона (Информационное письмо Президиума ВАС от 17 июня 1996 г. N 5 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства" // Вестник ВАС 1996. N 9).

Второй пример наглядно показывает, насколько неожиданным может оказаться развитие событий при рассмотрении в судебном заседании вопроса о правомерности уступки права требования.

Судебно-арбитражная практика. Фонд юридической и финансовой поддержки городского хозяйства г.Москвы (Мосюрфинфонд) на основании договора цессии, заключенного с Мосводоканалом, приобрел в отношении его должников право требовать погашения задолженности за поставленную воду. Однако в ходе судебного заседания адвокат, представлявший интересы АО "Биохиммаш" (одного из должников), обратил внимание суда на условие договора поставки, из которого следует, что отношения между его доверителем и Мосводоканалом носят конфиденциальный характер и третьи лица не должны знать о его содержании. Кроме того, АО "Биохиммаш"- это режимное предприятие, и информация о количестве потребляемых им водных ресурсов является секретной. Уступив на основании договора цессии право требования долга Мосюрфинфонду, Мосводоканал тем самым распространил конфиденциальную информацию, чем нарушил требования Закона "О государственной тайне" и целый ряд инструкций спецслужб о соблюдении режима секретности.

В результате арбитражный суд признал сделку об уступке права требования недействительной, так как она противоречит ст.388 ГК РФ, согласно которой уступка права требования допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору ("Коммерсант-Daily", "Обзор адвокатской практики" за 22 июня 1996 г. - 28 июня 1996 г.).

Один из случаев ограничения возможности уступки права требования предусмотрен статьей 372 ГК РФ, в соответствии с которой принадлежащее бенефициару (кредитору) по банковской гарантии право требования к гаранту не может быть передано другому лицу, если в гарантии не установлено иное.

Необходимо также учитывать, что возможность уступки права требования может быть ограничена не только законом или иным нормативным актом, но и договором. По этой причине заключению договора цессии обязательно должно предшествовать тщательное изучение договоров, соглашений, писем и других документов, на которых основано право требования. В противном случае, если вдруг обнаружится, что цессия совершена с нарушением условия договора о запрете уступки требования, он может быть признан недействительным как не соответствующий требованиям ГК РФ.

Незаконна также уступка прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности право требования уплаты алиментов и право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью (ст.383 ГК РФ).

2. Для передачи права требования новому кредитору согласие должника не требуется, однако уведомить его об этом все же необходимо.

По общему правилу, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (ст.383 ГК РФ). В частности, согласно п.2 ст.388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка права требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Поскольку указанная категория носит оценочный характер, вопрос о том, имеет ли личность кредитора существенное значение для должника, в каждом конкретном случае должен решаться индивидуально исходя из существа обязательства с учетом всех обстоятельств, так или иначе, с ним связанных.

В любом случае независимо от того, требуется согласие должника на уступку требования или нет, целесообразно уведомить его о состоявшейся цессии, поскольку действующее законодательство защищает интересы должника, не осведомленного о том, что право требования к нему уступлено третьему лицу.

Во-первых, если должник, не уведомленный об уступке права требования, исполнит обязательство первоначальному кредитору (например, перечислит на расчетный счет первоначального кредитора обусловленную договором денежную сумму), его действия будут расценены как надлежащее исполнение обязательства. В этом случае новому кредитору придется выяснять свои отношения с первоначальным кредитором, так как при таких обстоятельствах любые требования к должнику несостоятельны (п.3 ст.382 ГК РФ).

Если новый кредитор все же оказался в такой ситуации, он вправе предъявить к первоначальному кредитору требование о возврате имущественных ценностей, переданных им в обмен на право требования, либо денежной компенсации их стоимости. Это право предоставлено новому кредитору статьями 319-322 ГК РФ ("Обязательства вследствие неосновательного обогащения"), поскольку к тому моменту, когда должник произведет реальное исполнение обязательства в адрес первоначального кредитора, последний уже не будет являться стороной по договору. На сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты по ст.395 ГК РФ.

Во-вторых, законом установлено, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе права (ст.386 ГК РФ). Например, если продавец уступил требование об оплате товара другому лицу, а покупатель до получения уведомления об уступке обнаружил какие-либо недостатки в проданном товаре, он вправе выдвинуть против нового кредитора все свои возражения по поводу недостатков товара, в частности может потребовать соразмерного уменьшения покупной цены и возврата части уже уплаченной суммы денежных средств. Очевидно, что такое развитие событий явно невыгодно для нового кредитора.

В-третьих, в соответствии со ст.412 ГК РФ в случае уступки права требования должник может зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Такой зачет возможен, если требование к первоначальному кредитору возникло по основанию, существовавшему к моменту получения уведомления об уступке, и срок этого требования наступил либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Иллюстрацией к этому может служить следующий пример. Продавец уступил другому лицу требование об оплате продукции, но своевременно ни он, ни новый кредитор не уведомили об этом покупателя. К моменту же получения уведомления об уступке у покупателя возникло право требования к продавцу об оплате выполненных для него работ по договору подряда, заключенному между ними ранее. Так вот, воспользовавшись правом, предоставленным ему статьей 412 ГК РФ, должник вправе зачесть это требование против требования нового кредитора об оплате продукции. И опять новый кредитор окажется в ситуации, когда ему придется выяснять свои отношения с первоначальным кредитором.

Таким образом, необходимость своевременного уведомления должника об уступке требования очевидна. Закон не устанавливает, кто именно должен направлять уведомление. Вместе с тем, учитывая, что при неблагоприятном развитии событий в большей степени страдают интересы нового кредитора, по-видимому, он и должен прилагать все усилия для того, чтобы должник как можно быстрее был поставлен в известность о состоявшейся передаче права.

3. Требование должно передаваться новому кредитору в том виде, в каком оно существует на момент заключения договора цессии.

На практике нередко встречаются случаи, когда первоначальный кредитор, уступая свое требование другому лицу, изменяет содержание этого требования. К примеру, продавец, имеющий денежное требование в отношении покупателя, передает новому кредитору право требовать от покупателя поставки сырья, продукции и т.д. Очевидно, что договор цессии, изложенный подобным образом, недействителен, поскольку продавец не имеет в отношении своего должника товарного требования.

Поэтому необходимо учитывать правило, согласно которому требование должно передаваться новому кредитору в том виде, в каком оно существует на момент заключения договора цессии. Если требование денежное, должно передаваться именно денежное требование; если требование носит товарный характер, то только в этом виде оно и может быть передано. Изменение содержания требования в любом случае должно осуществляться при участии должника как стороны по договору.

Судебно-арбитражная практика. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к ТОО о взыскании штрафа за несвоевременную оплату товара и процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст.395 ГК РФ. Право требования основано на договоре уступки требования (цессии).

Решением в иске было отказано со ссылкой на то, что права (требования), принадлежащие первоначальному кредитору, переданы новому кредитору по сделке купли-продажи, что, по мнению суда, противоречит правовой природе цессии, следовательно, договор цессии заключен с нарушением законодательства и является ничтожным в силу ст.168 ГК РФ. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменений по тем же основаниям. Кроме того, в постановлении было указано на отсутствие в договоре цессии предмета договора как его существенного условия.

На данные судебные акты был принесен протест, в котором предлагалось решение суда первой и постановление апелляционной инстанции отменить, дело направить на новое рассмотрение. Вас согласился с выводами, изложенными в протесте.

Как видно из материалов дела, по условиям спорного договора цессии предприниматель передал истцу все права (требования), возникшие из сделок, заключенных между ним и ТОО. Но в договоре цессии не указаны конкретные требования, передающиеся новому кредитору.

Права (требования), принадлежащие первоначальному кредитору, переданы новому кредитору- истцу по сделке купли-продажи. Законодатель, регламентируя возможность передачи прав (требования) по сделке, не определил вида договора, по которому эта передача происходит. Поэтому договор купли-продажи может служить основанием передачи прав (требований). В данном случае имеет место возмездная цессия. Следовательно, передача права (требования) по договору продажи не противоречит ст.386 ГК РФ и в целом параграфу 1 главы 24 Гражданского кодекса РФ. Кроме того, п.4 ст.454 ГК РФ предусмотрено, что общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Поэтому вывод, содержащийся в оспариваемых судебных актах в части признания продажи права (требования), противоречащим правовой природе параграфа 1 главы 24 Гражданского кодекса РФ, является ошибочным.

При этом ВАС РФ также отметил, что суд апелляционной инстанции правильно указал, что в спорном договоре отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору и при таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется, в связи с чем решение по существу принято правильно (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 декабря 1998 г. N 1676/98)

4. Право требования носит имущественный характер и имеет денежную оценку. Поэтому, по общему правилу, требование должно уступаться другому лицу на возмездной основе.

В принципе, требование может быть передано другому лицу и безвозмездно. Однако в таком случае следует помнить, что в соответствии со ст.572 ГК РФ передача кому-либо имущественного права в отношении третьих лиц на безвозмездной основе представляет собой договор дарения, а по ст.575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями допускается только на сумму, не превышающую пяти минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, если в договоре цессии не будет указано, в счет чего новому кредитору передается право требования, правомерность указанного договора может быть поставлена под сомнение. В то же время, о безвозмездности договора цессии можно будет говорить только в том случае, если из содержания договора или иных обстоятельств (например, предшествующее и последующее поведение сторон и т.д.) ясно следует намерение первоначального и нового кредиторов заключить договор на безвозмездной основе.

Судебно-арбитражная практика. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу о взыскании основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании договора цессии от 16.02.2000 г.

Решением от 22.05.2000 г. в удовлетворении иска отказано. При этом арбитражный суд исходил из того, что договор цессии от 16.02.2000 г. является недействительным в силу статьи 168 ГК РФ, поскольку противоречит пункту 4 статьи 575 ГК РФ и главе 24 ГК РФ. Постановлением апелляционной инстанции от 20.07.2000 г. решение оставлено без изменения. Федеральный арбитражный суд округа постановлением от 20.09.2000 г. оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагалось названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум ВАС РФ удовлетворил протест по следующим причинам.

Из материалов дела следует, что 16.02.2000 г. между первоначальным кредитором и обществом с ограниченной ответственностью (новый кредитор) заключен договор цессии, в соответствии с которым первоначальный кредитор уступил новому кредитору требование с ответчика задолженности по оплате поставленного товара в сумме 42.000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно пункту 3 статьи 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер договора уступки требования. Из существа данного договора также не вытекает его безвозмездность.

При вынесении судебных актов арбитражными судами не было учтено, что в силу пункта 2 статьи 572 ГК РФ обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара. Договор цессии от 16.02.2000 г. такого намерения не содержит.

При таких обстоятельствах у арбитражного суда не имелось правовых оснований для признания договора цессии безвозмездной сделкой (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.06.2001 г. N 8303/00).

Право требования может быть передано в счет погашения долга первоначального кредитора перед новым кредитором, в счет товарных поставок. Наконец, право требования может быть просто продано третьему лицу. При этом необходимо учитывать, что по действующему законодательству (гл.43 ГК РФ) приобретать денежное требование за деньги (совершать факторинговые сделки) могут только финансовые агенты, к которым относятся банки либо иные организации, получившие соответствующую лицензию (для банков получение специальной лицензии необязательно). Вместе с тем, как следует из ст.10 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", до установления условий лицензирования деятельности финансовых агентов (ст.825 ГК РФ) сохраняется существующий порядок осуществления их деятельности. Это означает, что до момента принятия федерального закона, регламентирующего порядок лицензирования деятельности финансовых агентов, факторинговые сделки могут совершаться и с лицами, не обладающими специальной лицензией.

5. Уступка права требования другим лицам в большинстве случаев осуществляется на основании договора цессии. Поскольку договор цессии - это обычный гражданско-правовой договор, он должен составляться с соблюдением всех правил заключения договоров.

В данном случае рекомендуем обращать внимание на следующие два момента.

Во-первых, в договоре необходимо подробно описывать требование, которое уступается новому кредитору, - характер требования, его размер, обязательство, на основании которого требование возникло, с указанием номера и даты заключения основного договора. Иначе правомерность цессии может вызвать серьезные сомнения, особенно в том случае, если составляются многосторонние (с участием пяти и более предприятий) акты взаимозачета, - будет достаточно сложно установить, что за требование передается, тем более, что нередко документооборот оформляется на очень низком уровне, и такой документ, как договор, часто просто отсутствует.

Во-вторых, необходимо соблюдать форму договора цессии:

1. Уступка права требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.

2. Уступка права требования по сделке, для которой необходима государственная регистрация, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

3. Уступка права требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге.

(ст.389 ГК РФ)

6. В договоре необходимо определять объем передаваемых прав.

По общему правилу (ст.384 ГК РФ), право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Это означает, что к новому кредитору, помимо основного требования, переходят также и права, обеспечивающие исполнение обязательства (например, права по договору залога), другие права, связанные с требованием, в том числе право на неуплаченные проценты.

Для того чтобы исключить действие указанного общего правила, в договоре цессии необходимо четко указать, какой объем прав передается новому кредитору.

7. Уступка права требования должна вести к безусловной замене кредитора в обязательстве.

Рассмотрим два примера из практики Высшего Арбитражного Суда РФ.

Судебно-арбитражная практика. Президиум ВАС РФ отменил решение первой и постановление апелляционной инстанции арбитражного суда Саратовской области, в соответствии с которыми были удовлетворены исковые требования АО "ПМК N 19" о взыскании с коммерческого банка штрафа за неправильное списание денежных средств со счета. И отменил по следующим причинам. Дело в том, что истец в договорных отношениях с банком не состоял, а право требования об уплате штрафа приобрел на основании договора цессии, заключенного с Администрацией сельского Совета клиентом банка. Высший арбитражный суд РФ сделал вывод о том, что, поскольку Администрация как владелец счета не передавала АО "ПМК N 19" прав, вытекающих из договора банковского счета, перемены лиц в основном обязательстве не произошло. Как следствие, уступка права требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст.384 ГК РФ и является незаконной (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 октября 1996 г. N 3172/96 // Вестник ВАС, 1997. N 4).

Судебно-арбитражная практика. АООТ "Зейская ГЭС" обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора о передаче права требования от АООТ "Зейская ГЭС" в размере 3 399 829 478 руб. Указанный договор был заключен между МП "Горводоканал" (первоначальный кредитор) и ИЧП "ФПК "Столица" (новый кредитор) 27 февраля 1995 года. В ходе рассмотрения этого дела выяснилось, что уже после заключения договора цессии стороны заключили между собой дополнительное соглашение, по условиям которого через 60 дней после поступления на расчетный счет нового кредитора сумма долга за вычетом 10%-ного вознаграждения подлежала возврату первоначальному кредитору, уступившему право требования.

При таких обстоятельствах суд решил, что действительная воля сторон была направлена не на уступку права требования, а на оказание услуг за вознаграждение. Следовательно, договор цессии является притворным, поскольку прикрывает собой договор об оказании услуг. Кроме того, суд в очередной раз отметил, что, согласно _ 1 гл.24 ГК РФ, уступка права требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве, а в данном случае первоначальный кредитор из обязательства не выбыл. Оставаясь правообладающим лицом, он изменил лишь фактический источник получения долга (Постановление Президиума ВАС РФ от 10 сентября 1996 г. N 1617/96 // Вестник ВАС РФ, 1996. N 11).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что следствием уступки права требования должна быть безусловная замена стороны (кредитора) в обязательстве. Если же в результате анализа условий договора цессии станет ясно, что первоначальный кредитор из обязательства не выбыл, такой договор является недействительным на основании ст.168 ГК РФ как противоречащий нормам действующего законодательства.

В первом случае было уступлено право требования штрафных санкций за ненадлежащее исполнение договора банковского счета. Между тем основное требование, которое имеет клиент в отношении банка по данному договору,это требование о совершении расчетных операций (об оказании банковской услуги). Указанное требование новому кредитору передано не было. Как следствие, первоначальный кредитор так и остался стороной по договору и из обязательства в результате цессии не выбыл.

Во втором случае между сторонами был заключен договор цессии, однако по его условиям новый кредитор должен был возвратить первоначальному кредитору взысканный долг, удержав только сумму причитающихся ему процентов. Но если уступка права требования действительно имела место, то о каком возврате долга и, самое главное, о каких процентах идет речь в договоре? Поэтому суд правильно решил, что на самом деле право требования новому кредитору не передавалось. Он лишь оказывал предприятию услуги по взысканию его дебиторской задолженности (такие договоры в настоящее время широко распространены) и получил за это соответствующее вознаграждение. А первоначальный кредитор из обязательства не выбывал.

На практике широкое распространение получили операции по передаче права требования не в полном объеме, а лишь в определенной части, когда, например, продавец, которому покупатель обязан уплатить по договору 1 000 у.е., уступает другому лицу право требовать с покупателя уплаты 500 у.е.

Распространены также операции по передаче части требований по так называемым длящимся договорам. Например, между поставщиком и покупателем заключен договор поставки труб сроком на один год. При этом по условиям договора трубы должны поставляться в течение года равными партиями и оплачиваться покупателем ежемесячно. По прошествии трех месяцев поставщик и покупатель составляют между собой акт сверки задолженности по оплате поставленных труб, образовавшейся на данный момент, после чего, поставщик уступает право требования с покупателя указанной суммы третьему лицу в счет погашения своего долга перед ним.

Казалось бы, закон не содержит запрета на уступку третьим лицам части прав требования, принадлежащего кредитору. Более того, в соответствии со ст.384 ГК РФ первоначальный и новый кредитор вправе по собственному усмотрению определить объем передаваемых прав и зафиксировать этот объем в договоре цессии. Однако Высший Арбитражный Суд РФ ранее высказывал несколько иное суждение по данному вопросу. В частности, принимая решение о признании недействительным договора цессии, заключенного между МП "Горводоканал" и ИЧП "ФПК "Столица" (этот случай уже был рассмотрен выше), ВАС РФ указал, что правила уступки требования не могут быть применены к этому договору, поскольку обязательство, по которому уступлено право, носит длящийся характер. В нем сохраняется тот же состав лиц и основания возникновения правоотношений между ними.

В настоящее время позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросу о так называемой "частичной" уступке права требования несколько изменилась.

Судебно-арбитражная практика. ЗАО "Промстрой-С" обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к открытому акционерному обществу "Саратовгаз" о взыскании задолженности в сумме 6.193.257 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 27.02.99 г. по день фактического исполнения решения суда. В свою очередь, ОАО "Саратовгаз" обратилось в суд со встречным иском о признании недействительным договора уступки требования от 03.06.96 г. N 153, заключенного между предприятием "Югтрансгаз" и ЗАО "Промстрой-С".

Решением от 23.09.99 г. с ОАО "Саратовгаз" взыскано 3.282.459,70 рублей долга и 1.286.305,78 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. В удовлетворении встречного иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 16.11.99 г. решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 11.01.2000 г. решение суда первой и постановление апелляционной инстанции отменил. Закрытому акционерному обществу "Промстрой-С" в иске к ОАО "Саратовгаз" о взыскании задолженности отказал, встречный иск ОАО "Саратовгаз" удовлетворил. Отменяя судебные акты, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с главой 24 ГК РФ при заключении сделки по уступке требования стороны должны совершить ряд необходимых действий, свидетельствующих о полной смене лиц в том обязательстве, в рамках которого возникло уступаемое право требования.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагалось постановление суда кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции от 23.09.99 г. и постановление апелляционной инстанции от 16.11.99 г. оставить в силе.

По мнению Президиума ВАС РФ, все названные судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, предприятие "Югтрансгаз" имело задолженность перед закрытым акционерным обществом "Промстрой-С" на 20.000.000 рублей. Согласно договору об уступке требования от 03.06.96 г. N 153 предприятие "Югтрансгаз", являясь стороной по договору на поставку газа и кредитором ОАО "Саратовгаз", уступило закрытому акционерному обществу "Промстрой-С" право требования с ответчика части задолженности, составляющей 20.000.000 рублей.

Признание рассматриваемого договора цессии ничтожной сделкой суд кассационной инстанции мотивировал тем, что на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, за цедентом сохранилось обязательство по поставке газа до конца срока действия договора. Однако как видно из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по газоснабжению (длящееся обязательство), а конкретное требование поставщика оплаты поставленного газа за определенный расчетный период. Уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением.

Предприятие "Югтрансгаз", поставив обществу "Саратовгаз" газ на конкретную сумму, в принципе вправе, не выходя из договора газоснабжения, уступить данное денежное требование третьему лицу с соблюдением условий, установленных статьей 388 ГК РФ. Суд кассационной инстанции указал, что платежные требования на оплату поставленного газа датированы позже даты заключения договора цессии. Это обстоятельство не было предметом исследования суда, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, имелась ли указанная задолженность у ОАО "Саратовгаз" перед предприятием "Югтрансгаз" к моменту заключения договора цессии от 03.06.96 г. N 153 (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 г. N 4215/00).

8. Иные моменты, на которые необходимо обратить внимание.

1. Первоначальный кредитор, уступивший право требования, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему права требования, но не отвечает за его неисполнение должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст.390 ГК РФ).

Иными словами, если требование уступлено новому кредитору в строгом соответствии с действующим законодательством, а должник не выполняет условия договора, то новый кредитор может предъявить свои требования только к должнику. Прежний кредитор никакой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора не несет. Исключение из этого правила составляет случай, когда прежний кредитор, уступая новому кредитору право требования, одновременно поручается за исполнение должником его обязательства (см. раздел "Поручительство").

Однако, если после того, как уступка права требования состоялась, договор, на котором это требование основывается (основной договор), по каким-либо причинам окажется недействительным, прежний кредитор должен будет вернуть новому кредитору все, что получил от него взамен уступленного права требования, а также в полном объеме возместить понесенные им убытки.

2. При уступке требования прежний кредитор обязан передать новому кредитору документы, удостоверяющие право требования, а также сообщить сведения, имеющие значение для осуществления права требования. В противном случае, пока новый кредитор не предъявит всех доказательств перехода требования, должник вправе отказаться от исполнения обязательства новому кредитору (ст.385 ГК РФ).