4.1.5. Недействительность договора, заключенного лицом, не имеющим на то соответствующих полномочий : Бухгаотер и договор - А.В. Брызгалин, В.Р. Берник, А.Н. Головкин : Книги по праву, правоведение

4.1.5. Недействительность договора, заключенного лицом, не имеющим на то соответствующих полномочий

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 
РЕКЛАМА
<

Согласно ст.174 ГК РФ, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица - его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях.

Судебно-арбитражная практика. Ст.174 ГК РФ не применяется в случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом. В указанных случаях надлежит руководствоваться статьей 168 ГК РФ. В правоотношениях с участием юридических лиц судам надлежит иметь в виду, что ст.174 ГК РФ может применяться в тех случаях, когда полномочия органа юридического лица определенно ограничены учредительными документами последнего. Наличие указанных ограничений, установленных в других документах, не являющихся учредительными, не может являться основанием для применения данной статьи.

Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст.174 ГК РФ. Поскольку данная норма не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст.6 ГК РФ к таким отношениям следует применять п.2 ст.183 ГК РФ, регулирующий сходные отношения (аналогия закона).

При этом следует иметь в виду, что одобрением сделки может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке, который свидетельствует о том, что сделка была одобрена, в том числе уполномоченным органом юридического лица. Основания для признания сделки недействительной по ст.174 ГК РФ в таком случае отсутствуют (Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения статьи 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" // Вестник ВАС, 1998. N 7).

Таким образом, для признания договора недействительным по данной статье необходимо несколько оснований:

- превышение гражданином полномочий, предусмотренных договором, а органом юридического лица превышение полномочий, установленных в учредительных документах этого юридического лица;

- невозможность установления факта превышения полномочий другой стороной. То есть из доверенности, закона или из обстановки при заключении договора должно следовать, что договор заключается уполномоченным лицом, хотя это не соответствует действительности;

- доказанность того факта, что другая сторона при заключении договора знала или должна была знать об отсутствии у лица полномочий на заключение договора.

Судебно-арбитражная практика. Акционерное общество обратилось в суд с иском о признании договора залога нежилого помещения, заключенного между АО и банком, недействительным по тем основаниям, что он подписан генеральным директором предприятия с превышением полномочий: данный вопрос в соответствии с уставом должно было решать общее собрание акционеров. Суд, исследовав материалы дела, установил следующее. В подтверждение полномочий на заключение указанной сделки генеральный директор представил банку разрешение общего собрания акционеров, оформленное протоколом собрания. Оснований для сомнения в подлинности этих документов по их внешним признакам у банка не имелось. В ходе судебного разбирательства было установлено, что представленные генеральным директором в банк документы подделаны. В связи с этим суд в иске отказал, указав на то, что в момент оформления указанной сделки банк не знал и не мог заведомо знать о том, что общее собрание акционеров общества по вопросу о получении кредита под залог помещения не проводилось и соответствующими полномочиями генерального директора не наделяло (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 февраля 1997 г. N 8365/95 // Вестник ВАС, 1997. N 5).

Судебно-арбитражная практика. Предприятие обратилось с иском в суд о признании кредитного договора, заключенного между предприятием и банком, недействительным по мотивам отсутствия у директора предприятия соответствующих полномочий на заключение договора. Суд пришел к выводу, что банк при заключении договора должен был предполагать, что у директора отсутствуют полномочия на заключение договора, так как при заключении договора банк не проверил устав предприятия, на основании которого (как указано в договоре) действовал директор. Руководствуясь этим, суд удовлетворил иск и признал кредитный договор недействительным (Постановление Президиума ВАС РФ от 11 декабря 1996 г. N 2506/96 // Вестник ВАС, 1997. N 3).

Судебно-арбитражная практика. Статьей 174 ГК РФ установлено, что сделка по указанным в данной норме основаниям может быть признана недействительной лишь в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий органа юридического лица, заключившего сделку. В связи с этим необходимо учитывать, что указанное обстоятельство входит в предмет доказывания по данным делам. Согласно ст.53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания этого обстоятельства возлагается на истца, заявившего иск о признании оспоримой сделки недействительной.

Поскольку из смысла ст.174 ГК РФ следует, что закон допускает случаи, когда другая сторона в сделке не знала и не должна была знать об установленных учредительными документами ограничениях, ссылка в договоре, заключенном от имени организации, на то, что лицо, заключающее сделку, действует на основании устава данного юридического лица, должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и в совокупности с другими доказательствами по делу. Такое доказательство, как и любое другое, не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы и свидетельствовать о том, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения ст.174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" // Вестник ВАС, 1998. N 7).

С иском о признании договора, заключенного лицом, полномочия которого ограничены, недействительным может обратиться только сторона, в интересах которой установлены ограничения (ст.174 ГК РФ).

Судебно-арбитражная практика. В соответствии со ст.166, 174 ГК РФ с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным ст.174, может обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения.

В тех случаях, когда ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу ст.174 ГК РФ, является само юридическое лицо. В случаях, прямо указанных в законе, данные иски вправе заявлять и иные лица (в том числе учредители).

Судам необходимо также иметь в виду, что оспоримая сделка не может быть признана недействительной по инициативе суда без предъявления указанными выше лицами соответствующего иска (в том числе встречного) (Постановление Пленума ВАС РФ от 14 мая 1998 г. N 9 "О некоторых вопросах применения ст.174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок" // Вестник ВАС, 1998. N 7).

При признании договора, заключенного лицом, не имеющим на то соответствующих полномочий, недействительным применяются общие последствия недействительности сделок: каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.