11.3. Банковская гарантия : Бухгаотер и договор - А.В. Брызгалин, В.Р. Берник, А.Н. Головкин : Книги по праву, правоведение

11.3. Банковская гарантия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 
РЕКЛАМА
<

В силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования об ее уплате (ст.368 ГК РФ).

До настоящего времени оставался неразрешенным вопрос о моменте возникновения гарантийного обязательства. Наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой гарантийное обязательство возникает в момент получения гарантом письменного сообщения о согласии кредитора принять гарантию. Так, согласно разъяснениям, данным Высшим Арбитражным Судом РФ в письме от 20 мая 1993 г. NС-13/ОП-167 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике", свидетельством заключения договора гарантии является сообщение, направленное в письменном виде кредитором гаранту, о том, что он принимает гарантийное письмо. При отсутствии такого сообщения договор гарантии считался заключенным, если ссылка на гарантию имелась в основном договоре (купли-продажи, поставки и т.д.).

В Гражданском кодексе РФ этот вопрос решается несколько иначе. В соответствии со ст.373 ГК РФ банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в тексте гарантии не предусмотрено иное. Таким образом, для возникновения гарантийного обязательства не требуется извещение гаранта о принятии бенефициаром (кредитором) гарантии, если, конечно, гарант не поставил возникновение своих обязательств в зависимость от такого извещения.

Судебно-арбитражная практика. В обеспечение обязательства поставщика по поставке товаров банк выдал покупателю гарантийное письмо, которым принимал на себя обязательство выплатить определенную сумму покупателю и бенефициару при предъявлении им письменного требования в случае невыполнения поставщиком в обусловленный срок обязательств по поставке. В связи с неисполнением обеспечиваемого гарантией обязательства бенефициар предъявил гаранту письменное требование об уплате соответствующей суммы с приложением предусмотренных условиями гарантии документов. Гарант отказался произвести выплату, указав, что обязательство по гарантии не возникло. По мнению гаранта, не была соблюдена простая письменная форма сделки (ст.161, 434 ГК РФ), поскольку бенефициар не направил гаранту письменного извещения о принятии гарантийного письма. В основном договоре ссылка на выданную гарантию также отсутствовала. Исходя из этого гарант полагал, что гарантийная сделка является недействительной в соответствии с п.2 ст.162 ГК РФ.

Рассмотрев заявленные бенефициаром исковые требования к гаранту, арбитражный суд признал их обоснованными, поскольку ст.368 ГК РФ, предусматривая необходимость письменного оформления обязательства гаранта перед кредитором, не требует заключения письменного соглашения между гарантом и бенефициаром. Кроме того, в соответствии со ст.373 ГК РФ банковская гарантия вступает в силу со дня ее выдачи, если в гарантии не предусмотрено иное.

В гарантийном письме, адресованном бенефициару, гарант не ставил возникновение своих обязательств в зависимость от получения письменного ответа бенефициара о принятии гарантии. Следовательно, обязательства гаранта возникли в момент ее выдачи. Поэтому арбитражный суд, установив, что требование бенефициаром было предъявлено в установленный срок и с приложением всех необходимых документов, исковые требования бенефициара полностью удовлетворил, взыскав с гаранта обусловленную в его обязательстве сумму (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 N 27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

Банковская гарантия представляет собой одностороннее письменное обязательство гаранта перед бенефициаром (кредитором). При соблюдении письменной формы банковской гарантии действительность гарантийного обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом (должником).

Судебно-арбитражная практика. Банк выдал банковскую гарантию организации-бенефициару. При наступлении установленных в гарантийном обязательстве условий бенефициар обратился к гаранту с требованием о выплате соответствующей суммы. Гарант отказался от выполнения своих обязательств, поскольку письменное соглашение между ним и принципалом (должником по основному обязательству) не было заключено. Это обстоятельство, по мнению гаранта, свидетельствовало об отсутствии оснований возникновения гарантийного обязательства перед бенефициаром.

Рассмотрев иск бенефициара к гаранту, арбитражный суд его удовлетворил исходя из следующего. Гарантийное обязательство возникает между гарантом и бенефициаром на основании одностороннего письменного обязательства гаранта. Действительность этого обязательства не зависит от наличия письменного соглашения между гарантом и принципалом. Письменное обязательство гаранта перед бенефициаром по форме и содержанию соответствовало требованиям ст.368 ГК РФ. Требование бенефициаром было заявлено в установленный срок и соответствовало условиям гарантийного обязательства. В связи с этим оснований для освобождения гаранта от ответственности не имелось (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 г. N27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

Из одностороннего характера гарантийного обязательства следует, что банковская гарантия сохраняет юридическую силу в том случае, если в гарантии не указан конкретный бенефициар (кредитор).

Судебно-арбитражная практика. Банк выдал принципалу гарантийное письмо, в котором не указывалось наименование бенефициара, перед которым банк принимает обязательства уплатить денежную сумму в случае невозврата долга принципалом. Принципал (должник по основному обязательству) передал гарантийное письмо кредитору, который выдал под данную гарантию кредит. При невозврате кредита основным должником кредитор обратился к банку с требованием об исполнении обязательства по банковской гарантии. Банк отказался удовлетворить указанное требование, сославшись на отсутствие гарантийного обязательства. Заявленный кредитором иск к банку был удовлетворен арбитражным судом по следующим основаниям. Из ст.368 ГК РФ не следует, что банковская гарантия должна содержать наименование конкретного бенефициара. При отсутствии такого указания обязательство по гарантии должно исполняться в пользу кредитора (бенефициара), предъявившего гаранту подлинник банковской гарантии (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 г. N 27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

Существенным условием банковской гарантии является срок ее действия (срок, на который выдана гарантия), поскольку:

- во-первых, согласно п.2 ст.374 ГК РФ требование бенефициара должно быть предъявлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана;

- во-вторых, в соответствии с п.1 ст.375 ГК РФ, если требование либо приложенные к нему документы представлены гаранту после истечения срока гарантии, гарант вправе отказать бенефициару в удовлетворении его требований.

При отсутствии в документах, содержащих гарантийное обязательство, указаний о сроке, на который оно выдано, гарантийного обязательства не возникает.

Судебно-арбитражная практика. Кредитор предъявил в арбитражный суд иск к гаранту, принявшему на себя письменное обязательство выплатить 100 млн. руб. при предъявлении ему документов, подтверждающих неисполнение третьим лицом договора поставки. Арбитражный суд, рассмотрев представленные кредитором документы, в том числе текст гарантийного обязательства гаранта, переписку между кредитором и гарантом по поводу условий гарантии, пришел к выводу о том, что гарантийное обязательство не возникло, и оснований для удовлетворения требования кредитора не имеется.

При этом арбитражный суд исходил из следующего. Ни в тексте гарантии, ни в других письменных документах, связанных с оформлением гарантийного обязательства, не содержалось условия о сроке, в течение которого требование может быть заявлено гаранту. Содержащееся в гарантии указание на выплату суммы после истечения срока поставки товара не может быть расценено в качестве условия о сроке действия гарантии. Как следует из п.2 ст.374 и п.1 ст.376 ГК РФ, срок, на который выдана гарантия, является существенным условием гарантийного обязательства. При его отсутствии гарантийное обязательство в силу ст.432 ГК РФ следует считать не возникшим (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 N 27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

Судебно-арбитражная практика. Минское производственное объединение (ПО) обратилось в арбитражный суд с иском к коммерческому банку о взыскании денежных средств по банковской гарантии и процентов за неисполнение обязательств по банковской гарантии.

Решением суда в иске отказано. Апелляционная и кассационная жалобы истца на данное решение возвращены без рассмотрения.

На данный судебный акт был принесен протест, в котором предлагалось решение отменить, дело направить на новое рассмотрение. Протест был удовлетворен по следующим основаниям.

Из материалов дела следовало, что согласно письму банк гарантирует уплату АО "Танаит" денежных средств производственному объединению за отгруженный последним по договору товар в течение 21 банковского дня со дня его получения в случае недостатка средств у покупателя. Срок действия гарантийного обязательства банка - до 1 июня 1996 года. В счет указанного договора ПО по товарно-транспортной накладной отгрузило АО "Танаит" телевизоры.

В связи с неоплатой товара его получателем ПО обратилось с письменным требованием к банку как гаранту, в котором просило произвести оплату отгруженного товара и уплатить пени за просрочку АО "Танаит" платежа. Требование было отклонено банком поскольку подлежащая выплате сумма была выражена в долларах США, у покупателя имелись средства для оплаты товара, а уплата пеней за просрочку платежа не была гарантирована. Осуществив перевод суммы долга в рубли, ПО повторно направило банку требование о платеже по гарантии. Ответа на данное требование не последовало, вследствие чего был предъявлен иск.

Согласно ст.374 ГК РФ бенефициар обязан представить гаранту до окончания определенного гарантией срока письменное требование, а не предъявить иск, как указано в решении суда. Право на предъявление иска не ограничивается сроком действия гарантии, а сохраняется за бенефициаром в пределах общего срока исковой давности.

Срок действия гарантийного обязательства банка установлен до 1 июня 1996 года. Оба требования об уплате суммы по этому обязательству заявлены ПО до истечения указанного срока.

Учитывая изложенное ВАС РФ пришел к выводу, что отказ в иске ПО по мотиву представления требований по гарантии по окончании срока, на который она выдана, является необоснованным и решение подлежит отмене. Дело было направлено на новое рассмотрение (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 июня 1999 г. N 452/99)

В соответствии со ст.370 ГК РФ предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство.

Судебно-арбитражная практика. Бенефициар обратился к коммерческому банку, выдавшему банковскую гарантию, с иском о выплате денежной суммы по данному обязательству. Гарант, отказывая в удовлетворении требования бенефициара, ссылался на то, что невозврат в срок кредита заемщиком-принципалом не является основанием для предъявления требований к гаранту, поскольку заемщик не отказывался от возврата кредита и подтверждал возможность исполнения основного обязательства через некоторое время.

Арбитражный суд удовлетворил исковые требования, поскольку в соответствии со ст.370 ГК РФ предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от обеспечиваемого гарантией обязательства.

Оснований, по которым гарант вправе отказать в удовлетворении требования бенефициара, предусмотренных п.1 ст.376 ГК РФ, не имелось: требования бенефициаром были предъявлены до окончания определенного в гарантии срока и соответствовали условиям гарантии. В гарантийном обязательстве отсутствовали условия о необходимости представления документов, подтверждающих предварительное предъявление требования к принципалу либо отсутствие у последнего денежных средств.

При таких обстоятельствах бенефициар вправе без предварительного обращения к заемщику предъявить требование гаранту об исполнении обязательств по банковской гарантии при наступлении предусмотренных в ней условий- невозврате в определенный срок заемщиком задолженности по кредиту и процентам (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 г. N 27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

Судебно-арбитражная практика. Банк-кредитор обратился с иском к банку-гаранту о взыскании с последнего суммы кредита и процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком. Однако гарант отказался от уплаты части долга, ссылаясь на нецелевое использование заемщиком этой части кредита.

Арбитражный суд не принял данное обстоятельство во внимание, указав на то, что обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от обеспечиваемого гарантией обязательства (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 февраля 1997 г. N 5121/96 // Вестник ВАС РФ, 1997. N 6).

Согласно ст.369 ГК РФ банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром. При этом за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение. Таким образом, выдача банковской гарантии- это всегда возмездная сделка. При отсутствии между гарантом и принципалом (должником) соглашения о размере вознаграждения оно определяется с применением правил, установленных ст.424 ГК РФ (т.е., принимаются во внимание аналогичные сделки, совершаемые при сравнимых обстоятельствах, и т.д.).

Выдача гарантии на безвозмездной основе будет означать, что между сторонами заключен договор дарения в форме освобождения от обязанности перед кредитором (гарантом). При этом следует учитывать, что между коммерческими организациями дарение разрешено только в случае, если стоимость дара не превышает стоимости обычного подарка (пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда). В противном случае сделка недействительна.

По общему правилу, изложенному в ст.371 ГК РФ, банковская гарантия является безотзывной. Это означает, что, приняв на себя такое обязательство, гарант уже не имеет возможности отозвать гарантию и должен будет нести ответственность перед бенефициаром в случае ненадлежащего исполнения обязательства должником (принципалом). Однако в тексте банковской гарантии гарант вправе указать, что данное гарантийное обязательство является отзывным. При таких обстоятельствах сформулированное выше общее правило о безотзывности гарантии не действует.

Необходимо учитывать, что принадлежащее бенефициару (кредитору) право требования к гаранту не может быть передано им другому лицу, если иное не предусмотрено в тексте банковской гарантии (ст.372 ГК РФ).

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой суммы, на которую выдана гарантия. Например, если банковская гарантия выдана в обеспечение исполнения обязательства по кредитному договору только в части возврата основного долга (суммы кредита), то бенефициар (кредитор) не вправе предъявлять к гаранту требование об уплате процентов за кредит. Вместе с тем, если гарант не выполнит своих обязательств по банковской гарантии или выполнит их ненадлежащим образом, то его ответственность перед бенефициаром не ограничивается суммой гарантии, если в гарантии не предусмотрено иное (ст.377 ГК РФ).

Судебно-арбитражная практика. Коммерческий банк выдал банковскую гарантию, согласно которой гарант обязался уплатить бенефициару в случае невозвращения кредита принципалом сумму задолженности по кредиту и процентам. Бенефициар предъявил требование к гаранту об исполнении гарантийного обязательства. Гарант отказал в выплате денежной суммы, предусмотренной в гарантии. Необоснованность отказа гаранта исполнить свои обязательства подтверждена решением арбитражного суда, которым иск бенефициара к гаранту был удовлетворен. В связи с задержкой исполнения обязательства по банковской гарантии на четыре месяца бенефициар предъявил иск о взыскании с гаранта дополнительно процентов по учетной ставке ЦБ РФ на основании ст.395 ГК РФ. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил исходя из того, что гарант является должником бенефициара по самостоятельному денежному обязательству по уплате оговоренной в гарантии денежной суммы.

В соответствии с п.2 ст.377 ГК РФ ответственность гаранта перед бенефициаром за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательства по гарантии не ограничивается суммой, на которую выдана гарантия, если в гарантии не предусмотрено иное. Поскольку гарант не выполнил своего обязательства и допустил просрочку выплаты денежных средств бенефициару, на основании ст.377 и 395 ГК РФ банк-гарант должен нести перед бенефициаром ответственность с момента получения его письменного требования (Информационное письмо ВАС РФ "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм ГК РФ о банковской гарантии" от 15 января 1998 N 27 // Экономика и жизнь, 1998. N 7).

В соответствии со ст.374 ГК РФ требование бенефициара об уплате денежной суммы по банковской гарантии должно быть представлено гаранту в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. В требовании или в приложении к нему бенефициар должен конкретно указать, в чем выразилось нарушение обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия. Требование бенефициара должно быть предъявлено гаранту до окончания определенного в гарантии срока, на который она выдана. Срок гарантии, как правило, указывается в ней при ее выдаче либо путем указания точной даты окончания ее действия, либо указания срока, на который она выдана. По истечении указанного в гарантии срока гарантия прекращает свое действие. В том случае, если бенефициар заявил свое требование после прекращения срока действия банковской гарантии, данное требование удовлетворению не подлежит.

При получении требования от бенефициара об уплате определенной суммы гарант обязан немедленно уведомить об этом принципала и передать ему копии требования со всеми представленными бенефициаром документами. Кроме того, гарант должен рассмотреть требование со всеми приложенными к нему документами в разумный срок и точно установить, соответствует ли это требование и приложенные документы условиям гарантии (ст.375 ГК РФ). В случае, если требование бенефициара или приложенные к нему документы не соответствуют условиям гарантии, гарант вправе отказать в удовлетворении предъявленных требований, уведомив об этом бенефициара (ст.376 ГК РФ).

В соответствии со ст.378 ГК РФ обязательство гаранта перед бенефициаром прекращается: уплатой бенефициару суммы, на которую выдана гарантия; окончанием определенного в гарантии срока, на который она выдана; при отказе бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту; при отказе бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств. Гарант, которому стало известно о прекращении гарантии, должен без промедления уведомить об этом принципала.

Право гаранта потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, определяется соглашением гаранта с принципалом, во исполнение которого была выдана гарантия. Гарант не вправе требовать от принципала возмещения сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, если соглашением гаранта с принципалом не предусмотрено иное (ст.379 ГК РФ).