§ 1. История развития акционерных обществ и акционерного права за рубежом : Акционерное право - Долинская. : Книги по праву, правоведение

§ 1. История развития акционерных обществ и акционерного права за рубежом

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

 

Развитие предидей юридического лица в Древнем мире. Истоки корпораций и корпоративного управления в средние века. Англо-голландский период. Акционерные общества и акционерное право Франции. Акционерные общества и акционерное право Германии. Акционерные общества Америки.

 

Исходя из связи базиса и надстройки в общественно-экономической формации, экономики и права, истоки правовых (в том числе организационно-правовых) форм общественных отношений надо искать там же, где находятся истоки этих отношений. В то же время проблему представляет несинхронное развитие общественных отношений и их правового регулирования по исследуемым нами вопросам.

Два общественных разделения труда, появление товара как продукта труда, производимого не для личного потребления, а специально для обмена, и возникновение товарного обмена готовили почву для зарождения принципиально новых отношений и появления новых субъектов.

Период рабовладения характеризуется дальнейшим ростом общественного разделения труда, специализацией, происходившей внутри ремесленного и сельскохозяйственного производства, их развитием, а также третьим крупным общественным разделением труда: возникает класс купцов - профессиональных посредников в операциях товарного обмена. В формулу обмена вступают деньги, и товар сначала продается за деньги, а затем на вырученную сумму приобретается другой товар: Т - Д - Т. Возможности товарного производства еще ограничены недостатком свободных денег, но уже возникают торговля и ростовщичество. Появляются первые торговые товарищества в Древней Греции, специализирующиеся на банковском деле и морской торговле, на сбыте ремесленных товаров и т.п. (VIII - VI вв. до н.э.). В Древнем Риме возникают товарищества и формируется юридико-технический аппарат гражданского оборота. В ранней Византии VI в. развивается морская и сухопутная торговля, создаются крупные объединения купцов, судовладельцев и ростовщиков.

Редкие и разрозненные правовые акты касались защиты ростовщичества (Закон Хаммурапи 2083 г. до н.э.), отдельных вопросов гражданского оборота (римское право), правового сопровождения деятельности товариществ и их определения (Эклога - византийский законодательный свод VIII в.).

Традиционно, в силу роли римского права в становлении современных правовых семей и в регулировании гражданского оборота, развитие предыдей юридического лица, корпорации демонстрируют на примере Древнего Рима. Хозяйство, имевшее в основном натуральный характер, еще не требовало прочных объединений предпринимателей с длительным сроком существования, но в связи с ростом территории римской державы, завоеванием соседних государств, развитием торговли с другими народами, строительством флота, военными поставками, общественными работами уже испытывало необходимость в объединении разрозненных средств для достижения более крупной хозяйственной цели и в ограничении риска отдельных хозяев. Это вызвало к жизни такой прием юридической техники, как введение в торговый оборот имущественной массы, обособленной от имущества физических лиц.

По договору товарищества (societas) римского права, который лежит в основе института торгового товарищества, два или более лица объединялись для достижения общей дозволенной хозяйственной цели. Участие в договоре осуществлялось имуществом (имущественным вкладом) или личной деятельностью. Во внешних отношениях могло выступать одно лицо. Прибыли и убытки от ведения общего дела распределялись между участниками в порядке, предусмотренном в договоре, а при отсутствии в нем соответствующих указаний - поровну. Наиболее распространены были товарищества, участники которых объединяли не все свое имущество, а лишь часть его (societas quaestus). Они сыграли большую роль в становлении современных товариществ. В целом договор товарищества в римском праве являлся юридическим фактом, порождавшим договорное обязательственное правоотношение, хотя уже признавалось наличие членства; в современном праве прослеживаются некоторые аналогии с простым товариществом.

Признание каждого из членов объединения собственником имущества в определенной доле <1> не придавало устойчивости имущественным отношениям. Развитие хозяйственного оборота потребовало признания такого объединения самостоятельным участником торговых сделок и собственником имущества, передаваемого ему членами.

Законы XII таблиц предоставили союзам с религиозными целями (sodalitates, collegia sodalicia) право вырабатывать для себя уставы при условии, что они не противоречат закону. Интерес представляют профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum), присоединившиеся к ним во времена республики корпорации служителей при магистратах (collegia apparitorum), объединения взаимопомощи, например, похоронные корпорации (collegia funeraticia), а также так называемые объединения откупщиков (collegia publicanorum) - объединения предпринимателей, бравших на откуп государственные доходы, управлявших по договорам с государством государственными имениями, производивших для государства крупные строительные работы и т.д.

Но считается, что идея самостоятельного, имущественно обособленного субъекта права, независимого от лиц, его составляющих, зародилась в отношении муниципий - городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность. Муниципии в имущественных отношениях подчинялись частному праву. Постепенно обособилось и выделилось их имущество. Римское государство признало за муниципиями право защищать свои права в суде, действуя через особых представителей (actores), назначавшихся для каждого дела декретом муниципального совета. Они рассматривались в качестве уполномоченных союза в целом, а не его отдельных членов, действовали от имени муниципии и в ее пользу, а не в интересах конкретных лиц, являвшихся членами общины <2>. В императорское время окончательно сформировалась концепция, что муниципия (городская община) - это отличный от ее членов (жителей) субъект права. Вслед за муниципиями и по их образцу были признаны процессуально правоспособными и частные объединения. Также используются понятия договора mandatum и ведения дел без поручения (negotiorum gestio).

Гай говорил: "Civitates emim privatorum loco habentur" ("Общины рассматриваются как частные лица") <3>. То есть объединение (союз) людей, коллегия, корпорация, по терминологии исследователей источников римского права (corpus, universitas) <4>, стали признаваться субъектами гражданского права по аналогии с физическими лицами, носителями имущественных и некоторых личных неимущественных прав.

Для юридического существования корпорации не имел значения выход из нее отдельных членов. Ульпиан в 10-й книге "Комментариев к эдикту" сказал: "В отношении декурионов (или других совокупностей) не имеет значения, все ли остаются (в составе совокупности), или только часть, или весь состав переменился" <6>. Это принцип не просто юридического лица, не просто корпорации, а именно акционерного общества (societe anonim).

Имущество корпорации обособляется от имущества ее членов и принадлежит ей как особому субъекту права, а не ее членам. По словам Н.С. Суворова, "имущество universitas не есть имущество отдельных его членов по соразмерным частям (pro rata) в качестве сособственников, а есть имущество особого лица. Поэтому, например, городские театры, ристалища и т.п. суть собственность городов, а не отдельных горожан, или общая касса коллегии не есть собственность членов коллегии" <7>.

Учеными установлено, что наряду со специальными представителями (actores или синдигами), защищавшими права корпорации в суде, "частные объединения предусматривали органы управления по образцу юридических лиц публичного права. Например, как правило, имелись собрания членов (populus collegii), более узкий совет (ordo decurionum), а также особые органы, носившие различные названия (magistri, curatores, quinuennali и т.д.)" <8>.

Разделяется ответственность корпорации и ее членов: требования корпорации "не суть требования ее членов, а равным образом и долги не суть долги ее членов", так как существенным признаком римской universitas являлась "неответственность индивидов за долги союза" <9>. Ульпиан говорил, что "если имеется долг в пользу совокупности, то это не является долгом отдельным лицам, ибо долг совокупности - это не долг отдельных лиц" <10>.

Близок по своему значению к современным порядкам создания и государственной регистрации юридических лиц сложившийся при Августе общий порядок создания корпораций с разрешения сената и признание их законными (collegium licitum) только при наличии такого разрешения.

В то же время по общему правилу корпорация не могла получать имущество по завещанию. Ответственность за вред, причиненный ее представителем, нес сам представитель, а не корпорация. То есть законченное учение о правоспособности корпораций не было создано.

Хотя римское право дало очень много для развития юридико-технического аппарата, но "консервативный гражданский быт римлян" <11> долгое время отторгал фигуру торговца как лица, занимающегося полезной, но не пользующейся уважением деятельностью. Правовое регулирование торгового оборота в Древнем Риме больше обязано проникновению иностранного элемента (например, греческого обычая давать задатки при заключении договоров и др.) и становлению jus gentium, применению jus praetorium. К тому же следует помнить, что римское право - это не столько система норм законов, сколько система судебных и административных прецедентов.

Определенный вклад в этот процесс и в формирование системы правового регулирования соответствующих отношений, по мнению ряда исследователей <13>, внесли средние века. На период феодализма приходятся рост товарообменных процессов и усиление дифференциации общества.

Распространяются морские ссуды, складываются объединения в форме товариществ, функции которых развиваются от совершения единственной торговой операции к ведению постоянного общего дела в какой-либо хозяйственной области (как правило, в оптовой торговле или финансовой деятельности). В эпоху средневековья крупное промышленное производство еще не было развито и не могло служить местом приложения основных капиталов и источником получения значительных доходов. В связи с этим развивалась банковско-ростовщическая деятельность. Не меньшее значение имели торговля и ремесло. Уже в это время появляются первые монополисты, ведется ожесточенная конкурентная борьба, обычным явлением становится банкротство. Важной составляющей торговых компаний была цеховая организация итальянских городов. Компании структурировались в ремесленные цеха (или торговые гильдии) и являлись частью цеха вне зависимости от их деятельности (отдаленную аналогию мы найдем в современных холдингах и группах лиц, в том числе российских финансово-промышленных группах). Торговые гильдии создавались по предмету деятельности купцов для временного объединения средств, ограничения риска и защиты купцов. Гильдиям была присуща солидарная ответственность участников, основанная на общих условиях совместной деятельности. Существовали незначительные общие платежи. Вырабатывались определенные правила внутренней жизни и обычаи делового оборота. Компании открывали свои филиалы в других городах и странах. Одно из важных мест в формировании рыночных отношений Средневековья принадлежало заморской торговле, для чего создавались товарищества по строительству и эксплуатации корабля.

Выделим три основных направления развития в то время. Первое и наименее значимое представляют мукомольные объединения на юге Франции в XII в. Они строились на паевых началах. Паи свободно отчуждались. Деятельностью руководил орган управления, избираемый пайщиками, которые образовывали высший и контрольный орган - общее собрание пайщиков. К ним близки горные товарищества в Германии XII в., которые также строились на паевых началах. Право участия в товариществе обусловливалось приобретением кукса (пая), который подлежал свободному отчуждению, но рассматривался как недвижимость. Число паев было большим (более 100). Их владельцы образовывали общие собрания, которые решали вопросы большинством голосов. Развитие торговли куксами и связанные с особенностями производства колебания цен привели, с одной стороны, к появлению особых посредников и особых условий торговли, которые можно даже назвать предбиржевыми, а с другой стороны - к распространению спекуляции и в связи с этим к вмешательству государства. Правительство не только применяло репрессивные меры, но и направляло в горные товарищества своих представителей с контрольными функциями. Система правительственного надзора окончательно укрепилась с назначением правительством в качестве главы управления товариществ шахтмейстеров, ответственных перед государством. Однако обе эти формы носили эпизодический для экономики и истории характер.

На несколько столетий распространилось значение крестовых походов и морской торговли. С целью совместного приобретения и эксплуатации корабля создавались морские товарищества (Rhederei). Главная ценность заключалась в корабле. Лицо, решившее строить корабль и становившееся организатором товарищества (патрон, предвосхищающий совместных учредителей), приглашало других лиц к участию в товариществе, объявляя размеры корабля, обусловливающие его стоимость, количество и размеры долей (паев) к подписке. Паи признавались равными между собой. Конечно, это еще не современный способ определения уставного капитала акционерного общества, но аналогия просматривается. С момента принятия на себя разными лицами всех паев товарищество признавалось возникшим. С этого же момента товарищи могли быть привлечены к ответственности за уклонение от исполнения взятых на себя обязанностей (в первую очередь, денежных), неисполнение или ненадлежащее их исполнение. Во главе товарищества оставался его учредитель - патрон, подотчетный собранию участников. Эксплуатация корабля требовала оборотного капитала на его снаряжение, ремонт и т.п. Вопросы покрытия этих затрат решались собранием всех товарищей, созываемым для объявления вопроса патроном. Пропорционально паям участники делали дополнительные взносы, возвращаемые им при получении прибыли. Остальные (обычные) расходы признавались общими. Совместная перевозка грузов иногда перерастала и в совместную торговлю. Все грузы, доставленные на корабль и снятые с корабля, а также все производимые во время плавания расходы не только тщательно фиксировались писцом в корабельном реестре, но и сами эти операции производились обязательно в его присутствии. Писец, по существу, выполнял функции органа контроля, который является необходимой составной частью современных акционерных обществ.

Еще ближе к акционерным обществам итальянские объединения государственных кредиторов - маоны (maonae или montes от арабского maounah - совместная помощь, предприятие), достигшие своего расцвета в Генуе. Значительные военные и т.п. расходы, дезорганизация государственного хозяйства вели к крупным задолженностям государства частным лицам. Попытка заменить прямое налогообложение государственными займами, охватывавшими все население и распространявшимися "добровольно-принудительно", потерпела неудачу. Обещанный сверхвысокий процент после заключения займа резко уменьшался. В результате для не выполнявших свои обязанности перед кредиторами чиновников была введена ответственность в виде штрафов, которая переходила к наследникам. Государство было вынуждено передать объединениям кредиторов право управления его долгами и сбор доходов в счет их погашения своим кредиторам, которые объединялись в товарищества с торговыми целями. Доля участия в капитале такого образования называлась loca. Право собственности на нее фиксировалось в специальных книгах маонов. Передача пая осуществлялась по распоряжению собственника путем внесения в эти книги соответствующей записи. Могло быть отчуждено только право получения процентов на loca. Для нужд торгового оборота использовались выписки из книг, подтверждавшие факт владения определенным количеством паев <14>. Управляло маоном избираемое его участниками лицо. Наряду с ним избирались совет из пяти человек и сборщики доходов. Избиравшее их общее собрание участников созывалось не реже одного раза в год и также решало вопросы распределения доходов. Необходимые расходы с согласия совета или его большинства осуществлял главноуправляющий. Первое упоминаемое объединение такого рода - хиосское 1346 г.

Но наибольшую известность приобрел возникший тем же путем Генуэзский банк Св. Георгия (Casa di San Giorgio). К концу XIV в. по указанным выше причинам образовалась значительная задолженность генуэзского правительства ряду зажиточных частных лиц. Государство, не справляясь с бременем выплаты долгов и сборов доходов, постепенно частично передало эти функции генуэзскому объединению государственных кредиторов (1347, 1407 и 1419 гг., по разным источникам). Его специфика заключалась в том, что это было кредитное учреждение. Банк взимал государственные налоги в рамках государственной задолженности ему, принимал вклады, проводил вексельные операции и т.п. Его основной капитал состоял из суммы задолженности правительства и был разделен на паи (loca). Общее собрание (consiglio generale) состояло из 480 членов, каждый из которых должен был иметь не менее 10 паев. Роль современного правления играл совет протекторов (protettori). Выборы протекторов осуществляла специальная коллегия из 32 избираемых по особой процедуре выборщиков, имеющих по 25 loca каждый. Протекторы избирались на один год и должны были удовлетворять имущественному цензу: обладать 40 незаложенными или 100 заложенными loca. Совет протекторов обладал широкими полномочиями. Исключение составляли расходы, превышающие оговоренную сумму и осуществляемые только по решению общего собрания, которому и подчинялся совет протекторов. Этот банк просуществовал до конца XVIII в. По его принципу были созданы банк Св. Амвросия в Милане, банки в Венеции и Флоренции. В какой-то мере это предтеча акционерных банков.

Средневековые образования отдавали предпочтение экономическому содержанию, а не юридической форме. В то же время именно этот период формирует основы торгового и истоки акционерного права. Общество средневековой Европы, когда там начала бурно развиваться торговля, имело ярко выраженную сословную структуру. В связи с этим наряду с общим гражданским правом, которое в значительной степени унаследовало черты классического jus civile, было излишне формализованным и консервативным и не удовлетворяло потребностям быстро эволюционировавшей торгово-промышленной деятельности, стало формироваться торговое право, вобравшее обычаи, принятые в деятельности купцов, и являвшееся в то время правом купеческого сословия.

Морская торговля вырабатывает некоторые правила и обычаи, которые получают с ее развитием все большее распространение (пизанский Ordo maris XII в., а также применявшийся почти во всех городах Средиземного моря Consulato del mare). Обычаи делового оборота, еще не превратившись в закон, уже повлекли за собой определенные процессуальные изменения, а именно создание специальных судов (curiae maritimae). В городах для каждой гильдии развивалось особое обычное право, судебные прецеденты записывались в специальные книги (statuti de'mercanti), которые периодически пересматривались и систематизировались. С постепенным слиянием гильдий в единое купеческое сословие города (status mercatorum) сглаживались различия и образовывалось сословное право - право купцов (jus mercatorum), связанное с личностью купца, всеми его отношениями.

Регулированию же торговых действий как таковых посвящено право торговли - jus mercaturae, хотя и захватившее средние века, но пришедшееся в основном на Новое время. Давая периодизацию развития торгового права, Г.Ф. Шершеневич так характеризовал XI в. - 2-ю половину XV в. и 2-ю половину XV в. - 1-ю половину XIX в.: "Первая эпоха - характеризуется полным господством сословных начал и местного обычного торгового или, вернее, купеческого, права; во второй период сословный характер сохраняется, но ставится в подчинение государственному началу, часть торгового права кодифицируется, обычное право стремится к объединению и устранению местных особенностей..." <15>

Следующий период - время непосредственного возникновения акционерных обществ на предшествующем опыте корпоративной практики и на элементах оформления категории юридического лица <16> - проходит под эгидой Англии и Голландии. Общепризнанными первыми предшественниками и прототипами современных акционерных обществ являются английская Ост-Индская компания (1600 г.) и голландская Ост-Индская компания (1602 г.) <17>. Не вступая в дискуссию о первенстве <18>, отметим общие и специфические условия возникновения акционерных обществ в этих странах.

Эпоха великих географических открытий, изменение средств передвижения, подъем промышленности и развитие торговли, конкуренция (в том числе вооруженная) с другими государствами и другими компаниями в рамках одной страны, окончательный переход от натурального хозяйства к денежному - эти экономические условия плодотворно соединились с заимствованными из средневековой Италии правовыми институтами. На этой базе продолжали свое развитие торговые объединения. При этом деятельность компаний рассчитывается на длительный период, они формируют сложную внутреннюю структуру.

В 1496 г. английский король Генрих VII предоставляет монополию торговли со всеми странами, которые будут открыты на северо-восток, по пути в Индию. В целях реализации этого проекта неким Каботом была создана компания, деятельность которой из-за недостатка средств не имела продолжительного успеха. Через несколько десятилетий Кабот повторил свой опыт, и за успех в установлении торговых отношений с Россией новое товарищество получило название Russia Company (приблизительно 1566 г.). Она представляла собой пользующееся государственной протекцией объединение небольшого числа купцов, получавших за незначительный вступительный взнос право торговать и проводить заемные операции от имени всей компании. Товары, как правило, сдавались для продажи агенту компании. Расходы и прибыль были общими и делились поровну. Каждый имел равные права в управлении <19>. Принципы Russia Company были восприняты другими компаниями.

Истории акционерных обществ известны две Ост-Индские компании: английская и голландская. Предшественницей голландской (нидерландской) считается Compagnie nan Verre, образовавшаяся в результате слияния (!) двух других компаний, снаряжавших морские экспедиции (1594 - 1596 гг.). Первоначально в ней было 10 участников. За два года в результате поглощений (!) других компаний это число возросло почти вдвое (до 18). Для нее и других более или менее крупных компаний того времени характерно, что главным объектом отношений выступал уже не корабль, а именно капитал, затрачиваемый на экспедицию в несколько кораблей; постепенно, в целях ограничения ответственности и риска утрачивал свое значение личный элемент, и на первое место выступало участие в капитале. Однако внутренняя конкуренция мелких компаний противодействовала ограничению риска. Не устраивал и разовый характер таких компаний, требовавший для каждой новой экспедиции трудоемкой процедуры новой подписки. В результате по инициативе голландского правительства путем объединения на базе Compagnie nan Verre нескольких компаний в 1602 г. образована одна - соединенная Ост-Индская компания. В отличие от предшествовавших ее деятельность была рассчитана не на одну экспедицию, а на длительный период - 10 лет, по истечении которого производился окончательный расчет (до этого - лишь периодическое распределение прибыли) и любой участник мог выйти из состава компании. Уже через пять лет в результате прибыльности и большой популярности компании провозглашен принцип свободного выхода из нее. Деятельность компании базировалась на крупном для того времени капитале - в 6,5 млн. флоринтов. Потребности его оборота привели со временем к разделу капитала на равные доли. Каждая акция составляла не менее 500 флоринтов, подлежала отчуждению без ограничений, которое оформлялось осуществляемой в присутствии обеих сторон сделки отметкой в книгах. То есть эта компания демонстрирует нам очередные новшества в истории акционерных обществ: 1) появление акций как таковых (in de compagnie): однако голландский термин "акционист" будет вытеснен более поздним (XVI в.) французским термином "акционер"); 2) установление минимальной величины доли (участия) в капитале для одного лица; 3) принцип свободного отчуждения акций, опосредовавших участие в капитале и прибылях. Права акционеров сводились только к имущественным. Остальные были излишними при активном вмешательстве в дела компании государства и при существовавшей организации самой компании.

Она состояла из пяти так называемых камер, располагавшихся в разных городах. Между ними делились капитал и корабли. Так как Ост-Индская компания возникла путем объединения уже существовавших в городах товариществ, то в Открое (правительственном документе со сроком действия 21 год, регламентировавшем организацию и деятельность компании и предоставлявшем определенные привилегии) был провозглашен принцип участия бывших товариществ - ныне камер - в капитале пропорционально размерам колониальной торговли, которую они вели ранее. Максимальная доля - Амстердамской камеры - составила 1/2 капитала.

Директора камер назначались правительством из числа акционеров, имевших определенное количество акций (вначале это были "руководители" бывших морских товариществ). Все высшее руководство делами компании входило в особый совет, состоявший из 17 представителей всех камер. По истечении первых 10 лет высший орган компании должен был составить отчет о ее деятельности и с помощью особых публикаций созвать для ознакомления с ним всех акционеров. То есть проявляется идея о верховенстве общего собрания акционеров. Реформа 1622 г. привела к демократизации управления компанией. Публичными объявлениями все ее участники приглашались для выборов из главных участников специальных представителей числом, равным числу директоров. Эти представители и директора совместно образовывали выборный комитет, который избирал на каждую вакансию в органах компании трех кандидатов. Из них местные штаты выбирали одного для замещения вакантной должности. Кроме того, представители передавали директорам замечания акционеров на отчеты о работе компании.

Также с 1622 г. появился особый орган в лице двух главных участников, которые были обязаны ежегодно производить ревизию хозяйственно-финансовой деятельности компании и проверять ее общую отчетность.

Нидерландская Ост-Индская компания считается первым акционерным обществом, выплатившим дивиденды по акциям (1604 г. или 1609 г.). Несмотря на то, что компания знала и тяжелые годы, в среднем акционерам выплачивался ежегодный дивиденд в размере 18%. Кроме того, большой спрос на акции компании (максимальной величины - 1260% - цены на них достигли в 1720 г.) составил еще одну статью доходов ее акционеров и способствовал развитию биржевой торговли. Но это является темой для самостоятельного исследования. Здесь же отметим только издание правительством Голландии в 1610, 1621, 1623 и 1624 гг. нескольких эдиктов, устанавливавших ряд ограничений для сделок с акциями в целях предотвращения злоупотреблений с акционерным капиталом.

По примеру Ост-Индской компании были организованы Вест-Индская, Суринамская, Северная и Левантская компании.

Опыт Голландии заимствовался и другими странами, которые по некоторым вопросам (например, законодательного регулирования) пошли еще дальше.

Возникновение акционерных обществ в Англии было вызвано теми же экономическими предпосылками, что и в Голландии. Однако инициатива создания английской Ост-Индской компании исходила не столько от правительства, сколько от частных лиц. Вначале (1599 - 1600 гг.) она являлась союзом отдельных товариществ с целью совместного противодействия недобросовестной голландской конкуренции: известный митинг в Лондоне против завышения цен на перец, где было решено создать ассоциацию для торговли с Индией. Утверждена она была только в 1613 г. (по другим источникам, 1625 г.). Королева даровала компании права корпорации и привилегии по ввозу/вывозу товаров.

Акционерный капитал составлял 1 млн. 703 тыс. ф. ст. Акции были номиналом 50 ф. ст., позднее их номинальная стоимость поднялась до 100 ф. ст. На участие в компании имели право потомственные англичане, которые первоначально вносили 5 ф. ст. Право голоса давало владение акциями на сумму в 500 ф. ст. Право быть избранным в директора - в 2 тыс. ф. ст. Избрание осуществлялось большинством голосов. Вначале один голос предоставлялся не на одну акцию, а одному участнику. Уже различались очередные и внеочередные (чрезвычайные) общие собрания акционеров. Участники оповещались о месте проведения собрания, присутствие на котором вменялось им в обязанность под угрозой взыскания штрафа. Компания просуществовала до 1782 г. и оказала значительное влияние на другие акционерные общества (Африканская компания, Южно-американская компания, Южное Общество и др.).

К XVII в. акционерная форма получила широкое распространение. В 1843 г. в Англии насчитывалось 994 акционерных общества, с 1844 по 1856 г. их зарегистрировано 4409. Но заслуга Англии состоит не только и не столько в количестве учрежденных акционерных обществ, сколько в развитии акционерного права. Локальные нормы в уставах и других внутренних актах компании со складочным капиталом регулировали организацию и деятельность этих обществ. Первое время правительство предоставляло компаниям широкую самостоятельность. Однако серьезные финансовые нарушения, недобросовестная конкуренция, биржевая спекуляция вызвали к жизни акционерное законодательство. В 1720 г. был создан так называемый Закон о мыльных пузырях (Bubblesact), объявивший недействительными все акционерные предприятия, "учреждаемые ко вреду и разорению добрых подданных его величества". Акт был отменен в 1825 г. Вообще XVIII в. прошел в Англии в русле жесткого регулирования деятельности корпораций, большого количества ограничений прав и свобод (например, права отчуждения акций). XIX в. устранил самые грубые ошибки в правовом регулировании организации и деятельности акционерных обществ и повел Англию по пути компромиссов, не всегда удачных, но, как правило, в духе поощрения частной инициативы.

Закон 1844 г. (Роберта Пиля) ввел государственную регистрацию акционерных компаний, с момента которой (а не в силу специальной королевской хартии) последние получали права корпорации (юридического лица). Постепенно стали различать предварительную и окончательную регистрацию. В Законе был провозглашен принцип публичности. Ограниченная ответственность допускалась только в силу специального правительственного разрешения.

Такое грубое нарушение основополагающего принципа акционерного права не могло сохраняться долго. Положение было изменено Актами о компаниях 1856 и 1857 гг. За исключением банковских и страховых обществ, акционерные компании основывались на ограничении ответственности в силу самой регистрации. Вскоре и банки подпали под действие общего правила. В уставе акционерных обществ фиксировались местонахождение, цели деятельности, размер и порядок формирования уставного капитала. Пока существуют только именные акции. Укрепляет свои позиции идея о реестре акционеров, который должен быть точным и представляться для всеобщего обозрения. Отчуждение акций допускалось только по договору и сопровождалось перерегистрацией. Акционерным обществам вменялось в обязанность проводить собрания акционеров не реже одного раза в год и вести на них протокол. Ликвидация акционерных обществ могла осуществляться в добровольном или принудительном (судебном) порядке. Закон от 7 августа 1862 г. (Companies - act) объединил предыдущие нормы, в некоторой степени устранил противоречия между ними. В 1867 г. он был дополнен в связи с разрешением привилегированных акций и акций на предъявителя, дробления акций на доли. Акционерным обществам, не вырабатывавшим для себя уставы, разрешено пользоваться приложенным к Закону "нормальным уставом". Эти основные положения были сохранены английским акционерным правом и в дальнейшем.

Важную роль в развитии акционерных обществ и акционерного права сыграла и Франция. Для этой страны было характерно насаждение прогрессивной акционерной формы сверху, подчас насильно, что нивелировало ее достоинства. Было бы неправильно сводить все к волюнтаризму французских монархов. Изменение производственных отношений и общественного строя, оживление торгово-обменных операций, ослабление крепостной зависимости, усиление государственной власти вели к одновременному развитию абсолютизма и торговли. Сосуществовали и сталкивались между собой римское, каноническое и торговое право. Государственная власть опиралась больше на первое, но ее растущие потребности могли быть удовлетворены за счет развития промышленности и торговли. Отсюда первые попытки законодательного регулирования интересующих нас отношений и создания кодифицированного торгового права.

Полный провал морских экспедиций в первой четверти XVII в., только 50 лет существования компании Западной Индии (создана в 1628 г.), 20 лет - Компании Восточной Индии (1664 г.) и т.д. Каждая компания учреждалась специальным правительственным актом, но на этом правовое регулирование и заканчивалось. Отсутствие его компенсировалось усиленным правительственным контролем: в каждой компании был государственный агент <20>; на общих собраниях некоторых компаний присутствовал даже король. Ситуация стала меняться с переходом королевской власти от опеки к законодательному регулированию.

В мае 1673 г. принимается Edit servant de reglement pour le commerce des negacians et marchands, tant en gros, qu'en detail (так называемый Ordonnance de commerce).

Этот первый в истории торгового права Кодекс базировался на сословной идее и на принципе охраны купцов от обманов, недобросовестной конкуренции. В нем на законодательном уровне говорилось о несостоятельности. Как бы дополнением к первому явился Кодекс морского права, принятый в августе 1681 г. (Ordonnance de la marine). Несмотря на всю прогрессивность французского законодательства, которое стало широко использоваться и в других странах, на практике царила искусственно сохраняемая цеховая организация. Несмотря на существование во Франции акционерных образований еще в XIII в. Кодекс 1673 г. даже не упоминает о них. Причину можно найти в делении права на публичное и частное, причем акционерные общества того времени носили публичный характер, а торговое право однозначно входило в частное. Необходимость изменений привела к созданию в 1787 г. комиссии для пересмотра Торгового кодекса. Последовавшая за этим революция ускорила события. Провозглашение равенства и свободы означало в том числе свободу промышленности и торговли. Закон от 2 марта 1791 г. провозгласил свободу промыслов, которой не замедлили воспользоваться спекулянты. Продолжая начатую еще в 1785 г. борьбу с акционерной горячкой, Конвент декретом от 24 августа 1793 г. прекратил деятельность акционерных обществ, акции которых могли быть отчуждены, и предусмотрел возможность их создания только с разрешения законодательного собрания. Акт от 15 апреля 1794 г. ликвидировал и эту возможность. Конечно, такие нормы просуществовали недолго.

Быстроразвивающееся производство, военные и политические успехи Наполеона, расширение рынка и усилившаяся торговля снова выдвинули вопрос об акционерных обществах. 3 апреля 1801 г. была назначена комиссия из семи человек для разработки нового Торгового кодекса, на который большое влияние оказали римское право и Кодексы 1673 и 1681 гг. Под давлением общественного мнения, причиной которого явилась серия банкротств и махинаций казенных подрядчиков, и при активном вмешательстве Наполеона Кодекс наконец был принят в 1807 г. и вступил в силу с 1 января 1808 г. под названием Code de commerce. Для этого нормативного акта характерен принцип свободы промышленности и торговли. Был легализован правовой институт акционерных обществ. Акционерная форма была разделена на акционерное товарищество и акционерную коммандиту. Акционерные товарищества создавались по-прежнему на основе разрешений правительства, не обязанного мотивировать свой отказ. Акционерные коммандиты были освобождены от необходимости получения правительственного разрешения и жесткого государственного контроля. Таким образом, акционерная форма постепенно из права публичного перемещалась в частное право.

К сожалению, общество использовало не прогрессивные возможности этой формы, а, в частности, ее удобство для прикрытия всякого рода финансовых махинаций. Акционерная коммандита использовалась для спекуляции акциями и обмана акционеров учредителями, повторяющими печально известный опыт "мыльных пузырей". Во Франции это явление в 1820 - 1840 гг. получило название коммандитной лихорадки, акционерной горячки (la fievre des commandites). Правительство пыталось запретить эту форму вовсе, подчинить ее жесткой регламентации, запретить деление капитала на акции и т.д., и т.п.

Наконец, 18 июля 1856 г. был принят Закон о коммандитных компаниях, который, сохранив принцип свободы промышленности и торговли, одновременно подверг акционерную коммандиту подробной регламентации. Этот Закон в качестве обязательного условия возникновения акционерных компаний ввел подписку на весь уставный капитал и оплату не менее его 1/4, после чего коммандита регистрировалась и могла выпускать акции на предъявителя, подлежащие отчуждению только после оплаты 2/3 их стоимости. То есть при сохранении принципа ограниченности ответственности участников общества законодатель стал уделять внимание стабильности этой формы и гарантиям для третьих заинтересованных лиц.

Заключение в 1862 г. англо-французского торгового договора, проникновение на французскую территорию не только иностранного капитала, но и иностранных компаний, которые пользовались большей свободой, чем отечественные, способствовали дальнейшему развитию акционерного законодательства по пути его либерализации. Закон от 23 мая 1863 г. не только детализировал положения предыдущего акта, но и ввел новую разновидность акционерных товариществ - товарищества с ограниченной ответственностью (societes a responsabilite limitee). Юридические лица с небольшим уставным капиталом (до 20 млн. фр.) получили возможность возникновения без административного разрешения. Законодательно уже оговаривалась цена акций.

Закон от 24 июня 1867 г. предоставил свободу возникновения практически всем акционерным обществам и значительно смягчил государственный контроль за их внутренней организацией и деятельностью. Тем самым упрочилось место организационно-правовой формы в частном праве и среди других форм организации предпринимательской деятельности.

В дальнейшем французское акционерное законодательство развивалось по этому же пути: Законы 1884 и 1893 гг. Последний признал торговый характер за всеми товариществами независимо от их цели, снизил минимальный размер уставного капитала и минимальную стоимость акции, запретил выпуск акций до их полной оплаты, соответственно упразднил обязанность полной оплаты акций для превращения их из именных в предъявительские, ограничил и четче обозначил основания для признания компании недействительной и т.д.

Французское торговое, и в частности акционерное, законодательство оказало значительное влияние на другие страны, чему способствовали его относительная прогрессивность, победы армии Наполеона в ряде стран, попавших под политическую "опеку" Франции, популярность Франции в Европе в начале XIX в., несколько запоздавшее вступление Германии в дело развития акционерного права.

В Германии акционерные общества появились позднее, чем в других странах. Ее развитие определили государственная гигантомания и одновременно колоссальная децентрализация, сепаратизм, внутренние политические и экономические междоусобицы, разорительные войны, двойственное влияние Франции (вторжение войск Наполеона ускорило падение феодализма и переход к капитализму, но ему не нужна была единая и сильная Германия). Германская буржуазия в традиционно сословном обществе была слабой и зависимой от монархии, из рук которой получала отдельные элементы конституционализма. Система права, находящегося под сильным влиянием представлявшего опору для власти римского права и кодексов Наполеона, долгое время игнорировала потребности экономической и отчасти политической жизни и оставалась неразвитой. Только в XVIII в. появляются первые попытки кодификации законодательства и использования (по инициативе правительства) акционерной формы, открытой другими странами.

Опоздавшая к разделу мира, Германия в целях определенной компенсации для себя приняла активное участие в колониальной торговле. Последняя, естественно, потребовала адекватной формы для объединения разрозненных капиталов. Правительство детально изучило опыт Голландии и неоднократно приглашало оттуда специалистов для создания акционерных обществ. Эта форма не могла не заинтересовать другие нуждающиеся в большом капитале отрасли народного хозяйства, и во 2-й половине XVII в. ее стали использовать в банковском, а в XVIII в. - в страховом деле. В промышленности акционерную форму стали применять только в XIX в., в последнюю очередь она затронула торговлю. До 1843 г. в Германии было всего 29 корпораций. Они подчинялись разрешительной системе и практически не регулировались на уровне законов.

Ситуация изменилась с созданием Таможенного союза, требовавшего единообразия законов. Строительство железных дорог, порученное частным лицам, привело к принятию в Пруссии в 1838 г. Закона о железнодорожных предприятиях, в котором большое количество статей посвящено акционерной форме, а в 1843 г. - Закона об акционерных обществах. В Австрии такой закон издается в 1852 г. Сохраняется разрешительная система создания акционерных обществ, максимальное внимание уделяется формированию уставного капитала. В Законе определялось содержание устава, на акционерное общество возлагались обязанности его публикации, ведения отчетности, ежегодного представления баланса.

Параллельно велась борьба за общегерманскую кодификацию гражданского и торгового законодательства, которая завершилась принятием в 1860 г. и введением в силу с 1861 г. Общегерманского торгового уложения (Allgemeines dentsches Handelsgesetzbuch). После борьбы с сепаратистскими тенденциями и благодаря созданию сначала Северо-Германского Союза, а затем Германской империи Постановлением от 22 апреля 1871 г. Торговое уложение признано (за рядом незначительных изъятий) общим для всей Германии законом. Его достоинствами стали окончательное разделение публичного и частного права, материального и процессуального права. Этот торговый кодекс включил акционерные общества в число торговых и подробно урегулировал все вопросы их создания и деятельности. В то же время наряду с детальной регламентацией существовало много норм диспозитивного характера, предоставлявших правоприменителям возможность иначе решить вопрос в уставе. В целом же был сохранен уже существовавший в законодательстве подход.

Даже разрешительная система создания акционерных обществ была заменена явочной только в период промышленного подъема Законом от 11 июня 1870 г. Исключение сохранилось лишь для строительства железных дорог и учреждения банков. Взамен была введена система контроля как со стороны государства, так и со стороны самих акционеров. Кроме того, по примеру Франции все акционерные общества независимо от их целей признаны торговыми. Этот Закон впоследствии неоднократно обвиняли в последовавшей в 1872 - 1873 гг. во всей Германии волне злоупотреблений учредителей - грюндерстве. Однако не меньше случаев мошенничества и спекуляции было и в Австрии, которая к явочному порядку создания акционерных обществ перешла только в 1899 г. Причины надо было искать в экономическом кризисе тех лет и в психологии людей, из всех достоинств новой формы в первую очередь выбирающих те, которые можно обратить во вред своему ближнему.

Немецкая рассудительность и методичность и здесь сыграли свою положительную роль. Проанализировав опыт Голландии ("тюльпаномания", "тюльпанизм"), Англии ("мыльные пузыри") и Франции ("коммандитная лихорадка", "акционерная горячка"), правительство занялось детальной законодательной разработкой правового положения акционерных обществ, которая была призвана перекрыть пути для финансирования махинаций. Закон от 18 июля 1884 г. ввел требование полной оплаты уставного капитала для регистрации акционерного общества, повысил минимальную стоимость акций, установил ответственность акционера за ее полную оплату, легализовал понятие учредителей, возложил на них обязанность предоставления полной и точной информации акционерам, ввел новую систему контроля за деятельностью учредителей. Большое внимание было уделено органам акционерного общества и их компетенции. Председательствующим на первом общем собрании акционеров государство назначало судью, обязанного помогать акционерам при принятии дел учредителей. На расширение участия акционеров в управлении акционерным обществом и на устранение от него непричастных к его деятельности лиц направлены нормы об общем собрании акционеров, совете директоров, ревизионной комиссии.

Эти идеи получили дальнейшее развитие в Германском гражданском уложении 1897 г. В нем окончательно победил принцип свободы выбора деятельности и максимальной автономии акционерных обществ.

Итак, подытожим развитие акционерных обществ и акционерного права в Европе в Новое время. Англия и Голландия, выступившие своеобразными "первопроходцами", дали миру очень многое применительно к этим вопросам, но именно они и приняли первый удар в виде "тюльпанизма" и "мыльных пузырей" - результатов еще неумелого использования акционерной формы. Голландия постепенно уступила место своим последователям и ученикам. Специфика Англии заключалась в сочетании правительственного регулирования и поощрения частной инициативы, игравшей главную роль в развитии акционерного дела, тесной связи бирж с деятельностью акционерных обществ, выработке законодательных и организационных мер борьбы с недобросовестностью и злоупотреблениями учредителей акционерных обществ и самих обществ, в уделении большого внимания механизму раскрытия информации, т.е. гласности в деятельности акционерных обществ. Во Франции акционерные общества возникли и развивались при активном участии правительства. Акционерное право было подчинено институциональной системе. Путь развития акционерного права и его институтов, как и всей Франции в целом, был революционным. Германия выбрала реформистский путь. Правительство, обратившееся к акционерной форме довольно поздно, использовало многие достижения предшественников и шло по пути от жесткого урегулирования к автономии акционерных обществ. Акционерное право было включено в пандектную систему.

С конца XVIII в. акционерные общества стали медленно проникать на американский континент. В основном это были английские торговые компании. Развитию местных акционерных обществ препятствовали как политический, так и экономический факторы. Английский корпоративный опыт воспринимался как часть английской монархии, с которой боролась за свободу и независимость Америка. Собственный низкий уровень производительных сил, мануфактурная форма производства еще не требовали достоинств акционерных обществ.

Однако эта форма организации производства была позаимствована у Англии, причем не в лучшем ее виде. В США вплоть до середины XIX в. действовало правило о разрешительном порядке образования корпорации. Разрешения выдавали законодательные органы штатов. Другим способом было утверждение устава акционерного общества федеральными органами.

К середине XIX в. в США утвердилась фабричная форма промышленности, что вызвало количественный рост хозяйственных обществ и товариществ и качественные изменения в их правовом регулировании. Постепенно разрешительный порядок создания акционерных обществ был заменен на регистрационный: сначала в отношении нескольких отраслей хозяйства; затем во всех отраслях, но с установлением верхнего предела для размера капитала, при превышении которого уже надо было обращаться за разрешением; наконец для всех акционерных обществ.

В конце XIX в. усилился процесс концентрации производства, возросла роль крупных корпораций, которые потребовали законодательного простора. Почти полностью отменены ограничения по уставному капиталу, расширились финансовые возможности акционерных обществ при выпуске акций, при получении займов и т.д., директорам и управляющим предоставлены широкие полномочия по вопросам руководства компаниями. Акционерным обществам в различных штатах создавались льготные режимы. Стали возникать крупные корпорации, которые не только поднимали производство на качественно новый уровень, но и способствовали развитию монополизма и недобросовестной конкуренции. Таким образом, США стали первопроходцами в антимонопольном законодательстве. 2 июля 1890 г. Конгрессом США принят знаменитый антитрестовский закон Шермана.

Большую роль в развитии акционерного права сыграли суды, проводившие в жизнь государственную политику поощрения прогрессивной формы организации производства. Именно благодаря судебным прецедентам и толкованию законов судами акционерные общества приобрели практически общую (универсальную) правоспособность, т.е. получили возможность заниматься любой деятельностью, приносящей прибыль. Эта характеристика акционерных обществ была воспринята и другими государствами и вошла неотъемлемой частью в общие положения акционерного права <21>.

Итак, изучение зарубежного опыта свидетельствует о следующем.

Вне зависимости от пути развития акционирования ("сверху" или "снизу") правовое регулирование сочетало в себе императивные нормы, обеспечивающие государственный контроль, и диспозитивные, реализующие такой элемент частноправового метода, как автономия воли.

Акционерные правоотношения были тесно связаны с отношениями на рынке ценных бумаг и с отношениями конкуренции.

В тех или иных комбинациях акционерное право охватывало имущественные отношения, статус акционерного общества и структуру его органов, систему имущественных прав акционеров, прав на участие в управлении и на информацию о деятельности акционерного общества.

В зависимости от монистической или дуалистической системы частного права конкретного государства оно входило в гражданское либо торговое (коммерческое) право.

 


<