§ 2. Реорганизация акционерных обществ : Акционерное право - Долинская. : Книги по праву, правоведение

§ 2. Реорганизация акционерных обществ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

 

Общие положения о прекращении деятельности акционерных обществ. Тенденция унификации правового регулирования и специализация норм о реорганизации. Решение о реорганизации. Стадии реорганизации. Реорганизация и поглощения. Принудительная реорганизация.

 

Значительно выше удельный вес норм, посвященных реорганизации акционерных обществ. На наш взгляд, это связано с тем, что, во-первых, имущественная масса остается в обороте и ее судьба нуждается в четком урегулировании, во-вторых, при реорганизации затрагиваются интересы более широкого круга лиц.

Техника реорганизации нами детально рассмотрена <20>, отдельных имущественных вопросов мы уже касались в настоящей работе. Интерес представляет выявление основных проблем и тенденций статутных отношений в рамках этого процесса. Ряд из них является общим для обеих форм прекращения деятельности акционерных обществ.

Так, исключительное положение закона в регулировании статутных отношений (например, п. 3 ст. 1 ФЗ) подрывается правотворчеством федеральных органов исполнительной власти <21>. Лучше урегулирована добровольная реорганизация. Нет единообразия в понятийном аппарате. За рубежом различается реорганизация с изменением правового статуса реорганизуемого юридического лица (в ряде случаев - с его прекращением) и изменение экономических отношений собственности, а также соответственно перераспределение власти в обществе с сохранением правового статуса акционерного общества <22>. Кроме того, мы по-разному понимаем формы реорганизации. Например, право корпораций США не знает аналога реорганизации в форме разделения или выделения <23>. ФЗ ошибочно называет изменение типа акционерного общества преобразованием (ч. 3 п. 3 ст. 7 ФЗ) <24>.

Реорганизации и ее отдельным формам за рубежом посвящены специальные правовые акты, например, Третья Директива ЕС от 9 октября 1978 г. N 78/855/EWG о слиянии, Шестая Директива от 17 декабря 1982 г. N 82/891/EWG о разделении, Закон ФРГ о реорганизации (Umwandlungsgesetz) от 28 октября 1994 г., английский Кодекс Сити о поглощениях и слияниях (The City Code on Takeovers and Mergers) <25>.

Исторический обзор законодательства различных стран позволил выявить тенденцию в развитии правового регулирования, которую мы продемонстрируем на примере Германии. Первоначально нормы об акционерных обществах содержались в прусском Законе об акционерном обществе от 9 ноября 1843 г., затем их реорганизация была урегулирована в Общем германском торговом уложении 1861 г. Согласно ст. 215, 247 Уложения акционерное общество могло быть прекращено с разрешения компетентных государственных органов, если оно передавало все свое имущество и долги другому акционерному обществу в обмен на предоставление ему акций последнего. При этом имущество передающего общества должно было в целях защиты кредиторов в течение одного года управляться отдельно от имущества принимающего общества <26>. То есть Уложение допускало только присоединение акционерных обществ и рассматривало его прежде всего как упрощенный способ прекращения передающего общества <27>. Эти нормы почти без изменений перешли в Германское торговое уложение 1897 г. С проведением в 1937 г. реформы акционерного права положения об акционерных обществах вновь были объединены в самостоятельном законе. Акционерный закон 1937 г., во-первых, улучшил защиту акционеров передающего общества, во-вторых, наряду с уже известным слиянием посредством принятия (отдаленный аналог присоединения в российском праве) допускал слияние посредством создания нового общества с одновременным прекращением передающих обществ (аналог слияния в отечественном праве). Эти положения в основном вошли в Акционерный закон 1965 г., который неоднократно изменялся и дополнялся в связи с участием Германии в европейских сообществах, ныне Европейском союзе, и унификацией права стран - участниц ЕС. С 1969 г. также действовал специальный Закон, который регулировал вопросы преобразования, изменения организационно-правовой формы. При сохранении того же названия (Umwandlungsgesetz) с 1 января 1995 г. вступил в силу новый Закон, включивший в это понятие наряду с изменением организационно-правовой формы слияние и присоединение, разделение и передачу имущества (§ 1, книги 2 - 5 Закона ФРГ о реорганизации). Кроме того, этот акт регулирует реорганизацию не только акционерных обществ, но и других субъектов права, в том числе объединений капиталов, объединений лиц и индивидуальных предпринимателей с местонахождением в Германии. Законом об упорядочении законодательства о реорганизации из Акционерного закона исключены нормы, дублирующие положения Закона о реорганизации. Вместе с тем Акционерный закон продолжает применяться для урегулирования отношений, не охваченных новым Законом (например, нормы об учреждении на основе приобретения имущества применительно к присоединению, если принимающее общество зарегистрировано менее чем за два года до заключения договора о реорганизации). Закон против ограничения конкуренции 1957 г. применяется к отношениям по слиянию и присоединению, связанным с антимонопольным регулированием.

Итак, за рубежом наблюдается унификация правового регулирования реорганизации юридических лиц различных организационно-правовых форм и концентрация соответствующих норм в одном акте. Кроме соблюдения принципа законодательной экономии это позволяет избежать противоречий в правовом регулировании реорганизации, в которой принимают участие юридические лица различных организационно-правовых форм. Представляется, что за этим путем - будущее, в том числе российского правового регулирования <28>.

В Российской империи и в первые годы Советского государства термин "реорганизация" не использовался, хотя сам этот процесс (за исключением выделения) рассматривался как один из способов прекращения юридического лица <29>. Изменялось количество форм реорганизации. По дореволюционному законодательству Г.Ф. Шершеневич называл слияние (фузионирование) в двух его проявлениях: слияние двух компаний с их прекращением и образованием третьей компании (fusion); поглощение одной компании другой (annexion) <30>. И.Т. Тарасов также выделял закрытие компании путем погашения (амортизации) ее акций, при котором предприятие остается с духовными и материальными элементами, а личный элемент устраняется и капитал предприятия делается окончательно безличным <31>. В ст. 98 Положения об акционерных обществах от 17 августа 1927 г. предусматривалось четыре формы прекращения деятельности общества без ликвидации его дел и имущества: соединение, присоединение, разделение и преобразование <32>. Правовые акты, посвященные другим организационно-правовым формам юридических лиц, ввели также выделение, которое в литературе характеризовали как особый вид разделения, но являющийся способом возникновения субъекта права <33>. И далее в правовых актах предусматривались все пять форм реорганизации.

Большинство тенденций и проблем правового регулирования относится равным образом ко всем этим формам. Во-первых, предложение о реорганизации общества в той или иной форме выносит на рассмотрение общего собрания акционеров совет директоров (наблюдательный совет) общества (п. 2 ст. 16, п. 2 ст. 17, п. 2 ст. 18, ст. 19, п. 2 ст. 20, п. 3 ст. 49 ФЗ). Но к реорганизации в полной мере относится все то, что выявлено нами о субъектах, инициирующих ликвидацию. В связи с этим и в целях законодательной экономии предлагается внести изменения и дополнения в ст. 15 ФЗ:

- дополнить ее п. 3 следующего содержания: "В случае добровольной реорганизации общества совет директоров (наблюдательный совет) реорганизуемого общества (далее - совет директоров) или - в его отсутствие, а также в случае, предусмотренном п. 8 ст. 55 настоящего Федерального закона, - акционеры (акционер), являющиеся владельцами не менее 10% голосующих акций общества, ревизионная комиссия (ревизор) общества выносят на решение общего собрания акционеров вопрос о реорганизации акционерного общества";

- изменить дальнейшую нумерацию пунктов, увеличив ее на единицу (действующий п. 3 - на п. 4 и т.д.).

Исключить из п. 3 ст. 49 ФЗ ссылку на пп. 2 п. 1 ст. 48 ФЗ.

Кворум для решения вопроса о реорганизации - квалифицированное большинство в 3/4 голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров - является традиционным (сравним со ст. 425 англ. Закона "О компаниях" (Закон, предназначенный для консолидации большей части законов о компаниях) от 11 марта 1985 г. в ред. 1989 г.) и, на наш взгляд, удовлетворяющим корпоративному интересу.

Однако формулировки ФЗ требуют уточнения. По тексту п. 2 ст. 16, п. 2 ст. 17, п. 2 и 3 ст. 18, п. 2 и 3 ст. 19, п. 2 и 3 ст. 20 ФЗ создается впечатление, что все юридически значимые для реорганизации действия совершает совет директоров, а общее собрание акционеров лишь дает им формальное одобрение, утверждает их. Эта позиция, свойственная странам, где совет директоров принимает на себя основную долю функций управления, к сожалению, проникает в отечественные законодательство и литературу <34>. Ей противостоит позиция признания верховенства объединенной воли акционеров на общем собрании акционеров <35>.

Представляется, что реорганизация, так же как и ликвидация, должна четко подразделяться на стадии. Например, слияние и присоединение в Законе о реорганизации ФРГ и немецкой литературе представляют как единство четырех этапов: 1) заключение договора о слиянии или присоединении (§ 4 - 7, 36, 37 Закона); 2) составление правлением отчета о слиянии или присоединении и проверка слияния или присоединения (§ 9 - 12, 36 Закона); 3) утверждение общим собранием каждого общества договора о слиянии или присоединении (§ 13, 36 Закона); 4) регистрация слияния или присоединения (§ 16 - 20, 36, 38 Закона) <36>. Естественно, что все классификации преследуют определенные цели и поэтому отличаются друг от друга. Так, в Германии не выделяют в качестве самостоятельных этапов принятие совместным общим собранием акционеров сливающихся обществ устава нового общества и выборы наблюдательного совета, а при присоединении - утверждение устава общества в новой редакции; в России же не требуется составления исполнительным органом общества отчета о слиянии или присоединении и проверки слияния или присоединения.

Анализ действующего законодательства, правоприменительной практики России с учетом принципов корпоративного управления позволяет выделить:

- предварительную стадию - компетентные органы ведут переговоры о возможности, целесообразности и экономической эффективности реорганизации;

- стадию оформления инициативы - совет директоров (или иные полномочные лица) выносит на общее собрание акционеров вопрос о реорганизации в конкретной форме, акционеры решают принципиальные вопросы реорганизации и обсуждают существенные условия договоров о слиянии, присоединении;

- организационную стадию - совет директоров и иные компетентные органы и лица разрабатывают проект договора о слиянии или присоединении, подготавливают передаточный акт или разделительный баланс, разрабатывают устав или изменения и дополнения в него, иные необходимые документы, подписывают договор о слиянии или присоединении;

- стадию утверждения - общее собрание акционеров утверждает договор о слиянии или присоединении, устав общества или изменения и дополнения в него, иные необходимые документы, передаточный акт или разделительный баланс;

- регистрационную стадию - осуществляется государственная регистрация создания и прекращения юридических лиц, с момента которой по общему правилу акционерное общество считается реорганизованным.

Такое деление логично и правомерно. Например, недопустимо утверждение передаточного акта и разделительного баланса как документов о правопреемстве одновременно с принятием решения о реорганизации. Невозможно их утверждение до удовлетворения требований, заявленных кредиторами в определенный период времени, или если такие требования не были заявлены, то до окончания срока, установленного для ответа на полученное письменное извещение о проводимой реорганизации. Ведь в этих документах должны быть отражены перечень передаваемого имущества, порядок и пропорции изменения, раздела имущества. Применительно к одной из форм реорганизации Г.Ф. Шершеневич писал: "Во всяком случае слияние предполагает договор между сливающимися товариществами, который заключается их правлениями НА ОСНОВАНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ОБЩИХ СОБРАНИЙ" <37> [выделено мной. - В.Д.].

Итак, созыв общего собрания акционеров необходим дважды: на стадиях оформления инициативы и утверждения. Это не только средство реализации прав акционеров на участие в управлении, знак признания верховенства власти общего собрания акционеров. Доктринальная детализация реорганизации акционерных обществ и ее легальное закрепление позволят решить как минимум два практических вопроса: о сроках уведомления кредиторов и о моменте возникновения у акционеров - владельцев голосующих акций права требовать выкупа обществом у них акций.

Современное гражданское и акционерное законодательство, соблюдая принципы неприкосновенности собственности, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав и обеспечения восстановления нарушенных прав (п. 1 ст. 1 ГК), уделяет большое внимание вопросу гарантий прав кредиторов юридического лица при его прекращении <38>. Сопоставление сроков уведомления кредиторов и предъявления ими требований, с одной стороны, и сроков государственной регистрации, с другой стороны, наглядно демонстрируют, что "привязка" уведомления к решению второго собрания может привести к исчезновению должника и кредиторам придется обращаться к его правопреемникам. Примечательно, что нормы о продаже и аренде предприятия (ст. 562 и 657 ГК), аналогичные, на наш взгляд, по своей природе рассматриваемым, указывают на: а) необходимость уведомления до передачи имущества; б) право кредитора требовать признания договора недействительным. Само решение о реорганизации не является сделкой, но ее порядок и условия определяются в договоре о слиянии, договоре о присоединении. Передачу прав и обязанностей, конвертацию акций, обмен акций общества на вклады участников общества с ограниченной ответственностью или паи членов производственного кооператива также осуществляют посредством сделок. Признание их недействительными на первых же этапах существования новых юридических лиц в одном случае (например, при разделении) ставит под угрозу их имущественное положение и тем самым правовой статус. В другом случае (например, при слиянии) практически невозможно применить последствия признания сделки недействительной, так как заключившие ее субъекты уже не существуют <39>. При другом варианте прекращения юридического лица - ликвидации - кредиторам предоставляется срок для предъявления своих требований до регистрации ликвидации.

Схожая ситуация при определении момента возникновения у акционеров - владельцев голосующих акций права требовать выкупа обществом у них акций. Сюда следует также добавить, что неопределенная природа этого права ставит под сомнение возможность включения встречной обязанности акционерного общества в состав его имущества и, следовательно, возможность перехода этой обязанности к его правопреемникам. Кроме того, в литературе правильно отрицается наличие вещно- или обязательственно-правовой связи в их классическом понимании между реорганизованным юридическим лицом и его правопреемником <40>. Погашение акций осуществляется при их выкупе (п. 6 ст. 76 ФЗ) и при реорганизации (п. 4 ст. 16, п. 4 ст. 17 ФЗ), а не после нее. Наконец, вопрос о выкупе акций надо рассматривать в совокупности с нормами ч. 2 п. 3 ст. 18, ч. 3 п. 3 ст. 19 ФЗ. Они устанавливают обязанность (!) акционера реорганизуемого в форме разделения или выделения акционерного общества, голосовавшего против или не принимавшего участия в голосовании по вопросу о реорганизации общества, получить акции каждого общества, создаваемого в результате разделения или выделения, предоставляющие те же права, что и акции, принадлежащие ему в реорганизуемом обществе, пропорционально числу принадлежащих ему акций этого общества. На наш взгляд, такое "навязывание" акций, в том числе при негативном отношении акционера к реорганизации, вряд ли вписывается в систему мер обеспечения его прав (см., например, п. 6 ст. 28, ст. 40, 41 ФЗ). Возникающие на практике споры пока можно нейтрализовать только предложением акционерным обществам и органам, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, следить за тем, чтобы срок организационных мероприятий от даты принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации до завершения реорганизации в форме разделения или выделения не был меньше 75 дней - срока для реализации акционерами права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций и для исполнения акционерным обществом корреспондирующей обязанности (ч. 2 п. 3 и п. 4 ст. 76 ФЗ) <41>.

Эти проблемы будут решены при условии легальной "привязки" начала течения сроков уведомления кредиторов и момента возникновения у акционеров - владельцев голосующих акций права требовать выкупа обществом у них акций к стадии оформления инициативы, решению первого общего собрания акционеров.

Возникают частные - по формам реорганизации - вопросы. Пункт 2 ст. 17 ФЗ возлагает на совет директоров (наблюдательный совет) присоединяемого общества обязанность вынести на решение общего собрания акционеров вопрос об утверждении передаточного акта в то время, как при слиянии этот вопрос носит общий для юридических лиц характер. На наш взгляд, обществу, к которому происходит присоединение, целесообразно включать этот вопрос в повестку дня своего общего собрания акционеров, так как договор о присоединении не призван дублировать передаточный акт, подчиняющийся требованиям п. 1 ст. 59 ГК и содержащий весь комплекс обязательств реорганизуемого юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами <42>, а информация об этих обязательствах должна быть представлена в полном объеме высшему органу управления акционерного общества. В связи с вышеизложенным предлагается внести изменения в п. 2 ст. 17 ФЗ и, исключив третье предложение, изложить второе предложение в следующей редакции: "Совет директоров (наблюдательный совет) каждого общества выносит на решение общего собрания акционеров своего общества, участвующего в присоединении, вопрос о реорганизации в форме присоединения, об утверждении договора о присоединении и об утверждении передаточного акта".

В новой редакции ФЗ учтены авторские предложения об органе, утверждающем разделительный баланс при разделении (п. 2, 3 ст. 18), и органе, утверждающем устав акционерного общества, образуемого в результате выделения (ч. 2 п. 3 ст. 19) <43>. Это не только повысило эффективность правового регулирования, но и свидетельствует о тенденции его унификации по формам реорганизации.

Реорганизацию традиционно рассматривают в первую очередь с точки зрения имущественных отношений. Например, М.И. Кулагин писал, что "это одна из форм, в которую облекается процесс централизации производства и капитала в экономике..." <44>. Мы уже исследовали несовпадение экономических отношений собственности и права собственности. Из сферы чисто имущественных отношений решение вопроса в акционерном праве подчас переносится в сферу отношений власти, управления. Владелец контрольного пакета акций получает возможность распоряжаться всем имуществом акционерного общества, расширяет свои возможности присвоения. Именно это, на наш взгляд, отражали нормы п. 143, 145, 148 Положения об акционерных обществах, утвержденного Постановлением Совмина РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 601 <45>.

В настоящее время в немецком праве признается так называемое экономическое слияние (die wirtschaftliche Verschmelzung): а) несколько обществ могут учредить новое общество, передав ему полностью или в части свое имущество, в том числе свои предприятия с относящимися к ним правами и обязанностями, и получив взамен акции нового общества, или б) акционеры нескольких обществ могут обменять свои акции на акции нового общества <46>. В первом случае акции нового общества получают общества, передавшие свое имущество, а не их акционеры, и прекращения деятельности юридических лиц не происходит. Во втором случае акционеры могут ликвидировать прежние общества, если обменяют все их акции. Считается, что это создает дополнительные трудности, так как нет универсального правопреемства юридических лиц и не допускается упрощенный порядок прекращения и создания юридических лиц, свойственный только реорганизации. Но в принципе экономическое слияние разрешено. В США допускаются так называемые денежные слияния (cash mergers): в плане слияния можно указывать, что в качестве удовлетворения за передаваемое при слиянии имущество будут предоставляться "акции, облигации или иные ценные бумаги принимающей или любой другой корпорации либо... деньги или иное имущество..." <47>. В ст. 429 английского Закона о компаниях предусматривается право компании, приобретающей 90% акций (паев) другой компании, "установить контроль", так называемый takeover bid.

Еще в 1997 г. мы характеризовали подобные действия как форму финансового слияния и рассматривали практику поглощений, аквизиций и методы борьбы с ними в странах романской системы права, ЕС и США <48>. Сравним с английской формулировкой: поглощение одной компании другой компанией является формой экономической концентрации и достигается путем приобретения акций, принадлежащих акционерам поглощаемой компании <49>. При скупке акций юридическими лицами может последовать реорганизация акционерного общества в любой форме и даже ликвидация. В то же время при провозглашенном принципе свободы замены акционеров в акционерном обществе приобретение акций, пусть даже контрольного пакета, прямо не отражается на самом обществе. Возникает коллизия между экономической и правовой характеристикой процесса. В конце XIX в. П. Цитович отмечал, что если акционерам присоединенной компании вместо акций принимающей компании выдаются облигации, то слияния в этом нет, поскольку это простое приобретение одной компанией имущества другой (ликвидированной) компании, с уплатой покупной цены этого имущества облигациями и с принятием на себя покупщиком всего актива и пассива купленного имущества <50>. В то же время в результате покупки акций "предприятия сохраняют лишь юридическую (формальную), но не хозяйственную самостоятельность, ибо, обладая большинством голосов на общих собраниях, контролирующее предприятие всецело подчиняет их своей воле" <51>.

Представляется, что квалификацию этого комплекса отношений можно и нужно искать в понятии "поглощение" <52>. По Кодексу Сити, поглощение - это, во-первых, сделка (в отличие от реорганизации), во-вторых, сделка по приобретению 30 и более процентов голосующих акций компании. В английском Законе "О финансовых услугах и рынках" 2000 г. (Financial Services and Markets Act) было одобрено применение этого рекомендательного акта, что означает возможность принятия принудительных мер к его нарушителям. Закон ФРГ "О приобретении ценных бумаг и поглощениях", вступивший в силу с 1 января 2002 г., определяет поглощения через "оферту о поглощениях" - оферту, направленную на получение контроля над компанией - адресатом оферты, а "контроль" означает приобретение по крайней мере 30% голосов от общего количества голосов, предоставляемых всеми акциями компании (с учетом тех голосующих акций, которыми обладает оферент на момент оферты) <53>. В Кодексе корпоративного поведения РФ под поглощением понимается приобретение 30 и более процентов размещенных обыкновенных акций общества <54>. Несмотря на рекомендательный характер этого акта, сведения о поглощениях (но уже понимаемых как приобретение любого крупного пакета любых акций) входят в обязательном порядке в годовой отчет акционерного общества <55>.

Ранее мы дали общее определение реорганизации юридических лиц, в том числе акционерных обществ. Выделим теперь ее существенные признаки. Это специфика субъектного состава, форм, содержания и правовых последствий. По российскому праву субъектом реорганизации может выступать только юридическое лицо; для нее характерен закрытый перечень форм; при реорганизации происходит прекращение существующих и (или) создание новых юридических лиц (за рубежом обычно добавляют: в упрощенном порядке) и, следовательно, обязательна государственная регистрация; в результате реорганизации имеет место правопреемство. Обычно правопреемство характеризуется как универсальное: передаются как вещи, имущественные и исключительные права, так и имущественные обязанности, в форме и объеме, существовавших первоначально. Однако в литературе высказано и иное мнение: универсальное правопреемство имеет место при всех формах реорганизации, кроме выделения. В последнем случае происходит сингулярное правопреемство, так как реорганизованное юридическое лицо сохраняет за собой часть прав и обязанностей, а выделяемой организации может быть передана как определенная совокупность прав и обязанностей, так и отдельное право <56>.

Ни один из этих признаков не свойственен поглощениям. Акции могут приобретать любые субъекты права. Законодательство и практика предлагают плюрализм договорных форм приобретения, не пересекающихся с формами реорганизации как явлениями другой правовой природы. Статус акционерного общества может не изменяться. Государственная регистрация сделок не требуется. Правопреемство носит сингулярный характер. Таким образом, поглощения являются сделками, но в силу их объема, субъектного состава и последствий (возможно образование пар: основное - дочернее, преобладающее/участвующее - зависимое общества - ст. 105, 106 ГК, ст. 6 ФЗ) сделками экстраординарными со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Весьма редко применяется в российской практике принудительная реорганизация <57>, хотя соответствующие права предоставлены компетентным органам. Наиболее детализированы они в сфере антимонопольного регулирования. Так, антимонопольные органы в соответствии с п. 1 ст. 22 Закона о конкуренции могут адресовать хозяйствующим субъектам предписание осуществить реорганизацию юридического лица в форме разделения или выделения <58>. В соответствии со ст. 19 Закона о конкуренции в случае, когда коммерческие и некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, занимают доминирующее положение и совершили два или более нарушений антимонопольного законодательства, федеральный антимонопольный орган вправе принять решение об их принудительном разделении или выделении из их состава одной или нескольких организаций на базе структурных подразделений, если это ведет к развитию конкуренции. Решение о принудительном разделении (выделении) коммерческой организации принимается при совокупности трех условий: 1) возможности организационного и территориального обособления ее структурных подразделений; 2) отсутствия между ее структурными подразделениями тесной технологической взаимосвязи; 3) возможности юридических лиц в результате реорганизации самостоятельно работать на рынке определенного товара. Решение федерального антимонопольного органа о принудительном разделении (выделении) коммерческих и некоммерческих организаций, осуществляющих предпринимательскую деятельность, подлежит исполнению собственником или органом, уполномоченным им, с учетом требований, предусмотренных в указанном решении, и в определенный в нем срок, который не может быть менее шести месяцев.

Больше мы не встретим такой четкой схемы. При отсутствии единого правового акта о прекращении деятельности юридических лиц следует хотя бы конкретизировать в ГК основания и порядок принудительной реорганизации, дать закрытый перечень лиц, которые могут ее требовать, а также включить в ФЗ отсылочную норму.

Следует обратить внимание на специфику создания юридических лиц при реорганизации. Это возможность образования юридического лица в распорядительном порядке (п. 2 ст. 57 ГК); наличие, как правило, ограничений в выборе организационно-правовой формы создаваемого юридического лица. Учредителями образуемой организации могут выступать только учредители (участники) реорганизуемого юридического лица. Вновь созданное юридическое лицо приобретает первоначальное имущество на основании передаточного акта или разделительного баланса. Еще одна особенность связана с государственной регистрацией. Для регистрации юридического лица, создаваемого в результате реорганизации, в регистрирующий орган в соответствии с п. 2 ст. 59 ГК РФ вместе с учредительными документами вновь возникающей организации обязательно представляются передаточный акт или разделительный баланс, которые должны содержать положения о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица. В законе могут устанавливаться требования о необходимости представления для государственной регистрации таких юридических лиц и других документов (например, доказательств уведомления кредиторов в установленном порядке). У регистрирующего органа появляются дополнительные основания для отказа в государственной регистрации юридического лица (ч. 2 п. 2 ст. 59 ГК) <59>. Государственная регистрация юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, осуществляется по общему правилу регистрирующими органами по месту нахождения реорганизуемых юридических лиц.

Возможно, выделенная специфика заслуживает хотя бы упоминания в ГК в статьях, посвященных возникновению юридических лиц.

 

Подведем итоги.

В целях устранения внутренних противоречий ФЗ и нейтрализации возможных корпоративных конфликтов предлагается:

- внести изменения и дополнения в ст. 15 ФЗ, дополнив ее п. 3 следующего содержания: "В случае добровольной реорганизации общества совет директоров (наблюдательный совет) реорганизуемого общества или - в его отсутствие, а также в случае, предусмотренном пунктом 8 статьи 55 настоящего Федерального закона, - акционеры (акционер), являющиеся владельцами не менее 10% голосующих акций общества, ревизионная комиссия (ревизор) общества выносят на решение общего собрания акционеров вопрос о реорганизации акционерного общества". Дальнейшую нумерацию пунктов изменить, увеличив ее на единицу (действующий п. 3 - на п. 4 и т.д.);

- исключить из п. 3 ст. 49 ФЗ ссылку на пп. 2 п. 1 ст. 48 ФЗ.

Наблюдается унификация правового регулирования реорганизации юридических лиц различных организационно-правовых форм и концентрация соответствующих норм в одном акте. Кроме соблюдения принципа законодательной экономии это позволяет избежать противоречий в правовом регулировании реорганизации, в которой принимают участие юридические лица различных организационно-правовых форм.

По примеру правового регулирования ликвидации и с использованием зарубежного опыта предложено выделение пяти этапов реорганизации, при этом созыв общего собрания акционеров необходим дважды: на стадиях оформления инициативы и утверждения. Это средство реализации прав акционеров на участие в управлении и знак признания верховенства власти общего собрания акционеров.

Доказана обоснованность и практическая значимость легальной "привязки" начала течения сроков уведомления кредиторов и момента возникновения у акционеров - владельцев голосующих акций права требовать выкупа обществом у них акций к стадии оформления инициативы, решению первого общего собрания акционеров.

В целях унификации правового регулирования слияния и присоединения и соблюдения прав акционеров предлагается внести изменения в п. 2 ст. 17 ФЗ и, исключив третье предложение, изложить второе предложение в следующей редакции: "Совет директоров (наблюдательный совет) каждого общества выносит на решение общего собрания акционеров своего общества, участвующего в присоединении, вопрос о реорганизации в форме присоединения, об утверждении договора о присоединении и об утверждении передаточного акта".

Проведено разграничение реорганизации и поглощений. Поглощения являются сделками, в силу их объема, субъектного состава и последствий (возможно образование пар хозяйственных обществ: основное - дочернее, преобладающее/участвующее - зависимое - ст. 105, 106 ГК, ст. 6 ФЗ) - сделками экстраординарными.

В силу специфики создания юридических лиц при реорганизации рекомендуется выделение этого способа в статьях ГК, посвященных возникновению юридических лиц.

При отсутствии единого правового акта о прекращении деятельности юридических лиц следует хотя бы конкретизировать в ГК основания и порядок принудительных ликвидации и реорганизации, дать закрытый перечень лиц, которые могут ее требовать, а также включить в ФЗ отсылочную норму.

Выявлена теоретическая возможность замены одной формы прекращения деятельности акционерного общества другой или вообще обратимости этого процесса, что легально закреплено за рубежом.