§ 1. Ликвидация акционерных обществ : Акционерное право - Долинская. : Книги по праву, правоведение

§ 1. Ликвидация акционерных обществ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

 

Общие положения о прекращении деятельности акционерных обществ. Принятие решения о ликвидации. Охрана прав акционеров. Проблемы правового статуса при распределении оставшегося после расчетов с кредиторами имущества между акционерами. Принудительная ликвидация акционерных обществ. Замена форм прекращения деятельности.

 

Прекращают свою деятельность акционерные общества в порядке, принципы которого сходны с действующими при их создании. Техника этого процесса нами детально рассмотрена <1>, отдельных имущественных вопросов мы уже касались в настоящей работе. Интерес представляет выявление основных проблем и тенденций статутных отношений в рамках этого процесса.

Общегражданское и акционерное законодательство, как правило, рассматривают прекращение на добровольном основании, каковым является решение органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами (п. 1 ст. 57, п. 2 ст. 61, п. 1 ст. 68 ГК). Распорядительные основания, среди которых для акционерных обществ значимы решение уполномоченных государственных органов (п. 2 ст. 57 ГК), решение суда (п. 2 ст. 57, п. 2 ст. 61, ст. 65 ГК) и примыкающая к ним реорганизация юридического лица с согласия уполномоченных государственных органов <3>, являются предметом антимонопольного, процессуального законодательства, законодательства о несостоятельности, частично - административного <4>. Кроме нарушения принципа законодательной экономии это приводит к неурегулированности вопроса о возможности замены одной формы прекращения деятельности другой или вообще об обратимости этого процесса.

Как ни странно, в законодательстве нет единообразия по вопросу о формах прекращения деятельности юридических лиц, в том числе акционерных обществ. Мы традиционно различаем по последствиям реорганизацию как относительное прекращение юридического лица при сохранении для функционирования в гражданском обороте его имущественной массы и переходе его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам и ликвидацию как абсолютное прекращение юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, а также выделяем пять форм реорганизации <5>.

Однако законодательство о государственной регистрации юридических лиц допускает смешение понятий "ликвидация" и "признание регистрации недействительной" (ст. 25 Федерального закона о государственной регистрации) <6>. Объективное несовпадение терминологии представляет сложности при сочетании акционерного и международного частного права. Так, например, в немецком праве процедуру добровольного абсолютного прекращения деятельности можно условно разделить на две стадии: 1) принятие решения о прекращении, которая именуется "прекращение" (Aufloesung, Aufloesungsbeschluss); 2) удовлетворение требований кредиторов, распределение имущества и регистрация ликвидации, что в совокупности именуется ликвидацией (Abwicklung).

В соответствии с ГК юридическое лицо, в том числе акционерное общество, может быть ликвидировано:

а) по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами, в том числе по следующим основаниям:

- истечение срока, на который было создано юридическое лицо;

- достижение цели, ради которой оно было создано;

- признание судом недействительной регистрации юридического лица в связи с допущенными при его создании нарушениями закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер;

б) по решению суда в случае осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо деятельности, запрещенной законом, либо с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов <7>;

в) в соответствии со ст. 65 ГК вследствие признания его несостоятельным (банкротом).

Кроме перечисленных выше оснований ликвидации юридического лица Управление МНС по Московской области выделяет неудовлетворенность учредителей ходом работы организации, ее низкую прибыльность, недостаточный уровень выплачиваемых дивидендов и др. <8>

Наиболее распространенный случай ликвидации акционерного общества как юридического лица - добровольная ликвидация организации. В связи с чем встает вопрос о принятии решения о ликвидации.

Согласно ч. 1 п. 2 ст. 21 ФЗ вопрос о ликвидации акционерного общества и назначении ликвидационной комиссии выносит на решение общего собрания акционеров совет директоров (наблюдательный совет) ликвидируемого общества. В то же время в акционерном обществе с числом акционеров - владельцев голосующих акций менее 50 совет директоров может не создаваться (ч. 2 п. 1 ст. 64 ФЗ), его полномочия могут прекратиться, а новый совет директоров может быть еще не создан и т.д. Кроме того, члены совета директоров, получающие вознаграждение или компенсацию расходов (п. 2 ст. 64 ФЗ), могут быть не заинтересованы в прекращении деятельности акционерного общества. По п. 3 ст. 49 ФЗ ликвидация не входит в число вопросов, решение по которым принимается только по предложению совета директоров. В связи с вышеизложенным и с учетом правовой природы акционерного общества, прав акционера (акционеров), являющегося владельцем не менее 10% голосующих акций общества, и ревизионной комиссии (ревизора) на созыв внеочередного общего собрания акционеров (п. 1 и 8 ст. 55, п. 5 ст. 85 ФЗ), предлагается внести изменения и дополнения в ч. 1 п. 2 ст. 21 ФЗ и изложить ее в следующей редакции: "В случае добровольной ликвидации общества совет директоров (наблюдательный совет) ликвидируемого общества или - в его отсутствие, а также в случае, предусмотренном п. 8 ст. 55 настоящего Федерального закона, - акционеры (акционер), являющиеся владельцами не менее 10% голосующих акций общества, ревизионная комиссия (ревизор) общества выносят на решение общего собрания акционеров вопрос о ликвидации акционерного общества и назначении ликвидационной комиссии".

Кворум для решения вопроса о ликвидации - квалифицированное большинство в 3/4 голосов акционеров - владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров, - является традиционным (ср., например, с § 262 Акционерного закона ФРГ: решение о прекращении принимается общим собранием акционеров большинством голосов в 3/4 от представленного на собрании основного капитала, если устав не предусматривает большего числа голосов) и, на наш взгляд, удовлетворяющим корпоративному интересу.

Согласно п. 3 ст. 52 ФЗ в понятие информации (материалов), подлежащей предоставлению лицам, имеющим право на участие в общем собрании акционеров, входят заключение аудитора и заключение ревизионной комиссии (ревизора) общества по результатам проверки годовой бухгалтерской отчетности. Однако формулировка нормы - расширение понятия годовой бухгалтерской отчетности ("в том числе") - приводит на практике к тому, что при рассмотрении вопроса о ликвидации на внеочередном общем собрании акционеров (а именно так обычно и происходит) вышеуказанная информация акционерам не предоставляется.

Ссылка на заключение ревизионной комиссии о достоверности данных в годовом отчете общества содержится в п. 3.2 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного Постановлением ФКЦБ от 31 мая 2002 г. N 17/пс <9>.

Как в ФЗ (ч. 3 п. 3 ст. 52), так и в Положении о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров (п. 3.5, косвенно и п. 3.4) существуют специальные нормы об обеспечении права на информацию при реорганизации акционерного общества и дополнительных формах контроля. И реорганизация, и ликвидация являются формами прекращения деятельности акционерного общества, поэтому существенные для обеспечения прав заинтересованных лиц различия в их правовом регулировании представляются необоснованными. Более того, при реорганизации имущественные права и интересы акционеров защищены больше (конвертация акций - ст. 16 - 20 ФЗ, выкуп акций - ст. 75 ФЗ).

Безусловно, форма контроля за соблюдением финансовой дисциплины в законодательстве предусмотрена, но это исключительно внешний государственный контроль. В соответствии со ст. 23 НК налогоплательщик обязан в случае принятия решения о ликвидации письменно сообщить в налоговый орган в срок не позднее трех дней со дня принятия такого решения, а налоговые органы в соответствии со ст. 87 НК проводят налоговую проверку данной организации. В целях соблюдения баланса интересов и предотвращения (по возможности) административных и судебных конфликтов представляется целесообразным дополнить внешний государственный контроль внутренним и внешним независимым (о формах контроля см. подробнее § 3 гл. 1 разд. 5 настоящей работы).

Ликвидационный баланс со справками из внебюджетных фондов, подтверждающими внесение всех необходимых платежей, направляется на утверждение в налоговую инспекцию. Однако составление ликвидационной комиссией ликвидационного баланса является третьей (если баланс промежуточный, п. 2 ст. 63 ГК) или шестой (если он итоговый, п. 5 ст. 63 ГК) стадиями ликвидации <10>. Из налоговой инспекции, помимо отметки на ликвидационном балансе, необходимо получить справку для банка о том, что задолженности перед бюджетом нет <11>. Но все это отделено значительными сроками от момента принятия решения о ликвидации. Следовательно, на общем собрании акционеры ограничены в информации об имущественных последствиях ликвидации лично для них (соотношение активов и пассивов, достаточность имущества для расчетов с кредиторами и последующего распределения его стоимости между ними).

В целях охраны прав акционеров и обеспечения финансовой дисциплины в процедуру ликвидации следует в обязательном порядке включить ревизию и аудиторскую проверку, а акты ревизионной комиссии и аудиторское заключение - представлять для регистрации ликвидации акционерного общества и распространить на них действие принципа публичности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц. До урегулированности этого вопроса на уровне законодательства целесообразно предусмотреть подобные гарантии в уставе или ином локальном акте юридического лица.

Специальной по сравнению с общегражданским законодательством является норма ст. 23 ФЗ - о распределении оставшегося после расчетов с кредиторами имущества между акционерами. Она безусловно необходима, так как акцентирует внимание наряду с правами кредиторов, эффективная система защиты которых создана законодателем, на правах акционеров. Но в связи с недостаточной исследованностью их природы происходит смешение акционеров и кредиторов, а также недостаточно разграничиваются различные права владельцев обыкновенных и привилегированных акций.

Кто входит в первую очередь при распределении имущества, оставшегося после завершения расчетов с кредиторами? Каков правовой статус владельцев акций, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 ФЗ?

Напомним, что под выкупом акций мы понимаем их обязательную покупку обществом у акционеров по требованию последних <12>. Закон дает исчерпывающий перечень случаев и условий предъявления требования о выкупе, а также регулирует его процедуру (ст. 75 - 77 ФЗ). Не позднее 45 дней с даты принятия общим собранием акционеров решения, которое реально или потенциально ущемляет права и интересы владельцев голосующих акций <13>, эти лица могут реализовать свое право требования выкупа акций, для чего акционерному обществу направляется письменное требование по форме, указанной в ч. 1 п. 3 ст. 76 ФЗ. По истечении 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров акционерное общество обязано выкупить акции у акционеров, предъявивших требования о выкупе, в течение 30 дней (п. 4 ст. 76 ФЗ). Итак, через 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров при наличии формализованного волеизъявления акционера он становится кредитором общества. Последнему отводится 30 дней на добровольное исполнение своей обязанности. В случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) должником (акционерным обществом) своей обязанности кредитор (акционер) вправе обратиться в суд (ст. 11, 309, 310, 393, 395 ГК).

Срок ликвидации всегда превышает два месяца (сравним с п. 1 ст. 22 ФЗ и п. 1 ст. 63 ГК). Даже 58 дней (их минимальное содержание в этом отрезке времени) превышает 45 дней, т.е. если общее собрание акционеров одновременно приняло решение о ликвидации общества и решение, служащее основанием для требования акционера о выкупе акций, такое требование должно входить на общих основаниях в число требований кредиторов ликвидирующегося общества.

В целях защиты интересов иных кредиторов акционерного общества установлены два ограничения: 1) общая сумма средств, направляемых обществом на выкуп акций, не может превышать 10% стоимости чистых активов общества на дату принятия решения, которое повлекло возникновение у акционеров права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций; 2) в случае, когда общее количество акций, в отношении которых заявлены требования о выкупе, превышает количество акций, которое может быть выкуплено акционерным обществом с учетом указанного выше ограничения, акции выкупаются у акционеров пропорционально заявленным требованиям (п. 5 ст. 76 ФЗ). Еще одно ограничение прав акционеров путем их исключения из числа кредиторов акционерного общества и, следовательно, ограничения возможности получить имущественное удовлетворение своих требований представляется необоснованным и неправомерным.

В связи с вышеизложенным предлагается исключить абз. 2 п. 1 ст. 23 ФЗ и осуществлять выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 ФЗ, в порядке очередности, установленной ГК (п. 6 ст. 22 ФЗ, п. 4 ст. 63, ст. 64 ГК).

Все сказанное о превращении акционера в кредитора акционерного общества в полной мере относится к ситуации, когда начислены, но не выплачены дивиденды по акциям. Более того, так как акционерное общество в обоих случаях обязано составлять список акционеров - кредиторов такого рода (ч. 2 п. 4 ст. 42, п. 2 ст. 75 ФЗ), дополнительное подтверждение с их стороны своих требований представляется излишним.

Предлагается изложить абз. 3 и 4 п. 1 ст. 23 ФЗ в следующей редакции: "В первую очередь осуществляется выплата определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям;

во вторую очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между акционерами - владельцами обыкновенных акций".

Из ч. 2 п. 2 ст. 23 ФЗ предлагается исключить слова: "начисленных, но не выплаченных дивидендов".

Пункт 1 ст. 22 ФЗ предлагается дополнить словами: "Информацию о кредиторах - владельцах акций, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 настоящего Федерального закона, и владельцах акций, по которым начислены, но не выплачены дивиденды, ликвидационная комиссия вносит в промежуточный ликвидационный баланс самостоятельно, без дополнительного предъявления ими требований".

До внесения соответствующих изменений в ФЗ ликвидационная комиссия может руководствоваться вышеуказанными положениями, как не противоречащими действующему законодательству, по собственной инициативе.

Как было отмечено ранее, ФЗ практически ничего не говорит о принудительной ликвидации акционерных обществ, которая является реакцией государства на нарушение закона, санкцией за нарушение публично-правовой обязанности. Аналогичная позиция прослеживается и у Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ: "Юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда лишь в случаях, предусмотренных Кодексом (пункт 2 статьи 61). Следовательно, неисполнение указанным лицом требований, содержащихся в иных законах, может служить основанием для ликвидации юридического лица, если суд квалифицирует соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта" <14>.

По общему правилу требование о принудительной ликвидации может быть предъявлено в суд государственным органом или органом местного самоуправления, которому право на предъявление такого требования предоставлено законом. При определении лиц, имеющих право требовать принудительной ликвидации юридического лица, мы должны учитывать: наличие гражданской процессуальной правосубъектности, отнесение к органам, наделение соответствующим полномочием со стороны государства.

Применительно к ст. 61 ГК есть редкие, но четкие указания закона <15>. Исходя из существующей на сегодняшний день структуры государственных органов и органов местного самоуправления и на основе анализа действующих правовых актов, эти органы можно разделить на три блока: 1) которым вышеуказанное право прямо предоставлено; 2) право которых вытекает из открытого перечня их функций, полномочий; 3) право которых вытекает из характера их деятельности и может быть реализовано в случае прямого наделения их соответствующими полномочиями или в случае признания судом за ними соответствующих полномочий ("полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель" - ч. 2 п. 1 ст. 182 ГК).

Первый блок возглавляет прокурор (ст. 4 ГПК, ст. 4, 41 АПК) <16>, в обязанности которого входит надзор за соблюдением закона и правопорядка и который прямо назван в качестве заявителя гражданским и арбитражным процессуальным законодательством при условии предъявления им иска в защиту государственных и общественных интересов. Законодательство о банкротстве также называет прокурора (ст. 6, 40 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"), который вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, когда им обнаружены признаки преднамеренного банкротства; когда у должника есть задолженность по обязательным платежам; в интересах кредитора по денежным обязательствам - Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования; в иных случаях, предусмотренных Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" и другими федеральными законами.

Следующее место занимают органы государственной регистрации, о чем было сказано в гл. 2 разд. 3 настоящей работы. До недавнего времени можно было говорить о трех способах прекращения юридических лиц: ликвидация, реорганизация и признание акта государственной регистрации недействительным. При сохранении общей нормы ст. 13 ГК о признании недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления (см. также ст. 12 ГК) упоминание о последнем способе прекращения юридических лиц исключено из ст. 61 ГК и отсутствует в Федеральном законе о государственной регистрации, так как он не отражал сути происходящего и требовал дополнительно решения имущественных вопросов <17>.

Сохраняя традицию прежнего Закона РФ от 27 декабря 1991 г. N 2118-1, НК РФ в ч. 3 пп. 16 п. 1 ст. 31 "Права налоговых органов" прямо указывает, что налоговые органы (а в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом, таможенные органы и органы государственных внебюджетных фондов - п. 1, 2 ст. 30 НК) вправе предъявлять в суды общей юрисдикции или арбитражные суды иски о ликвидации организации любой организационно-правовой формы по основаниям, установленным законодательством РФ <18>. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" также называет среди заявителей налоговые органы (ст. 6, 39).

Случаи и основания предъявления налоговыми органами в суды исков о ликвидации юридических лиц сводятся к предусмотренным законодательством о банкротстве. А п. 2 ст. 39 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", требующий приложения к заявлению доказательств принятия мер к получению задолженности по обязательным платежам в установленном федеральном законом порядке, не просто устанавливает дополнительные формальные требования процессуального характера, но и указывает на то, что налоговые органы могут реализовать свое право обращения в суд исключительно при наличии факта неисполнения юридическим лицом обязанности по уплате обязательных платежей - налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня (ч. 5 ст. 2, п. 2 ст. 6 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").

Следующую крупную группу составляют внебюджетные фонды. Сложность представляет распыленность характеристики их процессуального положения по различным актам. В их учредительных документах рассматриваемый вопрос упоминается в самом общем виде. Прямое указание содержится в ст. 32 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Законодательство о банкротстве ограничивает возможность внебюджетных фондов обратиться в арбитражный суд с соответствующим заявлением наличием реальных убытков и истечением трехмесячного срока с момента наступления даты исполнения обязанностей (п. 2 ст. 3).

В качестве ярких представителей блока органов, право которых требовать ликвидации юридических лиц вытекает из открытого перечня их функций, полномочий, следует назвать Министерство юстиции Российской Федерации, Центральный банк Российской Федерации и федеральный антимонопольный орган. Все они являются федеральными органами исполнительной власти, выступающими в защиту государственных и общественных интересов, первые два также осуществляют государственную регистрацию юридических лиц. Правовые акты, регулирующие их деятельность, содержат открытый перечень полномочий, причем подача соответствующего заявления полностью соответствует характеру этой деятельности.

Третий блок (органы, право которых требовать ликвидации юридических лиц вытекает из характера их деятельности и может быть реализовано в случае прямого наделения их соответствующими полномочиями или в случае признания судом за ними соответствующих полномочий) является самым разнородным и трудноопределяемым.

При отсутствии единого правового акта о прекращении деятельности юридических лиц следует хотя бы конкретизировать в ГК основания и порядок принудительной ликвидации, дать закрытый перечень лиц, которые могут ее требовать, а также включить в ФЗ отсылочную норму.

Ликвидация акционерного общества считается завершенной, а оно само - прекратившим свое существование с момента внесения органом государственной регистрации соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ст. 24 ФЗ). Орган, осуществляющий государственную регистрацию, публикует сведения о ликвидации юридического лица в официальном печатном органе. По § 274 Акционерного закона ФРГ, если акционерное общество прекращено, но распределение имущества между акционерами еще не производилось, общество может быть продолжено (Fortsetzung). Решение принимается общим собранием в том же порядке, что и первоначальное. Статьи 110 - 111 английского Закона "О несостоятельности (неплатежеспособности)" 1986 г. предусматривают "реорганизацию с помощью ликвидации": компания, находящаяся в процессе добровольной ликвидации, может поручить ликвидатору передать полностью или частично свои активы другой компании в обмен на ее паи и распределить последние среди своих участников в соответствии с их правами в имуществе предназначенной к ликвидации компании. То есть речь идет о возможности замены одной формы прекращения деятельности другой. В общегражданском и акционерном законодательстве России нет аналогичной нормы, но наличие стадий ликвидации <19> и ее протяженность теоретически не препятствуют "повороту" процесса.

Подведем итоги.

В целях устранения внутренних противоречий ФЗ и нейтрализации возможных корпоративных конфликтов предлагается:

- внести изменения и дополнения в ч. 1 п. 2 ст. 21 ФЗ и изложить ее в следующей редакции: "В случае добровольной ликвидации общества совет директоров (наблюдательный совет) ликвидируемого общества или - в его отсутствие, а также в случае, предусмотренном п. 8 ст. 55 настоящего Федерального закона, - акционеры (акционер), являющиеся владельцами не менее 10% голосующих акций общества, ревизионная комиссия (ревизор) общества выносят на решение общего собрания акционеров вопрос о ликвидации акционерного общества и назначении ликвидационной комиссии".

В целях охраны прав акционеров и обеспечения финансовой дисциплины в процедуру ликвидации следует в обязательном порядке включить ревизию и аудиторскую проверку, а акты ревизионной комиссии и аудиторское заключение - представлять для регистрации ликвидации акционерного общества и распространить на них действие принципа публичности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц.

При коллизии норм о правовом статусе любого субъекта, в том числе акционера, следует применять те, которые предоставляют больше прав и лучше гарантируют их охрану. В целях практической реализации этого тезиса предлагается:

- исключить абз. 2 п. 1 ст. 23 ФЗ;

- изложить абз. 3 и 4 п. 1 ст. 23 ФЗ в следующей редакции: "В первую очередь осуществляется выплата определенной уставом общества ликвидационной стоимости по привилегированным акциям;

во вторую очередь осуществляется распределение имущества ликвидируемого общества между акционерами - владельцами обыкновенных акций";

- из ч. 2 п. 2 ст. 23 ФЗ исключить слова: "начисленных, но не выплаченных дивидендов";

- п. 1 ст. 22 ФЗ дополнить словами: "Информацию о кредиторах - владельцах акций, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 настоящего Федерального закона, и владельцах акций, по которым начислены, но не выплачены дивиденды, ликвидационная комиссия вносит в промежуточный ликвидационный баланс самостоятельно без дополнительного предъявления ими требований";

- и осуществлять выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены в соответствии со ст. 75 ФЗ, и начисленных, но не выплаченных дивидендов в порядке очередности, установленной ГК (п. 6 ст. 22 ФЗ, п. 4 ст. 63, ст. 64 ГК).

При отсутствии единого правового акта о прекращении деятельности юридических лиц следует хотя бы конкретизировать в ГК основания и порядок принудительных ликвидации и реорганизации, дать закрытый перечень лиц, которые могут ее требовать, а также включить в ФЗ отсылочную норму.

Выявлена теоретическая возможность замены одной формы прекращения деятельности акционерного общества другой или вообще обратимости этого процесса, что легально закреплено за рубежом.