§ 1. Акционерная подсистема отношений собственности : Акционерное право - Долинская. : Книги по праву, правоведение

§ 1. Акционерная подсистема отношений собственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

 

Присвоение и акционерная форма отношений. Характерные черты акционерной формы отношений (акционерной собственности). Соотношение экономических и правовых категорий.

 

Собственность является основополагающим экономико-правовым вопросом любой системы.

Природа собственности и права собственности привлекала и продолжает привлекать поколения ученых. Большой вклад внесли в разработку этой проблемы отечественные и зарубежные историки, философы, экономисты и юристы, такие как Аристотель, Платон, Г. де Г. Гроций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.Ж. Руссо, А. Смит, Д. Рикардо, Ф.К. фон Савиньи, О. Конт, А. Тьер, Р. фон Иеринг, А.Ж.Э. Фуйе, К. Маркс, М. Ориу, В.И. Ленин, Ж. Аттали, Я. Лазар, Л.И. Абалкин, С.С. Алексеев, А.В. Венедиктов, Д.М. Генкин, В.П. Грибанов, Н.Д. Егоров, С.А. Зинченко, В.П. Камышанский, С.М. Корнеев, В.А. Рыбаков, К.И. Скловский, Е.А. Суханов, В.А. Тархов и др. <1>

Претендовать на более глубокое исследование этих проблем представляется нескромным, учитывая, что "в каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различных общественных отношениях. Поэтому определить... собственность - это значит не что иное, как дать описание всех общественных отношений... производства" <2>. В связи со всем вышесказанным мы лишь коснемся некоторых общих вопросов собственности в той мере, в какой это будет необходимо с методологической точки зрения для анализа акционерной формы отношений (соответственно - акционерной формы собственности и производства) и уяснения ее специфики <3>.

Определение собственности как общественной формы, внутри и посредством которой происходит процесс присвоения субъектом имущественных благ <4>, охватывает многие ее важнейшие аспекты и приводит при логическом рассмотрении к следующему выводу: собственность на средства производства (основополагающая среди отношений собственности) выражает конкретно-историческую форму соединения факторов производства, непосредственных производителей со средствами производства. Это, в первую очередь, вещественная (материальная) сторона собственности.

Общественная (социальная) выражается в устранении индивидом (коллективом, обществом) всех окружающих его лиц от присваиваемых им материальных благ. Частная форма собственности характеризуется тем, что отдельному индивиду как собственнику противостоит все общество как несобственник. При общественной собственности всему обществу как собственнику противостоят как несобственники отдельные члены общества и коллективные образования <5>.

Это касается лишь отношений на одну и ту же вещь. Вообще же общественная собственность не исключает, а предполагает всю систему отношений собственности: и индивидуальную, и групповую (коллективную), и всего общества в целом, а также смешанные формы.

 

Но что лежит в основе этого деления: кто кому противостоит? Кто кого устраняет от присвоения? По мнению М.В. Колганова, "форма имущественных отношений, господствующая в данном обществе, определяется тремя факторами: характером и уровнем развития орудий труда, общественного богатства и субъектом собственности. Иначе говоря, форма собственности зависит от того, чем присваивается, что присваивается и кто присваивает" <6>.

Присвоение обусловлено тем способом, которым оно может и должно быть осуществлено. От уровня развития орудий труда зависит, будет оно происходить посредством объединения индивидуумов - коллективное производство, коллективная собственность или их разъединения - частный характер производства, частная собственность, в общественном производстве.

Если характер орудий труда позволяет понять, почему в данном обществе существует коллективное или частное присвоение, то характер общественного богатства дает ответ на вопрос о характере отношений между субъектами собственности: в одном случае деятельность направлена на присвоение натурального богатства (готовых продуктов природы, готовых продуктов труда), в другом - на производство продуктов труда, в одном случае материальные блага присваиваются без обмена, в другом - путем обмена.

Также присвоение обусловлено присваивающим индивидом. В том, кто присваивает средства производства и продукты труда в данном обществе, в чьем распоряжении они находятся, отражаются существенные черты различных форм имущественных отношений. Здесь имеют значение различные факторы. Например, кто осуществляет присвоение? Индивид непосредственно - отсюда индивидуальная форма присвоения и соответствующая форма собственности или социальное образование - отсюда коллективные формы присвоения и важный для права вопрос: с образованием юридического лица или без такового? Кто кого устраняет от средств производства: непосредственный производитель прочих частных лиц или частные лица непосредственных производителей? В этом классическое отличие частной трудовой собственности от частной капиталистической, значительно усложнившееся и трансформировавшееся в современных условиях, особенно при акционерной форме собственности, что будет показано позднее.

Если характер принадлежащих собственнику средств производства (основного объекта собственности) для приведения их в движение в процессе производства требует совместных усилий многих лиц, не являющихся их собственниками, то собственник неизбежно вступает в отношения с этими лицами. То есть допускается использование имущества собственника другими лицами на устанавливаемых им условиях и, как правило, в его интересах. В форме этих общественных отношений происходит соединение рабочей силы со средствами производства.

И частная, и общественная собственность на средства производства или и индивидуальная, и коллективная <7> являются категориальным выражением исторически определенного типа соединения непосредственных производителей со средствами производства на конкретном этапе развития общества. "Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами... Для того чтобы вообще производить, они должны соединяться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные экономические эпохи общественного строя" <8>.

Для первобытно-общинного строя было характерно непосредственное соединение производителей со средствами производства на базе коллективного (непосредственно-общественного) труда и коллективной собственности на средства производства. С общественным разделением труда, специализацией производства и возникновением частной собственности своеобразным выражением единства производительных сил и производственных отношений на долгое время становится простая кооперация принудительного труда. Внеэкономическое принуждение к труду сменяется экономическим, но остается и усугубляется отделение непосредственных производителей от собственности на условия их труда <9>. Наконец, наступает момент, когда принудительный труд становится практически неэффективным; специализация производства, пройдя все ступени своего развития, модифицируется в его интеграцию (следующей ступенью становится интеграция производства с другими сферами человеческой деятельности); индивидуальный капитал, будучи не в состоянии обслуживать нужды производства, становится его тормозом.

Преодолеть очередное противоречие между уровнем производительных сил и уровнем производственных отношений можно было только путем концентрации и централизации обособленных капиталов и создания организационной формы их функционирования, что и было достигнуто с появлением акционерных обществ. Капитал, спецификой которого является развитие общественной формы хозяйства, с неумолимой логикой пришел к форме общественного капитала (капитала ассоциированных индивидов). На основе новой формы присвоения происходят, с одной стороны, прямое общественное присвоение средств производства для осуществления расширенного воспроизводства и, с другой стороны, - прямое индивидуальное присвоение их в качестве средств к жизни.

Благодаря образованию акционерных обществ происходит колоссальное расширение масштабов производства, которое было невозможно для мелкого обособленного капитала. В акционерных обществах собственность на капитал отделяется от капитала-функции, что ускоряет концентрацию и централизацию капитала, его перелив из одной отрасли в другую, а также способствует рационализации управления.

Расширяются границы планомерности, регулирования производства.

Качественно меняются все элементы производства, присвоения. Акционерная форма создает новый механизм распоряжения чужим капиталом. В акционерном обществе, где решения принимаются голосованием акций, владельцы контрольного пакета, по существу, руководят движением всего реального капитала как своим собственным. Распоряжение капиталом, т.е. принятие ключевых решений и на этой основе присвоение результатов чужого труда, отделяется в качестве непременного атрибута от собственности как присвоения (принадлежности) условий производства. С развитием акционерной формы и появлением целых цепей зависимых друг от друга акционерных обществ область господства над чужим капиталом колоссально разрастается.

Новый момент появляется и в механизме присвоения прибавочной стоимости. Прибыль акционерного общества подразделяется на две части; одна выплачивается акционерам в виде дивиденда на акции, а другая остается в виде нераспределенной прибыли. Присоединенная к капиталу, она обеспечивает его накопление. Капитализация нераспределенной прибыли в акционерном обществе не опосредуется предварительным присвоением субъектами капитала (капиталистами-собственниками или функционерами), но непосредственно присоединяется к капитальной стоимости. Однако видоизмененное распределение прибавочной стоимости и способы ее капитализации не затрагивают собственного движения капитальной стоимости.

Изменение формы дохода при сохранении глубинной сущности капиталистической собственности способствует дальнейшей фетишизации экономических отношений. Во-первых, доходы крупных акционеров и мелких держателей вовне выступают как однопорядковые, как реализация формально одного и того же вида собственности на акции. Однако по реальному экономическому содержанию, по тому месту, которое дает обладание этими акциями и доход от них в системе общественного разделения труда, здесь имеются разные формы собственности: в одном случае "сберегательный доход" мелких держателей, а в другом - соучастие в распределении прибавочной стоимости. Во-вторых, закрепляется видимость происхождения дохода из самого титула собственности и совершенно скрываются его реальные источники.

Изменения в способах присвоения и распоряжения факторами производства и доходом в акционерном обществе не затрагивают, однако, отношений труда и капитала.

Существенным шагом в эволюции капиталистической собственности явилась монополия, переход к которой был значительно облегчен акционерной формой. Она оказалась наиболее адекватной для монополистического капитала именно тем, что давала широкие возможности вовлечь в орбиту многие мелкие, средние и крупные капиталы, подчинить их реальной экономической власти при сохранении ими формально-юридической самостоятельности. В свою очередь монополизация способствовала совершенствованию акционерного дела как механизма реального экономического контроля.

Создание экономического потенциала крупнейших капиталов с гибким механизмом экономического господства, который открывался с появлением акционерной системы, явилось шагом в развитии формы частнокапиталистической собственности.

Существенные изменения произошли и с лицами, персонифицирующими капитал-собственность и капитал-функцию. Можно сказать, что в современных условиях капитал становится все более анонимным. Этот процесс, начало которому положено акционерной формой как таковой, в наше время получил широкое и повсеместное развитие. Большинство крупных корпораций в развитых странах не имеет явных индивидуальных или семейных собственников.

Еще одно обстоятельство, усиливающее анонимность собственности, состоит в том, что значительная часть промышленных корпораций принадлежит крупным банкам и другим финансовым институтам - держателям контрольных пакетов. К началу 80-х гг. XX в. институциональным инвесторам (банкам, страховым обществам, пенсионным фондам) принадлежало более 50% акций, котирующихся на Лондонской фондовой бирже. Частная собственность физических лиц заменяется собственностью организаций (институтов), а традиционная фигура капиталиста-собственника исчезает или, во всяком случае, отодвигается на задний план.

Американский экономист Ф. Друкер в начале 1970-х гг. так оценил изменения, произошедшие в связи с распространением акционерной формы организации капитала: 1/7 населения - 30 млн. американцев - владеют акциями непосредственно; через эти акции им принадлежит 2/3 акционерного капитала промышленности, т.е. они владеют средствами производства. "Мы имеем в США не "национализированный", а "социализированный" капитал", - делает он вывод <10>.

Появление институциональных держателей, широкое распространение акций среди тех, кто ни по своим доходам, ни по своему социальному положению капиталистом не является, исчезновение явной фигуры капиталиста-собственника во главе крупных корпораций - все это отражает серьезные сдвиги в реальном обобществлении производства и капитала. А широкое распространение акций на эту потребность "работает", обращая в капитал средства значительной части населения. Происходит огромная централизация финансовых ресурсов. Капитал в сущности расширяет свою стоимостную базу, привлекая к самовозрастанию дополнительные ресурсы.

Вместе с тем в руках группы, контролирующей акционерный капитал, остается предпринимательский доход и нераспределенная прибыль, полученные в результате использования этих средств. То есть накопление капитала получает новый ресурс. Расширение акционерной базы является источником практически неограниченного кредита.

Существует еще один важный момент, объясняющий механизм "анонимной" собственности, связанный с акционерной формой, а точнее, с фактом распыления акций. Крупные корпорации выпускают большое число акций и продают их многочисленным акционерам. Таким образом, никто из "посторонних" не имеет значительного (тем более контрольного) пакета. Размеры пакета акций, дающего заведомое большинство голосов, резко снижаются также в связи с тем, что мелкие держатели, разбросанные по разным местам страны (или даже по разным странам), обычно не участвуют в общих собраниях акционеров. Американский экономист Е. Герман, исследовавший эту зависимость, приводит примеры, когда 1 - 2% (или даже 0,5%) голосующих акций корпораций достаточно для поддержания контроля собственника над реальным капиталом корпорации на многие годы <11>.

Представители Гарвардского университета, напротив, считают дисперсию собственности в крупнейших компаниях, акции которых котируются на фондовых биржах, мифом. В большинстве стран средний показатель концентрации владения акциями 45 - 46%. Наиболее высокий уровень концентрации отмечен в странах французской модели: в 10 крупнейших негосударственных фирмах в среднем 54% акций принадлежит трем крупнейшим акционерам. Наименьшая концентрация характерна для стран германской модели (34%). Промежуточные позиции занимают Скандинавские страны (37%) и страны общего права (43%). В то же время независимо от групповой принадлежности уровень концентрации ниже 30% отмечен в США (для 10 наиболее капитализированных компаний этот показатель составляет 20%), Австралии, Великобритании, Тайване, Японии, Корее и Швеции <12>.

Следует учитывать различия социально-экономических условий между концом 70-х и серединой 90-х гг. XX в., особенности выборки объекта (как правило, крупнейшие компании, учет только номинального владения), а также субъективные установки исследователей. Однако все исследования независимо от их частных результатов подтверждают различия собственности и права собственности, экономического и юридического понятий и позволяют сделать вывод: формально-юридическое присвоение незначительной доли капитала тем не менее дает собственнику реальную возможность распоряжаться всем капиталом - как фиктивным, так и реальным - акционерного общества.

По мере развития производительных сил и усложнения производства функции управления и организации передаются в руки профессионально подготовленных лиц. Управляющий осуществляет реальную власть капитала над трудом. Деятельность менеджеров обеспечивает расширение сферы прибавочного труда, самовозрастание прибавочной стоимости. С этой точки зрения несущественно, кем персонифицирован капитал. Любой индивидуальный или коллективный собственник, физическое или юридическое лицо, финансовый институт, государство должны выполнять условия воспроизводства капитала. Собственность определяет природу функции.

Коллективная собственность больше отвечает потребностям далеко зашедшего процесса обобществления. Это новый этап эволюции собственности.

Итак, акционерная форма действительно получила широкое развитие в капиталистической экономике. Однако причины ее возникновения связаны не с капитализмом, а с товарным производством как таковым. В качестве формы хозяйствования акционерная подсистема отношений универсальна и может развиваться при любом способе организации производства. Реформа хозяйственного механизма в нашей стране, базирующаяся на преобразованиях отношений собственности, поставила вопрос о необходимости применения акционерной формы отношений. Неэффективным представляется отнесение акционерной формы к частной, коллективной или государственной собственности. Сама эта классификация недостаточно обоснована и разработана. Если отказаться от политических ярлыков, то: 1) в философском понимании парная категория "частная собственность - ...собственность" требует термина "публичная"; 2) практике известны государственные акционерные общества, акционерные общества физических лиц и их статутных образований (юридических лиц), акционерные общества "смешанной экономики"; 3) акционерная форма - характерный атрибут товарного производства, и ее свойства могут находить предпосылки для проявления в любой социально-экономической среде, предполагающей товарные (стоимостные) связи производителей. Не лишено интереса и мнение Е.А. Суханова о том, что термин "формы собственности" носит больше экономический, а не правовой характер; для права имеет значение характеристика субъекта собственности (индивида, юридических лиц, государства), а не общественно-экономической формации, политического строя <13>.

Естественное отсутствие тождества между понятийными аппаратами тесно взаимосвязанных экономической и юридической наук приводит к сложности, подчас запутанности основных моментов теории акционерного права, определиться в которых можно, лишь четко разграничивая экономические и правовые отношения и вскрывая их взаимодействие.

По субъекту присвоения акционерная собственность является коллективной собственностью (экономическая категория). Коллективная собственность представляет собой сложную систему отношений, которые нельзя свести к сумме отношений совокупности лиц, составляющих этот коллектив. Неслучайно еще при характеристике коллективного предпринимательства XIX в. отмечалось, что "капиталистическое производство, ведущееся акционерными обществами, это уже больше не частное производство, а производство в интересах многих объединившихся лиц" <14>.

В акционерных обществах происходит отрицание в экономическом смысле капитала как индивидуальной собственности. Окончательно отделяются друг от друга капитал-собственность и капитал-функция <15>. К. Маркс определял капитал-собственность как "простую собственность на капитал вне процесса производства", "собственность на капитал как таковую", "титул собственности", форму капитала в виде "бездеятельной собственности", "капитал вне процесса производства, сам по себе приносящий процент", а капитал-функцию, где владелец - это "представитель средств производства", как "капитал в процессе производства, который как капитал, совершающий процесс, приносит предпринимательский доход" <16>.

Персонификатором капитала-собственности выступает владелец денежного капитала, который не участвует в производстве, но все же получает часть прибавочной стоимости, создаваемой в его процессе (по принципу ссудного капитала). Персонификатором капитала-функции является предприниматель, который своей деятельностью опосредует функции промышленного и торгового капитала. Однако он присваивает предпринимательский доход не в качестве оплаты за эту деятельность (управление производством и сбытом, контроль и т.п.), а в качестве развития процесса самовозрастания стоимости. В этом разрезе понятно дальнейшее отделение персонификатора капитала-функции от непосредственного процесса производства: с увеличением размеров предприятий и ростом производства функции по управлению постепенно перекладываются на наемных администраторов, оставляя их прежнему носителю собственность на предприятие.

В акционерном обществе этот общий для развития движения капитала процесс приобретает новое качество. В рамках акционерного капитала уже не только персонификатор капитала-собственности не принимает участия в производственном процессе, но из него выходит и так называемый предприниматель.

Персонификатор капитала-функции также превращается лишь в собственника денег, а его место занимает простой управляющий, который распоряжается чужими капиталами и не имеет на них собственности. Его "труд совершенно отделен от собственности на средства производства и на прибавочный труд" <17>. В связи с этим происходит усложнение отношений между капиталом и наемным трудом. Эти изменения в субъектах акционерной собственности сопровождаются и изменениями в ее объектном составе.

В акционерном обществе реальный капитал выражается в ценных бумагах, в первую очередь акциях, которые выпускаются на его сумму. Акции представляют собой титул собственности на действительный капитал акционерного общества, свидетельство на получение прибавочной стоимости, которую этот капитал приносит, отражение отношений, связанных с ее производством и распределением в конкретной организации. Как любой другой источник постоянного дохода, который посредством капитализации превращается в объект купли-продажи, ценные бумаги, в том числе акции, также становятся товарами, стоимость которых имеет особое движение, подчиняется собственным правилам. То есть ценные бумаги акционерных обществ представляют собой капитал, оторванный от реальной действительности, выступают как фиктивный капитал. Их движение в качестве товара является оборотом фиктивного, а не производственного капитала. Собственники ценных бумаг акционерного общества не могут выступать в качестве владельцев реального капитала, поскольку акции "не дают возможности распоряжаться этим капиталом. Его нельзя извлечь. Эти титулы дают только юридическое право на получение чистой прибавочной стоимости, которая должна быть присвоена этим капиталом" <18>. Но средства производства не могут выступать в торговом (гражданском) обороте сами по себе, быть бесхозными.

Для права собственности необходим конкретный субъект, выступающий в качестве участника имущественных (товарно-денежных) отношений. Для субъекта правовой формы реализации коллективной собственности "коллектив" слишком широкое и абстрактное понятие, к тому же включающее подчас и неправосубъектные образования. Коллективное присвоение, коллективная собственность, на которых базируется коллективная предпринимательская деятельность, реализуются в таких правовых формах, как право собственности юридических лиц - при образовании нового субъекта права, иные вещные права юридических лиц - при образовании нового субъекта права и право общей собственности - без образования такого субъекта. У каждой из этих форм есть как свои достоинства, так и недостатки. Нас сейчас интересует право собственности юридических лиц, к которым относятся и акционерные общества.

Понятие юридического лица является правовым эквивалентом экономического понятия товаропроизводителя, средством организации имущественных отношений и правовой формой коллективной предпринимательской деятельности. Акционерное общество как юридическое лицо является единственным и полномочным собственником своего имущества, в состав которого могут входить деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку <19>.

Акционеры-учредители и другие участники акционерного общества, передав это имущество в качестве своего вклада, теряют, как правило, право собственности на него. Попутно надо отметить неточность и некорректность применительно к акционерам часто встречающейся формулировки "отвечают по долгам общества в пределах суммы своего вклада". Имущество, переданное участником корпорации, переходит по общему правилу в право собственности последней. Как юридическое лицо, самостоятельный хозяйствующий субъект, акционерное общество само отвечает по своим обязательствам перед своими кредиторами всем своим имуществом. Участник же несет не ответственность перед "чужими" для него как самостоятельного субъекта правовых отношений кредиторами, а предпринимательский риск, риск утраты внесенного им в качестве пая имущества в случае несостоятельности, банкротства акционерного общества. Это положение нашло свое легальное закрепление в ч. 2 п. 1 ст. 2 ФЗ. Вызывает сомнения и выражение Е.А. Суханова о том, что "в удовлетворении своего вклада участник [хозяйственного общества и товарищества. - В.Д.] ...может получить ценную бумагу (в том числе, например, акцию), удостоверяющую его ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО НА ВКЛАД (ПАЙ) [выделено автором. - В.Д.]..." <20>. После передачи имущества акционерному обществу оно обезличивается, и можно говорить о правах акционера, связанных лишь с зафиксированной в ценной бумаге определенной денежной суммой, причем не всегда эквивалентной вкладу. Акционер получает право собственности на акции как товар, объект гражданского оборота. Акция в свою очередь наделяет его правом требования доли прибыли, прибавочной стоимости, пропорциональной номинальной стоимости ценной бумаги, т.е. правом на получение дивиденда, правом на участие в управлении акционерным обществом через участие в общих собраниях акционеров (если акции дают право голоса), а также правом на долю имущества, остающегося при ликвидации акционерного общества после погашения первоочередных платежей, удовлетворения претензий кредиторов.

Пункт 1 ст. 2 ФЗ также говорит об обязательственных правах акционеров не на вклад, а "по отношению к обществу". Эти права частично раскрываются в ст. 7, 23, 31, 32, 40, 41 и других статьях ФЗ.

Итак, что бы ни говорили об анонимном характере акционерной собственности, она является средством преодоления отчуждения, хотя и не снимающим все противоречия, сочетает одновременно интересы отдельных индивидов, их группы (коллектива), общества в целом.

Важнейшая характеристика акционерной формы и ее преимущество - потенциал в развитии отношений собственности. В этой форме отрицается индивидуальная форма капитала, его персонификация в отдельном лице, безраздельно доминировавшая прежде, возникает возможность образования ассоциированной собственности с совместным управлением, принятием хозяйственных решений и распределением доходов. Акционерное общество как специфическая хозяйственная единица - это огромный шаг вперед в развитии стоимостных отношений экономически обособленных собственников. В акционерном обществе держатели ценных бумаг, оставаясь экономически обособленными, отчужденными собственниками, тем не менее становятся носителями общего экономического интереса. Приобретая акцию, покупатель становится совладельцем нового предприятия. Появляется и новый мотив экономического поведения у акционеров: объединенные ресурсы дают возможность освоить новые рынки и получить новые доходы как итог совместных вложений, совместных усилий. В экономической жизни общества возникает новое противоречие: между экономической обособленностью, разъединенностью держателей акций как товаровладельцев (специфического товара - ценных бумаг), с одной стороны, а с другой - формированием общего интереса, требующего совместных действий, т.е. преодолением обособленности. Это новое явление в экономических отношениях, и оно, несомненно, положительно.

В этих условиях собственность на акции означает гораздо большее, чем право на дивиденды, на участие в общем собрании и на продажу своих акций. Через органы акционерного общества можно обеспечить себе участие в осуществлении всех действительных правомочий собственности. Владельцы акций осуществляют свою волю по вопросам производства продукции за счет акционерных средств, распределения полученных доходов, обмена продукцией предприятий и ценными бумагами, наконец, в отношении потребления (производительного использования полученных доходов).

В связи с этим небезынтересно вспомнить данную К. Марксом характеристику акционерного капитала как переходной формы "от капиталистического способа производства к ассоциированному" <21>. Термин "коллективная собственность", носящий скорее экономический характер, не представляется особо удачным в контексте правового исследования. Перед нами правовая форма коллективного присвоения (коллективной собственности). Как уже говорилось ранее, участники акционерного общества, передав ему в виде вклада имущество, теряют, как правило, на последнее право собственности. Имущество переходит в право собственности акционерного общества, которое и выступает в гражданском обороте как юридическое лицо, самостоятельный хозяйствующий субъект. Здесь есть как свои плюсы, так и минусы.

Акционерная форма, позволяя разрозненным собственникам объединить средства для совместного ведения хозяйственной деятельности, создает возможность высокой концентрации и расширения масштабов производства в целях повышения конкурентоспособности предприятия и извлечения большей избыточной прибавочной стоимости. Одновременно предпринимательский риск участников акционерного общества ограничивается размерами их вкладов. Акционерный способ мобилизации различных денежных ресурсов предоставляет юридическому лицу большие возможности, чем кредит. Купленная акция акционерного общества не дает ее владельцу права на возврат внесенного вклада, т.е. привлечение чужих средств практически не имеет возвратного характера.

Акционерное общество в обычных условиях не обязано выкупать акции, т.е. возмещать акционерам их стоимость, даже в случае неблагоприятного результата предпринимательской деятельности. Дивиденд на проданную акцию не является гарантированным видом дохода на вложенные ресурсы, а полностью зависит от динамики чистой прибыли <22>. Вносит акционерное общество изменения и в процесс распределения продукта и перераспределения доходов посредством новых механизмов извлечения дохода на овеществленный труд (прошлый труд). То есть появляются новые формы прибавочного продукта - дивиденда, учредительской прибыли и других видов курсовых доходов (полученных как разность между рыночным курсом акций и их номиналом). Таким образом, важнейшим экономическим преимуществом акционерной формы является наряду с ее финансовыми возможностями огромный потенциал в развитии отношений собственности.

Вышеуказанное не касается классического типа привилегированных акций, дающих право на первоочередное получение стабильного дивиденда.

 

Вместе с тем роль акционерной формы не столь однозначна. Возможен и такой вариант, когда учредители акционерного общества добиваются превращения владельца акций из совладельца предприятия в держателя титула собственности, отстраненного от реального процесса выработки и принятия решений по вопросам производства и распределения. Единственной сферой его волеизъявления остается купля-продажа акций. Он превращается даже не в пассивного получателя дивидендов, а в процентополучателя (как вкладчик в банке). Экономическая собственность на акционерную хозяйственную единицу трансформируется по своему реальному содержанию в собственность на акцию как предмет потребления. Вместо коллективной складывается групповая собственность на средства производства отдельных акционеров и осуществляется групповой экономический интерес.

 

Подведем итоги.

Собственность - общественная форма, внутри и посредством которой происходит процесс присвоения субъектом материальных благ. Она имеет вещественную (материальную) и общественную (социальную) стороны. Первая подразумевает конкретно-историческую форму соединения факторов производства, непосредственных производителей со средствами производства, находящая свое выражение в собственности на средства производства. Вторая - устранение индивидом (коллективом, обществом) всех окружающих его лиц от присваиваемых им имущественных благ. Если отдельному индивиду-собственнику противостоит все общество как несобственник, то исторически выделялась частная форма собственности. Если всему обществу-собственнику противостоят отдельные члены общества и коллективные образования как несобственники, то - общественная. При определении формы собственности значимы три момента: 1) характер и уровень развития орудий труда (чем присваивается); 2) характер и уровень общественного богатства (что присваивается); 3) субъект собственности (кто присваивает).

Со временем уровень развития орудий труда потребовал осуществления присвоения посредством объединения индивидуумов. При этом деятельность направлена на производство продуктов труда и материальные блага присваиваются путем обмена. На основе новой формы присвоения происходят, с одной стороны, прямое общественное присвоение средств производства для осуществления расширенного воспроизводства и, с другой стороны, - прямое индивидуальное присвоение их в качестве средств к жизни.

Характерные черты акционерной формы отношений (акционерной собственности) можно представить в виде следующих блоков:

1. Собственность на капитал отделяется от капитала-функции. Происходит концентрация и централизация капитала, рационализация управления.

2. Новый механизм распоряжения чужим капиталом - владельцы контрольного пакета акций руководят движением всего реального капитала как своим собственным.

3. Изменение механизма присвоения прибавочной стоимости - распределение прибыли на две части: а) дивиденды на акции (и проценты по облигациям); б) нераспределенная прибыль, капитализация которой не опосредуется предварительным присвоением субъектами капитала, которая непосредственно присоединяется к капитальной стоимости.

4. Изменения в субъектном составе, персонифицирующем капитал-собственность и капитал-функцию, анонимность капитала, рост числа институциональных держателей акций, диверсификация акционеров, "распыление" акций и снижение размера контрольного пакета акций, профессионализация управления, отделение функции управления от капитала-функции.

5. Отрицание индивидуальной формы капитала, его персонификации в одном лице, образование коллективной собственности с совместным управлением и распределением доходов.

6. Дальнейшая концентрация капитала, расширение производства, противоречие между экономической категорией акционерной собственности и правом собственности в акционерном обществе, ограничение предпринимательского риска акционеров, возникновение новых форм прибавочного продукта, развитие и усложнение отношений собственности.