§ 2. Законодательство и иные нормативные акты в акционерном праве : Акционерное право - Долинская. : Книги по праву, правоведение

§ 2. Законодательство и иные нормативные акты в акционерном праве

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 
РЕКЛАМА
<

 

Понятие "законодательство". Конституционные и обычные законы. Подзаконные нормативные акты. Акты органов власти и управления субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления. Нормативные акты Союза ССР и Российской Федерации.

 

Среди источников права длительное время во всем мире приоритет отдавался нормативно-правовым актам, и в первую очередь - законам. Это связано с тем, что нормативно-правовые акты являются источником права, выражающим большинство правовых норм, регулирующим наиболее значимые с точки зрения личности и государства общественные отношения. Нормативно-правовые акты закрепляют нормы, которые учитывают интересы большинства и меньшинства в целом, координируют их в зависимости от конкретных экономических, социальных, национальных и международных отношений в данный исторический период. "Государственная власть, призванная поддерживать и охранять господство права, ...везде стремится поставить на место неопределенных начал... ею самой сформулированные и по возможности общие положения или законы" <38>.

Под законом сейчас понимают нормативный акт, принятый в особом порядке высшим (как правило, представительным) органом власти государства и, как следствие, обладающий верховенством по отношению к иным источникам права, высшей юридической силой и призванный регулировать наиболее важные с точки зрения интересов общества отношения.

К сожалению, как в доктринальной литературе, так и в официальных источниках права присутствуют как минимум два толкования термина "законодательство". В широком смысле слова это совокупность законов и подзаконных нормативных актов (например, ст. 2 Водного кодекса РФ, ст. 2 Воздушного кодекса, ст. 3 Градостроительного кодекса, ст. 5 ЖК) <40>, в узком смысле - система действующих законов государства (например, ст. 3 ГК РФ, ст. 5 ТК, ст. 2 ЗК, ст. 2 БК) <41>. Такое неоднозначное толкование выходит на общую проблему соотношения права и закона.

Ядро акционерного права составляют нормы гражданского права, однако оно с необходимостью взаимодействует с другими отраслями права и законодательства, в том числе отраслями публичного права. В связи с этим термин "законодательство" требует адекватного толкования в каждом конкретном случае.

Во всех системах права признается приоритет законов над другими источниками права. Ни один иной правовой акт не может вторгаться в сферу законодательного регулирования. Он должен быть приведен в соответствие с законом или отменен.

В системе законов по юридической силе, объектам регулирования, порядку принятия, опубликования и вступления в силу выделяются подсистемы конституционных и обычных законов (ст. 76 Конституции РФ) <42>. Конституции (уставы субъектов Российской Федерации) включены в отраслевое законодательство, например ст. 5 ТК. Обычно же говорят о конституционных законах как о самостоятельной группе источников права (ч. 2 ст. 4, ст. 15 Конституции РФ), оказывающей большое воздействие на отраслевое законодательство и иные нормативные правовые акты.

Конституция в большинстве государств как основополагающий политико-правовой акт закрепляет основы общественного, государственного и экономического строя, правовое положение личности и организаций, права и свободы гражданина, служит основой системы правовых актов, устанавливает главные принципы гражданского и акционерного права. Так, в России в соответствии с конституционным принципом разделения властей гражданское право дает понятия и систему гражданского законодательства и иных актов, содержащих нормы гражданского права (ст. 3 ГК). Гражданское законодательство отнесено к ведению Российской Федерации (ст. 71 Конституции). Принцип равенства правового статуса субъектов гражданских и внутренних акционерных правоотношений проистекает из ч. 1 ст. 19 Конституции, принцип неприкосновенности собственности - из ст. 8, 35, принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела - из ст. 23, принцип беспрепятственного осуществления права, восстановления и защиты нарушенных прав - из ст. 45 Конституции <43>. В ст. 34 - 36 Конституция определяет основы права частной собственности и предпринимательской деятельности. Гражданское право решает вопросы собственности, правового режима различных объектов единообразно с Конституцией, но более углубленно (ст. 9 Конституции и ст. 130, гл. 17 ГК например). Гражданское право конкретизирует конституционные права и свободы. Согласно построению государственных органов, государственно-территориальному устройству гражданским правом решается вопрос об участии Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований в гражданско-правовых отношениях и т.д.

Конституция традиционно признается основным законом с высшей юридической силой в рамках государства. Конституция может состоять из одного закона (например, Германия, Франция, Швеция) или ряда основных законов (например, современная Финляндия или Франция периода Третьей республики), даже быть неписаной (например, Англия) <44>. Существуют специальные процедуры принятия, изменения и отмены конституции, специальные органы, призванные ее охранять (например, Конституционный совет во Франции, Конституционный Суд в России).

Конституции должны соответствовать (как и другие нормативно-правовые акты) федеральные конституционные законы. Они принимаются только по вопросам, указанным Конституцией РФ, и с соблюдением специальной процедуры голосования (ст. 108 Конституции РФ).

Обычное законодательство по различным критериям подразделяется:

I. По преимущественному содержанию на:

1) отраслевое законодательство;

2) внутриотраслевое законодательство;

3) комплексное законодательство.

II. По источнику, содержащему нормы закона, на:

1) кодифицированное;

2) отдельные законы.

III. По предмету регулирования и характеру применения на:

1) общее (общегражданское и т.п.);

2) специальное (акционерное);

3) по смежным сферам регулирования (о рынке ценных бумаг и т.п.).

Деление законов по содержанию или по предмету правового регулирования весьма условно. Хотя мы и говорим "гражданское законодательство", но даже в ГК, казалось бы, акте, содержащем нормы только одной отрасли права, можно встретить нормы семейного права (ст. 256 "Общая собственность супругов"), процессуального права (ст. 462 "Обязанности покупателя и продавца в случае предъявления иска об изъятии товара", ст. 812 "Оспаривание договора займа") и др.

Кроме того, наряду с моноотраслевыми источниками права (например, ГК) действуют комплексные акты (например, ФЗ "О рынке ценных бумаг"). Комплексное законодательство включает нормы нескольких отраслей права, регулирующих различные по своему видовому содержанию общественные отношения, но составляющие относительно самостоятельную сферу общественной жизни, причем комплексные акты преобладают. Это отражает объективную тенденцию интеграции общественных отношений и комплексного правового воздействия на них, но в то же время порождает ряд проблем.

Мы исходим из центрального места гражданского законодательства в правовом регулировании акционерных отношений, но не отрицаем комплексного характера такого регулирования. В связи с этим встают проблемы несовпадения отраслевой терминологии (например, "дивиденд" в акционерном и налоговом праве) и приоритета отраслевого регулирования (например, акционерное и трудовое законодательство о статусе первого руководителя). Очевидно, что сближение частного и публичного права, являющееся отражением объективной тенденции интеграции общественных отношений и комплексного правового воздействия на них, требует унификации юридического языка.

Отраслевое законодательство может быть кодифицировано и охватывать широкий круг отношений, характеризующийся общими признаками (например, французский Торговый кодекс, Германское гражданское уложение), или состоять из отдельных законов, не охватывающих всей суммы гражданских правоотношений и нормы которых формируются применительно к конкретной ситуации (например, Англия).

Центральное место в системе отраслевого законодательства занимает отраслевой кодифицированный нормативный акт. Значение термина "кодекс" изменялось с течением времени. Изначально так назывались распоряжения римских императоров. Затем - сборники различных законов (например, "Кодификация императора Юстиниана" 534 г., подведшая итог почти тысячелетнему развитию римского права). В мае 1673 г. принимается первый в истории торгового права Кодекс (так называемый Ordonnance de commerce). Одними из первых в современном понимании этого термина были кодификации по пяти основным отраслям французского материального и процессуального права конца XVIII в. <45>

С XIX в. кодексы преобладают в романо-германской системе. Наибольшего универсализма в их создании добились Скандинавские страны: с дополнениями и изменениями кодексы действуют в Дании с 1683 г., в Норвегии с 1687 г., в Швеции и в Финляндии с 1734 г. Программными считаются французский Гражданский кодекс 1804 г. (ГК Наполеона), который оказал колоссальное влияние на развитие права в Европе и других странах мира и по сегодняшний день остается важнейшим правовым актом частного права Франции, Германское гражданское уложение 1896 г.

В англосаксонской системе в период средневековья кодексами называли компиляции статутов (результатов совместной законодательной деятельности парламента, предлагающего законопроект, и короля, утверждавшего проект). Кодификации в современном понимании этого термина, несмотря на активную поддержку их идеи Д. Бентамом, особо плодотворного развития в XIX - XX вв. в Англии не получили, за исключением коммерческого законодательства.

В США идея кодификации начала претворяться в жизнь в конце XIX - начале XX вв. В 1878 г. Ассоциация американской адвокатуры обратила внимание на взаимоисключающие несовпадения в коммерческом законодательстве разных штатов. Было решено создать на общефедеральном уровне единообразное правовое регулирование коммерческих отношений. В 1896 г. появился Унифицированный акт о торговых документах, в 1906 г. - Унифицированный акт о торговле, в 1909 г. - Унифицированный акт о документах, сопровождающих передачу акций, в 1914 г. - Унифицированный акт о товариществе, в 1918 г. - Унифицированный акт об условиях торговли и т.д. <46> В 1952 г. Общенациональная конференция Комитета по созданию унифицированного законодательства и Институт американского права разработали проект унифицированного Коммерческого кодекса, который объединил правовое регулирование девяти отдельных сфер бизнеса и коммерции и после одобрения законодательными собраниями штатов (начиная с Пенсильвании в 1954 г.) с изменениями действует ныне в большинстве штатов.

Кодексы выделяются среди других нормативных актов, в том числе законов, по их значению в регулировании различных общественных отношений, охватываемых целыми отраслями права, по универсальному характеру регулирования, по закреплению основополагающих принципов регулирования правовой отрасли. Кодексы обеспечивают согласованность всей системы законодательства, а внутренняя согласованность и непротиворечивость - необходимые свойства любой правовой системы.

Из кодифицированности российского законодательства (общая черта с романо-германской системой права) вытекает такой специально-юридический принцип, как особая роль кодекса в системе правового регулирования. В России "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать... Кодексу" (ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК). При коллизии гражданско-правовых норм, содержащихся в ГК, других федеральных законах и, тем более, других источниках гражданского права, правоприменительный орган должен руководствоваться нормами ГК, если только в самом Кодексе не предусмотрено иное <47>.

Существуют и более жесткие формулировки. Часть 9 ст. 5 Трудового кодекса РФ гласит: "Если вновь принятый федеральный закон противоречит настоящему Кодексу, то этот федеральный закон применяется при условии внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Кодекс", что дословно повторяет формулировку гражданского законодательства некоторых стран СНГ.

М.И. Брагинский образно и точно характеризует положение ГК по отношению к любым другим федеральным законам: "первый среди равных" <48>.

В отличие от России в большинстве стран официально кодексы не обладают юридическим приоритетом по отношению к остальным законам. Если имеются расхождения в регулировании одного и того же вопроса между кодексом и иным законом (что в странах с развитыми системами права встречается редко), предпочтение отдается кодексу в силу его авторитетности.

Кодификация - один из эффективных путей решения проблемы ликвидации множественности нормативных актов, действующих по одним и тем же вопросам <49>. В то же время кодексы не являются панацеей, как демонстрирует, например, Украина.

Ряд проблем связан с тем, что ГК (и в том числе § 2.6 гл. 4 "Акционерное общество") традиционно для России тяготеет к германскому праву, а ФЗ при всей своей космополитичности ближе всего к американскому и голландскому. Особенно ярко это прослеживается в структуре и компетенции органов акционерных обществ.

Есть и прямые противоречия между гражданским кодифицированным и акционерным законодательством. Например, п. 3 ст. 53 ГК закрепляет право учредителей (участников) юридического лица предъявить к лицу, которое в силу закона или учредительных документов выступает от его имени, требование о возмещении убытков, причиненных в результате его деятельности данному юридическому лицу. Пункт 5 ст. 71 ФЗ ограничивает круг заявителей владельцами не менее чем 1% голосующих акций и предусматривает специальный состав правонарушения. С другой стороны, как отмечается в официальном комментарии к Принципам корпоративного управления Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), существует определенная опасность того, что правовая система, позволяющая любому инвестору и акционеру оспаривать действия компании в суде, может оказаться перегружена исками и судебными разбирательствами. Поэтому многие страны содержат в законодательстве положения о защите членов исполнительных органов компаний от злоупотреблений судебными исками.

Пункт 3 ст. 105 ГК предоставляет право акционерам дочернего общества требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему. В п. 3 ст. 6 ФЗ вина ограничена прямым умыслом, что несколько сужает права акционеров.

Умозрительно можно рассуждать о соотношении общих и специальных, общих и частных норм. Но на практике это означает увеличение числа судебных споров.

Наряду с отраслевыми кодексами могут существовать (в рамках отрасли или как комплексное законодательство) специальные основы и кодексы - например, Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. N 81-ФЗ <50>. Эти источники регулируют лишь отдельные сферы общественных отношений.

Отдельные законы также могут быть классифицированы по различным основаниям. Российской спецификой является существование федеральных законов, принятых в соответствии и во исполнение указаний кодекса (например, п. 6 ст. 113 ГК "Унитарное предприятие" - Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" <51>; см. также ст. 47, 107, 131 ГК и др.), и иных федеральных законов.

Еще больше осложняет систему наличие и взаимодействие общих и специальных законов. Статус и деятельность акционерных обществ регулируются общим и специальным законодательством. Общее законодательство может в зависимости от решения в стране вопроса о дуализме частного права включать гражданское и (или) торговое. В тех странах, где в отличие от России, традиционно принадлежащей к монистической системе частного права <52>, существует дуализм частного права, торговые кодексы играют роль специальных актов по отношению к гражданским. В ст. 1 ТК Нидерландов 1838 г. - родины торгового права (наряду с Италией) - был закреплен принцип применения Гражданского кодекса ко всем отношениям, урегулированным ТК, за исключением случаев, прямо предусмотренных нормами последнего. Но нормы акционерного права могут быть рассредоточены по актам как торгового, так и гражданского права.

На законодательном уровне следует отметить коммерциализацию гражданского права, стирание грани между ним и правом торговым, хозяйственным, предпринимательским. Уже в 1631 г., когда впервые был опубликован фундаментальный труд Гуго Гроция "Введение в голландское правоведение", гражданское и торговое право рассматривались в нем как единое целое. В настоящее время ряд западноевропейских государств унифицировали (объединили) гражданское и торговое право. Нидерланды, Италия и Швейцария упразднили свои торговые кодексы. В Нидерландах ликвидированы торговые суды, в ФРГ ограничена их компетенция, в Японии они никогда не существовали. В странах, где продолжают действовать торговые кодексы, их роль в системе источников частного права значительно уменьшилась.

 

Специальное законодательство представляют отдельные акты о юридических лицах, о крупном блоке юридических лиц, к которому относятся акционерные общества (хозяйственные общества, компании и т.п.) и (или) акты об акционерных обществах. Страны отличаются друг от друга по наличию или отсутствию специального акционерного закона, шире - специального законодательства.

В Италии и Японии создание и деятельность акционерных обществ регулирует ГК, в Венесуэле - ТК. Специальные акты приняты в Австрии - Закон об акционерных обществах 1965 г. и в ФРГ - Акционерный закон 1965 г. Большинство стран имеют специальные законы, объединяющие от двух и более юридических лиц. Так, в Австралии действует Федеральный закон о корпорациях 1991 г., в Англии - Закон о компаниях 1989 (1985) г., в Аргентине - Закон о коммерческих обществах 1971 г., в Бразилии - Закон о корпорациях, в Ирландии - Закон о компаниях 1963 г., в Канаде - Закон о коммерческих корпорациях 1985 г. и законодательство провинций, в США - законы о предпринимательских корпорациях отдельных штатов, в ЮАР - Закон о компаниях 1973 г. Примечательно, что в Португалии значимость таких норм подчеркнута кодифицированным характером акта - Кодекс о коммерческих организациях.

Акционерное законодательство Франции XX в. последовательно продемонстрировало всю палитру легальных источников: Закон о торговых товариществах (компаниях) от 24 июля 1966 г., дополнивший его Декрет от 23 марта 1967 г., одновременно ст. 1832 - 1873 ГК Наполеона и новый Торговый кодекс.

Различные варианты правового регулирования демонстрируют не только государства одной правовой системы, но и более тесно связанные между собой, даже входившие недавно в состав одного государства. Например, недавно принят Закон Приднестровской Молдавской Республики от 10 января 2004 г. N 38433 "Об акционерных обществах" <53>; одним из первых на постсоветском пространстве является литовский Закон "Об акционерных обществах" 1994 г. (в ред. от 10 февраля 1998 г.) <54>; в Казахстане такой Закон датируется 10 июля 1998 г. (утратил силу) <55>. В России в настоящее время действуют два Закона об акционерных обществах - ФЗ и "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)". В Республике Беларусь - объединенное правовое регулирование трех организационно-правовых форм: Закон от 9 декабря 1992 г. "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью" <56>. На Украине первенствуют специальные законы о группах организационно-правовых форм юридических лиц (например, Закон от 19 декабря 1991 г. "О хозяйственных обществах" <57>), о приватизации (например, Закон от 4 марта 1992 г. "О приватизации государственного имущества", "О приватизации небольших государственных предприятий (малой приватизации)" от 15 мая 1996 г., "Об особенностях приватизации имущества в агропромышленном комплексе" от 10 июля 1996 г.) и о банкротстве (например, Закон от 30 июля 1999 г. "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом"), в связи с чем хорошо урегулированы вопросы реорганизации и ликвидации акционерных обществ. Позднее приняты Гражданский и Хозяйственный кодексы. При этом не решен вопрос о дуализме частного права и, соответственно, не определено, какой из Кодексов является общим, а какой специальным или частным, Кодексы не вполне корреспондируют друг другу. Кроме того, иные законы не приведены в соответствие с Кодексами, в результате чего, например, в соответствии с п. 2 ст. 153 ГК и п. 1 ст. 82 ХК учредительным документом акционерного общества является устав, а согласно п. 1 ст. 4 Закона "О хозяйственных обществах" - учредительный договор и устав.

Только наличие частноправового кодекса не решает проблем множественности так называемых подзаконных правовых актов. А наличие специального акционерного закона не устраняет дублирования норм в различных отраслевых актах и их коллизий.

Анализ статистической информации о количестве АО, их доле в национальном богатстве и общих экономических показателей по странам приводит к выводу, что решающее значение имеет не наличие или отсутствие специального акционерного закона, а качество правового регулирования.

Налицо связь проблемы "общее - специальное законодательство" с проблемами отраслевой принадлежности актов. В связи с ограниченностью легальной базы организации и деятельности акционерных обществ мы обращаемся к п. "о" ст. 71 Конституции РФ - гражданское законодательство, которое относится к ведению Федерации. Также можно использовать п. "в" - регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина (экономические свободы, права акционеров), п. "д" - федеральная государственная собственность и управление ею (вопросы приватизации, управления акциями, находящимися в государственной собственности), п. "ж" - финансовое, валютное, таможенное регулирование (дивиденды, вывоз акций и капиталов за границу), частично п. "з" - федеральные налоги и сборы (налоги на прибыль акционерного общества, дивиденды), п. "к" - международные договоры РФ, п. "л" - внешнеэкономические отношения РФ, также из п. "о" - гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство, п. "п" - федеральное коллизионное право (как часть международного частного права).

Отсутствие четкого разграничения компетенции (например, п. "б", "и" ст. 72 Конституции РФ) и наличие в акционерном праве норм трудового законодательства (отношения акционерного общества с единоличным исполнительным органом), семейного (право собственности супругов на акции, приобретенные и зарегистрированные на имя одного из них), законодательства о природных ресурсах (ограничение форм вкладов в уставный капитал акционерного общества, связанных с землей и правами на нее) не только вынуждают обратиться к ст. 72 Конституции - о вопросах совместного ведения РФ и субъектов РФ, но и приводят к противоречиям в правовом регулировании (например, принятие и признание недействительным Закона г. Москвы от 11 июня 1997 г. N 17 "Об административной ответственности за правонарушения в сфере рынка ценных бумаг").

Особенности правового положения акционерных обществ, созданных путем приватизации государственных и муниципальных предприятий, определяются законами о приватизации, а также иными правовыми актами о приватизации, содержащими нормы гражданского права. Эта норма детализирована в ФЗ с одновременной легализацией периода, когда акционерные общества, созданные в процессе приватизации, подчиняются уже не нормам об унитарных предприятиях, но еще и не нормам об акционерных обществах, а специальным нормам о приватизации.

Особенности правового положения акционерных обществ по актам о приватизации действуют с момента принятия решения о приватизации до момента отчуждения государством или муниципальным образованием 75% принадлежащих им акций в таком обществе или прекращения специального права на их участие в управлении обществом ("золотой акции"), но не позднее окончания срока приватизации по плану приватизации предприятий (п. 5 ст. 1 ФЗ).

ФЗ допускает с определенными ограничениями применение и иных федеральных законов: в отношении определения особенностей создания, прекращения деятельности и правового положения акционерных обществ в сферах банковской, инвестиционной и страховой деятельности, а также акционерных обществ, созданных в процессе приватизационного акционирования, в сфере сельского хозяйства (агропромышленного комплекса) <58>.

В соответствии с п. 6 ст. 9 ФЗ особенности учреждения акционерных обществ с участием иностранных инвесторов могут быть предусмотрены иными федеральными законами. Федеральным законом от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" установлены особенности создания, ликвидации и правового положения акционерных инвестиционных фондов. Примечательно, что в ст. 96 ГК Федеральным законом от 8 июля 1999 г. N 138-ФЗ внесено дополнение, согласно которому к вопросам, регулируемым специальным законодательством, наряду с указанными в п. 3 ст. 1 ФЗ отнесены особенности прав и обязанностей участников кредитных организаций, созданных в форме акционерного общества.

Иные вопросы акционерного права специальному регулированию не подлежат (ст. 1 ФЗ, п. 1 - 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах").

Но так как понятие "акционерные отношения" и, следовательно, предмет акционерного права шире, чем "создание, реорганизация, ликвидация, правовое положение акционерных обществ", то кроме специального акционерного законодательства мы обращаемся к смежным блокам законодательства. Например, Федеральный закон "О рынке ценных бумаг" регламентирует информационные отношения акционерного общества в процессе эмиссионной деятельности. Закон РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" содержит понятия группы лиц и аффилированных лиц, которые использует, но не раскрывает ФЗ. Наблюдается взаимопроникновение акционерного законодательства и других блоков законодательства: например, из ФЗ институт экстраординарных сделок воспринят законами о других организационно-правовых формах юридических лиц, законодательство о банкротстве использует в качестве мер санации эмиссию акций и замещение активов, ядро которого составляет создание новых акционерных обществ Богатство легальной базы акционерного права - его достоинство. Но раскрытие значимых понятий не в ГК, которому должны соответствовать федеральные законы (ст. 3 ГК), а в других законах без определенной для акционерного права юридической силы вызывает сомнения и приводит к проблемам на практике.

Одной из особенностей современного правового регулирования является большая доля подзаконного нормотворчества. Соглашаясь с критикой такой ситуации, одновременно следует выявить ее объективные причины и достоинства. С одной стороны, это обилие актов непрямого действия при пассивности законодателя <60>. С другой стороны, подзаконные акты носят более оперативный характер, предметно конкретизированы, локализуясь в сфере профессиональной, региональной или иной специфической деятельности <61>.

Подзаконные акты - это правотворческие акты компетентных органов, которые основаны на законе и не противоречат ему. По своему содержанию подзаконные акты, как правило, являются актами различных органов исполнительной власти <62>.

Используя нормы ст. 53 ГК о том, что порядок создания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами, а порядок их деятельности - также и иными правовыми актами, Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации и федеральные органы исполнительной власти существенно расширили краткие положения ГК.

В качестве примера можно назвать: Порядок отчетности руководителей федеральных государственных унитарных предприятий и представителей Российской Федерации в органах управления акционерных обществ, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 октября 1999 г. N 1116 (в ред. от 15 октября 2001 г.) <63>; Постановление Правительства Российской Федерации от 3 февраля 2000 г. N 104 "Об усилении контроля за деятельностью федеральных государственных унитарных предприятий и управлением находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ" <64>; Положение о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденное Постановлением ФКЦБ РФ от 31 мая 2002 г. N 17/пс <65>.

Именно на уровне подзаконных актов впервые на современном этапе развития акционерного права в России предложены примерные, типовые уставы акционерных обществ <66>.

В подзаконном акте - письме ЦБ РФ от 13 сентября 2005 г. N 119-Т "О современных подходах к организации корпоративного управления в кредитных организациях" - предпринята попытка дать определение корпоративного управления.

Неоднозначно положение Кодекса (Свода правил) корпоративного поведения, одобренного на заседании Правительства Российской Федерации от 28 ноября 2001 г. (протокол N 49) и рекомендованного к применению распоряжением ФКЦБ РФ от 4 апреля 2002 г. N 421/р <67>, в системе источников права. Представляется, что он не противоречит п. 4 ст. 103 ГК, так как в отличие от зарубежных кодексов корпоративного управления (или, как их часто называют, кодексов образцовой практики - Code of best practices) касается не столько вопросов компетенции органов управления акционерных обществ, сколько их внутренней структуры, системы контроля за финансово-хозяйственной деятельностью акционерных обществ, системы раскрытия информации.

Будучи рекомендательным, Кодекс не имеет обязательной юридической силы. Но если его положения вводятся во внутренние документы конкретного юридического лица или организация использует их для разработки собственного кодекса корпоративного управления, то такие нормы или кодекс становятся обязательными для юридического лица (организации) <68>.

Значимость для источников права и регулируемых отношений рекомендательных актов уже много лет демонстрирует разработанный Американской ассоциацией юристов (American Bar Association - ABA) и опубликованный в 1946 г. Модельный закон о предпринимательских корпорациях (Model Business Corporation Act - MBCA). С 1984 г. действовала его исправленная версия - пересмотренный Закон (Revised Model Business Corporation Act - RMBCA). В настоящее время действует 3-я редакция MBCA 2002 г., содержащая ряд новелл в области правового положения директоров и управляющих (в части возмещения причиненного им ущерба), в сфере реорганизации юридического лица, по вопросам регулирования деятельности корпораций, учрежденных в иных юрисдикциях, и т.д. Помимо более чем полувековой истории MBCA примечателен тем, что законодательные органы (легислатуры) штатов в целях удобства и единообразия правового регулирования придают его нормам юридическую силу своими актами.

Подзаконное правовое регулирование не только имеет право на существование, но и необходимо. Однако его рамки должны быть четко очерчены и соблюдаться цель - осуществление практических мер по реализации законодательных мер <69>.

Необходимость единообразного урегулирования общественных отношений в сфере частного права на всей территории России ведет к включению в круг источников акционерного права актов органов власти и управления субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Все субъекты Российской Федерации могут осуществлять собственное правовое регулирование вне пределов ведения Российской Федерации и ее совместного ведения с субъектами Федерации (ч. 4 ст. 76 Конституции РФ).

Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" <70> наделяет муниципальные органы нормотворческими функциями (ст. 7 и ч. 1 ст. 19). Компетенция органов власти и управления субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления определяется в соответствии с действующим законодательством о территориальном управлении и местном самоуправлении. Их решения обязательны для всех органов и юридических лиц, расположенных на данной территории, а также для должностных лиц и граждан.

Примерами этой группы источников акционерного права являются Постановление Правительства г. Москвы от 19 сентября 2000 г. N 743 "О порядке внесения прав землепользования в качестве вклада города в уставный капитал акционерных обществ" <71>, Закон Московской области от 6 января 2000 г. N 5/2000-ОЗ "О порядке управления принадлежащими Московской области акциями и долями в уставных капиталах хозяйственных обществ" <72> и др.

Однако следует признать, что принимается большое количество актов, противоречащих федеральному законодательству. В докладе Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации за 1993 г. отмечалось, что наиболее последовательно нарушает права и свободы человека и гражданина Правительство г. Москвы <73>.

Наряду с тенденцией децентрализации правового регулирования на основе федеративных начал и самоуправления существует потребность в четком закреплении на уровне закона, ГК принципов действия рассматриваемых актов, их подчиненности соответствующим актам гражданского законодательства и иным актам, содержащим нормы гражданского права.

Усложняют на сегодняшний день систему источников акционерного права нормативные акты Союза ССР и Российской Федерации, принятые до введения в действие кодексов и применяемые до сих пор. Продемонстрируем это на примере гражданского права <74>.

Федеральные законы о введении в действие ГК РФ сохранили юридическую силу за нормативными актами Союза ССР и Российской Федерации. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик и иные акты законодательства Союза ССР (в прежнем, широком понимании), действующие на территории России в пределах и в порядке, предусмотренных Конституцией РФ, Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. N 2014-1 "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств", <75> Постановлениями Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" <76> и от 3 марта 1993 г. N 4604-1 "О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации" <77>, применяются впредь до их приведения в соответствие с Гражданским кодексом постольку, поскольку они не противоречат Кодексу.

Постановления Правительства СССР по вопросам, которые согласно ГК могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов. Судьба ведомственных нормативных актов Союза ССР на территории Российской Федерации осталась нерешенной.

С учетом применявшегося ранее понятия гражданского законодательства установлено, что впредь до приведения в соответствие с ГК и постольку, поскольку они не противоречат Кодексу, применяются все законы и иные правовые акты Российской Федерации независимо от их видов, принятые до 1 января 1995 г. Нормативные акты Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации по вопросам, которые согласно ГК могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов.

То есть все упомянутые выше акты имеют свой индивидуальный срок и порядок действия. Их объединяет общий принцип применения: "постольку, поскольку они не противоречат" Гражданскому кодексу.

Статистическое исследование количества принимаемых актов и частоты внесения в них изменений и дополнений, а также наличия и количества актов по их применению (инструкций, форм и т.п.) демонстрирует повышенный уровень правотворчества и востребованность на практике следующих групп правовых актов, входящих в систему источников акционерного права:

1. Акты, непосредственно связанные со статусом акционерного общества как постоянного специального субъекта акционерных отношений.

2. Акты, относящиеся преимущественно к сфере рынка ценных бумаг (например, Федеральный закон "О рынке ценных бумаг", Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденное Приказом ФСФР 16 марта 2005 г. N 05-5/пз-н <78>).

3. Акты сферы антимонопольного регулирования.

4. Акты, связанные с бухгалтерской и налоговой отчетностью (например, Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" <79>, Налоговый кодекс РФ, Приказ Минфина РФ от 30 декабря 1996 г. N 112 "О Методических рекомендациях по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности" <80>, Приказ Минфина РФ от 13 ноября 2000 г. N 5н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Информация об аффилированных лицах" ПБУ 11/2000" <81>).

Эти блоки сформированы по зависимости от предмета и объекта правового регулирования, группе акционерных отношений, сфере регулирования. Они в основном касаются имущественных и статутных отношений, причем специальные акты, посвященные правовому статусу акционеров, практически отсутствуют. В то же время в актах общего характера наблюдается тенденция к "социализации" акционерного права <82>. Наблюдается взаимопроникновение частно- и публично-правового регулирования: например, акты сферы антимонопольного регулирования бесспорно относятся ко второму, но в том числе регулируют порядок совершения сделок в акционерном праве и прекращение деятельности акционерных обществ.

При четкой иерархии по юридической силе плюрализм источников способствует всеобщему и эффективному урегулированию общественных отношений. Степень юридической силы нормативных правовых актов, составляющих ядро, стержень источников права, может быть различна, но степень обязательности содержащихся в них норм абсолютно одинакова для всех тех, к кому относятся их предписания. Это составляет основу функционирования правового государства, к статусу которого стремится Россия.