§ 1. Понятие ответственности   : Хозяйственное право - под ред. Мамутова В.К. : Книги по праву, правоведение

§ 1. Понятие ответственности  

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 
102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 
119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 
136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 
153 154 
РЕКЛАМА
<

Понятие «ответственность» используется в  политике,  экономике, социологии. в хозяйственном праве         Этот термин часто встречается и в средст-

вах массовой информации. Но, пожалуй, наиболее широко он используется в праве. И это закономерно, так как в праве «обя­занность без ответственности — юриди­чески ничто, лишь благое пожелание» [1].

В специальной юридической литературе, на страницах печати сейчас нередко можно встретить утверждения о том, что в условиях становления рыночных отно­шений и отказа от методов административно-командного управления экономикой возрастает роль ответственности и расширяется сфера ее применения [2, 3]. Что же она собой представляет?

Сразу же отметим, хотя достижения юридической науки в этой области несо­мненны, все же понятие юридической ответственности среди правоведов продол­жает оставаться одним из наиболее дискуссионных вопросов. В итоге ее общепри­нятого определения сегодня не существует.

Анализ юридической литературы позволяет выделить здесь два основных, концептуальных подхода или направления к определению понятия юридической ответственности — позитивный и ретроспективный. Сторонники первого направ­ления считают юридическую ответственность составной частью, разновидностью социальной ответственности. Последняя рассматривается ими как явление, су­ществующее при нормальном функционировании правоотношения и не связанное обязательно с правонарушением. Отсюда правовая ответственность, по их мне­нию, — это прежде всего обязанность действовать правомерно, ответственное от­ношение субъектов права к своим обязанностям и т. п. [4; 5; 6].

Таким образом, можно заметить, что сторонники этого направления в понятие ответственности включают и меры принуждения, и меры поощрения, и правосо­знание, и долг. В результате ее содержание становится расплывчатым, неконкрет­ным, теряется специфика юридического понимания ответственности. Поэтому предложения о таком безграничном расширении понятия ответственности, вплоть до общеупотребительского смысла, нужно признать неприемлемыми, так как они еще более усложняют задачу установления ее точного значения. В свою очередь это затрудняет ее четкую характеристику, определение и отграничение от других правовых явлений.

С этой точки зрения более предпочтительным выглядит все же традиционный, ретроспективный подход. Его сторонники четко ограничивают проспективную (позитивную) ответственность от ответственности юридической, трактуя послед­нюю как последствие правонарушения, как наказание за прошлое противоправное поведение. Иначе говоря, она используется для обозначения отрицательных по­следствий противоправного поведения.

Однако и среди сторонников этого направления нет единства взглядов отно­сительно данного понятия. Одни авторы определяют ответственность как приме­нение (реализацию) санкции, предусмотренной нормой права в случае правонару­шения [2], другие — как исполнение обязанности на основе государственного или приравненного к нему общественного принуждения [1], третьи — как правоотно­шение, возникающее между правонарушителем и государством или компетентным государственным органом [8; 9]. Мнения сторонников этого направления разде­лились и в вопросе относительно содержания ответственности.

Авторы, трактующие ответственность как применение (реализацию) санкции, а соответственно и как меру государственного принуждения, включают в содер­жание понятия ответственности все случаи государственного принуждения к ис­полнению субъектом права своих обязанностей, даже если это не влечет каких-либо дополнительных лишений для правонарушителя. Взыскание недоимки с предприятия или принудительное взыскание суммы денежного долга, изъятие у правонарушителя похищенной вещи или принудительное выселение лица, незакон­но занявшего жилое помещение, и т п. — все это включается ими в единое по­нятие ответственности.

Те же авторы, которые рассматривают ответственность как исполнение обя­занности под принуждением, включают соответственно в ее содержание лишь случаи исполнения обязанности, опосредованные государственным принуждением. По их мнению, добровольное исполнение обязанности не является юридической ответственностью, так как отсутствует какое-то новое правоотношение.

Еще одна группа сторонников ретроспективного направления, трактующая от­ветственность как новое правоотношение, напротив, считает, что государственное принуждение к исполнению нарушенной обязанности не является юридической от­ветственностью. При этом в защиту данного утверждения они ссылаются на то, что само по себе принуждение к исполнению обязанности ничего не добавляет к ее содержанию, а поэтому не может быть признано юридической ответственно­стью. Принуждение в данном случае направлено лишь на обеспечение существу­ющей обязанности, с его помощью достигается исправление отклонения поведения субъекта от требований права. Иными словами, с помощью государственного при­нуждения субъекты права приводятся в то положение, в котором они должны были находиться в соответствии с требованиями закона [10; 11; 12; 8]. Таким об­разом, сторонники этой точки зрения включают в содержание понятия ответствен­ности только те случаи, когда при нарушении обязанности на субъекта права возлапаются новые либо дополнительные обязанности, возникшие из существующего правоотношения. При этом отмечается, что видоизменения, равно как и новые обязанности, должны быть связаны с отрицательными последствиями для лица или организации, допустившей правонарушение.

Конечно, отсутствие единого общетеоретического понятия юридической ответ­ственности в определенной мере затруднило его разработку в отраслевых науках, в том числе и в хозяйственном праве. Тем не менее здесь уже не наблюдается таких принципиальных расхождений во взглядах, такого разброса мнений, как это имеет место в общей теории права.

Прежде всего все сторонники хозяйственного права рассматривают хозяй­ственно-правовую ответственность только в ретроспективном плане, как послед­ствие правонарушения, как неблагоприятные экономические последствия. Едины сторонники хозяйственного права и в вопросе относительно субъекта ответствен­ности. Им является только субъект хозяйствования, а не отдельные граждане. Кроме того, у них нет особых расхождений во взглядах по вопросу отнесения к числу мер ответственности денежных санкций (неустойки, штрафы, пени и возме­щения убытков). Расхождения касаются в основном лишь возможности охвата этим понятием некоторых других санкций, используемых в хозяйственных отно­шениях. Так, например, В. С. Мартемьянов в одной из своих последних работ разделил санкции на две большие группы: а) санкции как любые последствия на­рушения правовых норм; б) меры ответственности, связанные с имущественным наказанием нарушителя. Соответственно те меры, где имущественное воздействие оказалось не связанным с безэквивалентным лишением имущества (уплата субъ­ектом хозяйствования штрафа, пени и т. п.), отнесены им к санкциям — мерам ответственности [13]. В данном вопросе В. С. Мартемьянов полностью разделяет взгляд Н. С. Малеина [10]. В отличие от них А. Я. Пилипенко и В. С. Щерби­на, соглашаясь, что хозяйственно-правовая ответственность по своему содержа­нию в целом является материальной (экономической), включают в это понятие на­ряду с взысканием убытков, уплатой неустойки, штрафа, пени и такие меры материального воздействия, как принудительные выплаты, неполучение причи­тающихся сумм. При этом наивысшей экономической санкцией они считают про­цессуальное (арбитражное) объявление хозяйствующего субъекта-должника бан­кротом [14].

Иную позицию заняла Г. Д. Отнюкова. Меры реагирования на те или иные хозяйственные правонарушения она разделила на три группы: а) оперативные санкции, влекущие неблагоприятные последствия, но не затрагивающие имущест­венную базу ведения предпринимательской деятельности; б) меры имущественной ответственности (убытки, неустойка, штраф, пеня); в) личная предприниматель­ская ответственность, включающая в себя такие меры, как утрата статуса юриди­ческого лица, индивидуального предпринимателя вследствие принудительной лик­видации (банкротства) либо реорганизации путем разделения. Попутно отметим, что к мерам ответственности она относит и экономическую (оценочную) ответ­ственность, направленную на стимулирование (дестимулирование) внутренних подразделений предприятия. Руководствуясь вышеприведенной классификацией, она пришла к выводу, что хозяйственно-правовая ответственность «это вид небла­гоприятных последствий, заключающийся в лишении правонарушителя (изъятия у него) имущества, а также в запрещении, прекращении права на осуществление предпринимательской деятельности, принудительной реорганизации или ликвида­ции юридического лица» [15]. Иначе говоря, в понятие ответственности она вклю­чает только две последние группы санкций.

Наиболее последовательную позицию в этом вопросе, как нам представляется, занимает В. К. Мамутов. Хозяйственно-правовая ответственность, с его точки зрения, — это претерпевание (или несение) хозяйственным органом неблагопри­ятных экономических последствий непосредственно в результате применения к не­му предусмотренных законом санкций (мер ответственности) экономического ха­рактера [16]. Во-первых, такое понимание юридической ответственности нашло поддержку и признание в общей теории права. «Ответственность, — пишет С. Н. Братусь, — это не обязанность претерпевания последствий, происте­кающих из правонарушения, а самое их претерпевание в сочетании с принуж­дением» [1].

Во-вторых, она более точна и понятна в отличие от ее трактовки как возло­жения неблагоприятных последствий, предусмотренных нормами права. Нести юридическую ответственность — значит претерпевать, испытывать на себе небла­гоприятные последствия своих действий (бездействия). Напротив, применение же самих санкций к другим субъектам хозяйствования — это применение, использо­вание мер ответственности, но не сама ответственность.

В-третьих, она позволяет довольно четко ответить и на такой давно спорный в литературе вопрос, с какого момента (стадии) возникает юридическая ответ­ственность? Как известно, одни ученые считают таким моментом момент совер­шения правонарушения [17], другие — момент привлечения лица к ответствен­ности (например, привлечение правонарушителя в качестве обвиняемого) [18], третьи — момент вынесения судом решения (приговора) [9]. Если же ответ­ственность рассматривать как претерпевание, то становится понятным, что пре­терпевать неблагоприятные последствия правонарушитель может только после того, как у него будет изъято имущество либо он будет ограничен в правоспособ­ности и т. п. Иными словами, моментом возникновения ответственности является момент изъятия у субъекта хозяйствования или участника хозяйственных отноше­ний имущества без какой-либо компенсации либо момент ограничения его право­способности. В противном случае следовало бы придти к выводу, что хозяйствен­но-правовая ответственность возможна и при утрате управомоченным лицом приказа хозяйственного (третейского) суда и непредъявлении его к исполнению.

В-четвертых, трактовка ответственности как претерпевания не исключает, а, напротив, предполагает, что такое претерпевание может выражаться как в виде лишения правонарушителя — субъекта хозяйствования части имущества без ка­кой-либо компенсации, так и в виде ограничения его правоспособности. Если в первом случае имеется в виду применение к правонарушителю таких санкций, как неустойка, штраф, пеня и возмещение убытков, то во втором речь идет о приме­нении таких экономических санкций, которые включают в себя меры, направлен­ные на ликвидацию конкретного субъективного права (приостановление действия лицензии или ее аннулирование, запрещение выпуска ценных бумаг, принудитель­ный раздел монопольного образования, приостановка операций по счетам в банке и т. п.). Причем такие санкции могут применяться к правонарушителю как самим потерпевшим — субъектом хозяйствования, так и от имени государства соответ­ствующими органами управления, указанными в законе.

В-пятых, она позволяет прийти к выводу о том, что хозяйственно-правовая ответственность далеко не исчерпывается тем, что обычно охватывается понятием материальной (имущественной) ответственности. Она значительно богаче и шире последней, так как применяется не только в традиционных отношениях «по гори­зонтали», но и «вертикальных», «диагональных» и во внутрихозяйственных отно­шениях.

Хозяйственно-правовая ответственность, как видно из изложенного, отли­чается совокупностью определенных признаков. К их числу можно отнести следующие:

1)  субъектами ответственности являются как субъекты хозяйствования и их структурные подразделения, так и участники хозяйственных отношений, в том числе министерства, ведомства и их органы, осуществляющие контроль за соблю­дением правил (или условий) ведения хозяйственной деятельности;

2)  при привлечении к ней речь идет (в конечном счете) о претерпевании не­благоприятных последствий экономического характера, независимо от того, при­меняются ли  только  денежные санкции  (неустойка,  штраф,  пеня,  возмещение убытков) или также такие, которые ограничивают правоспособность хозяйствую­щего субъекта;

3)  она применяется в форме определенной системы экономических санкций, предусмотренной и хозяйственным законодательством, и заключенными договора­ми, и локальными нормативными актами субъектов хозяйствования;

4)  она применяется только в случае правонарушения, то есть на таком юри­дическом основании как объективные противоправные действия или бездеятель­ность правонарушителя. При этом речь идет о правонарушениях, выражающихся как в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств перед контраген­тами или во внутрихозяйственных отношениях, так и в нарушении правил осу­ществления хозяйственной деятельности;

5)  в отличие от ответственности гражданско-правовой, административно-пра­вовой, ответственности по трудовому праву и т. д. она наступает независимо от вины правонарушителя. Как правило, только обстоятельства, которые относятся к непреодолимой силе (форс-мажорные) исключают хозяйственно-правовую ответ­ственность субъекта хозяйствования. В порядке исключения законом или догово­ром может быть установлена ответственность и за вину.

И наконец, с точки зрения формы данная ответственность является юридиче­ской, так как представляет собой воздействие (влияние) потерпевшего (субъекта хозяйствования) или иного участника хозяйственных отношений (государственно­го органа управления или контроля) на правонарушителя (субъекта хозяйствова­ния) непосредственно или с помощью хозяйственного суда, суда общей юрисдик­ции или третейского суда.

Итак, из вышеприведенного можно заключить, что хозяйственно-правовая от­ветственность представляет собой определенный механизм переложения неблаго­приятных последствий с одного участника хозяйственных отношений на другого. Этим она отличается от ответственности экономической.

Экономическая ответственность — это претерпевание хозяйствующим субъ­ектом отрицательных экономических последствий не чужой, а своей неэффектив­ной хозяйственной деятельности (бездеятельности) ввиду отражения этих послед­ствий на его имущественной сфере. Отрицательные экономические последствия могут быть результатом влияния различных факторов (причин) — перерасхода материальных и трудовых ресурсов, непроизводительного использования основ­ных фондов, плохой организации правовой работы по возмещению ущерба, непри­нятия мер в случае незаконного приостановления действия лицензии и т. п. Соот­ветственно и экономическая ответственность может быть непосредственным «автоматическим» (органическим) следствием недостатков и упущений в хозяй­ственной деятельности (бездеятельности) субъекта права либо следствием приме­нения к нему его контрагентами или уполномоченными государством органами санкций экономического характера за допущенные им правонарушения.

В первом случае претерпевание отрицательных экономических последствий получает внешнее выражение просто в регламентированной правовыми предписа­ниями форме «отнесения потерь (затрат, убытков) на результаты хозяйственной деятельности» и отражения их в балансе хозяйствующего субъекта. Применитель­но к этому виду претерпевания неблагоприятных последствий и было сформу­лировано в юридической литературе понятие экономической (или общехозяйствен­ной) ответственности. Во втором случае экономическая ответственность выступает как экономическое содержание юридических санкций. В такой форме в юридической литературе она обычно называется юридической материальной от­ветственностью.

Понятие экономической ответственности применяется в литературе в двух значениях: в узком, как претерпевание отрицательных экономических последствий в результате нерационального хозяйствования безотносительно к правоотношени­ям с другими субъектами права, и в широком, как претерпевание отрицательных экономических последствий в результате нерационального хозяйствования, включающего и невыполнение своих юридических обязательств перед другими субъектами.

Если по вине своих управляющих или других работников экономическую от­ветственность понес хозяйствующий субъект, являющийся предприятием, органи­зацией, то его экономическая ответственность может служить основанием для привлечения их к персональной (дисциплинарной, материальной, административ­ной, уголовной) ответственности. Возникновение же отрицательных экономических последствии в результате неправомерных действии других организации мо­жет служить основанием для переложения этих последствий в плоскость их иму­щественной сферы путем взыскания с них убытков или применения к ним иных санкций экономического характера. Применение мер юридической ответственно­сти к другим лицам служит здесь средством устранения собственной экономиче­ской ответственности.

Экономическая ответственность — категория в основе своей экономическая, но включающая юридический элемент — «списание на результаты деятельности», то есть юридическую форму, предусмотренную установленным правом общим по­рядком ведения хозяйственной деятельности, правилами хозяйственного учета и отчетности. В связи с этим экономическая ответственность может рассматривать­ся как категория, в которой соединены экономические и юридические элементы, как категория экономико-правовая, отражающая такое соединение. В экономиче­ской литературе понятие экономической ответственности используется также в «очищенном» от юридической оболочки виде как категория политэкономии.


<