Глава 3 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА И ПРИРОДЫ В ИСТОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПРИРОДЫ И ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 

Для того чтобы лучше понять современные проблемы взаимо­отношения людей с окружающей средой, целесообразно огля­нуться в прошлое и проследить, как складывались эти взаимоот­ношения на разных этапах развития общества.

Первые попытки научного описания и обоснования процесса развития взаимоотношений между природой и человеком были предприняты еще в эпоху античности (Анаксимандр, Эмпедокл, Лукреций и др.). Однако попытки эти отличались умозрительно­стью. Настоящий «прорыв» в изучении этого вопроса произошел во второй половине XIX - начале XX вв., когда выдающиеся архео­логические открытия (Г. Шаафгаузен, Л.Ларте, Э.Дюбуа, Р.Дарт, Дж. Э. Льюис и др.) позволили существенно расширить и уточнить научные представления о происхождении и развитии человеческого рода, а накопление эмпирического материала заложило основы эволюционной (Т. Гексли, Ч.Дарвин, Э. Геккель и др.) и историко-культурной (Л.Морган, Э.Б.Тайлор, Дж. Дж. Фрэзер, Л.Леви-Брюль и др.) антропологии.

В современной отечественной литературе по социальной эколо­гии и экологии человека можно встретить несколько подходов к построению исторической периодизации процесса изменения взаимоотношений между природой и обществом. Все они отлича­ются тем, что, строясь по различным основаниям, высвечивают преимущественно какой-либо один (реже - несколько) аспект раз­вития этих отношений. Нам представляется наиболее обоснован­ным подход, предложенный Б.Б.Прохоровым, в соответствии с ко­торым взаимодействия человека с природной средой должны рас­сматриваться через призму его хозяйственной деятельности. С этой точки зрения первостепенное значение для построения периодиза­ции процесса становления взаимоотношений людей и природы имеет изучение хозяйственно-культурных типов человеческого общества.

Основываясь на представлении о хозяйственно-культурном типе как системообразующем факторе во взаимоотношениях природы и общества, мы сочли возможным выделить четыре эпохи (этапа) становления отношений между ними.

1. Эпоха охотничье-собирательской культуры.

2. Эпоха аграрной культуры.

3. Эпоха индустриального общества.

4. Постиндустриальная эпоха.

Теперь более подробно рассмотрим каждый из выделенных этапов. Для облегчения ориентировки в терминах, обозначающих различные геологические и археологические эпохи, предлагаем воспользоваться таблицей 2.

Таблица 2

Этапы развития взаимоотношений между природой и обществом

 

ОХОТНИЧЬЕ-СОБИРАТЕЛЬСКАЯ КУЛЬТУРА

Новейшие исследования антропологов позволяют оценить воз­раст наиболее древнего представителя человеческого рода (Homo habilis - человек умелый) в 2 млн лет. Примерно 200 тыс. лет назад сформировался вид Homo sapiens. Около 10-15 тыс. лет назад че­ловечество расселилось по всему ареалу своего современного обитания. Общая численность населения Земли к началу мезолита (около 10 тыс. лет назад) достигла 3-5 млн человек. Средняя плот­ность населения в этот период составляла 0,05 чел/км2.

Палеолитические, мезолитические и ранненеолитические по­селения людей имеют культурные слои, свидетельствующие о недолговременном существовании и о немногочисленности их обитателей, ведущих полуоседлый образ жизни. Величина групп первобытных людей достигала, как правило, 20-25 человек. Каж­дая такая группа, по утверждению Б. Б. Прохорова, занимала обширную площадь, в пределах которой вела экстенсивное хо­зяйство. Иногда, по-видимому, в наиболее суровые месяцы года, несколько групп собирались вместе для того, чтобы пережить тяжелое время.

Основу существования человеческого общества на всем протя­жении палеолита составляла охота на крупных животных, сопро­вождавшаяся собирательством. Один из наиболее ранних спосо­бов ведения хозяйства в истории человечества складывался из охоты на медведя, крупных копытных (дикая лошадь, косуля, олень, тур, бизон, мускусный бык и др.) и хоботных животных (мамонт, мастодонт), рыбной ловли, добычи водоплавающей ди­чи, сбора насекомых и их личинок, улиток, съедобных моллю­сков, растительной пищи (ягод, плодов, желудей, корневищ, лес­ных орехов, дикого риса и т. д.).

По мнению В.П.Алексеева, охотничье хозяйство палеолита складывалось из двух форм охоты - скрадывания, позволявшего регулировать поступление пищи по мере необходимости, и заго­на, при котором добыча значительно превышала возможности потребления.

Палеолитический человек первоначально, по-видимому, за редким исключением, не нуждался в загонной охоте. Он скрады­вал (отбивал от стада) добычу и убивал ровно столько, сколько было необходимо для обеспечения нормального питания членов группы. Однако по мере роста численности племени люди нужда­лись во все большем количестве пищи. Возможно, стремясь сэко­номить время и силы, затрачиваемые на поимку отдельных жи­вотных, первобытные люди стали склоняться к преимуществен­ному использованию загонного способа охоты.

Загонная охота, наподобие современных хищнических спосо­бов лова рыбы, приводила к гибели большого числа животных, которые не могли быть все использованы в пищу. С этим обстоя­тельством многие исследователи связывают факт вымирания крупных млекопитающих в конце плейстоцена. В.П.Алексеев от­мечает, что подавляющее большинство специалистов рассматри­вают его исключительно как следствие антропогенной деятельно­сти человечества. Несмотря на то что в пользу этой точки зрения высказываются многочисленные аргументы, представляется, что для столь категоричного утверждения все же недостает основа­ний. При анализе причин вымирания крупных млекопитающих в конце плейстоцена необходимо учитывать всю совокупность фак­торов, определявших способность животных обеспечивать свое существование в рассматриваемый период. В частности, нельзя не учитывать то, что их исчезновение совпало со временем вюрмского оледенения, когда многие виды, гонимые наступавшим ледни­ком, вынуждены были мигрировать на огромные расстояния в поисках пищи. Сталкиваясь с нехваткой пищи, оказываясь в не­привычных для себя условиях существования, а иногда и не имея возможности отступления от надвигавшегося ледника, низких тем­ператур, из-за естественных препятствий (крупные реки, горные гряды), значительная часть животных, по-видимому, погибала от голода и переохлаждения. Другая становилась легкой добычей первобытных охотников. С этой точки зрения правильнее гово­рить не об уничтожении человеком крупных млекопитающих, а лишь о его причастности к их исчезновению.

Примерно 10-12 тыс. лет назад началось отступление ледника, вследствие чего многие животные, на которых охотился человек, снова поменяли места обитания, изменили образ жизни или вы­мерли. В результате к концу плейстоцена (по археологической периодизации - палеолита) человечество столкнулось с резко вы­раженным разреживанием, а затем и исчезновением тех видов жи­вотных, которые на протяжении многих тысячелетий служили ему пищей. В.П.Алексеев связывает такое развитие событий с насту­плением первого в истории человечества экологического кризиса.

Важнейшим фактором отделения человека от генеральной линии эволюции животных видов стал переход к систематиче­скому использованию орудий в целях освоения окружающего мира. Первыми орудиями были, как полагают, обломки костей и палки, применяемые для добывания пищи и защиты от опасных хищников, а также подносы из коры, предназначавшиеся для сбора пищи. Ими пользовались еще предки человека - австра­лопитеки, жившие 4-2,5 млн лет назад. Они же незадолго до по­явления первых людей начали изготовлять каменные орудия. С тех пор, вплоть до рубежа 5 тыс. лет назад, камень доминировал как материал орудий труда.

Для производства первых каменных орудий использовались естественные материалы - кремень, кварцит, горный хрусталь, вулканическая лава. Ударяя камень о камень, первобытный чело­век создавал острые орудия - рубило (чоппер), используемое для резки мяса и раскалывания костей; скребло, применявшееся при обработке шкур убитых животных; каменный молоток и др. По­степенно техника изготовления орудий совершенствовалась. Так, неандертальский человек (200-30 тыс. лет назад) помимо назван­ных предметов умел изготовлять каменные ножи, пилки, сверла, остроконечники для стрел и копий.

Около 1,9 млн лет назад люди стали строить первые жилища -хижины-шалаши, каркас которых составляли ветки и длинные кости убитых животных, накрытые настилом из травы и листьев. Подобные сооружения были призваны защитить первобытного человека от ветра, дождя, снега.

Важнейшее экологическое различие между людьми и другими видами животных состояло в использовании огня. Около 300 лет человек начал использовать огонь, возникающий от молний, само­возгорания торфа и других причин, а уже около 150 тыс. лет назад люди научились добывать его самостоятельно.

Огонь представлял собой еще один - экстрасоматический - ис­точник энергии, дополнявший энергию, потребляемую через пищу и необходимую для поддержания обмена веществ. Его использо­вание сделало человека менее зависимым от климатических изме­нений, а также позволило за счет термической обработки сущест­венно повысить потребительские свойства потребляемой пищи.

Уже в верхнем палеолите использование огня в хозяйственных целях и рост числа жителей Земли привели к увеличению энергопотребления на планете по сравнению с начальным этапом ста­новления человечества в 100 раз. По мнению Б. Б. Прохорова, сам по себе подобный энергетический баланс первобытного общества охотников-собирателей не мог нанести существенный ущерб ок­ружаются среде. Однако использование людьми огня нередко приводило к возникновению опустошительных пожаров. Древ­нейшие люди практиковали выжигание травы для загона живот­ных во время охоты, что было причиной периодических пожаров, которые охватывали огромные площади лесов и степей. Экологи­ческий эффект этих пожаров был весьма значителен. Они приво­дили к смене растительности на обширных пространствах, в ре­зультате чего на обширных территориях влажные леса уступили место кустарникам и открытым саваннам, изменились состав и структура почвы, а также климат.

Отходы жизнедеятельности первобытных охотников-собирате­лей быстро утилизировались природой. Они были невелики по объему и к тому же распределялись по большим территориям из-за кочевого или полукочевого образа жизни групп людей. Произ­веденные Б. Б. Прохоровым ориентировочные подсчеты показы­вают, что общее годовое количество нечистот от группы в 20 че­ловек (около 10 т) рассеивалось по территории около 400 км2. На­грузка на ландшафт в этом случае была минимальной. Другие от­ходы первобытных охотников составляли органические остатки пищи и одежды из шкур, осколки камней, остающиеся после изго­товления каменных орудий. Таким образом, отмечает Б. Б. Прохо­ров, охотниками-собирателями в окружающую их среду не прив­носилось ничего для нее чужеродного.

Воздействие внешних условий и общий характер жизнедеятель­ности первобытных охотников и собирателей предопределили изменения в состоянии их здоровья. Так, в костных остатках пер­вобытных людей антропологи и палеопатологи обнаружили ха­рактерные болезненные изменения: рахит, кариес зубов, заболе­вания челюстей, повреждения суставов позвоночника, деформи­рующие артриты и др. Возникновение большинства костных па­тологий специалисты связывают с увеличением и видоизменением нагрузок на опорно-двигательный аппарат в результате перехода предков человека к прямохождению.

Средняя продолжительность жизни мезолитического человека, установленная по костным останкам, равнялась примерно 26 го­дам. Среди болезней первобытного человека и причин его смерти Б. Б. Прохоров на первое место ставит травмы, полученные на охоте и при стычках с представителями других групп людей. Од­ной из основных причин различных недугов человека был голод. Его жертвами преимущественно становились старики и дети. Б. Б. Прохоров указывает также на высокие показатели детской и женской смертности. И все же, несмотря на это, большие адап­тационные возможности человеческого организма позволили человеку не только выжить на ранних этапах своего существо­вания, пережить резкие изменения в природе Земли (похолода­ния, оледенения обширных районов, резкие потепления, измене­ния уровня морей и океанов), но и заселить все природные зоны планеты.

В своем мышлении первобытный человек целостно восприни­мал мир, ощущая себя частью природы. В то же время он пытался сделать природу более понятной для себя. Не будучи способным адекватно познавать ее, человек пошел по пути антропоморфиза-ции природы. По его представлениям все природные объекты -как живые, так и не живые - одушевлены, способны чувствовать, переживать, радоваться и пр. Так возник анимизм - вера в суще­ствование духов, в наличие у всего сущего души, не зависящей от материальных причин.

Как способ объяснения отношений общества с природой суще­ствовал не только анимизм, но и тотемизм, фетишизм и магия. Тотемизм - это поклонение животному, растению, явлению приро­ды (тотему), от которого произошла данная родовая группа людей. Фетишизм - это поклонение неодушевленному предмету (фети­шу), который, по мнению верующих, наделен сверхъестественной силой.

Они жили по закону сопричастности, гласящему, что человек взаимодействует с объектами окружающего мира не прямо, а опо­средованно, через высшие сверхестественные силы. Леви-Брюль отмечал, что природа, окружающая определенную группу, пле­мя или группу племен, фигурирует в их представлениях не как система объектов или явлений, управляемых определенными за­конами согласно правилам логического мышления, а как дина­мичная совокупность мистических взаимодействий. Леви-Брюль пишет о сопричастности, устанавливаемой между землей и об­щественной группой, жившей на данной территории, когда каж­дая социальная группа чувствует себя мистически связанной с той частью территории, которую она занимает или по которой она передвигается.

На мистической сопричастности, слитности человека с явле­ниями природы и его возможности влиять на них основывалась магия. Магия - колдовство, волшебство, совокупность обрядов, связанных с верой в способность человека воздействовать на при­роду, людей и даже богов. Первобытные люди пытались исполь­зовать магию для воздействия на окружающий мир в нужном им направлении.

АГРАРНАЯ КУЛЬТУРА

Аграрная культура охватывает всю эпоху, когда основой мате­риального производства были земледелие и скотоводство - с мо­мента появления сельского хозяйства (ок. 8 тыс. лет до н. э.) вплоть до возникновения полноценного промышленного производства (середина XVIII в. н. э.).

Нестабильность практиковавшегося на протяжении многих сотен тысячелетий охотничьего хозяйства вынуждала людей искать новые источники обеспечения своего существования. В результате начи­ная с 12-го тысячелетия до н.э. стал систематически практиковаться возникший на базе предшествующего собирательства сбор урожая диких злаков, а примерно 10-11 тыс. лет назад возникло зем­леделие. Первыми культурами, освоенными ранними земледельца­ми, были предположительно тыква, перец, злаковые растения (пше­ница, ячмень), слива, миндаль и др. Приблизительно 7-8 тыс. лет назад стали возделываться рис, чечевица, горох, фасоль, лен и др.

Параллельно с развитием земледелия шло приручение домаш­них животных. Первым из них, по-видимому, была собака, веду­щая свою родословную от диких волков и шакалов. Она стала по­стоянным спутником и помощником человека, как полагают, еще 15 тыс. лет назад. Животные, используемые для получения мяса, молока и шерсти, начали одомашниваться около 12-10 тыс. лет назад. Это были прежде всего козы, овцы, крупный рогатый скот, свиньи. 6-7 тыс. лет назад были приручены верблюд, лама, ло­шадь и др. В это же время люди начали разводить пчел.

Первоначально земледелие и скотоводство возникли в Средней Азии (Шумер) и Северной Африке (Египет). Отсюда они стали распространяться в Европу. Независимые очаги возникновения земледелия и скотоводства сформировались несколько позже в Восточной и Юго-Восточной Азии, Центральной Америке, и из них производящее хозяйство распространилось во всех направле­ниях. Процесс этот был длительным по времени и продолжался вплоть до начала 3-го тысячелетия до н. э.

Переход к аграрной (сельскохозяйственной) культуре называ­ют неолитической революцией, так как человек пришел от при­сваивающей экономики к экономике производящей. По мнению Б. Б. Прохорова, важными отличительными особенностями жизни неолитического человека были его оседлость или полуоседлость, что предполагало тесный контакт с территорией, которую он об­рабатывал, увеличение плотности населения, овладение гончар­ным ремеслом, высокие достижения в технике шлифования камня. В этот же период в хозяйственной деятельности начал использо­ваться плуг.

Б. Б. Прохоров упоминает несколько важных факторов, способ­ствовавших в период перехода от присваивающего к производя­щему хозяйству, к интенсивному развитию ремесел, связывая его прежде всего с необходимостью удовлетворения новых потребно­стей людей, сложившихся на данной ступени исторического разви­тия. Оседлая жизнь требовала надежных долговременных жилищ, а следовательно, производства и совершенствования строитель­ных инструментов. Земледельческая культура предполагает нака­пливание собираемых продуктов, требующих особой термической обработки, что привело к развитию технологии изготовления ке­рамики. Стремление повысить урожайность эксплуатируемых зе­мель толкало людей к усовершенствованию навыков обработки земли и изобретению новых сельскохозяйственных орудий. Воз­никновение потребности в одежде из растительных волокон при­вело к развитию технологии ее изготовления и появлению в эпоху неолита прообраза ткацкого станка. Помимо потребностей в тех или иных предметах в земледельческих поселениях складывались условия для развития ремесел. К ним Б. Б. Прохоров относит дос­таточно длительную оседлость, позволяющую иметь необходимые приспособления для изготовления различных предметов; досуг между периодами полевых работ; повышенную плотность населе­ния, позволявшую людям обмениваться прогрессивным опытом в разных ремеслах.

По оценкам демографов, численность населения, которая в на­чале неолита (6 тыс. лет назад) достигала 26,5 млн человек, к 4-му тысячелетию составляла уже 70-90 млн человек, а во 2-м тысяче­летии превысила показатель в 130 млн. Плотность населения в начале неолита достигала в некоторых районах 500 чел/км2 (при среднем показателе 200-350 чел/км2). Первобытные земледельцы и скотоводы объединялись в группы, насчитывающие от 50 до 300 человек, в ряде случаев их численность доходила до 500.

Если в доземледельческую эпоху размеры человеческих групп и продолжительность жизни людей определялись преимущественно количеством продуктов питания, то с развитием земледелия, как отмечает Б. Б. Прохоров, главным регулирующим фактором стали болезни. Земледелие и животноводство, серьезно видоизменив хозяйственно-бытовой уклад жизни людей и окружающую при­родную среду, повлияли и на заболеваемость жителей древних земледельческо-скотоводческих общин.

Важнейшим фактором, появившимся в связи с развитием зем­леделия и оказавшим серьезное воздействие на состояние здоро­вья людей, стало повышение плотности населения. Скопление от­носительно большого числа людей на ограниченных площадях создавало условия для распространения среди них различных инфекционных болезнен. Л. В. Громашевский указывает на три наи­более вероятных источника их возникновения. Первым, по-види­мому, служили болезни животных предков человека. К этой кате­гории можно отнести малярию, некоторые гельминтозы, и, воз­можно, брюшной тиф. Вторым источником образования инфек­ционных болезней человека мог послужить процесс приобретения свойств патогенных паразитов организмами, ранее не представ­лявшими опасность для человека. Примером этой категории ин­фекционных болезней является холера. Наиболее обильным с точки зрения приобретения человеком новых болезней является третий источник их происхождения. Вступая в различные формы общения (употребление в пищу, одомашнение, хозяйственное ис­пользование, пребывание на одной территории и т. п.) со многими видами животного мира, люди принимали на себя болезни жи­вотных, к которым они сами оказались восприимчивыми. Так про­изошли оспа человека из коровьей оспы, сыпной тиф человека из крысиного риккетсиоза, возвратный тиф из клещевого спирохетоза грызунов и т. д.

Б. Б. Прохоров отмечает, что жизнь первобытных земледельцев и скотоводов в поселках привела к ухудшению санитарного со­стояния населения. Вокруг поселений стали скапливаться отбро­сы, нечистоты, происходило загрязнение почвы и водоемов, что способствовало распространению возбудителей инфекций. Хра­нилища зерна и свалки привлекали к себе диких животных, яв­ляющихся переносчиками возбудителей многих опасных инфек­ций. В этих условиях многие возбудители инфекционных заболе­ваний и их кровососущие переносчики передавались от диких жи­вотных домашним.

Разведение сельскохозяйственных животных существеннейшим образом отражалось на здоровье неолитического человека. Упот­ребление недостаточно термически обработанного мяса домаш­них животных нередко приводило к заражению людей биогельминтозами, в частности трихинеллезом. Тяжелое течение трихи­неллеза, часто заканчивающееся смертью, привело впоследствии к тому, что некоторые религии (иудаизм, ислам) наложили запрет на употребление своими последователями свиного мяса, с кото­рым связано возникновение трихинеллеза. Охота и животновод­ство способствовали заболеванию людей, живших в Африке, тринаносомозом (сонной болезнью), переносчиком которой является паразитирующая на животных муха цэ-цэ.

Экологические последствия деятельности неолитических зем­ледельцев и скотоводов были, по данным Б. Б. Прохорова, весьма разнообразны. Практиковавшееся в то время подсечно-огневое земледелие позволяло не только освобождать новые территории для расширения земледелия, но и получать необходимые мине­ральные соли для подкормки культурных растений. Выжигание лесной растительности приводило к образованию золы - мине­рального удобрения, которое на несколько лет обеспечивало сбор высоких урожаев зерновых культур. Подсечно-огневое земледелие приводило к обширным пожарам, в результате которых выгорали большие территории леса, погибало много животных. К тем же результатам вело выжигание прошлогодних растительных остат­ков на луговых и степных участках, предпринимаемое для того, чтобы увеличить запасы кормов для сельскохозяйственных жи­вотных. Распашка земель приводила к разрушению естественных экологических ниш многих животных, в результате чего одни ви­ды исчезали, другие же концентрировались вокруг участков с культурными посевами, где им были обеспечены богатые корма. Многие из них впоследствии одомашнивались.

Сельскохозяйственные животные также оказали огромное влия­ние на природные комплексы. Конкурируя с дикими копытными, они вытесняли их с естественных пастбищ. В то же время скопле­ние большого количества крупного рогатого скота на ограничен­ных участках, расположенных в непосредственной близости к че­ловеческим поселениям, приводило к сведению травяного покрова. Мелкий рогатый скот (овцы, козы), объедая молодые растения, оказался виновником исчезновения лесов в ряде регионов мира, а в некоторых случаях даже их опустынивания.

Органическое истощение почв в результате выращивания сель­скохозяйственных культур, вырубка лесов при заготовке древеси­ны, перевыпас домашних животных - все это в конечном счете приводило к эрозии почв, надолго выводившей их из хозяйствен­ного оборота.

Что касается потребления энергии людьми к концу неолита, то оно увеличилось в 100 тыс. раз по сравнению с концом палеолита.

Рубеж 4-3-го тысячелетий до н.э. ознаменован крупным собы­тием в истории человечества - возникновением городов и органи­заций городской среды. В начале 7-го тысячелетия до н. э. был со­оружен первый из известных городов - Иерихон. Начиная с сере­дины 4-го тысячелетия до н. э. на Ближнем Востоке, в Междуречье и Египте города стали объединяться и образовывать государства, переросшие со временем в мощные рабовладельческие империи.

Образование городов вело к концентрации населения, концен­трации экономической жизни и культуры, концентрации власти и поддерживающих ее структур принуждения - армии и милиции, организации систем снабжения продовольствием и коммуникаций.

Городская среда существеннейшим образом изменяет окру­жающую природу. Как отмечает В.П.Алексеев, концентрация активного населения создает масштабные возмущения в окружаю­щей среде, как социальной, так и географической: окультуривание ландшафта, необратимо меняющее его структуру и видовой со­став, вредные в экологическом отношении проявления бессозна­тельной человеческой деятельности, такие, как выброс отходов производства или сливание их в воду, вырубка леса и кустарнико­вых растений на топливо, интенсификация земледелия, приводящая к истощению почвы, расширение зон выпаса скота, сопровождаю­щееся сведением растительности на больших территориях и пр.

Отмечаемые в эпоху аграрной культуры плавные колебания в численности населения связаны, по-видимому, с изменением ко­личества доступной пищи. Однако на протяжении истории земле­дельческих обществ наблюдались и резкие пики смертности - до 150-300 и даже 500 на 1000 человек. В ряде случаев они совпадали с войнами, но чаще возникали из-за вспышек эпидемий и голода.

О характере питания людей в этот период, по мнению Б. Б. Про-хорова, в определенной мере можно судить на основании исследо­вания немецкого историка Э. Кленгель-Брандт. Она пишет, что жи­тели Вавилона употребляли преимущественно растительную пи­щу - лук, огурцы, тыквы и дыни. Бобы, чечевица, пшено и ячмень использовались для приготовления кашеобразных блюд. Основ­ным же продуктом питания был хлеб. В пищу употреблялись так­же фрукты - финики, гранаты, яблоки, груши и виноград. Мясная пища из-за своей дороговизны редко попадала на стол. Овец, коз и коров забивали лишь к большим праздникам. Мясо вавилоня­нам заменяла рыба, которую местные жители ловили в реке Ев­фрат и многочисленных городских каналах. Наиболее любимыми продуктами были молоко, сыр и простокваша.

В эпоху античности (VIII в. до н. э. - V в. н. э.) в результате уси­ления давления на природу со стороны общества в ней произошли заметные изменения, многие из которых носили однозначно нега­тивный характер. Они коснулись прежде всего наиболее активно осваиваемого в то время побережья Средиземного моря. В ре­зультате активной вырубки были сведены леса ливанского кедра, началась интенсивная эрозия почв на склонах Балканских гор, что усугубилось выпасом на них больших стад коз и овец. В эту эпоху начался процесс добычи полезных ископаемых (руд метал­лов), что привело к серьезным деформациям окружавших города ландшафтов.

Энергопотребление населения в античном мире ненамного пре­вышало уровень эпохи в целом. На первый взгляд такой неболь­шой прирост энергопотребления не способствовал быстрому раз­витию общественного производства и не мог энергетически обес­печить рост численности населения. Вместе с тем античные наука и культура достигли в этот период человеческой истории небыва­лого расцвета. В. П. Алексеев объясняет это широким использова­нием особого малозатратного источника энергии - находящихся в рабстве людей.

Последним этапом в развитии аграрной культуры, начавшимся в V-VI вв. н.э., стала эпоха феодализма. Хронологически она почти совпадает с эпохой средневековья.

П. Кууси отмечает, что, вероятно, со II в. до н. э. до начала Х в. н. э. не происходило существенного прироста производства продо­вольствия прежде всего по причине нестабильности политической обстановки. Росту производства препятствовали войны, мародер­ство и грабежи. В то же время растущему городскому населению и регулярным армиям требовалось все больше продовольствия. В IX в. население Земли насчитывало примерно 250 млн человек. Это была эпоха застоя, разобщенности, непрекращавшихся войн, эпидемий, частых неурожаев. На этом фоне заметным был недос­таток пищевых ресурсов, большая часть населения Земли хрони­чески недоедала, велики были показатели смертности от голода.

Период с Х в. до середины XIII в. отмечен мощным прогрессом человечества, его численность увеличилась почти вдвое. Однако уже в конце XIII в. рост численности населения прекратился. В XIV в. во многих регионах настали трудные времена: население Китая за 100 лет сократилось более чем на 50 млн, в Индии и Ев­ропе число жителей также значительно уменьшилось. В результа­те в 1400 г. на Земле людей жило меньше, чем в 1200 г. В качестве основной причины такого резкого спада многие ученые считают тяжелую, затяжную пандемию чумы. Однако эта причина, по-види­мому, не является единственной с точки зрения объяснения при­остановки демографического роста. Б. Б. Прохоров отмечает, что в условиях аграрной культуры рост населения в каждый данный период неизбежно опережает рост продуктивности сельского хо­зяйства. Следствием этого было то, что до XV столетия люди, по существу, жили на грани голода и качество питания улучшалось очень медленно. Рост народонаселения неизбежно прекращался, как только численность населения доходила до критической, по­сле которой вновь нарождающиеся люди не могли уже быть обес­печены средствами к существованию. Лишь начиная с XV в., в по­следние несколько столетий господства аграрной культуры, меж­ду 1400 и 1750 гг., за счет совершенствования технологии и техни­ки земледелия человечество сумело увеличить производство про­дуктов питания и на этой основе добиться стабилизации роста численности народонаселения.

Для эпохи феодализма характерно широкое использование в производстве силы ветра и течения воды. В городах и сельской местности стали находить все большее применение водяные и вет­ряные двигатели (их использовали, в частности, при производстве хлебной муки). Огромное значение в жизни общества в качестве тягловой силы приобрела лошадь.

К середине средних веков потребление энергии человечеством по сравнению с эпохой античности увеличилось в 7 раз, а в позд­нее средневековье этот показатель вырос еще в 3 раза.

В эпоху средневековья более интенсивно стали развиваться го­рода. Площадь городов обычно была невелика, но в них на срав­нительно малой площади было сконцентрировано большое коли­чество людей. Так, Б. Б. Прохоров приводит данные о плотности населения в старинных кварталах Алжира, которая достигала 200 тыс. человек на 1 км2, что выше плотности населения в старых районах современного Дели (150 тыс. человек на 1 км2).

Средневековые города отличались крайне неблагоприятной для жизни и здоровья людей обстановкой. Несовершенство системы вывода отходов производства и нечистот (иногда ее полное отсут­ствие), недостаток чистой питьевой воды, высокая плотность засе­ления (особенно в бедных кварталах) - все это способствовало раз­витию массовых эпидемий холеры, брюшного тифа, чумы и пр.

С течением времени человечеству все чаще приходилось стал­киваться с негативными последствиями своего влияния на приро­ду. Прошло, однако, много веков, прежде чем люди сочли необ­ходимым начать регулировать свои взаимоотношения с ней. В эпоху средневековья стали появляться первые законодательные акты, направленные на охрану окружающей среды. Еще во време­на Карла Великого (742-814) был принят ряд королевских указов и декретов, регламентирующих охоту и имевших определенное природоохранное значение. В XI в. в первом документе русского права - «Русской правде» - регламентировалась добыча бобра. Позднее некоторые правители европейских государств издавали специальные распоряжения, запрещавшие охоту на конкретные виды животных. В середине XVI в. во многих странах Европы бы­ла запрещена охота в лесах, принадлежавших монархам, крупным феодалам, монастырям. В них были организованы заповедники, представлявшие собой, правда, частные охотничьи хозяйства. Именно этим законам человечество обязано тому, что в лесах Ев­ропы до сих пор сохранились многие дикие животные.

В эпоху господства аграрной культуры, растянувшейся на мно­гие тысячелетия, произошли существенные изменения в воспри­ятии человеком природы, его отношении к ней, понимании своего места в мире.

Для человека эпохи древнейших земледельческих цивилизаций (Шумер, Египет, Китай и др.) были характерны уход от анимизма (традиции одушевления всех природных объектов) и тотемизма (отношение родства с растениями и животными перерастает в от­ношение покровительства их над людьми), постепенный отказ от следования закону сопричастности. Люди все чаще рассматрива­ют животных и растения как автономные, не связанные с ними объекты. В представлениях людей этой эпохи превалируют куль­ты домашних животных и обеспечивающих обильный урожай природных сил (солнце, земля, дождь и др.), возникают мифы о вечном самовозобновлении природы, такие, например, как древ­неегипетский миф об Осирисе.

Значительный прогресс в развитии представлений об окружаю­щей человека действительности произошел в эпоху античности (VI в. до н.э. - V в. н.э.). Человечество, расселяясь, расширяло свои познания об окружающем мире. Люди создали мощную цивилиза­цию и уверовали в свое могущество. Главными персонажами ан­тичной мифологии стали боги, чрезвычайно похожие на людей. В это время зарождались науки, поскольку дальнейшее развитие мореплавания и земледелия было невозможно без научной основы.

На всем протяжении эпохи средневековья духовная жизнь Ев­ропы была под контролем христианства, церковная догматика определяла общественную деятельность и мораль. Отношения общества и природы объяснялись исключительно Библией, пове­ствующей о том, что Бог отдал человеку всю землю и всех ее оби­тателей в полное и безраздельное владение. В это время религия сильно сковывала развитие осмысления отношений общества и природы, так как считалось, что любое объяснение есть в Библии и только там может быть единственно верное объяснение.

В эпоху Возрождения (XV-XVI вв.) на первый план выдвину­лась человеческая личность. На смену теоцентризму пришли ан­тропоцентризм и гуманизм, человек начал освобождаться от же­стких оков религиозной догматики, культура стала приобретать светский характер. Началась эра Великих географических откры­тий, зародился протестантизм, сильно поколебавший доселе не­зыблемые устои католицизма. Открытия Галилея и Коперника перевернули представления людей о Вселенной. В эпоху Возрож­дения понимание человечеством своих отношений с природой вышло на качественно новый этап, в это время люди стали приро­ду изучать, применяя для этого научные методы, сформулирован­ные Ф. Бэконом.

С конца XVI в. в странах Западной Европы наблюдается быст­рый подъем творческой мысли. Расширение географического кру­гозора человечества, последовавшее за великими географически­ми открытиями (Америки, Австралии, морских путей в Индию, Китай и др.), и накопление огромного багажа эмпирических знаний и фактов нуждались в теоретическом осмыслении. Этого тре­бовали также запросы быстро развивавшихся сельского хозяйства и промышленности. Однако и в XVII-XVIII вв. естествознание все еще находилось под контролем религиозных догм.

ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

Наступление индустриальной эпохи во взаимоотношениях че­ловека и природы принято связывать с победой и окончательным утверждением во второй половине XVIII в. капиталистического способа производства. В это время возникает и начинает быстро развиваться крупная машинная индустрия. Основой новой формы организации общественного производства стала капиталистиче­ская фабрика.

Характерной чертой техники этого периода явилось изобрете­ние и распространение в основных отраслях промышленности (текстильной и машиностроительной) и сельского хозяйства ра­бочих машин. Применение механического ткацкого станка, паро­вого двигателя, сельскохозяйственных машин (парового плуга, механических сеялок, жатвенных машин) привело к резкому уве­личению промышленного и сельскохозяйственного производства, что сказалось на повышении уровня жизни и увеличении числен­ности населения, составившей к 1800 г. 954 млн человек, а уже к 1900 г. - 1633 млн человек.

В XIX в. существенно возрос объем выработки ряда полезных ископаемых, прежде всего железной руды и угля. Уголь использо­вался в паровых двигателях и при производстве чугуна, поэтому его добыча, по словам П.Кууси, определяла все экономическое развитие в эту эпоху. Во второй половине XIX в. начинает разви­ваться добыча нефти и газа, растет добыча цветных металлов.

Характерной чертой этого времени являются рост числа горо­дов, их укрупнение, а также повышение концентрации в них насе­ления. Многие новые города образуются в это время вокруг про­мышленных предприятий, превращаясь впоследствии в крупные промышленные центры. На всем протяжении XIX в. продолжа­лось развитие городской инфраструктуры, совершенствование систем удаления отходов, обеспечения городов сельскохозяйст­венной продукцией и налаживание сбыта промышленных товаров в аграрный сектор. Развивается система транспортных коммуника­ций; строятся дороги, мосты. Строительный материал изымается из карьеров и каменоломен, в окрестностях городов осуществля­ются вырубки леса, необходимого для постройки деревянных со­оружений. Все это деструктивно воздействует на естественные ландшафты и в конечном счете ведет к их разрушению. Им на смену приходят «антропогенные» ландшафты, в большей степени пригодные для проживания современного человека.

Прогресс в сельском хозяйстве во многом определил особенно­сти питания людей в этот период. Рост производительности труда, достигнутый за счет использования сельскохозяйственных машин, вел к удешевлению продукции, делая ее более доступной широким слоям населения. Основу рациона большинства людей по-прежнему составляли хлеб, овощи и фрукты, ягоды, рыба. Широкое распро­странение в этот период получил картофель, новая культура, заве­зенная в Европу с Американского континента и отсюда уже рас­пространившаяся по всему остальному миру. В странах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии особую статью рациона состав­ляла традиционная для этих регионов культура - рис. Мясо птицы и скота по-прежнему оставалось достаточно дорогим.

Заслуживают внимания определенные изменения в состоянии здоровья человека индустриальной эпохи. Для этого периода ха­рактерно появление относительно нового явления - производст­венного травматизма, обусловленного неудовлетворительными условиями труда на промышленных предприятиях, а также недос­таточным уровнем подготовленности работников к использова­нию в своей деятельности сложных технических устройств.

Значительную проблему для человечества на этом этапе стали представлять разнообразные вирусные инфекции (например, грипп) вызывавшие обширные эпидемии и пандемии и приводившие к ги­бели большого количества людей. Одним из ключевых факторов, обусловившим столь неблагоприятную для человечества ситуа­цию, была сверхвысокая концентрация населения в крупных про­мышленных центрах, способствовавшая быстрому распростране­нию возбудителей заболевания. Ситуация осложнялась также тем, что в то время не были известны сколько-нибудь эффективные средства лечения болезней, вызванных вирусными инфекциями.

Широкое распространение в XVII-XIX вв. получил завезенный ранее из Америки в Европу сифилис. При отсутствии эффектив­ных средств лечения это заболевание, как правило, приводило к стойкой утрате заболевшими людьми работоспособности и не­редко заканчивалось смертью.

К числу других опасных заболеваний, распространенных в рас­сматриваемый период, следует отнести холеру, брюшной тиф, ту­беркулез и пр. В то же время именно в XIX в. (точнее, во второй его половине) удалось добиться серьезных успехов в деле борьбы с некоторыми традиционными человеческими недугами: Л.Пастер изучил возбудителя бешенства и разработал первую антирабиче-скую прививку; Э.Беринг совместно с Китасато получил противостолбнячную сыворотку; П.П.Э.Ру, А. Ш. Кальтмет и А.Боррель изготовили первую противочумную вакцину и пр. В этот же период ширится прививание против оспы при помощи вакцины, получен­ной еще в середине XVIII в. Э.Дженнером.

Вторую половину XVIII в. и весь XIX в. принято называть ве­ком естествознания. В это время небывалый расцвет переживают науки о Земле (геология и география), биология, химия, астроно­мия, физика и др. Складывается эволюционно-исторический под­ход к анализу явлений природной и социальной действительности. В этот период многими исследователями, представителями раз­личных научных направлений и специальностей, разрабатывают­ся отдельные аспекты предмета будущей единой экологической науки. Э.Геккель вводит термин «экология», которым обозначает новую отрасль знания о взаимоотношениях организмов со средой их обитания. Идет накопление данных о влияниях, оказываемых природой на человека и человеком на природу.

Период в истории становления взаимоотношений человека и природы, начавшийся одновременно с наступлением XX столетия и продолжающийся на всем его протяжении, в общем характери­зуется расширением экспансии человечества в природе, заселени­ем всех доступных для проживания территорий, интенсивным развитием промышленного и сельскохозяйственного производст­ва, открытием и началом эксплуатации новых способов высвобо­ждения и преобразования энергии (в том числе энергии связей частиц атомного ядра), началом освоения околоземного космиче­ского пространства и Солнечной системы в целом, а также неви­данным ранее ростом численности населения. Статистика пока­зывает, что в 1920 г. Землю населяло 1862 млн человек, в 1940 г. -2295 млн, в 1960 г. - 3049 млн, в 1980 г. - 4415 млн человек. В 1987 г. человечество перешагнуло 5-миллиардный рубеж численности. Такие показатели прироста населения дают основание говорить о «демографическом буме» и строить чрезвычайно неблагоприят­ные прогнозы развития ситуации на ближайшую перспективу. Так, принято считать, что уже к 2000 г. число людей превысило 6 млрд человек, и демографы предполагают, что к 2025 г. человечество перешагнет 8-миллиардный рубеж. Непрекращающийся процесс увеличения числа живущих на земле людей, по мнению большин­ства ученых, исследующих эту проблему, наряду с увеличением промышленного производства и потребления разнообразных при­родных ресурсов, а также с ростом количества отходов «жизнедея­тельности» цивилизации поставит в ближайшие 100 лет вопрос о выживании человечества в целом.

В XX в. успехи медицины, биологии, химии способствовали по­вышению устойчивости по отношению ко многим инфекционным заболеваниям: были открыты высокоэффективные антибактериаль­ные и противовирусные препараты, разработаны способы предот­вращения распространения инфекций и их носителей, окончатель­но истреблен возбудитель оспы и т.д. Однако на смену им при­шли неинфекционные болезни, порожденные, как принято счи­тать, прогрессом цивилизации. К их числу прежде всего следует отнести различные заболевания нервной системы, причиной ко­торых часто становятся длительные стрессы; онкологические за­болевания, возникающие вследствие воздействия на организм че­ловека веществ и излучений (преимущественно промышленного происхождения), способных вызывать нежелательные мутации в генах; и, наконец, заболевания сердечно-сосудистой системы, про­воцируемые не в последнюю очередь неправильным рационом и режимом питания современного человека.

Питание людей современной эпохи существенно видоизмени­лось по сравнению с предшествующими периодами. Доля мясной пищи в рационе значительно возросла, что явилось следствием ее удешевления. А это, в свою очередь, стало возможно в результате тотальной механизации сельскохозяйственного производства. В то же время чрезмерное употребление мяса птиц и скота ведет к развитию неблагоприятных процессов в организме человека, в частности к повышению содержания холестерина в крови, спо­собного существенно затруднять нормальное функционирование системы кровообращения. Специалисты обращают также внима­ние на то, что многие продукты животного и растительного про­исхождения могут содержать в себе вредные для организма чело­века микроэлементы, попавшие в них из внешней среды, загряз­ненной продуктами функционирования промышленных и сель­скохозяйственных предприятий.

ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО, ИДЕАЛ НООСФЕРЫ И КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

Некоторые исследователи характеризуют современную нам эпоху как этап перехода к постиндустриальной (информацион­ной) цивилизации, подразумевая под этим, что уже сегодня фак­тически осуществляется переход к главенству производства ин­формации, знаний и гармонизации на этой основе взаимоотноше­ний человека и природы.

Еще Ф. Бэкон обращал внимание на особую роль, которую при­звано играть научное знание в развитии взаимоотношений обще­ства и природы. Он считал, что знание законов природы позволит людям удовлетворить свои насущные потребности и интересы. При этом Ф.Бэкон считал, что увеличение могущества человека невозможно без подчинения этим естественным законам. Познавая их, наука должна помочь человеку двигаться к поставленным целям по наикратчайшему пути, обходя препятствия, избегая ошибок, многие из которых могут поставить под угрозу само существование человеческого рода.

Эти представления были конкретизированы и развиты в полу­чившей в XX в. широкое распространение и научное признание концепции ноосферы. Понятие ноосферы было введено в науку в 1927 г. французским философом, математиком и антропологом Э.Леруа (1870-1954), предложившим называть ноосферой обо­лочку Земли, включающую человеческое общество с его индуст­рией, языком и прочими атрибутами разумной деятельности. Но главным творцом ноосферной концепции по праву считается рус­ский естествоиспытатель и мыслитель В.И.Вернадский (1863-1945), развивший в своих трудах идею ноосферы как «биосферизированного общества».

В.И.Вернадский одним из первых осознал, что человечество стало мощной геологической и, возможно, космической силой, способной преобразовывать природу в больших масштабах. Он отмечал, что человек охватил своей жизнью, культурой всю био­сферу и стремится еще больше углубить и расширить сферу своего влияния. Биосфера, с его точки зрения, постепенно преобразуется в ноосферу - сферу разума. В. И. Вернадский рассматривал ноо­сферу как высшую стадию развития биосферы, когда определяю­щим фактором становится разумная деятельность человека. Пре­образование биосферы в ноосферу он связывал с развитием нау­ки, углублением научного проникновения в суть происходящих в природе процессов и организацией на этой основе рациональной человеческой деятельности. В.И.Вернадский был убежден, что ноосферное человечество найдет путь к восстановлению и сохра­нению экологического равновесия на планете, разработает и осу­ществит на практике стратегию бескризисного развития природы и общества. При этом он полагал, что человек вполне способен принять на себя функции управления экологическим развитием планеты в целом.

Одновременно с В. И. Вернадским разработкой проблемы ноосферогенеза занимался видный французский палеонтолог, фило­соф и богослов П. Тейяр де Шарден (1881-1955). Результаты своих изысканий он обобщил в работе «Феномен человека», опублико­ванной в 1956 г. уже после смерти автора. Он считал, что перво­начально ноосфера формируется как тонкий, обособленный от всех земных оболочек слой мыслящей материи («покров сознания»). Однако по мере все более глубокого проникновения мысли в суть процессов, происходящих во всех земных сферах, ноосфера пере­ходит в свое высшее состояние, перерастая в Дух Земли. Как и Вер­надский, Тейяр де Шарден особо отмечает роль науки в решении этой задачи. Она, по его мнению, должна выступить не только дей­ственным инструментом познания мира, но и стать средством единения, синтеза мысли.

На протяжении XX в. еще многие мыслители, представители различных научных специальностей обращались к проблеме ноо­сферы, пытались определить пути ее возникновения и последую­щего становления. В нашей стране в разработку этих проблем значительный вклад внесли Н.Н.Моисеев, В. П. Казначеев. Фраг­менты работ этих авторов помещены в приложении.

В целом для приверженцев идеи ноосферного будущего чело­вечества характерен оптимистический взгляд на перспективу раз­вития взаимоотношений общества и природы. Однако среди спе­циалистов-экологов не многие готовы разделить сегодня подоб­ный оптимизм. По их мнению, человечеству еще предстоит дока­зать, действительно ли оно способно выступить в роли устроителя нового мира, свободного от разрушительных кризисов, экологи­ческих катастроф, войн и насилия.

Обеспокоенные существующим положением многие видные эко­логи, социологи, экономисты, политики и др. начиная со второй половины 70-х годов XX столетия объединили свои усилия с целью выработки нового подхода к построению взаимоотношений между человеком и средой его обитания. Результатом проделанной рабо­ты стала формулировка концепции устойчивого развития. Согласно определению Международной комиссии по окружающей среде и развитию под устойчивым должно пониматься такое развитие, при котором удовлетворение потребностей современного челове­чества не ставит под угрозу благополучие последующих поколе­ний и их способность удовлетворять собственные насущные по­требности. Это подразумевает, что некоторые параметры, такие, как ключевые физические константы (состав воздуха, воды, почвы, механические свойства земной поверхности, гравитация и др.), генофонд, участки основных экосистем в их первозданном виде, здоровье населения, должны с течением времени сохранять посто­янное значение. Важнейшей задачей в этой связи становится ох­рана окружающей среды, цель которой в конечном счете сводится к тому, чтобы, с одной стороны, обеспечить сохранность таких качеств окружающей среды, которые не должны быть подвергнуты изменениям, а с другой - обеспечить непрерывный урожай полез­ных растений, животных и других необходимых человеку ресур­сов путем сбалансированных циклов изъятия и обновления.

Концепция устойчивого развития получила мощную поддерж­ку не только со стороны специалистов в области социальной эко­логии и экологии человека, но и правительств и руководителей государств большинства стран мира, что нашло свое выражение в решениях Конференции ООН по окружающей среде и развитию, состоявшейся в 1992 г. в Рио-де-Жанейро. На ней была заявлена необходимость перехода всего мирового сообщества на рельсы устойчивого развития. Конференция приняла решение об образо­вании организации Международный Зеленый Крест, главными задачами которой были объявлены экологическое образование и воспитание как основа устойчивого развития и изменения системы ценностей, а также ликвидация последствий «холодной войны» для окружающей среды.

В 1996 г. в соответствии с рекомендациями Конференции ООН по окружающей среде и развитию 1992 г. была. разработана и ут­верждена концепция перехода Российской Федерации к устойчиво­му развитию. Концепция должна стать основой для выработки стратегии перехода России к устойчивому развитию в XXI в.

ЛИТЕРАТУРА

Алексеев В. П. Очерки экологии человека. - М., 1993.

Будыко М. И. Глобальная экология. - М., 1977.

Воронцов Н. Н., Сухорукова Л. Н. Эволюция органического мира – М., 1991.

Горелов А. А. Экология. - М., 1998.

Зворыкин А. А., Осьмова Н.И., Чернышев В. И., Шухардин С. В. История техники.-М., 1962.

Косвен М. О. Очерки истории первобытной культуры. - М., 1953.

Кууси П. Этот человеческий мир. - М., 1988.

Ламберт Д. Доисторический человек. Кембриджский путеводитель – Л., 1991.

Петров К. М. Общая экология. - М., 1998.

Прохоров Б. Б. Экология человека: эволюционный аспект / Эволюционная и историческая антропоэкология. - М., 1994. - С. 47-65.

Справочник необходимых познаний. - Пермь, 1995.

Ошмарин А. П., Ошмарина В. И. Экология. Школьный справочник. - Яро­славль, 1998.