Глава IV. Соавторство : Права авторов литературных произведений Камышев В.Г. : Книги по праву, правоведение

Глава IV. Соавторство

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 
РЕКЛАМА
<

Под соавторством понимают совместную принадлежность двум или нескольким лицам авторского права на коллективное произведение, созданное их совместным творческим трудом. Большинство литературных произведений создается одним автором (литературно–художественные произведения, критические работы). Крупные работы в области науки и техники, учебники для высших и средних специальных учебных заведений нередко пишутся двумя или несколькими лицами (соавторами).

Статья 99 Основ предусматривает, что авторское право на произведение, созданное совместным трудом двух или более лиц (коллективное произведение), принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение. Причем каждый из соавторов сохраняет свое авторское право на созданную им часть коллективного произведения, имеющую самостоятельное значение.

Согласно ст. 485 ГК организациям, выпускающим в свет самостоятельно или при посредстве издательства научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, принадлежит авторское право на издания в целом. Автору, произведение которого включено в такие издания, принадлежит авторское право лишь на его произведение. В этих случаях авторы не являются соавторами. Содержание ст. 99 Основ дословно воспроизведено в гражданских кодексах союзных республик (ст. 482 ГК).

Вместе с тем гражданские кодексы признают часть коллективного произведения имеющей самостоятельное значение, если она может быть использована независимо от других частей произведения.

При соавторстве авторы нередко объединяют творческий процесс таким образом, что невозможно выделить какую–либо часть, написанную каждым из них. Примером такою творческого содружества служит совместная работа И. Ильфа и Е. Петрова над романом «Двенадцать стульев», «Золотой теленок» и многие другие произведения. В других случаях каждый из соавторов (или часть соавторов) пишет отдельные части произведения, имеющие самостоятельное значение.

Таким образом, вырисовываются две формы соавторства: нераздельное и раздельное. Деление соавторства на нераздельное и раздельное необходимо для разграничения прав соавторов на все коллективное произведение от прав отдельных соавторов на его часть (части), имеющую самостоятельное значение. В то же время такое деление необходимо для разграничения ответственности соавторов при невыполнении ими обязательств по договору.

В юридической литературе иногда разграничивают формы (виды) соавторства в зависимости от структуры произведения. При этом указывается, что нераздельное соавторство имеет место лишь в том случае, когда произведение представляет собой неразрывное целое, в котором невозможно выделить какую–либо часть, имеющую самостоятельное значение. Такое определение не отвечает в полной мере характеру взаимоотношений между соавторами, поскольку иногда всем соавторам принадлежит совместно авторское право как на произведение в целом, так и на все его части, в том числе и на имеющие самостоятельное значение. Например, учебное пособие состоит из трех глав, имеющих самостоятельное значение. Над каждой главой соавторы работали сообща, т. е. творческий процесс по созданию каждой главы был объединенным. Поэтому каждый соавтор учебного пособия пользуется неделимым авторским правом на все произведение полностью, а также на каждую его главу. В связи с этим представляется необходимым определить формы соавторства с учетом не только структуры произведения, но и характера творческого процесса соавторов.

Учитывая изложенное, полагаем, что под нераздельным следует понимать такое соавторство, при котором всем соавторам совместно принадлежит авторское право как на все произведение, так и на его части, в том числе и на те из них, которые имеют самостоятельное значение.

Соавторство является нераздельным, когда произведение не имеет частей, например рассказ, эпиграмма; произведение состоит из частей, не имеющих самостоятельного значения; произведение состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, по каждая часть создавалась соавторами сообща. Под раздельным понимается такое соавторство, при котором всем соавторам совместно принадлежит авторское право на произведение в целом и в то же время каждый соавтор (либо часть коллектива соавторов) сохраняет авторское право на созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение.

В прежде действовавшем законодательстве (ст. 5 Основ авторского права СССР) предусматривалось сохранение за авторами авторского права на свою часть произведения, имеющую самостоятельное значение, в том случае, если иное не предусмотрено соглашением с другими соавторами.

Основы (ст. 99) и гражданские кодексы (например, ст. 482 ГК) не восприняли формулировку ст. 5 Основ авторского права и не предусматривают возможности заключения между соавторами соглашения, которым можно было бы как–то ограничить права соавтора в отношении созданной им части произведения, имеющей самостоятельное значение. В связи с этим при раздельном соавторстве соавтор вправе самостоятельно, без согласия других соавторов, распорядиться своей частью произведения так, как он хочет, например издать ее отдельной книгой, включить в сборник, передать для опубликования в журнале и т. п. Кроме того, он вправе указать в соответствующем месте произведения, что им написана та или иная часть работы.

Для признания соавторства как нераздельного, так и раздельного требуется наличие трех условий. Во–первых, необходимо соглашение (письменное или устное) между соавторами о создании коллективного произведения совместным трудом. При этом не имеет значения, договорились ли авторы о работе сообща над каждой частью произведения или они решили, что части произведения будут писаться каждым в отдельности, а затем совместно обсуждаться, редактироваться и т. д. Важно, чтобы между соавторами имелось соглашение о создании коллективного произведения.

Соглашение между соавторами может быть заключено как до начала работы над произведением, так и в процессе его создания. Вопрос о том, кого пригласить для совместной творческой работы над произведением, решает автор. Однако если автор заключил с издательством договор на создание произведения, он должен согласовать с издательством кандидатуру приглашенного соавтора. Необходимость такого согласования вытекает из содержания ст. ст. 503 и 511 ГК и типовых издательских договоров на литературные произведения. Согласно ст. 503 ГК и ст. 1 указанных договоров автор обязуется лично создать произведение. Если же он нарушает эту обязанность, то издательство в силу ст. 511 ГК и ст. 10 типовых издательских договоров вправе расторгнуть договор и взыскать с автора полученный им гонорар.

Иногда издательство и автор считают необходимым дополнить рукопись произведения новыми разделами, главами, которые не были предусмотрены планом–проспектом произведения. Если автор не отказывается писать эти разделы (главы), вопрос о приглашении соавтора обсуждается автором совместно с издательством. Если один из соавторов почему–либо отказывается писать произведение вместе с другим соавтором и официально извещает об этом издательство, договор с соавторами расторгается и взыскивается выплаченный аванс, если издательству не удается ликвидировать возникший между соавторами конфликт.

Нередко соавтор выбывает из авторского коллектива в связи с выездом в длительную командировку за рубеж, призывом в Советскую Армию, тяжелой болезнью, смертью. По нашему мнению, в подобных случаях издательства не должны расторгать договор с другими соавторами. Во–первых, потому, что соавторы затратили определенное количество творческого труда и не по своей вине не могут закончить произведение в том же составе. Во–вторых, работники издательства вложили труд в работу с соавторами (обсуждение плана–проспекта, заключение договора, включение рукописи в план и т. д.). К тому же издательство могло понести определенные расходы в связи с выплатой аванса, рекламированием будущей книги. И наконец, издательство, расторгнувшее договор, может тем самым ввести в заблуждение читателей, ожидающих книгу, объявленную в годовом плане выпуска литературы. Поэтому мы считаем, что в подобных случаях договор не должен расторгаться, если оставшиеся соавторы принимают на себя обязательство исполнить всю работу своими силами или с помощью нового соавтора, приглашенного в авторский коллектив по договоренности с издательством.

Может ли издательство, имеющее договор с соавторами, требовать исключения из авторского коллектива кого–либо из соавторов? Представляется, что такое требование допустимо в том случае, когда невозможно издать произведение по обстоятельствам, зависящим от личности соавтора (совершение преступления соавтором и т. д.). Договорные отношения с другими соавторами должны быть сохранены, поскольку в совершившемся нет их вины. В таких случаях издательству вместе с соавторами целесообразно решить вопрос либо о приглашении взамен выбывшего другого соавтора, либо о работе оставшихся членов авторского коллектива над той частью произведения, которую должен был создать выбывший соавтор.

Соавторство может быть только добровольным. Недопустимо включение в авторский коллектив лиц вопреки желанию соавторов. Иногда отдельные лица, используя свое служебное положение, навязывают авторам соглашение о совместной работе над произведением как до заключения договора, так и после его оформления. Охранять права авторов в подобных случаях должны прежде всего издательства.

В целях предупреждения принудительного соавторства в отношении музыкальных произведений Наркомпрос РСФСР 5 октября 1933 г. издал специальный циркуляр

[57].

В нем предлагалось категорически запретить исполнение и постановку в театрах и других зрелищных предприятиях, а также на кинофабриках оригинальных произведений, переделок, оркестровок, компоновок, сделанных лицами, от которых зависит составление репертуара, программ и постановка музыкальных произведении в данном зрелищном предприятии или на кинофабрике. Мы полагаем, что подобного рода циркуляр целесообразно издать Государственному комитету Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли в отношении издания литературных произведений. В таком циркулярном письме (приказе) следовало бы запретить штатным работникам издательств выступать в качестве соавторов по месту своей работы. Исключение из этого правила возможно по решению вышестоящей организации издательства.

Наличие или отсутствие соглашения между соавторами является одним из решающих обстоятельств при рассмотрении споров о признании соавторства. В постановлении от 19 декабря 1967 г. Пленум Верховного Суда СССР особо подчеркнул, что для возникновения соавторства необходимо взаимное соглашение между авторами о создании коллективного произведения. По такому пути идет практика издательств и судебная практика.

Ковалев предъявил иск к Трохимчуку и Мирошниченко о признании его соавтором повести «Когда отзвенел малиновый звон», выпущенной в свет издательством «Молодая гвардия» в 1966 году. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в иске Ковалеву отказала. Рассмотрев дело по кассационной жалобе истца, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР определением от 2 декабря 1968 г. решение Ростовского областного суда оставила в силе, а жалобу без удовлетворения. В определении отмечается, что истец был детально осведомлен о работе ответчика Трохимчука над повестью. Возможно, что истец давал советы Трохимчуку, который их использовал. «Однако, – указывается в определении, – этого совершенно недостаточно для признания творческого участия истца в написании повести, в создании коллективного труда: до выхода книги в свет ни у истца, ни у ответчика не возникало намерения создать коллективное произведение».

Нередко споры о соавторстве возникают в отношении литературно–художественных произведений, при создании которых литераторы использовали устные рассказы очевидцев тех или иных событий. При решении подобных споров решающее значение имеет факт наличия или отсутствия соглашения между рассказчиком и литератором о создании литературного произведения. Если такого соглашения не было, то не может быть признано и соавторство.

Плагиат ни при каких условиях не влечет признания соавторства. Суды, как правило, придерживаются этой позиции

[58]

. Справедливость ее не вызывает сомнения, тем более что иное решение вопроса поощряло бы «деятельность» плагиаторов.

Тем не менее соавторство иногда признается в случаях неправомерного использования части чужого произведения. С такого рода решениями судов согласиться нельзя, поскольку между плагиатором и автором части незаконно заимствованной работы не было соглашения о создании произведения. Лиц, часть произведения которых незаконно включена в чужие произведения, следует признавать просто авторами этой части. Причем все вопросы, связанные с распределением гонорара, авторских экземпляров и дальнейшим использованием произведения, такие «соавторы» не обязаны решать совместно, как предусмотрено для случаев подлинного соавторства.

Мы не разделяем мнения В. В. Залесского о возможности возникновения соавторства «помимо соглашения соавторов, например, при доработке произведения умершего автора другим лицом»

[59]

. В жизни бывает немало случаев, когда произведение дополняется новым материалом или уточняется после смерти автора одним из его учеников либо близких и в таком виде издается. Но при таком дополнении, доработке произведения нет совместного творческого труда на основе соглашения. Поэтому мы полагаем, что лицо, дополнившее произведение новым текстом, нужно считать не соавтором, а просто автором той части произведения, которую оно написало.

Второе условие – каждый из соавторов должен внести свой творческий вклад в произведение. Причем его величина не может влиять на решение вопроса о признании соавторства. При рассмотрении споров о признании соавторства довольно сложно определить наличие творческого вклада соавтора в произведение. Поэтому суды в таких случаях прибегают к помощи экспертов.

Не считаются соавторами лица, оказавшие автору техническую помощь: печатали произведение на машинке со слов автора, чертили схемы, диаграммы и т. д. Малинин обратился в суд с иском к Румянцеву и Приволжскому книжному издательству о признании его соавтором книги «Люди легендарного подвига». Истец считал, что при написании книги ответчик использовал собранные им материалы о 244 Героях Советского Союза – уроженцах Саратовской области. Рассматривая дело по кассационной жалобе истца, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР в определении от 26 января 1968 г. отметила, что составленный истцом список Героев Советского Союза представляет собой справочный материал. В проделанной истцом работе нет элементов творчества; он выполнил техническую работу, сделав выписки из документов, хранящихся в государственных учреждениях, из картотек архива Министерства обороны СССР. В определении указывалось также, что ответчик самостоятельно занимался сбором материалов о Героях Советского Союза и, естественно, пользовался теми же источниками, что и истец при подготовке своего списка. Судебная коллегия учла, что между истцом и ответчиком не было соглашения о совместной работе. В связи с этим жалоба истца была признана необоснованной, а решение суда первой инстанции, которым ему было отказано в иске, оставлено в силе.

Третье условие – произведение должно быть действительно коллективным, а не соединением различных произведений, в котором отсутствует цельность

[60]

. Нельзя считать соавторами автора литературного произведения и художника, создавшего для него иллюстрации, поскольку в подобных случаях нет коллективного произведения. Кроме того, книга не потеряет имеющихся литературных достоинств, если будет выпущена без иллюстраций или с иллюстрациями другого художника. Как справедливо указывал В. И. Серебровский, текст литературного произведения и иллюстрации к нему «не представляют в своей совокупности особого произведения, как это имеет место, например, при создании оперы, где совместная творческая деятельность композитора и либреттиста приводит к созданию единого объекта»

[61].

Исключение из этого правила имеет место в случаях совместного создания литератором и художником детской книжки–картинки, когда их труд невозможно разделить. Обычно по соглашению между собой литератор и художник, создавшие книжки–картинки, делят гонорар поровну

[62].

В литературе высказывались различные точки зрения о возможности признания соавтором редактора произведения. Многие цивилисты считают, что редактор произведения не может считаться соавтором. При этом обычно ссылаются на разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 декабря 1927 г., данное по иску редактора Голубева к издательству «Гудок»

[63]

. Пленум указал, что «в законе нигде не предусмотрено, чтобы лица, редактировавшие какой–либо труд, имели авторское право на этот редакционный труд, почему такие лица имеют лишь право на требование соответствующего вознаграждения, а не признания за ними авторского права, которое остается лишь за автором». Указанное разъяснение сохраняет значение и в настоящее время.

По мнению В. Я. Ионаса, редактор может быть соавтором, если он, «действуя с согласия автора, принял участие в создании образной системы или художественной формы произведения»

[64]

. Думается, что точка зрения В. Я. Ионаса ошибочна.

В принципе каждый человек, независимо от того, является ли он редактором, корректором, заведующим редакцией издательства либо лицом, не имеющим отношения к деятельности издательства, может быть соавтором любого произведения. Однако для этого нужно, чтобы были соблюдены следующие необходимые для всякого соавторства условия: добровольность соглашения соавторов о создании произведения; творческий вклад соавтора в произведение. Если же указанные условия не соблюдены, то никто, в том числе и редактор, не может быть признан соавтором. Устанавливать какие–либо особые условия для признания редактора соавтором нельзя.

Типовое положение о подготовке рукописи к изданию (п. 47) определяет редактирование как творческий процесс совместной работы редактора с автором над рукописью с целью повышения идейных, научных, литературных достоинств произведения, устранения недочетов и выполнения редакционно–технических задач. В процессе редактирования редактор может подсказать автору, что следует ввести в произведение новый образ, описать какое–либо интересное событие и т. д. либо может сделать это сам. Здесь важно то обстоятельство, что никаких изменений в рукопись редактор без согласия автора вносить не может и что такие изменения вносятся редактором в силу служебного долга, а не по заранее оговоренному с автором соглашению. К тому же автор вполне обоснованно воспринимает свое творческое содружество с редактором как необходимое условие подготовки рукописи к изданию. Таким образом, творческий процесс редактирования основан не на принципах соавторства, а на обязательных правилах. Если автор сам выбирает соавтора, то для редактирования книги редактора назначает издательство, причем предложение автора по поводу кандидатуры редактора для издательства не обязательно.

Действуя в пределах служебных обязанностей, редактор может совместно с автором внести в произведение изменения, касающиеся его образной системы или формы. Если следовать точке зрения В. Я. Ионаса, то практически каждый редактор может требовать признания себя соавтором редактируемого произведения. Между тем для признания соавторства необходим, как уже говорилось, не только творческий вклад в произведение, но и взаимное соглашение о совместной работе над произведением.

Не считаются соавторами рецензенты, титульные, специальные редакторы, а также лица, которые давали какие–либо иные советы по существу содержания рукописи, рецензии и т. п.

Согласно ст. 482 ГК отношения между соавторами могут быть определены их соглашением, в котором соавторы обычно определяют творческий процесс по созданию произведения, порядок дальнейшего использования произведения, последовательность указания их фамилий, порядок распределения гонорара и авторских экземпляров. Достигнутое между соавторами соглашение может быть включено в условие договора, заключаемого всеми соавторами с издательством.

Как указывалось, соавторы определяют, кто из них какую часть произведения пишет, либо договариваются о совместном творческом процессе. В случае разногласия между соавторами вмешательство суда в разрешение конфликта исключается. Точно так же недопустимо, на наш взгляд, рассмотрение в судах споров соавторов по вопросам творческого характера. Эти вопросы должны разрешаться самими соавторами. Здесь вмешательство каких–либо официальных лиц, органов недопустимо. Разумеется, по просьбе всех соавторов подобные споры могут рассматриваться в творческом союзе или, скажем, на кафедре института (университета), заинтересованной в опубликовании данной работы (например, учебника, учебного пособия). Соглашения соавторов по отдельным вопросам могут быть только письменными (например, доверенность, выдаваемая соавторами своему представителю для ведения переговоров с издательством). Письменно соавторы должны сообщить издательству о принятом решении относительно распределения между ними гонорара.

Как правило, договор подписывается всеми соавторами. Вместе с тем по доверенности соавторов, оформленной надлежащим образом, договор может быть подписан их представителем – одним из соавторов. Условия договора, принятые таким представителем, обязательны для всех соавторов. При раздельном соавторстве в договоре определяется, кто из соавторов какую часть произведения будет писать.

Обычно соавторы подают в издательство заявление, в котором указывают, кому и сколько должно быть начислено авторского вознаграждения. Если же произведение состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, то соавторы, как правило, указывают в заявлении, что гонорар должен выплачиваться по объему глав, разделов и т. п., написанных каждым соавтором.

При распределении авторского гонорара соавторы вправе предусмотреть выдачу определенных сумм членам авторского коллектива за сбор материалов, представительство их интересов в издательстве, редактирование рукописи, вычитку ее после напечатания на машинке и т. д.

Согласно ст. 482 ГК при отсутствии соглашения

гонорар между соавторами должен распределяться в порядке, установленном законодательством Союза ССР и союзных республик. В настоящее время указанный порядок распределения гонорара законодательством не предусмотрен. По сложившейся в издательствах практике, которая, на наш взгляд, является обоснованной, при отсутствии соглашения между соавторами гонорар распределяется между ними следующим образом: при нераздельном соавторстве каждому из соавторов гонорар начисляется в одинаковом размере, а при раздельном соавторстве – пропорционально объему написанных каждым соавтором глав, разделов и других частей произведения.

Соавтор вправе оспорить соглашение с другими соавторами в суде при нарушении его личных и имущественных прав. Личные права соавтора будут, в частности, ущемлены, если в соглашении предусмотрены невозможность использования псевдонима, допустимость сокращения текста рукописи до определенного объема без согласия соавтора или другое нарушение права на неприкосновенность произведения, возможность дальнейшего использования произведения без согласия соавтора либо без той части произведения, которая им написана.

Имущественные права соавтора ущемляются в тех случаях, когда в соглашении предусматривается лишение его права на получение гонорара при издании или переиздании произведения либо когда гонорар определяется в размере, не соответствующем количеству и качеству затраченного им труда. Мы полагаем, что в подобных случаях соглашение должно быть признано недействительным в части, не соответствующей требованиям ст. 98 Основ и принципу оплаты труда по его количеству и качеству.

Согласно ст. 482 ГК при отсутствии соглашения авторское право на коллективное произведение осуществляется всеми соавторами совместно. Отсюда следует, что никто из соавторов не вправе без согласия всех членов авторского коллектива решать вопросы, касающиеся издания или переиздания произведения. В одном из своих постановлений Президиум Верховного Суда РСФСР указал: «Авторское право на произведение, составляющее труд двух или нескольких авторов, принадлежит всем соавторам, и ни один из них не вправе заключать издательский договор без согласия других»

[65].

В случае разногласия между соавторами относительно последовательности расположения их фамилий на произведении издательство располагает фамилии в алфавитном порядке.

Отдельные издательства включают в заключаемые с соавторами договоры пункт о том, что за невыполнение договорных обязательств они несут солидарную ответственность. Между тем такая ответственность не может быть возложена на соавторов: для этого нет юридических оснований. К тому же добиться от соавторов исполнения солидарного обязательства практически невозможно. В свое время Л. М. Азов, исходя из неделимости предмета обязательства (произведения), вносил предложение о необходимости солидарной ответственности соавторов за исполнение ими всех обязательств по издательскому договору. При этом он сделал несколько оговорок о невозможности применения такой ответственности, в частности, в тех случаях, когда речь идет о праве издательства требовать от любого из соавторов исполнения обязательства целиком

[66].

По мнению В. И. Серебровского, соавторы не могут нести солидарной ответственности, поскольку характер, особенности авторского труда и авторского договора не дают оснований для применения правил о солидарной ответственности

[67]

. Точку зрения В. И. Серебровского мы считаем обоснованной. Согласно ч. 1 ст. 181 ГК кредитор по солидарному обязательству вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от каждого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. Кредитор может предъявить требование об исполнении обязательства к одному из солидарных должников; если он не получит от него полного удовлетворения, то может требовать недополученное от остальных солидарных должников (ч. 2 ст. 181 ГК). Однако, как правильно отметил Л. М. Азов, специфика авторского труда такова, что заставить автора выполнить свои обязательства по договору невозможно. Тем более нельзя переложить обязанности одного соавтора на другого. Нелепость такого требования очевидна особенно в тех случаях, когда соавторы являются специалистами в различных областях науки, техники и т. д. Наличие указанных особенностей авторского труда не дает оснований для применения правил солидарной ответственности и при взыскании с соавторов гонорарных сумм. С каждого из соавторов может быть взыскана только та сумма, которую он получил.

Согласно ст. 497 ГК авторское право на коллективное произведение принадлежит каждому из соавторов пожизненно и переходит к его наследникам, которые пользуются авторским правом в течение 15 лет, считая с 1 января года его смерти. По истечении 15–летнего срока принадлежащее умершему автору и перешедшее к наследникам право на долю авторского вознаграждения за использование коллективного произведения прекращается. Эта доля не может быть передана другим соавторам.


<