Тема 19. Международное право в период вооруженных конфликтов : Международное публичное право Шевчук Д.А. : Книги по праву, правоведение

Тема 19. Международное право в период вооруженных конфликтов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 
РЕКЛАМА
<

Миротворческая миссия Российской Федерации в урегулировании грузино-абхазского, грузино-осетинского, армяно-азербайджанского, таджикского и приднестровского вооруженных конфликтов не является «российской самодеятельностью». Она опирается на международные нормы, проводится с согласия суверенных государств – участников СНГ под эгидой ООН и с участием СБСЕ.

Военные действия, в том числе в Таджикистане и Чечне, приостановлены, но ни один из рассматриваемых выше конфликтов пока не нашел окончательного правового разрешения. Они остаются «тлеющими», способными в любой момент привести к новым вооруженным столкновениям, к новым массовым преступлениям.

Разрастание межнациональных противоречий до их преступного вооруженного разрешения в определенной мере зависит и от уровня цивилизованности национальных меньшинств. Пока наиболее толерантными нациями в условиях национальных ущемлений оказались русские, украинцы, белорусы и иные русскоязычные группы населения, а также немцы, поляки, евреи. Оставшиеся за пределами своей этнической Родины (России, Украины, Белоруссии и т. д.) и притесняемые в большинстве стран, образованных на территории бывшего СССР, они нигде не были организаторами крупномасштабных преступлений на межнациональной почве. Даже в условия самого широкого и изощренного попрания общечеловеческих прав русскоязычного населения в Латвии, Эстонии, Молдове, Казахстане, где они составляют значительную долю (от 30–40 % и более) жителей, они не организовывали массовых беспорядков, не брались за оружие, а пытаются решить свои проблемы правовым путем.

В то же время славянская терпимость к национальному ущемлению не абсолютна. Нельзя надеяться и на традиционно низкий коэффициент национальной солидарности русских и других славянских народов в запредельных ситуациях национального унижения. Сигналом могут служить выборы в Госдуму в 1993 и 1995 годы, когда миллионы граждан поддержали одиозных лидеров, поставивших безопасность русских в ближнем зарубежье во главу угла предвыборных программ.

Особо конфликтным районом на Северном Кавказе является Чечня с ее националистически и сепаратистски настроенным руководством.

В момент развала СССР в 1991 году не обладающий легитимностью Исполком общенационального конгресса чеченского народа провозгласил Чечню вне СССР, вне России и даже вне Чечено-Ингушетии. Прежнее руководство Чечене-Ингушетии было свергнуто. С помощью насилия и обмана к власти пришли коррумпированные националистические силы, которые «сделали» боевого генерала Дудаева Президентом Чечни. И хотя российские власти признали все эти действия незаконными, Чечня, пользуясь междоусобной дракой федеральных ветвей власти и поддержкой криминальных финансово-хозяйственных структур России, более трех лет свободно «дрейфовала» в сторону криминализации всех общественных отношений. В первые годы она как субъект Федерации экономически поддерживалась Россией. В последнее время режим Дудаева существовал за счет противоправной деятельности и помощи некоторых кругов исламских государств, в связи с чем Чечня стала рассадником преступности.

В этой республике в 1991–1994 годы были подготовлены семь террористических акций захвата заложников и угона воздушных судов. Чечняянаводнила Россию фальшивыми денежными купюрами (около 3,7 млрд. руб. в ценах тех лет). При активном участии чеченских преступных группировок были организованы хищения денежных средств в России с помощью фальшивых авизо и других способов на общую сумму около 4 трлн. руб.

Из-за нищеты, разбоев и грабежей из республики бежало более 350 тыс. главным образом русскоязычного населения. Из Грозного неоднократно звучали угрозы «ядерного терроризма» путем взрыва атомных станций и других стратегических объектов в России.

Федеральная власть России, несколько окрепшая в 1994 году, вдруг осознала свое попустительство не признанному никем преступному режиму Дудаева, который благодаря такому потворству действительно стал представлять огромную опасность для населения Чечни, народов России, для целостности страны. В середине 1994 года чеченский народ раскололся на защитников Дудаева и защитников оппозиции, которую поддержали российские власти. Между ними начались вооруженные столкновения.

II декабря 1994 г., как было объявлено федеральными властями, с целью смещения дудаевского режима, разоружения незаконных вооруженных формирований и восстановления правопорядка, нормальной жизни и хозяйственной деятельности в Чечню были введены войска МВД и МО России. Дудаев и его окружение отказались добровольно разоружить незаконные вооруженные формирования и решить судьбу Чечни путем переговоров. Не проявляли в этом особой настойчивости и федеральные власти, так как маховик войны был запущен.


<