3. Алкоголизм и наркотизм : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

3. Алкоголизм и наркотизм

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Алкоголизм и наркотизм целесообразно рассмотреть вместе, поскольку, во многом схожи порождающие их причины и механизмы их воздействия на преступное поведение и преступность в целом. Здесь имеется в виду не наркомания, а наркотизм, т. е. не медицинские, а социальные, точнее криминологические, аспекты потребления наркотиков. Точно так же в алкоголизме нас будут привлекать не медицинские, а криминологические проблемы. Медицинские вопросы алкоголизма и наркоманию изучает наркология.

Тем не менее отметим, что алкоголизм – нарастающее заболевание, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием абстинентного (похмельного) синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в далеко запущенных случаях – стойкими соматическими, неврологическими расстройствами и психической деградацией. Алкоголизм формируется постепенно в связи с продолжительным злоупотреблением спиртными напитками, всегда приводящим к нарушению норм поведения.

Давно известна связь алкоголизма с преступностью: опьянение ослабляет, а часто и снимает собственный контроль над поведением, поэтому большинство насильственных преступлений совершаются в состоянии опьянения; алкоголизация приводит к деградации личности, ее измельчанию, утере высших ценностей, примитивизации потребностей; следствием алкоголизации является также отчуждение от нормальной среды, отход от общественно полезного общения, обычно разрыв с семьей и трудовым коллективом; алкоголики обычно нигде не работают, а для того, чтобы добыть средства для покупки спиртных напитков, совершают имущественные преступления, как правило, не представляющие большой общественной опасности. За последние 10 лет незаконным оборотом спиртных напитков активно занимается организованная преступность.

Практически то же самое можно сказать о криминогенном влиянии наркомании на преступность.

С 1992 г. по 2001 г. страна потеряла около миллиона человек по причинам, связанным с пьянством и алкоголизмом. Возросло число заболевших алкоголизмом, оно составляет 2,5 млн человек, а по оценкам экспертов их вдвое больше. При росте потребления алкоголя в 1,5 раза количество преступлений, совершенных в состоянии опьянения, за 1990-е годы выросло с 334700 в 1990 г. до 491656 в 2001 г. (удельный вес – 23,1 %).

Согласно концепции И.В. Стрельчука, существуют три стадии этого заболевания:

1. Первичное патологическое влечение к алкоголю, снижение количественного контроля и рост толерантности (устойчивости) к алкоголю. Для этой стадии характерны агрессивные преступления, в том числе сексуальные.

2. Утяжеление прежних симптомов, появление абстинентного синдрома, запоев, заострение преморбидных (доболезненных) черт личности. При опьянении появляются раздражительность, гневливость по ничтожному поводу, острое недовольство. Агрессивные действия часто направлены против близких, из сексуальных преступлений чаще встречаются изнасилования.

3. Названные явления еще более утяжеляются. Патологическое влечение к алкоголю становится неудержимым, допускаются любые средства его получения. Наступает полная деградация личности. Для этой стадии характерны мелкие кражи, из числа сексуальных правонарушений – развратные действия, а также пассивное мужеложство, причем пассивные гомосексуалисты нередко занимаются проституцией. У такого алкоголика меняется вся мотивация поведения и образа жизни, влечение к алкоголю становится ведущей потребностью.

В ходе исследования, проведенного в 1990-х годах, мы разделили всех алкоголиков-преступников на три группы.

Представители первой характеризуются пассивностью, низким уровнем агрессивности, а также эмотивностью, т. е. повышенной чувствительностью к внешним воздействиям, ранимостью, постоянным ощущением своей незащищенности. Это люди, стремящиеся быть опекаемыми, зависимыми от сильной личности. Если у них нет «руководителей», то они просто «плывут по течению» и самостоятельно не способны к длительным целенаправленным усилиям, в том числе преступным.

Составляющие вторую группу отличаются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов, отсутствием анализа своего поведения, возникшие побуждения сразу реализуются в поступках. Для таких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, острым ощущениям и т. д. и в то же время высокая самооценка, тенденция быть в центре внимания. Такие люди, как правило, не имеют серьезной жизненной позиции, эмоционально незрелы, суждения их поверхностны. Если в результате совершения правонарушения у людей описываемого типа возникают конфликты с окружающими, у них наблюдается реакция ухода от них, отчуждение. К представителям второй группы относится большинство преступников-алкоголиков.

Лицам из третьей группы свойственны повышенная тревожность, неуверенность в себе, нерешительность, чрезмерный контроль своих действий, повышенное чувство вины, болезненные переживания по поводу своих ошибок и неудач. Для них типичны заниженные оценки своих возможностей, невысокий общий тонус, из-за чего они постоянно находятся в состоянии внутреннего напряжения и неудовлетворенности.

Алкоголизм является одним из основных интегрирующих факторов того типа преступников, который может быть назван асоциальным. Их преступное поведение отличается пассивностью и не является результатом продуманных решений, осмысленных, зрелых взглядов, ясной позицией; они чаще пользуются благоприятными ситуациями для совершения преступлений, чем сами создают их. Они склонны «плыть по течению», их поведению свойственно неумение найти правильный выход в создавшихся обстоятельствах. Образ жизни таких алкоголиков-преступников обычно состоит в длительном ведении антиобщественного, паразитического, нередко бездомного существования. Для них характерны низкий культурный, образовательный и профессионально-квалифицированный уровень. Они безынициативны и инертны, безразличны к себе и окружающим; порицая свой образ жизни, они тем не менее не находят в себе силы изменить его, поскольку нестойки в стремлениях и непостоянны в делах.

Правонарушители-алкоголики, утратившие нормальные семейные и трудовые связи, находят признание и поддержку в неформальных группах себе подобных, которые становятся важнейшей сферой их социального общения. Вне таких групп алкоголики чувствуют дискомфорт, раздражаются по пустякам, не знают, куда себя деть, чем заняться. В этих компаниях процветает «алкогольный» юмор.

Многое из того, что было сказано о криминальной роли алкоголизма и личности преступника-алкоголика, относится и к криминогенной роли наркотизма и личности преступника-наркомана. Между тем здесь мы имеем в виду не преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и, собственно, не преступников, осуществляющих такой оборот, а тех, кто потребляет наркотики, самих наркоманов-преступников, роль наркотиков в совершении ими преступлений.

По данным Минздрава России, на учете в наркологических учреждениях состоит около полумиллиона наркоманов, в 2001 г. темп их прироста составил 15 %. За преступления, связанные с наркотиками, в 2001 г. привлечено к уголовной ответственности около 134 тыс. человек (из них несовершеннолетних – 5607 человек, женщин – 23 400 человек). В том же году из числа потребителей к уголовной и административной ответственности привлечено свыше 174 тыс. человек. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, ежегодно составляют 240–250 тыс.

В истории России можно выделить три периода вспышки наркомании. Это, во-первых, начало ХХ в. Вначале наркотики потребляли в основном представители привилегированных классов, затем больше деклассированные элементы. Вторая вспышка наркомании и наркотизма в России наблюдается с середины 1950-х до конца 1960-х годов. Третья вспышка имеет место сейчас, с началом перестройки. На такую периодизацию нужно указать, чтобы обратить внимание на совпадение этих вспышек с наиболее драматическими моментами отечественной истории. Это позволяет сформулировать некий вывод, может быть, предварительный, что рост наркомании и наркотизма обычно является следствием напряженности и тревожности, нарастающих в обществе.

Сложность наркотической ситуации в России может быть обрисована и на такой модели. Общественную опасность наркомании и наркотизма можно видеть, во-первых, в том, что они угрожают непосредственно жизни и здоровью населения, и, во-вторых, в существовании людей, которые нуждаются в наркотиках и для этого прибегают к совершению преступлений, увеличивая их число. Если даже в какие-то периоды число преступлений, связанных с наркотиками, снижается, не стоит успокаиваться, поскольку здесь действует жесткая закономерность: число зафиксированных преступлений, связанных с наркотиками, зависит от активности правоохранительных органов. И чем ниже их активность, тем меньше таких случаев. И это нас не должно успокаивать, как не должно успокаивать и снижение, если оно наблюдается, случаев взяточничества, поскольку ни один взяточник не придет и не донесет сам на себя. Мы не должны забывать о перспективе борьбы со всей преступностью, связанной с наркотиками.

В каждом обществе, в каждой культуре алкоголизм может достигать только определенного уровня, выше которого он никогда не поднимется. В качестве примера можно привести такой исторический факт. Завоевав Восточный Китай, японцы старательно насаждали там наркоманию, чтобы таким образом уничтожить коренное население. Наркоман-китаец, снижавший долю потребляемого им наркотика, подвергался наказанию. Но даже таким путем японцы не смогли добиться превышения определенного уровня потребления наркотиков.

Помня об этом, следует подробнее остановиться на тех причинах, порождающих наркоманию и наркотизм. Есть разные факторы, которые способствуют или порождают эти явления. Можно говорить о том, что у нас плохо борются с организованной преступностью, что преступность сама диктует правила, ситуацию, создает ее, а мы плетемся в хвосте. Конечно, мы плохо умеем выявлять наркоманов и еще хуже их лечить. Но эти причины, весьма актуальные в одной стране, в другой стране менее актуальны. И, наверное, в связи с этим возникает вопрос: почему же люди вообще с начала своей истории потребляют наркотики? Думается, это самый сложный вопрос, будучи, казалось бы, сугубо теоретическим, имеет очень большое практическое значение. В первую очередь, это потребность человеческой природы, связанная с желанием выйти за рамки повседневного существования с помощью наркотических веществ, поскольку психика не выдерживает гнета повседневности. Это находит выражение и в наркомании, и в алкоголизации населения, отдельных людей. В средние века люди вырывались за рамки повседневности и другим путем: с помощью бесконечных танцев или очень громкой музыки, которая оглушала и действовала подобно наркотикам. Опьянение играло ту же роль.

Из этого следует, что чем выше напряженность в обществе, чем выше тревожность людей, тем больше будет наркоманов; и не забывая о причинах, связанных с недостатком бдительности правоохранительных органов и органов здравоохранения, их организации, а также активности организованной преступности, тем не менее об этом надо помнить в первую очередь.

Если мы хотим добиться успехов в этой невероятно сложной борьбе, мы в первую очередь должны улучшить человеческую жизнь, снизить тревожность и напряженность.

Литература

Основная

Заиграев Г.Г.

Общество и алкоголь. М., 1992.

Блох И.

История проституции. М., 1994.

Наркоугроза и противодействие. М., 2000.

Антонян Ю.М., Бородин С.В., Самовичев Е.Г.

О некоторых неосознаваемых мотивах систематического занятия бродяжничеством // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 36. М., 1982.

Дополнительная

Организационно-правовые и криминологические меры борьбы с незаконным оборотом алкогольной продукции. Воронеж, 2001.

Пьянство и преступность / Под ред. И.П. Лановенко. Киев, 1989.

Проституция и преступность. Проблемы, дискуссии, предложения / Под ред. И.В. Шмарова. М., 1991.

Наркотики в России: преступления и расследования / Под ред. В.П. Сальникова. СПб, 1999.

Габиани А.А.

На краю пропасти: наркомания и наркоманы. М., 1990.

Васильев А.И., Сальников В.П., Степашин С.В.

Наркомания в армии. Социальный анализ. СПб, 1999.

Антонян Ю.М., Князев В.В.

Борьба с незаконным оборотом наркотиков за рубежом. М., 1999.

Антонян Ю.М.

Борьба с бродяжничеством. М., 1972.


<