1. Общая характеристика преступности военнослужащих : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

1. Общая характеристика преступности военнослужащих

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Вооруженные силы страны – не изолированный социальный механизм, а органичная и неотъемлемая часть нашего общества. В условиях обостряющихся социальных противоречий и углубляющихся дезинтеграционных процессов происходит резкое снижение престижа и популярности воинского труда, растет число правонарушений и преступлений, совершаемых военнослужащими всех категорий – от рядового до генерала.

Преступность в Вооруженных Силах – опасный дестабилизирующий фактор, крайне негативно воздействующий не только на Вооруженные Силы, но и на государство в целом.

Реализация решений, связанных с роспуском единой армии Советского Союза, осуществлялась без надлежащего учета взаимозависимости различных родов войск, средств связи, системы ПВО и т. д. Указанные процессы самым негативным образом сказались на криминогенной обстановке среди военнослужащих. Многие из них сбежали из армии, другие занялись воровством, грабежами, разбоем, совершали иные преступления. Так, в 1991 г. было зарегистрировано 31260 преступлений военнослужащих, а в 1992 г. (при сокращении числа военнослужащих!) – 40315, т. е. число преступлений увеличилось на 29 %.

Следует подчеркнуть, что на преступность военнослужащих существенное, хотя и опосредованное влияние оказала и оказывает общая криминогенная ситуация в России.

Отдельно необходимо сказать о тенденциях, проявившихся в зарегистрированной преступности военнослужащих в 2002 г. Во-первых, было зарегистрировано 20490 преступлений – на 12,5 % преступлений меньше, чем в 2000 г. Снижение произошло, так как уменьшилось число преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (на 35,1 %), с незаконным оборотом оружия (на 19,9 %), мошенничеством (на 34,5 %), нарушениями уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, с так называемой «дедовщиной» (на 18,1 %) и др. Во-вторых, существенно уменьшилось число особо тяжких преступлений (на 12,5 %), преступлений, совершенных группой лиц (на 22,7 %) и так называемых «офицерских» преступлений (на 13,3 %). В-третьих, незначительно увеличилось число вымогательств (на 9,9 %), злоупотреблений должностными полномочиями (на 20,1 %), самовольное оставление части (на 5,4 %).

В то же время возросло число лиц, пострадавших от преступлений военнослужащих (на 14,1 %) и пострадавших среди военнослужащих (на 19 %). Более того, на 21,7 % возросло число лиц, погибших в результате преступлений военнослужащих, а непосредственно военнослужащих погибло на 41,8 % больше. Характерно, что число военнослужащих, пострадавших от неуставных взаимоотношений, также возросло (на 10,2 %).

Все это свидетельствует о том, что позитивные изменения в развитии преступности военнослужащих развиваются параллельно с негативными процессами, и в целом приходится признать, что в преступности военнослужащих наблюдаются противоречивые тенденции, которые проявляются и в уголовно-правовой статистике. Последнее обстоятельство может быть объяснено: конъюнктурными факторами при регистрации преступлений; сохранившимися оценками уровня боеготовности воинского коллектива по наличию учтенных правонарушений; умышленным сокрытием преступлений.

Впрочем, необходимо напомнить, что в 2002 г. общая преступность в стране сократилась на 14,9 %.

Структура преступности военнослужащих может быть представлена по соотношению:

1) общеуголовных преступлений, совершаемых военнослужащими, и преступлений против военной службы 39 и 61 % соответственно;

2) категорий преступлений согласно ст. 15 УК РФ, совершенных военнослужащими (тяжкие и иные), 38,8 и 61,2 %;

3) преступлений, совершенных в группе и одним военнослужащим, 19,5 и 80,5 % соответственно;

4) преступлений, совершенных в состоянии алкогольного, наркотического опьянения или трезвыми военнослужащими, 9,4 % и 87 % соответственно;

5) преступлений, совершенных в Вооруженных Силах и в иных войсках 21,3 и 78,7 % соответственно.

На личность преступника-военнослужащего существенные влияние оказывает ряд факторов: замкнутая однополая социальная группа межличностного общения; жесткая регламентация повседневного быта; необходимость при определенных условиях рисковать жизнью; иерархическое построение взаимоотношений между начальником и подчиненным при безусловном соблюдении принципа единоначалия; ограничение свободного времени и, как правило, ограниченный выбор культурно-досуговых мероприятий; значительные ежедневные физические и психологические нагрузки; временный («кочевой») образ жизни и др.

При этом существуют определенные особенности, присущие личности преступника – военнослужащего срочной службы и преступника-командира (начальника).

Преступники – военнослужащие срочной службы совершают в основном насильственные преступления, причем довольно часто связанные с межличностными противоречиями, или преступления, явившиеся следствием неудачного разрешения таких противоречий (например, незаконное оставление части из-за «дедовщины»). Реже ими совершаются корыстные преступления, и если совершаются, то чаще всего в соучастии с офицерами. Корыстная мотивация при этом может быть разной: от простой жажды наживы до необходимости добычи денег для откупа от старослужащих солдат.

Особенности личности преступника – военнослужащего срочной службы можно выделить по их характерологическим особенностям. Военнослужащим-сангвиникам присуща быстрота и смелость. Военнослужащие-холерики проявляют завидную, хотя и не осознанную решительность и смелость. В то же время они могут испытывать неподотчетный, а потому особенно сильный страх. Военнослужащие-флегматики обладают осознанной решительностью и смелостью, однако эти качества у них сильны только при выполнении тех задач, к которым они специально готовились. Наиболее не подготовлены для армейской действительности военнослужащие-меланхолики, поскольку их решительность и смелость кратковременны и проявляются только при преодолении незначительных препятствий. Впрочем, всегда следует помнить определенную условность подобной (как и любой другой) типологии.

Преступников – военнослужащих срочной службы можно типологизировать на: «случайных», для которых совершенное преступление – результат их неадекватной реакции на внезапно возникшие острые конфликтные ситуации; «устойчивых», которые отличаются постоянной агрессивной направленностью и сформированным стереотипом применения грубой силы; «злостных», для которых агрессивное поведение является нормой. Для поведения преступников – военнослужащих срочной службы характерны:

– ощущение регресса жизни, а также феномен одиночества в толпе;

– молодой возраст (19–21 год), несложившаяся, а поэтому неустойчивая психика, склонность к агрессии;

– зависимость от множества косвенных факторов, объективных и субъективных (например, от отношения офицеров и старослужащих, от переживаний, что попал не в тот род войск, о которой мечтал, и т. д.);

– «гедонистический риск», т. е. удовольствие от опасности, риска;

– противоправное анархичное «допризывное» поведение: согласно результатам одного из опросов, 15,6 % военнослужащих ранее привлекались к уголовной ответственности, но обвинения им не были предъявлены по разным причинам; 7,7 % привлекались к административной ответственности и состояли на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних;

– опыт употребления спиртных напитков и наркотиков: 50 % военнослужащих, привлеченных к ответственности за совершенные преступления, признались, что до призыва употребляли спиртные напитки; масштабы распространения наркотиков среди молодежи общеизвестны;

– негативное социальное положение: 40 % военнослужащих жили в семьях, где уровень доходов был ниже прожиточного минимума; 49 % – в семьях с уровнем дохода, не превышающим прожиточный минимум; 15 % военнослужащих воспитывались одним родителем (чаще всего матерью); 2 % были сиротами;

– низкий образовательный уровень: в 2000 г. был зафиксирован первый случай призыва в армию абсолютно безграмотного юноши, на сегодняшний день таких военнослужащих насчитывается десятки;

– опыт общения в неформальной антиобщественной молодежной среде, в частности в нацистских и расистских объединениях;

– переоценка собственных желаний и влечений и недооценка объективной общественной опасности правонарушения, а также неумение давать верную оценку своим конкретным действиям;

– неразвитость привычки сопоставлять свое поведение с законом, незнание или в лучшем случае поверхностное знание законов, зависимость правосознания от мнения ближайшего окружения.

Можно сказать, что преступник – военнослужащий срочной службы – это несложившаяся личность, чаще холерического темперамента с неустойчивой психикой, культивирующая регрессивные ценности жизни, занимающая лидирующее положение в неформальной армейской структуре, а также имеющая опыт подросткового агрессивно-анархического насильственного поведения, связанного с употреблением спиртных напитков и наркотиков, и с клеймом социального аутсайдерства.

Под командирами (начальниками) понимаются следующие категории военнослужащих: офицеры, прапорщики, военнослужащие-контрактники на рядовых и сержантских должностях. В целях упрощения условно употребляется общий термин «командир». Данная категория военнослужащих составляет основу Вооруженных Сил и требует серьезного криминологического изучения, поскольку: это профессиональные военные; от них зависит боеготовность войсковых частей; их возраст от 21 года (выпускники военных училищ) и выше, т. е. в психологическом плане это сложившиеся личности; они находятся в привилегированном социально-бытовом положении по сравнению с военнослужащими срочной службы; имеют прямой доступ к материальным ценностям (складам с обмундированием, продовольствием, боеприпасами и т. д.); совершение ими преступлений представляет значительную общественную опасность и наносит серьезный моральный и материальный вред.

В отличие от преступников – военнослужащих срочной службы личность преступников-командиров имеет более разноречивые характеристики в зависимости от преступлений, которые ими совершаются.

Главной особенностью личности такого преступника, совершающего насильственные преступления, является ее дезадаптация, которая: затрудняет усвоение человеком социальных норм, регулирующих поведение; приводит к формированию негативного отношения к среде, ощущению враждебности окружающих; вызывает потребность признания среди себе подобных; подталкивает к нарушениям установленных правил поведения; порождает отсутствие эмпатии, т. е. неумение чувствовать эмоциональные состояния другого человека.

Для личности корыстных преступников-командиров характерна в еще большей степени, чем для личности насильственных преступников, психология «временщика», которая ведет к необузданной наживе, алчности, чувству безответственности, разрыву элементарных внутренних социально-контрольных функций и т. д.

Характеризуя личность командиров и начальников, совершающих корыстные преступления, можно отметить, что из всех привлеченных за последнее время к уголовной ответственности офицеров и прапорщиков имели высшее образование 77 %, среднее профессиональное 22 %, среднее образование около 1 %. В целом приходится констатировать, что никогда корыстные преступления не были столь распространены среди офицеров, как в настоящее время.

При этом особую тревогу вызывают факты злоупотреблений служебным положением со стороны высших армейских должностных лиц. Довольно часто это происходит под прикрытием каких-либо фондов (в том числе ветеранских). Для личности командиров, совершающих корыстные преступления, характерны абсолютное безразличие к нуждам подчиненных. Коррумпированность и «круговая порука» для высших офицеров означают тесную связь с представителями исполнительной и законодательной власти. Иногда без них совершение корыстных преступлений становится невозможным. Представители организованной преступности стараются активно использовать недовольство офицеров задержками выплаты денежного довольствия и плохими бытовыми условиями. Они предлагают посреднические услуги при заключении договоров на поставку вооружения, продуктов питания в войска, не без их участия действуют те же ветеранские фонды.

Преступник-командир (начальник) – это сложившаяся личность, часто холерического темперамента, имеющая опыт агрессивно-насильственного поведения (приобретенный в военных училищах), корыстные побуждения (связанные и не связанные с карьеристскими устремлениями), испытывающая косвенное влияние представителей криминального мира (в том числе организованной преступности), обладающая психологией «временщика» и безразличная к судьбам подчиненных и к армии вообще.


<