2. Причины и предупреждение преступности в местах лишения свободы : Криминология.Избранные лекции Антонян Ю.М. : Книги по праву, правоведение

2. Причины и предупреждение преступности в местах лишения свободы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 
РЕКЛАМА
<

Причины преступности осужденных в местах лишения свободы связаны прежде всего с природой такого уголовного наказания, как лишение свободы, принудительным помещением в однополые коллективы самых аморальных членов общества.

Сама изоляция от общества как мера наказания предполагает ряд ограничений, которые у некоторых лиц могут вызывать дезадаптацию, еще большую дистанцию от общества, усугублять неприятие среды. К числу существенных ограничений следует отнести не только значительное сужение и ослабление контактов с родственниками или членами семьи, но и возможности приобщаться к духовным ценностям общества с помощью, например, литературы и искусства, получить высшее и среднее специальное образование, контактировать с трудовыми коллективами, общественными организациями и т. д. Важное дезадаптирующее, отчуждающее значение может иметь восприятие самим осужденным наказания в виде лишения свободы как несправедливого, причиняющего незаслуженные страдания, что характерно для подавляющего большинства преступников.

Негативные субъективные состояния и переживания осужденных во многом вызываются ощущаемой ими враждебностью среды, опасением быть избитым, обиженным или оскорбленным, причем очень часто без надежды на то, что обидчик будет наказан. Само ожидание нападения формирует у человека агрессивную установку к окружающим, постоянную готовность к отпору, даже в тех случаях, когда в действительности никакой угрозы нет. Вот почему грубость, хамство, угрозы, побои, оскорбления становятся стилем поведения в местах лишения свободы.

Высокий уровень психологической напряженности в исправительных колониях, следственных изоляторах и тюрьмах, постоянные конфликты, огрубление нравов в числе других причин вызваны плохими жилищными условиями осужденных, стадным образом жизни, недопустимо полной открытостью практически каждого. Постоянно, круглые сутки находясь среди других людей, осужденный становится как бы голым, он в значительной мере лишается возможности уединиться, сосредоточиться, задуматься о себе, о содеянном и своей вине, о своей жизни и ее перспективах, об ответственности перед близкими и т. д.

Другие бытовые условия в колониях (питание, лечение, санитарно-гигиеническое обслуживание, развлечения и т. д.) неизмеримо хуже, чем у населения вообще. Понятно, что жизнь в местах лишения свободы неотделима от жизни общества и, если в стране тяжелая экономическая ситуация, то это наихудшим образом отражается на осужденных. Значительное число осужденных не заняты трудом (каждый шестой-седьмой), многие используются на низкоквалифицированных и малооплачиваемых работах. Вследствие несоответствия темпов роста заработной платы осужденных их расходам и сокращения помощи родственников существенно обострилась проблема обеспечения их питанием и другими товарами первой необходимости.

Таким образом, если в совокупности оценивать условия жизни в местах лишения свободы, в том числе бытовые, то следует прийти к выводу, что эти условия сами по себе становятся причиной высокой эмоциональной, межличностной и межгрупповой напряженности, тревожности, раздражительности. Эти индивидуально-психологические и социально-психологические явления и процессы в свою очередь порождают насилие, в том числе и как способ защиты. Иными словами, материальные факторы жизни осужденных создают их особую психологическую предрасположенность к насилию и поиску запрещенных законом путей улучшения своего положения, например, с помощью дачи взяток.

Насилие заложено в самой сути мест лишения свободы, поскольку в небольшой коллектив на ограниченном физическом пространстве попадают самые худшие в нравственном плане однополые существа. Это преступники, собранные вместе для проживания и работы в наихудших условиях, т. е. люди, в жизни которых преступление не предположение, не возможность, а уже свершившийся факт, способ, с помощью которого они уже решали свои жизненные проблемы, и многие – неоднократно. По мере ограничения сферы общения осужденных, углубления противоречий между формальной и неформальной нормативно-ценностной системами конфликты становятся острее. Увеличивается их латентный период и реже восстанавливаются позитивные отношения между участниками конфликта. В таких условиях затрудняется контроль за протеканием конфликтов со стороны администрации. Если в воспитательных колониях и колониях общего вида режима администрация может разрешать каждую вторую конфликтную ситуацию, то в учреждениях строгого вида режима эта доля падает до 20–25 %. Кстати, многие осужденные считают, что порядка было бы больше, если бы начальник отряда меньше зависел и от руководства колонии, и от коллектива осужденных.

Конечно, так рассуждает нехудшая часть осужденных, и с этим мнением можно согласиться. Более того, необходимо отметить существование определенной зависимости между стилем руководства отрядом со стороны его начальника и характером отношений актива с лидерами неформальных групп. В данном случае стиль руководства связывается с тем, какие нормы (формальные или неформальные) в основном поддерживаются начальником, насколько он контролирует положение в подчиненном ему сообществе людей, а все это тоже влияет на уровень насилия. Если руководитель придерживается главным образом официальных предписаний, если он твердо проводит свой независимый курс, знает все наиболее важные события и ситуации в отряде, агрессивные действия там редки. При этом он, конечно, должен ориентироваться и на неформальные общечеловеческие ценности, которые присущи и преступникам. Такая ориентация способна еще больше укрепить его авторитет, сделать его носителем справедливости.

Среди причин преступного насилия в местах лишения свободы особое место занимают те, которые связаны с недостатками и упущениями в деятельности администрации. Указанные недостатки имеют не только прямое криминогенное значение, но и существенно затрудняют процесс исправления осужденных.

В целом указанные недостатки можно сгруппировать следующим образом: 1) применение представителями администрации насилия к осужденным (от словесных оскорблений до рукоприкладства), что может вызвать ответную агрессию в отношении не только должностных лиц, но и других преступников; 2) попытки добиться некоего подобия дисциплины путем подстрекательства к физическим расправам одних осужденных (как правило, неформальных лидеров и их окружения) над непокорными; такое иногда бывает в колониях для несовершеннолетних; 3) несправедливое разрешение возникающих в среде преступников конфликтов, причем наиболее опасны и аморальны случаи, когда предпочтение отдается явно более сильному или заведомо неправому, например «вору в законе» или другому подобному лидеру; 4) нежелание администрации вообще вмешиваться в конфликты между преступниками; 5) неумение, а иногда нежелание администрации защитить обижаемого, отвергаемого, что, помимо всего прочего, создает общую атмосферу «беспредела», укрепляя уверенность лишенных свободы в том, что они полностью во власти произвола; 6) сокрытие фактов насильственных преступлений от учета, нежелание реагировать на них, что формирует цепную реакцию агрессии и жестокости; 7) непонимание, что в современных условиях унижение личного достоинства, в какой бы форме оно ни проявлялось и от кого бы ни исходило, воспринимается крайне болезненно; столь же остра реакция осужденных на помехи в получении материальных благ, в первую очередь продуктов питания, а также препятствия в общении с родными и близкими, другими лишенными свободы, в проведении досуга и т. д.; 8) неудовлетворительная организация охраны и надзора за осужденными, слабый контроль, в том числе оперативный, за их поведением.

Администрация многих пенитенциарных учреждений не в должной мере отдает себе отчет в том, что она должна строже регулировать и контролировать процессы, протекающие в субкультуре осужденных. Это совершенно необходимое условие для повышения эффективности деятельности по исправлению преступников, а значит, и по профилактике правонарушений в их среде.

Администрация, безусловно, должна быть высшим авторитетом для осужденных, ни в коем случае не уступая здесь позиции «ворам в законе» и другим лидерам преступного мира. В этой связи необходимо подчеркнуть, что представители администрации в глазах осужденных должны быть носителями идеи справедливости, т. е. каждый из них должен быть уверен, что именно у администрации и ни у кого другого он найдет справедливое решение своей проблемы. Справедливость – одна из самых высоких ценностей среди людей, лишенных свободы, во имя ее обеспечения совершаются многие насильственные акты.

Криминогенное значение могут иметь недостатки и упущения в воспитательной деятельности мест лишения свободы. Их можно сгруппировать следующим образом:

1. Отсутствие дифференцированного воспитательного воздействия на осужденных. Сейчас еще плохо выявляют субъективные причины, которые привели данного человека к совершению преступления и могут вновь породить преступное поведение. Воспитательное воздействие на взяточника, например, сейчас практически такое же, как на осужденного за убийство.

2. Сотрудники исправительных учреждений недостаточно владеют приемами и навыками педагогического воздействия на осужденных, не умеют профессионально использовать данные о психологии личности конкретного лица (если такие данные имеются) в своей воспитательной работе.

3. В пенитенциарных учреждениях отмечается низкий уровень общеобразовательного обучения осужденных, которое, как известно, обладает немалым воспитательным потенциалом. Во многом утрачены воспитательные возможности труда.

Когда подозреваемый или обвиняемый в совершении преступления берется под стражу, особенно если это происходит с ним впервые, данное обстоятельство воспринимается и переживается как сильнейший стресс. Поэтому человек мобилизует все свои внутренние ресурсы для защиты от обвинения, сохранения собственного достоинства, отпора возможной агрессии со стороны тех, кто тоже лишен свободы, и т. д. В связи с этим у него почти не остается сил на то, чтобы разобраться в себе самом, в содеянном, определить собственную вину и меру ответственности, чтобы прийти к подлинному покаянию, а не просто к формальному признанию себя виновным, что обычно не имеет ничего общего с покаянием. Обвиняемый во время суда, а затем и после осуждения, если он направлен для отбывания наказания в места лишения свободы, также продолжает находиться в обороне, что продолжает мешать ему сосредоточиться на субъективных нравственных проблемах; осужденные, как показало специальное исследование, чаще всего думают о разных, действительных и мнимых, несправедливостях, допущенных по отношению к ним, пытаются хоть как-то восполнить то, что отнято у них тюрьмой. Понятно, что и здесь у них мало возможностей сосредоточиться на своей вине и прийти к действительному покаянию.

Пока что пенитенциарная практика, воспитательная прежде всего, очень мало делает для того, чтобы разорвать этот незримый порочный круг, который способствует совершению новых преступлений, в том числе в местах лишения свободы.

Что касается преступлений, совершаемых сотрудниками пенитенциарных учреждений, то они вызываются как общими причинами, порождающими преступность, так и специфическими для этих учреждений. Во-первых, это упомянутые выше удаленность многих из них от крупных городов и изолированность, что приводит к снижению общей культуры сотрудников, огрублению нравов, примитивизации потребностей. Во-вторых, труд пенитенциарных работников оплачивается низко, у них плохие жилищно-бытовые условия жизни. Между тем поборы с осужденных и родственников представляют собой доступный и несложный способ улучшения их материального положения.

В местах лишения свободы сейчас работает 344,7 тыс. человек. Причины, порождающие преступления как арестованных и осужденных, так и представителей администрации мест лишения свободы, должны быть объектом профилактического воздействия. В частности, необходимо: строже контролировать жизнь осужденных, особенно конфликты в их среде, справедливо разрешать конфликты, принимать меры к нераспространению тюремной субкультуры; обеспечивать защиту жизни, здоровья, чести и достоинства лишенных свободы; не допускать проникновения к ним алкоголя, наркотиков и других запрещенных предметов, пресекать все связи, которые могут привести к нарушениям правопорядка. Не меньшее значение имеет улучшение воспитательной работы в колониях и иных заведениях, укрепление контроля за их деятельностью со стороны вышестоящих органов Министерства юстиции Российской Федерации, прокуратуры и общественных организаций.

По инициативе Министерства юстиции Российской Федерации утверждена Федеральная целевая программа «Реформирование уголовно-исполнительной системы на 2002–2006 годы», которой предусмотрено введение в ближайшие 5 лет дополнительно 46 тыс. мест для содержания обвиняемых и подозреваемых, 215 тыс. кв. м жилья для сотрудников следственных изоляторов и тюрем, обеспечение работой 40 тыс. осужденных.

При исправительных колониях функционируют 282 вечерние общеобразовательные школы и 205 учебно-консультационных пунктов, где получают образование более 60 тыс. осужденных, действуют 286 церквей и храмов, 662 молитвенные комнаты. Медицинское обслуживание осужденных и подследственных обеспечивают 119 больниц различного профиля, а также медицинские части и здравпункты в каждом учреждении.

Литература

Основная

Криминология: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. М., 2002.

Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е.

Психология преступления и наказания. М., 2000.

Дополнительная

Наказание и исправление преступников / Под ред. Ю. М. Антоняна. М., 1992.

Антонян Ю.М., Бойко И.Б., Верещагин В.А.

Насилие среди осужденных. М., 1994.

Сундуров Ф.Р.

Лишение свободы и социально-психологические предпосылки его эффективности. Казань, 1988.

Характеристика осужденных к лишению свободы. По материалам специальной переписи. 1999. Т. I и II / Под ред. А.С. Михлина. М., 2001.

Антонян Ю.М., Канунник А.И., Кулинич В.В.

Исправление и перевоспитание осужденных, неадаптированных к условиям ИТК. М., 1987.

Конфликты среди осужденных и профилактика правонарушений в местах лишения свободы / И.В. Шмаров и др. М., 1981.

Кашуба Ю.А., Пономарев С.Н.

Основы современной уголовно-исполнительной политики России в отношении несовершеннолетних. Рязань, 2002.

Стерн В.

Грех против будущего. Тюремное заключение в мире. М., 2000.

Панкратов Р.И., Тарло Е.Г., Ермаков В.Д.

Дети, лишенные свободы. М., 2003.

Старков О.В.

Введение в криминопенологию. Уфа, 1997.


<